Май 2004 :: Станислав Кувалдин. Бархатная перчатка для железного кулака.

Джозеф С. Най. Мягкая сила. Средства достичь успеха в мировой политике. (Joseph S. Nye. Soft Power. The Means to success in world politics//N.Y. Public Affairs, 2004)

«Каждый хорошо знаком с жесткой властью. Мы знаем, что военная или экономическая сила может заставить других изменить свою позицию. Жесткая сила может основываться на побуждении (пряник) или угрозах (кнут). Однако иногда вы можете добиться желаемых результатов и без осязаемых угроз или выплат». Основываясь на этом постулате Джозеф Най – один из известных американских специалистов в области международных отношений, заместитель министра обороны в администрации Клинтона, а ныне декан Школы управления имени Кеннеди в Гарвардском университете – предлагает особое понятие «мягкая сила», применимое к различным феноменам современной мировой политики. Само понятие сформулировано и впервые использовано Джозефом Наем еще в начале 1990-х годов и с тех пор достаточно прочно вошло на Западе в политический и научный обиход. Его новая книга «Мягкая сила», посвящена подробному анализу этого фактора международной политики.

Джозеф Най определяет смысл силы как возможность добиться от других желаемых результатов. Такая возможность зависит от наличия у тебя тех или иных ресурсов осуществления власти, умения их применять, а также «контекста», то есть условий для их эффективного применения. В рамках международных отношений, иные ресурсы власти выглядят очевидными – это экономическая и военная мощь государства. Именно эти ресурсы Най определяет как «жесткую силу» по силе и однозначному характеру их воздействия. Однако только на этом властные ресурсы государства не исчерпываются – по мнению Джозефа Ная важную роль при стремлении добиться от других желаемых результатов играют также и другие факторы: культура страны, исповедуемые государством политические принципы и проводимая им внешняя политика. В том случае, если данные факторы могут работать на повышение привлекательности образа государства, они образуют особый ресурс, определяемый Наем как мягкая сила. Она, по его мнению, побуждает политических лидеров или общественность с большим понимаем относиться к политике, проводимой твоим государством, и тем самым зачастую позволяет добиться желаемых целей без непосредственного использования военных или экономических ресурсов.

По мнению Джозефа Ная при современных тенденциях развития значение мягкой силы в общем властном балансе каждого государства должно неминуемо возрастать. В частности Най анализирует тенденции к сокращению возможностей применения развитыми государствами военной силы для разрешения собственных проблем – из-за взаимного переплетения экономик, больших издержек, связанных с применением некоторых форм современного оружия, прежде всего, ядерного, а также снижение значения военной доблести и славы в шкале ценностей современных постиндустриальных обществ. Особое внимание он обращает на то, что в нынешнюю эпоху информационной революции фактор привлекательности той или другой страны играет гораздо большее значение, чем раньше. Что же касается экономического аспекта вопроса, то мягкая сила позволяет сократить многие издержки, связанные со стимулированием других государств к необходимым действиям исключительно путем материального поощрения. В настоящее время, по мнению автора книги, мягкая и жесткая сила в мире крайне переплетены и увязаны друг с другом.

Внимание автора сосредоточено главным образом на исследовании природы мягкой власти Соединенных Штатов Америки. Исходя из собственного определения мягкой власти как совокупности привлекательных для других государств аспектов национальной культуры, исповедуемых политических ценностей и проводимой внешней политики, Джозеф Най подробно останавливается на каждом из этих источников мягкой власти применительно к Америке.

В частности автор высоко оценивает возможности американской культуры в качестве источника мягкой силы Америки. В первом случае Най обращает внимание на большую роль американских образовательных центров, служащих точками притяжения для студентов из разных государств. Значительное количество выпускников Американских университетов, составляющих государственные элиты, формирует крайне важный ресурс благожелательного отношения к Америке за ее рубежами. Среди прочего, Джозеф Най указывает на важную роль проведения американо-советского студенческого научного и культурного обмена в годы «холодной войны» и в частности обращает внимание на то, какое влияние оказала стажировка в Колумбийском университете в 1958 году на мировоззрение будущего «прораба перестройки» Александра Яковлева.

Най признает также важный вклад в формирование мягкой силы США американской массовой культуры. Она получила поистине всемирное распространение, а кроме того в ее основных образцах присутствуют «послания» свободы, раскрепощения и демократизма, что так или иначе находит отклик у жителей разных стран и представителей различных культурных традиций. В частности, Най обращает внимание на большой эффект, оказанный распространением образцов американской и вообще западной массовой культуры в странах Восточного блока в период «холодной войны» (что до некоторой степени повторяется в настоящее время в Китае). Интересно мнение исследователей о том, что массовое распространение популярной американской культуры в странах Западной Европы и Японии после Второй мировой войны оказало свое воздействие на общую демократизацию европейских и японского обществ. Впрочем, Джозеф Най отмечает возможные негативные последствия распространения американской массовой культуры для американской же мягкой власти – в частности, пренебрежительное отношение к ее образцам среди аристократических и высокообразованных слоев европейского общества, а также неприятие «распущенности» американской культуры многими в мусульманском мире и других традиционных обществах. Тем не менее, культура остается крайне важным ресурсом мягкого американского воздействия.

Политические и социальные ценности, исповедуемые Соединенными Штатами, с точки зрения автора книги, в целом вызывают позитивное отношение к стране, а потому служат источником мягкой власти, однако принцип двойных стандартов и отказ от следования данным принципам в собственной политике могут серьезно уменьшить значение данного источника. Одним из ударов по американской мягкой власти автор считает, например, чрезмерный отказ от многих политических свобод в нынешнем антитеррористическом законодательстве в США, а также бессрочное и практически бесконтрольное содержание подозреваемых в терроризме на базе в Гуантанамо. Это вызывает беспокойство различных общественных сил в Европе и снижает позитивный образ Соединенных Штатов. Главной опасностью для мягкой силы США в вопросах внешнеполитического курса бывший заместитель министра обороны США Джозеф Най считает демонстративный отказ от консультаций с другими странами в выработке совместных решений по важным для США вопросам. Это приводит к восприятию США как высокомерной и заносчивой державы и затрудняет исполнение многих решений, как в политическом плане, так и в экономическом – нынешний Иракский кризис хорошо продемонстрировал все издержки политики американской администрации.

Джозеф Най оценивает мягкую силу, которой обладают или обладали другие ключевые игроки на международной арене. Несколько страниц в книге посвящено Советскому Союзу. Его Джозеф Най оценивает как откровенного неудачника, обладавшего в свое время колоссальным ресурсом мягкой власти благодаря коммунистическим идеям и победе во Второй Мировой войне, но растерявшего его в силовых акциях против стран Восточной Европы, неумелой пропаганде и неэффективной экономической политике. Мягкую силу Европы Най оценивает как очень высокую, однако считает, что стратегически этот ресурс не входит в противоречие с мягкой силой США и может дополнять ее при проведении умелой политики. Азиатский ресурс оценивается как недостаточный в настоящее время, но способный сыграть большую роль в будущем. Мягкой силой обладают также негосударственные международные организации – такие как Гринпис и «Врачи без границ», что также следует учитывать в современной политике. К международным негосударственным организациям относятся, в том числе и террористические. Международный терроризм, по мнению Ная, относится к силе, широко использующим как жесткую, так и мягкую силу - влияние террористических сил напрямую связана с тем, насколько оправданными морально кажутся их действия в глазах потенциальных сторонников. Соответственно и борьба с терроризмом также должна сочетать в себе использование как жесткой, так и мягкой силы.

Джозеф Най отдельно останавливается на вопросах наиболее эффективного применения мягкой силы Соединенными Штатами. По его мнению, Америке следует уделять особое внимание разъяснению собственных политических целей, оперативно оппонировать антиамериканским силам на информационном поле, а также быть готовой к ведению стратегических компаний и формированию благоприятного фона для важных политических инициатив США. В качестве примера Най приводит информационную работу, проведенную в начале 1980-х годов в европейских странах при решении о размещении в Европе американских ракет средней дальности. В ходе данной кампании европейских политиков удалось убедить дать согласие на этот шаг, несмотря на активную пацифистскую кампанию во всех странах Западной Европы, частично спонсируемую Советским Союзом.

Подобная информационная работа должна вестись через доступные средства массовой информации. Одной из важных политических ошибок США Джозеф Най считает сокращение финансирования и вещания после окончания «холодной войны» правительственных СМИ, таких как Голос Америки и ликвидацию в 1999 году Информационного агентства  Соединенных Штатов (USIA). По мнению автора информационную работу нельзя отдавать полностью в руки частных вещательных компаний. Ибо вещание далеко не на все важные с точки зрения государственных интересов США аудитории и регионы является коммерчески оправданным. Особое внимание Най предлагает уделить работе в интернете, поскольку он, хотя и не является общедоступным средством во многих странах, с большой вероятностью объединяет наиболее социально-активные и близкие к элитам слои населения разных стран, что является фактором особой важности. Не менее важным Джозефу Наю в повышении эффективности мягкой власти Америки кажется продолжение и расширение программ студенческого, научного и культурного обмена и привлечения иностранных студентов в американские образовательные учреждения.

Особо Джозеф Най рассматривает проблему Ближнего Востока. По его мнению, использование на Ближнем Востоке исключительно рычагов жесткой силы в случае с войной в Ираке уже показало свою ошибочность. К тому же на протяжении десятилетий в этом регионе Америка исходила из интересов сохранения стабильности и опиралась на традиционные авторитарные режимы. А во время ирано-иракской войны открыто поддерживала Саддама Хусейна, что очевидно шло в разрез с официально провозглашаемыми США политическими ценностями и не слишком способствовало усилению мягкой власти США в регионе. Между тем с точки зрения Джозефа Ная в долгосрочном плане достижение американских интересов в регионе невозможно без улучшения образа Америки и создания убежденности в справедливости преследуемых США целей у населения Ближнего Востока. Для этого потребуется многолетняя работа. По мнению Джозефа Ная следует опираться на некоторые сохраняющиеся у жителей региона аспекты положительного восприятия Америки – в частности как страны передовых технологий. Необходима широкая информационная работа США в регионе, в том числе использование для доведения своей точки зрения до ближневосточного общества арабских спутниковых телеканалов «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия». США должны участвовать в различных программах помощи ближневосточным странам в развитии современной инфраструктуры, образовательных и иных проектах. Особо важно, по мнению Джозефа Ная привлечение представителей арабских стран Ближнего Востока для получения образования в Соединенных Штатах.

Джозеф Най предлагает свою классификацию современных школ внешнеполитической мысли. Гамильтонианцы стараются проводить реалистичную политику, основанную на защите государственных и коммерческих интересов. Джексонианцы применяют во внешней политике методы, способные обеспечить популярность у американской публики, а потому особенно склонны к силовым мерам. Джефферсонианцы уделяют большое внимание вопросам демократических ценностей, однако рассматривают американскую демократию скорее как путевой маяк для других стран. Наконец, вильсонианцы одержимы миссией распространения демократии в мире как цели американской внешней политики.

Внешнеполитические неудачи США последних лет, связанные, прежде всего, с провалом попыток получить международное одобрение операции в Ираке, во многом определяются тем, что внутри администрации Джорджа Буша получила преобладание линия джексонианцев. К ним Най причисляет вице-президента Ричарда Чейни и министра обороны Дональда Рамсфелда, считавших, что возмездие за 11 сентября - лучшее оправдание для войны в Ираке. Най выделяет и вильсонианцев-неоконсерваторов, к которым он относит нынешнего заместителя министра обороны Пола Вулфовица. Эти политики полагали, что свержение диктатора и установление демократии является целью, оправдывающей саму себя и не требующей согласования с другими странами и международными внешнеполитическими институтами – ООН или НАТО. Соединение риторики обоих лагерей привело к созданию крайне негативного образа США на мировой арене, а неудача с поисками оружия массового поражения лишь добавила масло в огонь, что в целом нанесло серьезный удар по американской мягкой власти. Чтобы внешняя политика США служила источником мягкой власти, по мысли Джозефа Ная, требуется комбинация из совершенно других линий – джеферсонианской и гамильтонианской.

Как бы то ни было, Джозеф Най вводит особый критерий оценки успешности внешней политики государства, который во многом совпадает с категориями рекламы и пиара – то есть создание позитивного морального и культурного имиджа для привлечения к реализации собственных политических интересов как можно большей потенциальной аудитории. Возможно, построение внешней политики с учетом, в том числе и этих соображений – действительно ключ к успеху в информационную эру.

Станислав КУВАЛДИН