Февраль 2018 :: Идрис РАБАДАНОВ
Геополитика на Каспии

Каспийский регион издревле является территорией национальных интересов России и имеет огромное значение для экономики и безопасности государства, особенно в связи с геополитическими противостояниями на Ближнем Востоке, которые с каждым днём наращивают обороты. Прикаспийский регион постепенно превратился в пространство, на котором сфокусировалось внимание ведущих мировых держав.

Процессы, которые здесь протекают, напрямую затрагивают национальную безопасность Российской Федерации в экономическом и в военно-политическом плане. Тут следует подчеркнуть, что на Каспии переплетаются стратегические интересы региональных и внерегиональных субъектов мировой политики, таких как США, Евросоюз, Индия, Турция, Китай и некоторые другие страны евразийского континента.

Основным фактором напряжения в регионе является неустановленный правовой статус моря. После распада СССР раздел водоёма долгое время был и остаётся предметом неурегулированных разногласий, связанных с разделом каспийского шельфа нефти, газа, а также уникальных биологических ресурсов.

Каспийское море — крупнейший на Земле замкнутый водоём, который может классифицироваться как самое большое бессточное озеро либо как полноценное море, ложе которого сложено земной корой океанического типа. Протяжённость его с севера на юг составляет около 1200 километров, ширина с запада на восток — от 195 до 435 километров, площадь — около 371 000 квадратных километров, объём вод — 78 000 кубических километров, что составляет около 44% общих запасов озёрных вод на Земле. Максимальная глубина моря — 1025 метров. Уровень воды подвержен колебаниям и находится приблизительно на 27 метров ниже уровня Мирового океана. В Каспийское море впадает более 130 рек. Крупнейшей считается Волга, которая является основной центральной водной артерией России и искусственно связывает водоём по Волго-Донскому каналу с Мировым океаном, что позволяет морским судам Каспия выходить на его просторы.

Каспийский бассейн считается одним из богатейших в мире резервуаров энергоносителей. В нём сосредоточены большие запасы нефти, газа и биологических ресурсов. Залежи углеводородного сырья, сконцентрированы в разных зонах моря. По некоторым оценкам, доказанные и частично разведанные потенциальные запасы нефти составляют 48 млрд баррелей, а природного газа — 8,2 трлн кубометров. Каспий — кладезь уникальных биоресурсов, которые оцениваются в 2,9 млн тонн. В нём сосредоточено 90% мировых запасов осетровых рыб, в которых содержится не менее важный для потребления и экспорта товар — икра. В связи с этим рациональное использование биоресурсов моря является важным стимулом для сохранения и развития конструктивного сотрудничества прикаспийских стран.

Береговую черту с Каспием имеют пять прибрежных государств: Россия (Дагестан, Калмыкия и Астраханская область), Иран, Азербайджан, Туркмения и Казахстан. К бассейну моря, помимо пяти стран, имеющих непосредственный выход к Каспию, примыкают ещё четыре страны — Грузия, Армения, Узбекистан и Турция.

В советское время Каспийское море практически было внутренним водоёмом в границах СССР и лишь на юге омывало берега Ирана. Между Советским Союзом и Ираном действовали договоры «О дружбе» 1921 года и «О торговле и мореплавании» 1940 года, которые основывались на принципе «общей воды» и частично регулировали отношения. В них было подчёркнуто, что в Каспийском море могут находиться только суда СССР и Ирана. Условно говоря, что-то похожее на принцип кондоминиума: Каспийское море использовалось совместно, обе страны имели право пользования акваторией моря, а также могли держать там военно-морские силы и вести вылов рыбы.

Однако договоры не имели чётких положений о разграничении. Советский Союз, будучи мировой сверхдержавой, в одностороннем порядке Приказом НКВД СССР «Об установлении режима Каспийского моря» в 1935 году обозначил линию условного разграничения «Астара — Гасан-Кули». Иран эту линию в качестве морской границы юридически не признавал, а фактически не нарушал.

Сегодня статус водоёма официально не определён. Прикаспийские государства не могут договориться уже более двадцати лет о его разграничении. Реальное положение таково, что де-факто действует секторальное деление, а де-юре продолжают оставаться в силе устаревшие советско-иранские договоры по Каспию, которые, в свою очередь, устанавливают свободный режим судоходства для прикаспийских государств и общее пользование биоресурсами моря. Сложность проблемы усугубляется ещё тем, что в мировой практике, по сути дела, нет аналогов подобной запутанной юридической ситуации и, следовательно, нет прецедентов её решения. Однако есть чёткое понимание того, что Каспийское море, которое является крупнейшим замкнутым водоёмом в мире, должно иметь собственный юридический статус.

***

В военно-политическом плане из каспийского региона регулярно поступают тревожные новости. Например, в июле 2017 года в Вашингтоне в ходе двухсторонних консультаций по обороне между Казахстаном и США был подписан очередной пятилетний план военного сотрудничества на 2018–2022 годы. По некоторой информации, во время визита военной делегацией Казахстана под руководством заместителя министра обороны Республики Казахстан были проведены встречи с высокопоставленными чиновниками США, среди которых были представители министерства обороны, Бюро Национальной гвардии, армии и Национального университета обороны. Детали подписанного документа не разглашаются. По неофициальной информации, речь шла о программе по подготовке квалифицированных кадров для армии Казахстана. Напомню, что в ходе действия предыдущей подобной программы при содействии наших «западных партнёров» в Казахстане было создано миротворческое подразделение «Казбриг». Кроме того, страна, которую принято считать союзником России, с которой у нас с давних пор добрососедские отношения, заинтересована в создании собственного военно-морского флота на Каспии. По мнению некоторых экспертов в области геополитики, в этом ей будут помогать именно США и её союзники.

В последнее время с Казахстаном также активно сотрудничает и Китайская Народная Республика. Она в свою очередь проводит масштабную экономическую экспансию в Казахстан. Тут следует отметить, что для Астаны сотрудничество с Пекином является единственной возможностью избавиться от российской зависимости. Оба государства сегодня реализовывают совместный проект «Новый шёлковый путь», куда китайская сторона вкладывает десятки миллиардов долларов. Значительная часть этих инвестиций достанется Казахстану, поскольку именно на его территории ведётся масштабное строительство транспортной инфраструктуры. На границе с Китаем также возводится новый казахстанский город Нуркент, который входит в состав специальной экономической зоны «Хоргос — Восточные ворота». В этом городе будут проживать от 50 до 100 тысяч человек, которые станут обслуживать грузопотоки из Китая.

Периодически поступают сигналы из Азербайджана, который в силу своих огромных нефтегазовых запасов выступил для США стратегическим партнёром. А с начала девяностых годов прошлого столетия без особого шума и скандалов маленькими шагами интегрировался в НАТО. По некоторой информации, оба государства реализуют программы военного сотрудничества. Среди основных направлений — модернизация Национальной армии под западные стандарты, организация демократичного контроля над армией. Специалисты Альянса помогают и консультируют Баку в военном планировании, а также правильном, на их взгляд, формировании оборонного бюджета, развивают способности Национальной армии к взаимодействию с силами Альянса в миротворческих операциях и операциях кризисного реагирования.

Но следует отметить, что межгосударственные отношения между Россией и Азербайджаном остаются достаточно тёплыми на протяжении длительного периода, и эти отношения успешно выдержали испытания на прочность. Позиции обеих стран совпадают по большинству вопросов. Некоторые эксперты акцентируют внимание на том, что Запад недоволен самостоятельностью президента Азербайджана, который, по их мнению, стремится к развитию торгового, политического и военно-технического партнёрства с Москвой.

Туркмения, как и другие страны прикаспийского региона, не отстаёт в вопросах сотрудничества с американской стороной. Под предлогом борьбы с международным терроризмом Ашхабад неоднократно обращался за помощью к Вашингтону. Политика США в отношении Туркменистана весьма прагматична. В последние годы Запад пытается диверсифицировать сотрудничество и ведёт курс на сближение с Туркменистаном. В Ашхабаде регулярно проводятся выставки различных американских компаний, которые сопровождаются бизнес-форумами высокого уровня и деловыми переговорами. Америка проявляет заинтересованность в получении доступа к туркменской промышленной и военной инфраструктуре. Регулярную основу приобрели политические консультации. Между двумя странами продолжается сотрудничество в таких сферах, как поставки сельскохозяйственной техники, модернизация технического парка гражданской авиации, импорт нефтяного и электроэнергетического оборудования и многое другое.

С Ираном вырисовывается совершенно иная картина. Это государство так же, как и Россия, заботится о суверенитете и проводит независимую национальную политику. Страна долгое время находится под жёсткими экономическими санкциями. Подозревая Иран в разработке ядерного оружия, США пытались добиться его международной политической изоляции. Однако основной целью американской администрации было не столько не допустить получения Ираном военных ядерных технологий, сколько задействовать международный механизм расширенных санкций, способных повлиять в перспективе на смену режима. Президент США Дональд Трамп так же, как и большинство его предшественников, продолжает вести политику ужесточения санкций в отношении Ирана. Он даже заявляет о необходимости выхода из международного соглашения по иранской ядерной программе. В феврале 2017 года под санкции попали 25 иранских компаний — за «спонсирование терроризма» и «участие в ядерной программе».

***

В условиях политических и экономических противостояний Тегерана с Западом его понимание по основным вопросам безопасности в каспийском регионе сходится с позицией Москвы. Важным является то, что Россия и Иран не имеют общей сухопутной границы, следовательно, нам нечего делить и проще договариваться. С военно-политической точки зрения по ключевым вопросам каспийского сотрудничества Тегеран поддерживает Москву, считая, что обеспечение безопасности на Каспии является прерогативой исключительно прикаспийских государств. Такая позиция по крайне важному сегодня вопросу в сфере безопасности позволила «каспийской пятёрке» достичь договорённости о том, чтобы не допускать в Каспийском море присутствия вооружённых сил внерегиональных держав. Ведь такой режим сложился исторически, и нет никакого смысла его менять. Кроме того, существует понимание по демилитаризации Каспия и обеспечению стабильного баланса вооружений, которые должны быть «в пределах разумной достаточности».

На ситуацию в регионе постепенно оказывают влияние и такие государства как Китай, страны Европейского Союза, Индия, Турция. Большинство экспертов в области геополитики считают, что именно Пекин может существенно потеснить в экономическом плане позиции России и США на Каспии. При этом важным фактором является то, что у китайского руководства сегодня отсутствуют политические интересы в регионе. Приоритетным направлением внешнеполитического курса Пекина является взаимодействие с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, однако по мере роста потребностей в импорте энергоносителей роль каспийского региона в политике Китая будет увеличиваться. Сдержанная позиция КНР по ключевым вопросам региональной безопасности позволяет ей с лёгкостью налаживать диалоги с государствами Центральной Азии и Южного Кавказа.

Известно, что в регионе есть государства, на которые Запад оказывает достаточно сильное политико-экономическое влияние. По мнению некоторых политологов, США и их союзники преднамеренно разжигают противоречия между странами каспийского бассейна. В основном эти действия направлены на то, чтобы заполучить контроль над энергоресурсами и сдвинуть позиции России по ключевым для нас вопросам в экономическом и военно-политическом плане.

В отличие от наших «западных партнёров» Россия стремится к поддержанию мира и безопасности на Каспии. Поскольку регион является взрывоопасным, мы в первую очередь заинтересованы в тёплых и дружеских отношениях с прикаспийскими странами.

Примером тому служит трёхсторонняя встреча лидеров России, Ирана и Азербайджана, которая прошла 1 ноября 2017 года в Тегеране, где обсуждался широкий круг вопросов. По результатам саммита было подписано совместное заявление президента Российской Федерации, президента Азербайджанской Республики и президента Исламской Республики Иран. В этом заявлении говорится, что «стороны, выражая удовлетворение ходом пятисторонних переговоров по проекту конвенции о правовом статусе Каспийского моря, подтверждают намерение обеспечить скорейшее принятие этого основополагающего документа консенсусом прибрежных государств. Рассматривая Каспийское море как море мира, дружбы, безопасности и сотрудничества, Стороны отмечают необходимость укрепления отношений в следующих областях: сотрудничество портовых администраций, морское судоходство, мультимодальные перевозки, морской туризм, сохранение водных биоресурсов, защита окружающей среды, энергетика, торговля, экономика, научные исследования, гидрография, метеорология, безопасность и военное сотрудничество, предупреждение и предотвращение чрезвычайных ситуаций…» (http://www.kremlin.ru/supplement/5247).

Следует подчеркнуть, что регулярные встречи в таком формате востребованы. Они позволяют координировать позиции по наиболее острым вопросам региональной и международной повестки дня, вести конструктивный поиск решений общих проблем в области безопасности, борьбы с международным терроризмом, развивать взаимодействие в торговых, экономических связях, в культурно-гуманитарной сфере.

***

С геополитической точки зрения Каспий является стратегической военной точкой Российской Федерации на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. В непосредственной близости от Каспия несколько лет протекали боевые действия. В ходе военной операции в Сирии военно-морской флот России продемонстрировал свои уникальные возможности. В ночь на 7 октября 2015 года сторожевой корабль «Дагестан» произвёл пуски ракет «Калибр НК» из акватории Каспийского моря по командным пунктам, складам боеприпасов и горюче-смазочных материалов и по позициям боевиков запрещённой в России террористической организации ИГИЛ. По официальной информации Министерства обороны РФ, все произведённые выстрелы крылатых ракет морского базирования достигли своих целей, которые находились на расстоянии более 1500 километров, и успешно их поразили. Ракеты «Калибр» неоднократно затем использовались российскими кораблями и подводными лодками.

Важно отметить, что в ходе визита на авиабазу Хмеймим 11 декабря 2017 года Верховный Главнокомандующий Российской Федерации В. В. Путин объявил о победоносном окончании военной операции в Сирии и приказал министру обороны, а также начальнику Генерального штаба приступить к выводу российской группировки войск в пункты постоянной дислокации.

В связи с нарастающей угрозой со стороны международного терроризма, военно-политическое руководство России серьёзно увеличило возможности своих Вооружённых Сил на Каспии. В настоящее время в состав Каспийской флотилии по некоторым данным входят более пятидесяти современных кораблей и судов. По неофициальной информации, Министерство обороны Российской Федерации планирует расширить флотилию ещё десятью новейшими боевыми кораблями. По мнению некоторых экспертов, военно-морское объединение на Каспии будет на 90% состоять из новейших образцов вооружения и военной техники. Текущая модернизация вооружённых сил, подразумевающая разработку, производство и поставку новых вооружений и техники, приводит к укреплению военной мощи и обороноспособности России в целом.

Боевые возможности Каспийской флотилии признаются и западными военными аналитиками. Специалист по вопросам национальной безопасности, офицер ВМС США Гарретт Кэмпбелл считает, что Вооружённые силы Российской Федерации на деле доказали ошибочность оценок западных аналитиков, склонных занижать их боевые возможности. В связи с этим он пишет: «Россия впечатляет и модернизируя старые суда, и приобретая более новые. И военно-морской флот России продемонстрировал значительные возможности: его корабли и фрегаты в Каспийском море могут стрелять крылатыми ракетами по отдалённым целям более чем на 900 миль. Это было ранее невозможно... С небольшими, недорогими, технологически простыми и легко производимыми кораблями российский флот демонстрирует уникальные возможности и показывает результаты своих усилий по модернизации военно-морского флота, большая часть которого неизвестна» (https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2015/10/23).

Ещё один американский независимый аналитик ВМС США Эрик Вертхайм полагает, что в российских кораблях угадывается основная мысль военно-морской философии России — упор на огневую мощь. По его словам, корабли Каспийской флотилии не нуждаются в крупных топливных отсеках, которые обеспечивают ход судов на длинные дистанции, а вместо этого держат на борту внушительный арсенал серьёзного оружия (http://warisboring.com/tiny-warships-big-firepower).

Большинство западных политиков и экспертов высоко оценивают стратегический потенциал российской армии, который перевернул все представления США об оборонительных возможностях России. Высокий профессионализм военнослужащих и эффективность новейшего вооружения наглядно демонстрируют всему миру силу российской армии. При этом Россия неоднократно демонстрировала свою готовность к сотрудничеству со всеми заинтересованными странами для обеспечения безопасности в Каспийском регионе.

С каждым годом интерес мировой политики к Каспийскому региону будет только усиливаться. Тому служит ряд факторов:

1) неопределённый международно-правовой статус Каспия;

2) энергетическая безопасность;

3) транспортная безопасность;

4) экологическая безопасность;

5) информационная безопасность;

6) военная безопасность.

Неурегулированные конфликты в регионе также являются существенным препятствием для регионального сотрудничества, и в связи с этим присутствует острая необходимость их скорейшего мирного урегулирования путём переговоров на основе принципов и норм международного права. По мнению некоторых экспертов в области геополитики, Каспий в обозримом будущем может превратиться в один из самых нестабильных регионов мира. Мы категорически не должны допустить потерю экономического и политического влияния России в Каспийском регионе и такого развития событий, поскольку это напрямую угрожает национальной безопасности Российской Федерации.

В заключение хотелось бы отметить, что прикаспийским государствам необходимо активизировать свою внешнюю политику по созданию региональной системы коллективной безопасности на Каспии. Одним из элементов этой новой структуры стало бы создание Совета командующих военно-морскими силами прикаспийских государств. Основными его задачами могли бы стать расширение взаимодействия в борьбе с терроризмом, транснациональной организованной преступностью, незаконным оборотом оружия и наркотических средств, с торговлей людьми, с преступлениями в сфере информационно-коммуникационных технологий и других действий, угрожающих суверенитету и безопасности прикаспийских государств — для достижения общих целей и совместного противодействия региональным угрозам.

РАБАДАНОВ Идрис Рабаданович,
офицер запаса, помощник депутата Государственной Думы — члена Комитета по обороне.