Июль 2018 :: Вячеслав СУХНЕВ
Проект «Реанимация»

ПАРТИЯ РУССКИХ УКРАИНЦЕВ

Группа украинских антифашистов во главе с телеведущим, сценаристом и публицистом Юрием Котом объявила о создании Партии русских украинцев — «Парус». Это название, как заявили организаторы, имеет не национальную, а цивилизационную принадлежность: «Речь идёт об исторической многонациональной русской цивилизации, дающей равные права жизнеустройства и развития разных народов с сохранением их национальных особенностей».

Пока что партия будет существовать как интернет-движение. Сверхзадача — создание союза русских государств, Украины, России и Белоруссии. 16 мая 2018 года в Москве прошло учредительное собрание «Паруса».

Думается, что по мере приближения общенациональных выборов в Раду и президента будет множиться количество партий, желающих побороться за избирателя. Первые ласточки «гнезда Петрова» уже защебетали в медийном поле Украины. Например, проснулась «женщина с косой» и заявила о претензиях своего избирательного блока на формирование будущей Рады. О ней и о различных промайданных политических группировках, страстно желающих вырвать власть у дискредитированного гауляйтера Украины, говорить не будем. Они, по сути, мало чем отличаются и от блока Тимошенко, и от блока Порошенко — такие же бандеровцы и русофобы.

На этом фоне с понятным интересом воспринимаются новости о подвижках в антифашистском лагере. Организаторы Партии русских украинцев не скрывают электоральных амбиций, обещая поддержать прорусских активистов на Украине. «Русский — это морально-нравственный выбор, — подчеркнул Юрий Кот, выступая на учредительном собрании «Паруса». — Мы ориентируемся на мыслящих украинцев». У новой партии, по словам её лидеров, уже сейчас много сторонников на Украине, в том числе в силовых структурах и правоохранительных органах.

Всё это замечательно звучит, но какова в общих чертах программа «Паруса»? Главное — восстановить субъектность Украины. Донбасс должен остаться в составе обновлённого государства. Януковича и его команду необходимо судить — они несут полную ответственность за то, что случилось со страной после неонацистского переворота 2014 года. Обязательно расследовать преступления режима Порошенко, в особенности — этноцид русских на Донбассе. Провести денацификацию, закрыв чиновникам, запятнавшим себя сотрудничеством с бандеровским режимом, возможность работать на государственной службе. Наконец, провести федерализацию страны.

То есть «Парус» однозначно выступает за сохранение Украины как субъекта международного права со всеми государственными атрибутами — территорией, населением, органами управления, внешними и внутренними функциями. Есть ли перспектива у такого оптимистичного проекта? Верится с трудом. Реанимировать украинское государство вряд ли получится, потому что украинцы сделали всё, чтобы его похоронить. Радикализация всех сторон политической и хозяйственной деятельности вызвала такие дезинтеграционные процессы, последствия которых будут ещё не один год омрачать жизнь украинцев. Недаром на Донбассе, который бандеровская власть мечтает уничтожить, «зачистить» от людей, не видят никакой возможности в ближайшем будущем остаться даже в обновлённой Украине. Республики Донбасса рассчитывают со временем войти в состав России. По минимуму — остаться независимыми, сохранив пророссийскую ориентацию и хозяйственный уклад.

Даже на территориях, подконтрольных сегодня киевской власти, не хотят оставаться в составе Украины. Сепаратистские настроения проявляются в Одесской, Херсонской, Днепропетровской и других областях Новороссии, примыкающих к Крыму. Центробежные тенденции в Закарпатье тоже не оставляют надежды на сохранение региона в составе Украины. Более того, эти тенденции подпитываются откровенными претензиями Венгрии, Румынии и Польши на закарпатские области, где проживают их национальные диаспоры.

Поэтому пункт программы «Паруса» о перестройке государства можно рассматривать только в качестве рекламного слогана — для привлечения внимания избирателей. В практическом плане трудно представить не только федерализацию Украины, но даже её существование как полноценного государства. Почему? Потому что любое государство зиждется на согласии всех общественных групп по поводу путей развития страны и отношений с соседями. Нет общественного согласия — нет порядка, нет уважения к законам. Дискуссия переходит в мордобой и стрельбу. Достаточно посмотреть кадры «заседаний» Верховной Рады, чтобы в этом убедиться. Уверены ли организаторы «Паруса», что в новой Раде это не повторится? Ведь драки в парламенте украшали телерепортажи ещё во времена Ющенко и Януковича... Где «Парус» наберёт других, не таких «невтомных» слуг народа?

Говорят, виноват менталитет. Дескать, на востоке страны живёт индустриально продвинутое русское большинство, а на западе — селяне с косным хуторским самосознанием. И если восток страны постоянно находился в жёсткой орбите одной империи, что заставляло уважать её законы, то Закарпатье кочевало из одного государства в другое, и потому «западенцы», которые сейчас верховодят в Украине, такие безначальные люди. Не знаю, насколько это соответствует науке, но что-то здравое в таких рассуждениях есть...

Вопросы к новому проекту возникают потому, что уже действует Комитет спасения Украины, и, в отличие от «Паруса», он работает не только в виртуальном пространстве. Хотя и в Комитете есть сторонники как неделимой, так и федеральной Украины.

А реальность такова: Украина сегментирована, и эксперимент с украинской государственностью, надо признать честно, потерпел крах. Искусственно созданная держава вполне естественно разваливается на наших глазах, и собрать её снова не получится — слишком много крови разъединяет людей. Пример из нашей общей истории: разрушенный и переживший Гражданскую войну проект под названием «Россия» смогла перезапустить только железная партия большевиков. Такой партии на Украине нет. Коммунистов, могущих сегодня собрать конструктивные силы, упрекают в соглашательстве с майданной властью. А Комитет спасения многие на Украине рассматривают как прокремлёвскую организацию.

Ряд экспертов считает: альтернативы дальнейшей дезинтеграции Украины просто нет. Речь может идти только о сроках этого процесса и «цене вопроса».

Но это не значит, что «Парус» отправляется в большое плавание без надежды победить в выборах хотя бы на территории «природной» Украины — в нынешних центральных областях, которые, скорей всего, и станут основой будущей, свободной от бандеровщины, державы. Компактное, индустриально развитое и моноэтничное государство вполне может сложиться вокруг «матери городов русских». Да, придётся забыть о том, что украинцы выкопали Чёрное море, стояли во главе шумерской цивилизации и строили египетские пирамиды. И о прочих в таком же духе глупостях. Отказавшись от территориальных претензий к соседям, новое украинское государство будет способно проводить независимый курс во внешней политике и развивать собственную экономику. Для этого необходимо лишь отказаться от ничем не обоснованных великодержавных амбиций и добиться общественного согласия в стране.

Теперь о том, как видят в Партии русских украинцев отношения такого государства с Россией. Елена Бойко, журналистка из Львова и одна из организаторов партии, конкретизирует: «Я за то, чтобы Украина сделала проукраинский выбор и продолжила развиваться при поддержке России». Далее Бойко развивает эту тезу: если на Украине здоровые силы во главе с «Парусом» наведут порядок, вышвырнут нацистов из власти, то в страну пойдут российские инвестиции. Тогда украинцам «не придётся ездить в Европу и пахать там на положении белых рабов».

Вот тут появляются вопросы...

ДОЛГОЕ ТЕРПЕНИЕ «СТАРШЕГО БРАТА»

Начну издалека. Все, кто следил за визитами болгарских руководителей в Россию, уверен, отметили, как изменилась в последние годы риторика Кремля, едва речь заходит об отношениях с бывшими «братьями по лагерю». Полагаю, так повлияли на нашу внешнюю политику общественные настроения, сформировавшиеся в России после развала Советского Союза.

Советские русские люди, вне зависимости от того, мордва они или поволжские хохлы, всегда ощущали себя великими детьми великого народа. Чёрненькие и жёлтенькие братья меньшие из бывших угнетённых колоний, жертвы империализма и реакции, всегда вызывали чувство жалости и желание хоть чем-то им помочь. Поэтому советские люди с пониманием относились к разнообразным инициативам партийной и государственной власти, направленным на поддержку марксистско-ленинских правительств за рубежом.

Но вот СССР развалился, пресса осмелела, и россияне, помимо прочего, узнали, что советская помощь «голодающим африканским товарищам» часто выливалась в поддержку диктаторских режимов, которые получали деньги и оружие, необременительно клянясь в верности марксизму-ленинизму. Кончился марксизм в России — закончились верные ленинцы в джунглях Африки и Латинской Америки.

Дальше — больше. Оказывается, СССР «напомогал» всему свету на такие деньги, что вернуть их хотя бы при жизни нынешних поколений — безосновательные ожидания. Потому что там, где кончился марксизм, начались свои проблемы: переворот, гражданская война, диктатура или иностранная интервенция. Как говорят в таких случаях наши самые ближние соседи: грошей нема и не буде.

Достоянием общественности стали списки стран и долгов. Эти проскрипции внушают чувство безнадёжности: долги столь огромны, а должники столь несостоятельны, что про них проще забыть. Что руководители новой России и сделали. В начале 1990-х «простили» 3 миллиарда долларов Никарагуа и почти 4 миллиарда — Анголе. В начале 2000-х освободили от долгов ещё десяток стран Африки — Алжир, Танзанию, Мали, Мадагаскар, Гвинею, Мозамбик и прочих на общую сумму почти в 25 миллиардов долларов.

Почти 10 миллиардов не заплатит России братский Вьетнам, 11 миллиардов — Монголия и миллиард — Лаос. Ирак умудрился получить два списания. В 2004 году Россия простила ему почти 10 миллиардов долларов, а в 2008 — ещё 12 миллиардов. Причём последний долг Ирак умудрился нахватать после списания предыдущего. В России решили, что Ирак расплатится учётом интересов российских нефтяных компаний. Почти 10 миллиардов списано с Сирии и около 5 — с Ливии. Наконец, в 2007 году простили долг Афганистану — 11 миллиардов. На фоне этих долларовых монбланов долги Узбекистана, Молдавии или Киргизии выглядят скромными холмиками.

В открытых источниках есть такие данные: за двадцать с лишним лет Россия списала безнадёжные долги на сумму от 110 до 135 миллиардов долларов. В сравнении: это два или три годовых военных бюджета нашей страны.

Вот теперь вернёмся к визитам болгарских «братушек».

Президент Румен Радев прилетел в Сочи к Владимиру Путину в разведку — как и полагается бывшему командующему ВВС Болгарии. Болгарская пресса так характеризовала первые за десять лет российско-болгарские контакты: «восстановление политического диалога на самом высоком уровне после многолетнего перерыва и успешного сотрудничества во всех областях, представляющих взаимный интерес». Насчёт всех областей не знаю, но один интерес болгарский президент обозначил коротким словом, одинаково звучащим и по-русски, и по-болгарски: газ.

Это было тем удивительнее, что четыре года назад, на фоне всеевропейского неприятия референдума в Крыму о воссоединении с Россией, Болгария отказалась от строительства уже согласованной магистрали «Южный поток», которая могла бы стать источником высоких доходов страны за транзит газа в южную Европу. И вот теперь жертва «европейской солидарности» просит российского президента пересмотреть решение о прекращении строительства.

Конечно, какие-то договорённости в Сочи случились — я бы сказал даже, обнадёживающие договорённости. Потому что буквально через неделю в Москву прибыл с визитом премьер-министр Болгарии Бойко Борисов. Он с порога заявил:

— Я принимаю на себя часть вины за развитие ситуации.

Правда, премьер не уточнил, на чьей совести другая часть вины за срыв строительства «Южного потока». Не на совести России в любом случае. Ущерб «Газпрома», как подчеркнул Владимир Путин на встрече с болгарским премьером, составил более 800 миллионов евро.

— Пришлось списать выплаченную неустойку в убыток, — ненавязчиво попенял наш президент. — Но мы видим, что Болгария сожалеет. Попробуем зайти с другой стороны — через Турцию.

«Турецкий поток» сейчас на завершающей стадии строительства, и для Болгарии его продлят по суше. Понятно, нужны твёрдые гарантии, что Болгария и в этот раз не откажется от своих намерений.

— Я очень благодарен, что на нас не держат зла, — сказал Бойко Борисов в заключение переговоров. — Ну, старший всегда умеет прощать.

— Мы говорили об этом, но меня всегда смущают рассуждения, кто тут старший, кто младший, потому что старшего все побуждают заплатить, — резко отреагировал Путин.

В переводе с дипломатического всё это звучит примерно так: хватит спекулировать на апелляции к «старшему брату», мы давно не в одной семье, а посему — платите, и да будет вам газ. Очень надеюсь, что российская сторона потребует не только плату за строительство, но и возмещение прошлых убытков при отказе болгар от проекта. Заплатят, если уж так прижало. Никаких скидок на общее прошлое. Болгары сами выбрали свою судьбу.

Теперь понятно, что я хочу сказать о планах Елены Бойко на российские инвестиции в новый украинский проект? Неплохо бы для начала вернуть России долг в три миллиарда долларов. «Мы же братья» — звучит хорошо, но «мы же братья, не обременённые долгами» — звучит намного лучше. Почти за тридцать лет независимости Украина так и не стала государством, которому можно хоть в чём-то доверять. Особенно в денежных расчётах. И нет гарантий, что демократическая «перемога» не приведёт во власть очередных любителей погреть руки на чужой печке.

Я не говорю здесь конкретно о лидерах «Паруса», но правде надо смотреть в глаза: новая Украина, возникшая на месте нынешней чёрной дыры, потребует огромных вложений. Но со страной, которая не хочет платить даже по счетам МВФ, в Европе больше связываться не станут. Значит, остаётся Россия. Опять в долг? Или прямо себе в убыток?

Закончить хочу хорошей цитатой из статьи Ирины Алкснис «Старшего брата» больше нет»:

«Теперь идеи безвозмездной помощи и прочих щедрых жестов в пользу других стран не находят широкой поддержки в российском обществе. Наоборот, подобные новости — от списания Россией чужих госдолгов до дорогостоящих гуманитарных проектов за границей — вызывают чаще глухой ропот в адрес властей, хотя ныне эта деятельность и близко не имеет советского размаха, да и стоят за ней обычно вполне прагматичные причины, а не «широта русской души».

Почему такое отношение? Потому, пишет И. Алкснис, что слишком разителен контраст между тем, сколько для этих народов сделала Россия за столетия, в том числе влезая в ненужные ей войны для их защиты, — и откровенно недружественной России политикой, которую те проводят при первом удобном случае. Не совсем об Украине, но и о ней тоже.

Одна дама, доктор экономики, по совместительству — либеральный публицист, чуть ли не со слезами пишет в своём блоге: «Россию никто не любит»! Ей вторит другой блогер, тоже либеральный публицист и по совместительству профессиональный провокатор: «Россию в мире не любят, потому что она — Россия». Очень глубокое наблюдение.

Хочу спросить у этих публицистов с надорванным либидо: а что, есть очередь желающих взасос целовать Америку? Некоторые люди, правда, любят Таиланд. Но не просто так, а за пхукетские пляжи. Вообще, любовь — трансцендентное чувство, то есть из области непознанного. А Россия в последние годы хочет строить отношения с миром на основе вполне рационального — обоюдной выгоды. Это самое надёжное чувство в межгосударственных отношениях во все времена. И кто нас может за это упрекнуть?

СОЮЗ СВОБОДНЫХ СЛАВЯНСКИХ РЕСПУБЛИК?

Теперь на очень близкую мне тему: о создании союза русских государств, Украины, России и Белоруссии, которое включено в программу партии «Парус» в качестве сверхзадачи. Эта тема не нова, хотя в последнее время не артикулируется в общественном дискурсе.

Об объединении русских народов, насколько помнится, начали активно дискутировать на самых разных площадках буквально сразу после развала Советского Союза. Так бывшее советское общество отозвалось на разочарование после Беловежского сговора, участники которого просто пренебрегли результатами референдума о сохранении СССР. Для тех, кто забыл или не знал: 17 марта 1991 года прошёл единственный за всю советскую историю Всесоюзный референдум с одним вынесенным на обсуждение вопросом — надо ли сохранить СССР как обновлённую федерацию равноправных суверенных республик. В голосовании приняло участие 148,5 миллиона граждан. За сохранение Советского Союза проголосовало 113,5 миллиона человек, или 77,85 процента.

Однако руководители крупнейших славянских республик — России, Украины и Белоруссии — проигнорировали результаты народного волеизъявления, буквально наплевав на них. Беловежский сговор вызвал катастрофические сдвиги, особенно в России и на Украине: слом государственности, деиндустриализацию, национальное унижение и переход под внешнее управление. Как результат — обнищание братских народов и невосполнимое сокращение населения.

Отголоски этого катаклизма до сих пор сотрясают наши страны. Деформации в России закончились ценой невероятного напряжения всех общественных сил и гигантских материальных потерь. На Украине этот процесс продолжается. При относительном благополучии Беларусь тоже могла бы жить намного лучше, если бы на первых этапах становления не растрачивала огромные ресурсы лишь на сохранение промышленного и аграрного потенциала. Так славяне, русские, заплатили за корыстные политические амбиции партийных секретарей «второго эшелона», неожиданно даже для самих себя ставших лидерами нарождающихся национальных «элит».

Вернусь к идее Юрия Кота и его единомышленников. Она, повторюсь, не нова. Просто в конце 1990-х её обсуждение сошло на нет по банальной причине: братским народам нужно было сначала выжить, а уже потом думать о высоком. Но в середине 2000-х тема славянского объединения вновь стала в повестку дня.

Наш фонд «Единство во имя России» в те годы проводил множество круглых столов и конференций с участием политиков, учёных, журналистов и экспертов из самых разных стран — от Китая и Японии до Германии и Сербии. Как только собирались под одной крышей представители России, Украины и Беларуси, начинались дебаты о славянском единстве — вне зависимости от главной темы конференции. Эти обсуждения выливались в дискуссии, которые находили место в журнале «Стратегия России».

Например, в № 9 журнала за 2010 год был опубликован большой блок материалов под общим заголовком «Россия — Украина: навеки вместе или врозь?». Знаковой публикацией здесь стала статья депутата Государственной Думы Евгения Фёдорова, обращение к украинским парламентариям — «От единства народа к единому государству». Вот концепция статьи: «Украина — Белоруссия — Россия: от исторического единства народа — к единому государству. Принципы работы по воссозданию на пространствах Украины, Белоруссии и России единого государства (2010–2020)». И тезис, словно предваряющий нынешнюю программу Юрия Кота: «Восстановление исторического единства российско-украинско-белорусского народа с образованием нового государства позволит решить сложнейшие долгосрочные задачи во всех областях государственного устройства и общественной жизни, в том числе и за счёт появления на международной арене нового сильного государства с высоким международным статусом и соответствующей уникальной экономической привлекательностью». Это, повторю, 2010 год.

В том же номере нашего журнала опубликована статья министра иностранных дел Украины Константина Грищенко «За пределами шахматной доски». Начиналась она примечательно: «Первые месяцы президентства Виктора Януковича были периодом беспрецедентной для Украины внешнеполитической модернизации. Провозглашена внеблоковость. Положен конец кризису в отношениях с Россией». Сделав несколько реверансов в сторону Евросоюза и «европейских ценностей», К. Грищенко, тем не менее, заявил: «Украина имеет давние и очень тесные исторические связи с Россией. Отказываться от них или относиться к ним как к «тяжёлому наследству» — контрпродуктивно и просто безрассудно. Если страна, нация стоит на двух ногах, то глупо считать одну из этих ног стратегически важной, а другую — нет».

Тогда же в статье «С названьем кратким Русь?» я писал о том, что дальнейшее движение России, Украины и Белоруссии в сложившемся геополитическом «коридоре» закрепляет зависимость трёх стран от мировой конъюнктуры и амбиций надгосударственных объединений вроде НАТО. Поэтому восстановление исторического единства российско-украинско-белорусского народа поможет справиться со всеми долгосрочными задачами в экономической и социальной сферах за счёт сложения сил и ресурсов в новом государстве. Трудно решать поодиночке и проблемы развития производственных отраслей, сферы высоких технологий, транспорта, связи, фундаментальной науки. Всё это раньше развивалось как единый хозяйственный комплекс с выраженной специализацией и межотраслевой кооперацией. Раздробленный, разнесённый на три «двора», он работал, тем не менее, используя ресурсы, накопленные общими усилиями наших народов. Однако эти ресурсы не беспредельны, и с каждым годом самостоятельности это становится всё очевиднее.

Таким образом, задолго до инициативы Юрия Кота и его соратников идеи объединения трёх братских народов не просто витали в воздухе, а оформлялись в виде перспективных программ, выносились на обсуждение парламентов наших стран. Другое дело, что эти инициативы не услышали в Верховной Раде Украины и в Национальном Собрании Республики Беларусь. Откровенно говоря, парламентариям братских стран было не до славянского единства. Они решали собственные проблемы, занимались, так сказать, своими грядками. И с сегодняшней колокольни трудно упрекать их в этом.

Украина полным ходом пошла на сближение с Евросоюзом. Договорённость о таком сближении между лидерами Украины и ЕС была достигнута в Париже ещё в 2008 году. Переговоры по содержанию Соглашения об ассоциации были завершены в 2012 году. В конце марта 2012 года делегации ЕС и Украины парафировали текст Соглашения об ассоциации. Летом была парафирована часть Соглашения о создании зоны свободной торговли.

А дальше — вязкие переговоры с ЕС, колебания Януковича, недовольство его позицией в самых разных слоях украинского общества. «Евроинтеграторы» критиковали президента за попытку усидеть на двух стульях, сторонники сближения с Россией — за отказ от интеграции в Таможенный союз. В результате — «Украина це Европа» и скачки на Майдане... Совершенно бессмысленный и безграмотный, надо заметить, лозунг: Украина всегда была частью Европы, о чём написано во всех учебниках географии. Затем было воссоединение Крыма с Россией и самоопределение Донбасса, что полностью сняло с повестки дня саму мысль о единении русских и украинцев даже в рамках политического союза, не говоря о союзе государственном.

И в Беларуси ситуация не располагала к внешнеполитическим телодвижениям. В 2010 году состоялись очередные президентские выборы, которые оппозиция решила отметить своим «майданом» по образцу украинского 2004 года и даже разбила в Минске палаточный городок на плошчи Незалежнасці. Однако новый-старый президент Беларуси оказался решительнее, чем президент Украины три года спустя. Хотя на улицы, по некоторым источникам, вышло до 60 тысяч человек, акцию разогнали дубинками внутренние войска и спецназ. Зачинщиков беспорядков посадили. Россия, надо сказать, поддержала белорусского лидера в подавлении попытки «оранжевой» революции.

В руководстве Беларуси, союзного с Россией государства, далеко не однозначно воспринимали и воспринимают действия российской власти на международной арене, начиная с нашей военной экспедиции в Сирии и заканчивая контрсанкциями в ответ на ограничения Запада. Примерно с 2015 года отношения России и Беларуси временами претерпевают серьёзные охлаждения по самым разным поводам, и это лишь констатация факта — для разбора причин и следствий нужна отдельная статья.

Я всё это к тому, что инициатива Юрия Кота вызывает много вопросов. Первый: нужно ли сегодня вообще говорить об объединении восточных славян? Понятно, что в дальнесрочной перспективе это объединение привлекательно. Но сегодня, на фоне гражданской войны, вызванной не в последнюю очередь ростом нацизма в Украине, последыши Гитлера и Бандеры в традициях своих кумиров-людоедов заговорили о превосходстве украинцев и физически принялись уничтожать «чужомовных». Именно «недочеловеков», «ватников» сейчас пытаются истребить на Донбассе только за то, что они хотят говорить по-русски.

Тем не менее давайте представим, что на Украине наступил мир и процветание, что русские и украинцы слились в объятиях, и на эту благостную картину с улыбкой смотрит белорус, смахивая с усов слезу умиления. То есть для строительства вожделенного СССР второго издания появились все предпосылки. Но можно ли представить, что в таком Союзе президентом будет украинец, премьер-министром — русский, а председателем парламента — белорус? Готовы ли наши элиты к такому повороту событий? Вряд ли, потому что они не готовы делиться властью. А это значит, что элиты в ближайшем будущем не смогут перешагнуть через национальный эгоизм.

Вот что сказал по этому поводу президент Беларуси: «Жить стало сложнее, ввели санкции против России по отдельным направлениям, и против Беларуси ещё сохраняются. Понятно, есть проблемы, ну так давайте вместе будем сегодня действовать. Как раз момент, который нас должен толкать к единению, к объединению, а мы, наоборот, создаём проблемы, для того чтобы не объединяться, а расходиться в разные стороны». Что имел в виду президент, говоря о создании проблем и расхождении в разные стороны? В нашем контексте это не важно. А важно, что проблемы появляются...

Таким образом, прекрасный, если не сказать прекраснодушный, пункт программы «Паруса» — построение союзного государства русских — из планов партии можно уверенно исключить. За полной невозможностью претворения в жизнь в среднесрочной перспективе по обстоятельствам непреодолимой силы. Что остаётся в партийной программе? Проект реанимации украинского государственного образования с надеждой, что Россия этот проект поддержит деньгами.

ВСЕМ «СЁСТРАМ» ПО СЕРЬГАМ

Почему организаторы «Паруса» считают, что России такой проект вообще интересен? Опять надо говорить о трансцендентном. До сих пор российские люди старшего поколения, впитавшие с молоком матери патерналистские настроения, полагают, что государство обязано их кормить, поить и баюкать на ночь. Так же до сих пор в государствах из орбиты Советского Союза полагают, что «старший брат» обязан учитывать интересы бывших «младших братьев», уступать место у плошки с кашей и терпеть, если младшие, хулиганя, вываливают кашу на голову. Отсюда — неподдельное удивление руководителей стран Балтии, что российское руководство решило отключить их от общей энергосистемы Беларуси, России, Эстонии, Латвии и Литвы, что строит логистическую инфраструктуру в обход балтийских соседей.

А чему удивляться? Многие годы после вхождения в Евросоюз балтийские «сёстры» выступают как оголтелые русофобки, принимают драконовские законы против русского меньшинства в своих странах, закрывают русские школы и в то же время закрывают глаза на марши недобитых эсэсовцев, обвиняют Россию в оккупации и требуют компенсации за пребывание в СССР. А сами предоставляют свою территорию для размещения контингентов НАТО у самых российских границ. Недавно бывший президент Эстонии имел наглость выступить с заявлением, что Россия может потерять Санкт-Петербург и другие города, если начнёт агрессию против Прибалтики. Характерно, что этот шизофренический бред в руководстве Эстонии не осудили и даже не прокомментировали.

И после всего такого в Прибалтике рассчитывают, что Россия и дальше будет терпеть экономические убытки и моральное унижение, помогая «сёстрам» удержаться на плаву?

Невольно вспоминается анекдот об «оккупации», который привела Ирина Алкснис в цитируемой выше статье. Мол, русские варвары врывались в кишлаки, аулы, стойбища, оставляя после себя города, заводы, университеты и больницы. Опять же не совсем про Прибалтику — города там с помощью русских были построены задолго до того, как осколки Российской Империи осознали себя независимыми государствами. А вот остальное — про них, особенно, в части заводов. Тех самых, которые были пущены под нож при вступлении в Евросоюз.

То же и с Украиной. Спекулируя на «братских» чувствах россиян, кормясь на российском рынке, украинское руководство многие годы взращивало в стране неонацизм, боролось с русским языком, уничтожало русскую культуру. В стране официально заявлен курс на вступление в НАТО. А в сфере экономики сделано столько гадостей для России, сколько, наверное, не смог сделать весь коллективный Запад — от разрушения кооперативных связей в промышленности до отказа от общей логистики.

Причём во всей красе проявился тот самый хуторской менталитет, с которым майданные вожди решили строить новую Украину. Одно воровство из газовой трубы чего стоит! На Украине почему-то считали, что Россия должна продавать ей газ дешевле, чем Европе, что обязана поддерживать сомнительные проекты, в то же время списывая убытки от безмозглого украинского хозяйствования и откровенного воровства. То есть давать и давать деньги.

При этом Россию на официальном уровне признали страной-агрессором, приняли очень жёсткие таможенные законы, позакрывали компании с российским участием. Пиратский захват российских судов в Чёрном море, аресты и похищения журналистов из России, нападение на российские представительства — много чего можно выставить в счёт бандеровской власти, которая действует против России, подчеркну, либо с одобрения определённой части народа, либо при его коллективной безучастности. Другая часть народа взяла в руки оружие, чтобы отстоять своё достоинство. И вот вопрос: готовы ли жители Донбасса разделить веру «Паруса» в необходимость и возможность построения новой Украины?

Вернусь к надеждам Елены Бойко на помощь России. Конечно, плохо, что украинцы сегодня едут в Европу, чтобы «пахать там на положении белых рабов». Их можно пожалеть. Но это последствия скачек на Майдане, то есть вполне себе самостоятельное решение народа. Или части народа, что не суть важно. Жалко, говорю, украинских «белых рабов» на европейских плантациях, но у россиян тоже есть детишки, которые хотят хлебца. Поэтому одно можно сказать организаторам «Паруса», которые собираются строить новую Украину: в моральной поддержке России они могут быть уверены.

***

Я не собираюсь критиковать инициативу украинских коллег — ни в коей мере. Ведь надо что-то делать? Надо! Что именно — зависит от возможностей и решительности тех, кто приступает к действиям. Одни в тылу ВСУ, на территории Украины, взрывают оружейные склады порошенковских карателей, другие в Москве создают партии. И опять же, я не призываю членов «Паруса» уходить в партизаны. Каждый, повторяю, делает то, что в его возможностях.

Мало кто верил, что слабосильная организация «Сражающаяся Франция» сумеет из островного Лондона руководить Сопротивлением на материке. Однако со временем эта организация под руководством Шарля де Голля превратилась в серьёзную силу, с которой Советский Союз установил дипломатические отношения. Благодаря её участию в Сопротивлении Франция стала державой-победительницей во Второй мировой и членом Совета Безопасности ООН.

Понятно, что до Гитлера Порошенко ещё очень далеко, а в рядах его оппонентов не наблюдается фигуры, хотя бы по росту равной великому генералу. Однако вода камень точит, и со временем «Парус» может стать той политической силой, за которую проголосует украинский избиратель. Со временем! А его-то и нет. Какие результаты может дать виртуальная пропаганда в социальных сетях, рассчитанная на людей, живущих в условиях реального государственного террора? Скорей всего, избиратели пойдут за той силой, которая сможет на деле организовать сопротивление бандеровскому олигархату. Вполне возможно, за теми людьми в силовых и правоохранительных структурах, которых сегодня «Парус» считает сторонниками. Сначала кто-то выдерет нацистские сорняки, распашет чернозём в головах. А Партии русских украинцев только и останется, что бросать семена надежды в подготовленную почву.

Если до того времени партия выживет, если её услышит народ Украины. Однако, как ни жаль это признать, трудно рассчитывать на такую перспективу. Потому что основные пункты программы партии практически невыполнимы. Проект нового украинского государства при всей его внешней привлекательности нежизнеспособен априори. Финансовая поддержка его со стороны России маловероятна. О создании союза русских государств мы тоже предметно поговорили.

Впрочем, это частное мнение. Теперь слово — за народом Украины.

СУХНЕВ Вячеслав Юрьевич,

ведущий редактор журнала «Стратегия России»,

член Союза писателей России.