Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№12, Декабрь 2019

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА

XIII Ассамблея Русского мира
ПРОСТРАНСТВО ПАМЯТИ И СЛАВЫ

XIII Ассамблея Русского мира
ПИСАТЕЛЬСКИЙ «КРУГ»
Язык и литература: как они выживают

ПОВЕСТКА ДНЯ

Идрис РАБАДАНОВ
Южный треугольник

ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА

Александр НЕКЛЕССА
Борьба за будущее

ДИСКУССИЯ

Владимир САБИНИН
Мир ждёт перемен

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Вячеслав СУХНЕВ
Пролив Измены

КРУГ ЧТЕНИЯ

Михаил КРИНИЦЫН
Об истории — честно

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Ударная сила Ставки

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Поддержка родных языков не только филологическая задача — это вопрос государственной политики. Об этом шла речь на форуме «Языковая политика: общероссийская экспертиза», который состоялся в Москве 25 октября. Участвовали в форуме учёные-филологи, преподаватели русского языка и языков народов России, представители законодательных и исполнительных органов власти.

Вот названия лишь некоторых тем, прозвучавших на форуме. «Дополнения к стратегии развития бурятского языка», «Уникальный медиакурс по изучению чукотского языка», «Актуальные вопросы преподавания и изучения хакасского языка в Республике Хакасия». Были доклады и на более общие темы. Например, «Языковой капитал и языковая модель россиянина» или «Изучение родной литературы в контексте общероссийского культурного пространства». Даже из этого перечня видно, что в стране есть неравнодушные учёные, готовые внести серьёзный вклад в решение проблемы сохранения родных языков.

Выступая на пленарном заседании, я процитировал стихотворение великого поэта Расула Гамзатова «Родной язык». Там есть такие строки:

И, смутно слыша звук родимой речи,

Я оживал, и наступил тот миг,

Когда я понял, что меня излечит

Не врач, не знахарь, а родной язык.

Кого-то исцеляет от болезней

Другой язык, но мне на нём не петь,

И если завтра мой язык исчезнет,

То я готов сегодня умереть.

Родной язык — это основа культурного кода, любой идентичности, любого этноса. Есть страны более многоязычные и полиэтничные, чем Россия. Это, например, Индия, где соседствуют 420 языков, или Индонезия — 570, и так далее. Но нигде в мире не уделяется такое внимание сохранению родных языков, как в нашей стране. В Российской Федерации только государственных языков — 35. Больше 80 языков используются в образовательной системе, существует государственная политика поддержки родных языков.

Как председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке могу напомнить, что в прошлом году парламент принял поправки в закон об образовании, которые позволили сделать и русский язык одним из родных языков в качестве предмета обучения. Мы дали право родителям или другим законным представителям учеников выбирать родной язык для изучения в школе. Предложили идею создания Фонда поддержки родных языков, и он был создан.

В то же время ситуация с преподаванием родных языков далека от благополучной. По большинству из тех 86 языков, которые используются в системе образования, нет ни стандартов, ни учебников, ни преподавателей. Можно предъявить претензии к составу сформированного Фонда поддержки родных языков. Но говорить надо, прежде всего, о недостаточном финансировании. Предложения, которые были представлены президенту Российской Федерации, реализованы в бюджете фонда только на треть. Это значит, что его операционные возможности будут значительно ниже уровня, необходимого для решения базовых задач.

Есть проблемы с федеральными государственными образовательными стандартами. Специалисты нашего Комитета внимательно их рассмотрели. В поддержке родных языков федеральные стандарты не дотягивают, в них вообще нет понятия государственных языков.

К сожалению, не решаются и проблемы, связанные с учебниками родных языков и особенно на родных языках. Они и не будут решены с тем финансированием, которое существует сегодня в Фонде поддержки родных языков. Нужны усилия субъектов Федерации и дополнительные федеральные ресурсы. Нужны квалифицированные авторы и научная экспертиза. Ведь экспертов зачастую элементарно не хватает. Значит, встаёт вопрос о науке, и эта научная сфера в последние десятилетия развивалась не самым лучшим образом.

Остро стоит и проблема подготовки кадров — учителей, которые будут преподавать родные языки и на родных языках. В системе педагогического образования этой проблеме уделялось не первостепенное внимание. Особенно тревожной представляется ситуация с подготовкой кадров для преподавания языков коренных и малочисленных народов. По существу, их подготовка шла на базе одного Института (сейчас — Университета) имени Герцена в Санкт-Петербурге. Затем преподавание было прервано, а сейчас восстанавливается, но с большим трудом.

25 июля 2018 года Государственная Дума рассмотрела в третьем, окончательном чтении резонансный проект федерального закона № 438863-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в части изучения родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков республик, находящихся в составе Российской Федерации. Тогда, представляя документ в третьем чтении, я отмечал, что, голосуя за него, парламент тем самым решает задачу государственной важности.

Закон фиксирует обязательность изучения родного языка в федеральных государственных образовательных стандартах (ФГОС). Это было началом большого пути, который должен привести, безусловно, к усилению внимания государства к проблеме родных языков. Мы должны еще многое сделать для того, чтобы заработали образовательные программы по родным языкам, чтобы было максимальное количество профессионально написанных учебников.

Тогда, обсуждая закон, мы приняли постановление, где зафиксировали необходимость направления на эти цели серьёзного бюджетного финансирования, и не только регионального, но и федерального. После пришлось убеждать министерство финансов в необходимости серьёзной поддержки закона. Как его поддерживают, я уже сказал. Поэтому приходится повторить: сохранение родных языков России — задача государственной политики, определённая президентом.

***

Недавно я выступал на общем собрании Российской академии наук. Я всегда считал, что наука, воплощённая в реальной жизни, составляет сейчас основу могущества любого государства. Страны, «проспавшие» научно-техническую революцию, по существу, становятся аутсайдерами мирового развития. Это хорошо понимают и в российском руководстве, и в российской научной среде, и в законодательном сообществе. В то же время могу лишь с огромным сожалением отметить, что негативные тенденции, о которых шла речь на прошлом собрании РАН, не претерпели заметных изменений к лучшему. А говорили мы тогда в том числе о законодательном регулировании научной сферы и её финансировании.

Продолжается работа над законом о науке и научно-технической деятельности. В Государственной Думе вместе с руководством Российской Академии наук несколько раз обсуждались все положения законопроекта. В принципе, по мнению многих депутатов, проект готов для внесения в Думу, однако теперь уже руководство РАН взяло паузу. Объясняют это желанием более глубоко вникнуть в проект, и, может быть, иначе структурировать законодательное регулирование деятельностью Академии.

Остаётся только выразить уверенность, что в контакте с РАН и минобрнауки удастся подготовить действительно хороший, полезный для отечественной науки закон.

Отдельно надо остановиться на проекте федерального бюджета, который сейчас рассматривается в Государственной Думе. В законопроекте предусмотрено определённое увеличение расходов на науку, однако не всё так замечательно. Хочу напомнить, что до сих пор не выполнен майский 2012 года указ Президента, в соответствии с которым уровень расходов на науку должен составлять 1,77 процента от ВВП. В нынешнем бюджете предусмотрено 1,11 процента ВВП, то есть в полтора раза меньше, чем было предписано Президентом Российской Федерации семь лет назад.

В результате продолжается существенное отставание России по расходам на науку от других ведущих держав. Если в позапрошлом году по объёму государственных расходов на науку мы отставали от США в 28 раз, то в этом году отстаём в 33 раза. От Китая отставали в 18 раз, сейчас — в 22 раза, от Германии отстаём в 8 раз, от Южной Кореи — в 4 раза. Может нас устроить такой уровень финансирования? Ясно, что нет.

К сожалению, нас не всегда слышит правительство, готовя проект бюджета. Депутаты на многих площадках буквально взывали, чтобы в структуре федерального бюджета появился единый раздел по науке. Это действительно необходимо, потому что расходы на науку размазаны по разным разделам, и это существенно затрудняет понимание и анализ общей картины.

Недавно мы рассматривали поправки к проекту бюджета в Комитете Государственной Думы по образованию и науке. Так вот, представители федеральных министерств не смогли ответить на вопрос: какая сумма и по каким статьям в бюджете Российской Федерации выделена на программу развития искусственного интеллекта. То есть законодатели не обнаружили чёткого целеполагания в нашей бюджетной политике, особенно в части, касающейся научной области.

Среди многих важных вопросов, рассмотренных на ноябрьской сессии РАН, надо отметить темы, так или иначе связанные с нашей идентичностью, с идеями академика Валерия Тишкова. А говорит он, напомню, о таких понятиях, как «многонародная российская нация». Развивая мысль академика, нужно отметить, что такая многонародная нация не стала, в отличие от Соединённых Штатов, плавильным котлом. Она бережно сохраняет малые этносы и их языки.

Наше единство и мощь — в нашем национальном многообразии. А к чему приводит ситуация «плавильного котла», мы видим на Украине. Там решили «заплавить» всех в один украинский народ с одним официальным языком. В России же, как я говорил, только государственных языков — 35, а преподавание ведётся на 86 языках. Вот в этом и заключается наша сила. Именно единство всех народов и наций Советского Союза смогло одолеть коричневую чуму XX века и привести к великой Победе, 75-летие которой мы будем отмечать в следующем мае.

Продолжая размышлять над идеями «плавильных котлов», нельзя не вступить в полемику со сторонниками так называемой универсальной цивилизации. В чём будущее человечества? В размывании всех этнических и цивилизационных отличий при строительстве «единого мира» или в мирном сосуществовании самобытных цивилизаций, история которых насчитывает сотни и даже тысячи лет? Ответ, конечно же, очевиден.

Говоря о пространственном развитии России и её обустройстве, о сотрудничестве нашей страны с другими великими цивилизациями, надо вновь выделить роль науки. Могу назвать деятельность учёных в последние десятилетия по большому счёту подвижнической. В 1990-е годы, когда экономика упала и всё было недофинансировано, страна потеряла большое количество учёных, которые ушли из профессии или не пришли в профессию. В 1991 году число учёных в нашей стране составляло 1 600 000 человек, сейчас — меньше 600 000. Этот показатель рос в последние годы, но сейчас наблюдается, скорее, тенденция к стагнации.

Вот почему, возвращаясь к вопросу о финансировании, забота государства о науке должна проявляться более активно. Да и нашей Академии нужно становиться более авторитетной интеллектуальной силой. Для этого у неё есть все возможности. Граждане нашей страны верят, что наша наука всегда будет на самых передовых рубежах.

Вячеслав НИКОНОВ

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru