Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№11, Ноябрь 2019

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОВЕСТКА ДНЯ

Владимир ПУТИН
Азия и Россия в глобальном мире

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Заседание Комитета ГД по образованию и науке
Образование и бюджет

АКЦЕНТ

Георгий САВИЦКИЙ
Украинское общество: путь в никуда

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Виктор ГУЩИН
Националисты на службе нацистов

ДИСКУССИЯ

Владимир САБИНИН
Мир ждёт перемен

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Вячеслав СУХНЕВ
Пролив Измены

КОНТЕКСТ

Борис КУРКИН
Вынос

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Говорит Москва!
Совинформбюро

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Украина подписала план Штайнмайера — прежде всего для того, чтобы не портить отношений с европейцами, хотя недавно Зеленский и обвинял их в недостаточной помощи Украине. План подписан, но при этом взорвался политический Киев. На этом фоне Зеленский дал понять, что не собирается следовать формуле Штайнмайера, хотя этот немецкий план позволяет Украине плавно войти в процесс выполнения Минских соглашений. Надо понимать теперь, что в ближайшее время никаких подвижек в выполнении этих соглашений просто не будет.

Кто-то скажет: ну и что? Пять лет не выполняется план, и ещё пять лет не будет выполняться — с тем же эффектом. Такой подход устарел, потому что ситуация на Донбассе сегодня изменилась кардинально. Напомню хотя бы, что в самопровозглашённых республиках выдают российские паспорта. А это значит, что к тому времени, когда Киев созреет до проведения хоть каких-то выборов на Донбассе, там могут оказаться только граждане России. И тут вопрос: а нужны ли им будут украинские выборы? Значит, Минские соглашения в таком случае нельзя будет выполнять, и мы вступим в мир «после Минских соглашений». По мнению некоторых экспертов, мирное урегулирование на Донбассе всё ещё возможно, и попытки развести воюющие стороны, предпринятые администрацией президента Зеленского, такую возможность подтверждают.

Президент Путин в начале октября выступал на энергетическом форуме в Санкт-Петербурге, а также на заседании Валдайского клуба. Он сделал несколько значимых политических заявлений, в том числе по Украине. Вот, в частности, как он оценил работу Зеленского: «Запрос общества на урегулирование очевиден. Я думаю, на основе этого запроса господин Зеленский так убедительно выиграл выборы. Люди ждут решения проблем на Украине. Если у него хватит политического мужества, силы довести это до конца, он утвердится как честный и мужественный политик, способный добиваться выполнения принятых решений. Я думаю, это его искреннее убеждение».

Наталья Юрьевна Никанорова является министром иностранных дел Донецкой Народной Республики и полномочным представителем республики на переговорах в Минске. Я спросил у неё: чувствует ли она изменения в позиции Киева? Есть ли какие-то надежды хотя бы на минимальный прогресс в реализации минских соглашений? Она ответила: «Изменение позиции чувствуется уже по тому, что подписана формула Штайнмайера. Это реальный прорыв за всё время Минского процесса. Все решения, которые принимались в Минске до этого подписания, были точечными: перемирие, обмен пленными, мероприятия экономического характера. Они не вели к долгосрочному урегулированию. Республикам пришлось добиваться четыре года, чтобы украинская сторона поставила свои подписи под формулой Штайнмайера».

Зеленский тут же заявил, что этот шаг сопровождается целым рядом условий: «Если мы хотим, чтобы выборы состоялись в соответствии с законодательством Украины, там не может быть пулемётов, и граница должна быть нашей. Это всё надо прописывать. Выборы должны проходить в соответствии с нашим законодательством. Мы никогда не пойдём на то, чтобы проводить выборы, когда там есть военные».

А ведь Минские договорённости для Украины безальтернативны. Хотя бы потому, что другого способа удержать Донбасс просто нет. Тогда как продвигают нас к выборам те условия, которые сегодня выставляет Зеленский? Если Украина собирается проводить выборы на Донбассе на основе украинского законодательства, а не на основе Минских соглашений, то это путь в никуда. Ведь все условия прописаны в комплексе мер, который уже одобрен Советом Безопасности ООН.

***

Принцип народного суверенитета ещё никто не отменял. А у меня такое ощущение, что наши «партнёры» просто не понимают: люди на Донбассе хотят жить по своим предпочтениям. Мало того, «партнёры» убеждены, что люди на Донбассе не обладают полной свободой воли, что там очень сильно российское военное и политическое присутствие. Исходя из этого, надо считать, что основным партнёром Украины по переговорам является российское правительство, а не республики Донбасса.

В Киеве надеются, что можно не выполнять Минские соглашения. Но для Москвы такого решения не существует. Во время заседания Валдайского клуба журналист Марина Ким спросила Сергея Лаврова: есть ли какой-то план «б» по Минским соглашениям? И наш министр иностранных дел ответил: никакого план «б» быть не может, потому что Минские соглашения — это база, на которой всё выстраивается. Сначала закон об особом статусе Донбасса и фиксация этого статуса в конституции, а потом проведение выборов. «Пётр Порошенко на нормандском формате заявил, что не может предоставить особый статус. Откуда, мол, он знает, кого «они» там выберут! Как видите, совершенно контрпродуктивный, а главное, неправовой подход».

Франк-Вальтер Штайнмайер, будучи министром иностранных дел, предложил компромиссную формулу, устраивающую все стороны. Минские соглашения поэтому безальтернативны. А для Киева это не факт — там не собираются их выполнять. Или мы уже живём после Минска, играя без правил, о чём много говорили на Валдайском клубе? Это была центральная тема заседания клуба — мир без правил. Может быть, Киев решил подхватить эту современную тенденцию и сыграть по-своему? Но ему следует хорошо просчитать, чем это может закончиться.

Некоторые политики уверены, что Россия слишком жёстко ведёт себя в отношениях с Украиной. Мол, может так случиться, что Россия получит на своих границах «вторую Польшу», такое государство, граждане которого поколениями будут ненавидеть Россию. А могла бы получить в лице Украины дружественно настроенного партнёра.

Тогда как рассматривать жителей Донбасса? Мы рассматриваем их как людей, не желающих разделять с украинской властью убеждения, что бандеровцы и националисты — герои, что Россия — враг, а русский язык не имеет права на существование в Украине. В Киеве на жителей Донбасса смотрят как на сепаратистов, врагов единства и независимости, которых можно и нужно принуждать к существующему украинскому «порядку», а несогласных — убивать. Заявляя о том, что Донбасс — часть Украины, а жители его — граждане Украины, киевские власти, тем не менее, ведут постоянные обстрелы мирных населённых пунктов. Тут надо определяться. Если Донбасс — это Украина, то как тогда воспринимать методические разрушения жилых кварталов и коммуникаций Донбасса? На своей земле так себя не ведут...

Сколько это может продолжаться? Ведь совершенно очевидно: если Минские соглашения не выполняются, то Донбасс имеет право на свободу самоопределения, которая предусмотрена Уставом ООН.

Некоторые политические эксперты видят два выхода из ситуации на Донбассе. Первый — присоединение Донецка и Луганска к России, что чревато большими проблемами для нашей страны, и это хорошо сознают в российском руководстве. Второй выход — возвращение мятежных республик в Украину при широкой автономии и таком же их широком влиянии на политическом поле. Придётся выбирать. Люди, живущие на Донбассе, имеют такое же право самостоятельно определять своё будущее, как и люди в любой другой части земного шара. Если народ Донбасса не захочет, он не вернётся в Украину. И это хорошо должны сознавать все, кто не собирается выполнять формулу Штайнмайера и Минские соглашения.

Заставлять людей силой осуществлять выбор нельзя. В ХХ веке, когда создавалась Организация Объединённых Наций, на планете было 50 государств. Сейчас 193 — только членов ООН. Большинство из них реализовали своё право на самоопределение — это нормально в современном мире. Когда Украина захотела получить независимость от Советского Союза, она её получила, и никто силой не удерживал в составе СССР. Что хочет народ Донбасса — это право народа. И Россия под любыми внешними давлениями не будет покушаться на это суверенное право, потому что Россия, в отличие от многих государств, является суверенным центром силы, следующим собственным национальным интересам.

В Киеве говорят о строительстве украинской Украины как альтернативы Русскому миру. Тогда было бы логично отпустить Донбасс, чтобы не впускать Русский мир в Украинский. Но там хотят насильно развернуть Донбасс к Украинскому миру. Хотя многие политики на Украине понимают, что националистическую «украинскую Украину» не построить никогда. Здравомыслящие политики считают, что мирная Украина должна быть мостом между Востоком и Западом. Хорошая идея, но Россия уже давно является таким мостом. Значит, Украине надо не копировать чужие стройки, а планировать свои.

Зеленский получит колоссальный мандат на управление, но если он будет постоянно оправдываться перед националистами, то потеряет вотум доверия. Украина своего добилась — она стала звездой мировой политики, в том числе американской. Она теперь замещает Россию в качестве внешнеполитической темы. Но вот вопрос: понимали ли американцы, когда поддержали Майдан 2014 года, что такое Украина? А ведь уже тогда она была страной мультикультурной, сложной и в то же время расколотой. Эта страна нуждается в развитии. Махатма Ганди, которому недавно исполнилось 150 лет, сказал: «Лучший способ найти себя — перестать прислуживать другим людям». Этот совет, думаю, надо адресовать Киеву.

***

На заседании Валдайского клуба много говорили о том, что исчезли все правила игры. Это хорошо демонстрирует в последнее время американский Белый дом. И теперь вопрос: как иметь дело с Америкой, когда президент заявляет и решает одно, а его команда говорит и делает другое. Безусловно, никто не собирается вступать в конфронтацию с Соединёнными Штатами. И никто не высмеивает Америку, во всяком случае, не больше, чем тот же канал CNN. Но выстраивать отношения с такой Америкой очень сложно. Если не невозможно.

В Государственной Думе есть группа по связям с американским Конгрессом. Возглавляет группу Инга Юмашева, молодой энергичный депутат. Она поехала в Америку на мероприятие, посвящённое Форту Росс. Её задержали в аэропорту Нью-Йорка, час допрашивали агенты ФБР и предлагали разного рода «варианты». Это беспрецедентное нарушение каких-либо норм — и дипломатических, и этических. Совершенно очевидно, что в таких условиях никаких контактов по межпарламентской линии между Россией и США в ближайшее время просто не будет. То же самое происходит почти на всех остальных направлениях сотрудничества. Оно оказывается наказуемым для людей с российской стороны, которые это сотрудничество осуществляют.

Для Российской политики всё это означает одно: мы должны оставаться суверенным центром силы, отстаивающим собственные национальные интересы.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru