Ноябрь 2018 :: Балтия: враждовать или сотрудничать?
С пленарного заседания Государственной Думы

20 сентября 2018 года в Государственной Думе рассматривались проекты федерального закона «О ратификации Соглашения о финансировании и реализации программы приграничного сотрудничества «Россия-Польша» на период 2014-2020 годов» и федерального закона «О ратификации Соглашения о финансировании и реализации программы приграничного сотрудничества «Россия-Латвия» на период 2014-2020 годов». В программу «Россия-Польша» включены совместные проекты в Калининградской области и в некоторых воеводствах Республики Польской. По программе «Россия-Латвия» предусмотрены совместные проекты в Санкт-Петербурге, Ленинградской и Псковской областях и приграничных регионах Латвии. С докладом выступил полномочный представитель правительства в Государственной Думе Александр СИНЕНКО, с содокладом – первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по международным делам Светлана ЖУРОВА. Состоялось активное обсуждение законопроектов, запись которого мы предлагаем, учитывая резко возросшую в последнее время напряженность отношений России с Польшей и Латвией.

Александр СИНЕНКО

Полномочный представитель Правительства Российской Федерации в Государственной Думе

Уважаемые коллеги! На ваше рассмотрение выносятся проекты двух федеральных законов о ратификации соглашений о приграничном сотрудничестве с Польшей и Латвией на период 2014–2020 годов. Напомню, соглашение с Польшей российская сторона подписала 26 декабря 2017 года, а с Латвией — 29 декабря 2016 года в Москве. Программа приграничного сотрудничества России и Европейского союза, в том числе с Польшей и Латвией, является продолжением успешного опыта сотрудничества в рамках предыдущего программного периода 2007–2013 годов. Сразу хотел бы обратить ваше внимание — это очень важно, — что санкции, которые были введены Европейским союзом в отношении Российской Федерации, не распространяются на программы приграничного сотрудничества.

Такие программы важны для развития субъектов, которые граничат с Польшей и Латвией. Я напомню, что территорией реализации программы сотрудничества с Польшей является Калининградская область, а программа приграничного сотрудничества с Латвией касается города Санкт-Петербурга, Ленинградской и Псковской областей. Указанные субъекты Российской Федерации получат дополнительный источник финансирования региональных программ.

Доля участия Российской Федерации в финансировании программ приграничного сотрудничества с Польшей составляет 20,8 миллиона евро, с Латвией — 7,9 миллиона евро. Суммарно в 2018 году по этим двум программам Российская Федерация должна будет перечислить 10,8 миллиона евро. Финансирование участия Российской Федерации в данных программах запланировано за счёт средств, предусмотренных в федеральном бюджете на соответствующий финансовый год по подразделу «Международные отношения и международное сотрудничество». Перечисление средств, которые предполагаются по данным программам, осуществляется посредством привлечения в качестве финансового агента Европейского банка реконструкции и развития, который действует по специальному соглашению с министерством финансов.

В рамках программ стороны совместно определяют приоритетные направления деятельности, по которым происходит отбор проектов. В основе отбора лежат потребности приграничных территорий, что позволяет совместными усилиями решить проблемы сопредельных регионов по обе стороны границы. В качестве приоритетных направлений деятельности программы могут быть определены такие направления сотрудничества, как содействие социальной интеграции и улучшение качества жизни на приграничных территориях, поддержка местного и регионального эффективного управления, защита окружающей среды, совместное реагирование на угрозы трансграничного характера, повышение доступности регионов, развитие транспортных и коммуникационных сетей и систем. Финансирование каждого проекта в рамках программ должно включать в себя не менее 10 процентов собственных средств партнёра проекта от каждой страны-участницы. Такая схема обеспечивает дополнительную мотивацию как местных властей, так и коммерческих организаций по обе стороны границы.

Проектная деятельность в рамках реализации программ осуществляется по двум направлениям — это регулярные проекты и так называемые крупные инфраструктурные проекты. Я думаю, уместно будет перечислить реальные успешные проекты, уже реализованные по данным программам, действовавшим в 2007–2013 годах. В сфере обустройства государственной границы, например, был закончен проект развития международного автомобильного пункта пропуска «Иматра — Светогорск», проведена комплексная реконструкция контрольно-пропускного пункта «Ивангород — Нарва». Какие проекты были успешно реализованы в сфере экологии? Это программа «Полярис» — часть проекта «Возобновляемые источники энергии Заполярья». В рамках предыдущих программ было реализовано строительство очистных сооружений и систем водоснабжения на приграничных территориях Калининградской области и Литвы. Можно напомнить также об устойчивом экономическом и экологическом развитии территории Чудского озера. В сфере развития транспортной инфраструктуры был реализован проект реконструкции автомобильной дороги Ихала — Райвио и реконструкция дороги в Вайниккала.

Следует отметить, что соглашение содержит ряд норм, которые регламентируют доступ к государственным закупкам иностранных товаров. Это потребует внесения изменений в ряд постановлений правительства Российской Федерации, которые уже начали реализовываться.

Поскольку соглашение содержит правила иные, чем предусмотрено законодательством Российской Федерации, в соответствии с Федеральным законом «О международных договорах...» эти соглашения выносятся на ратификацию. Ратификация соглашений обеспечит исполнение принятых Российской Федерацией обязательств в отношении финансирования программ приграничного сотрудничества, а также будет способствовать развитию добрососедских отношений России с приграничными государствами, что в условиях быстро меняющейся политической обстановки крайне необходимо для выстраивания системного и долгосрочного диалога с нашими соседями.

Прошу поддержать и принять федеральные законы о ратификации данных соглашений.

Светлана ЖУРОВА

Первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по международным делам

Комитет по международным делам рассмотрел проекты федеральных законов. Год назад мы приняли Федеральный закон «Об основах приграничного сотрудничества» и ратифицировали протокол № 3 к Европейской рамочной конвенции о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей. Это сразу дало толчок к принятию регионами своих законов на основании этих двух документов, и в июле, в прошлую сессию, мы ратифицировали уже три программы приграничного сотрудничества Российской Федерации с Финляндией и Норвегией. Сейчас вашему вниманию предлагаются ещё две программы: «Россия — Польша» и «Россия — Латвия». Основные их цели не отличаются от тех, что ставились в предыдущих программах. Это в том числе возможность оперативно решать общие проблемы приграничных территорий, повышая тем самым уровень жизни населения. Такой формат сотрудничества служит эффективным инструментом решения ряда вопросов регионального развития, дополнительным источником финансирования региональных инициатив, направленных на сохранение окружающей среды, объектов культурного наследия, внедрение экологически чистого производства, строительство инфраструктурных объектов, дорог и формирование условий для экономического и инновационного развития регионов.

Приграничное сотрудничество на внешних границах Европейского союза остаётся приоритетом стратегического взаимодействия Евросоюза и России. В очередной раз обращаю ваше внимание, что программа приграничного сотрудничества носит деполитизированный характер и специальным решением Еврокомиссии была вынесена за рамки санкционного давления. Коллег, которые представляют такие регионы, как Калининградская область, Ленинградская область, Санкт-Петербург, Псковская область, прошу обратить внимание, что в ваших регионах опять появляются дополнительные возможности для развития приграничных территорий, можно работать в этом направлении и контролировать реализацию данных программ.

По мнению Комитета по международным делам, соглашения в полной мере отвечают интересам Российской Федерации и направлены на укрепление российско-польского и российско-латвийского приграничного сотрудничества.

Комитет по международным делам просит поддержать ратификацию соглашений.

Антон Морозов, фракция ЛДПР:

Вопрос докладчику. Уважаемый Александр Юрьевич, вы привели цифры по финансированию данных программ Российской Федерацией, но хотелось бы понимать, какую долю в общем финансировании этих программ составляет взнос Российской Федерации. По моим сведениям, большую долю составляет всё-таки взнос Евросоюза и стран-партнёров. Есть ли у вас такие данные?

Александр Синенко:

Совершенно верно, такие цифры есть, я напомню.

По программе приграничного сотрудничества «Россия — Польша» Европейский союз обязан вложить 41,6 миллиона евро, а Россия — 20,8 миллиона евро, Польша не вкладывает средств. Таким образом, как вы видите, Европейский союз более чем вдвое больше денежных средств вносит в реализацию этих программ. Общий бюджет программы на три года — 62,4 миллиона евро. Согласитесь, это довольно существенные деньги для приграничных территорий.

По программе «Россия — Латвия» Европейский союз обязуется внести 15,8 миллиона евро, Латвия — около миллиона евро. У латвийцев есть деньги, в отличие от поляков. А Российская Федерация — 7,9 миллиона евро. Общий бюджет программы приграничного сотрудничества «Россия — Латвия» — 24,7 миллиона евро. Тоже деньги, как видите, весьма существенные, и обращаю ваше внимание, что Европейский союз вкладывает вдвое больше, чем Российская Федерация.

Михаил Емельянов, фракция «Справедливая Россия»:

В соглашениях сказано, что финансирование бюджета программ не считается иностранным. Скажите, а такое финансирование распространяется на некоммерческие организации? Если да, то какие некоммерческие организации получали финансирование по предыдущим программам, и чем они занимались?

Александр Синенко:

В соглашениях, подписанных и предлагаемых к ратификации, наоборот, делается изъятие в этой части, и, я так понимаю, как раз для того, чтобы не распространялось специальное регулирование в этой области на данные организации.

Николай Коломейцев, фракция КПРФ:

Если внимательно просмотреть тексты соглашений, то можно увидеть, что программы рассчитаны на период 2014 — подчёркиваю! — 2020 годов, а сейчас уже 2018 год. Почему так поздно рассматриваем? Это первое.

И второе. С учётом недружественного, а правильнее сказать, наверное, враждебного поведения руководителей этих государств, насколько вообще соответствует ратификация этих соглашений общеполитическим интересам Российской Федерации? Я вам напомню, что буквально на этой неделе, находясь в США, руководитель Польши требовал усиления санкций против России.

Александр Синенко:

Спасибо, очень уместные вопросы. Я хотел бы напомнить, что предыдущая программа приграничного сотрудничества была рассчитана на период с 2007 по 2013 год. Когда этот первый, пилотный проект был завершён, все стороны, рассмотрев итоги, признали его позитивный характер, поэтому и было принято совместное решение о его продолжении, отсюда и такой срок, 2014-2020 годы. То, что мы только сейчас подошли к процедуре ратификации, является просто следствием задержки в подписании конкретных соглашений, о которых мы сегодня говорим, — они более полутора и двух лет готовились к подписанию, вот объяснение этой задержки.

Второй ваш вопрос также уместен. Действительно, у нас довольно сложные, противоречивые внешнеполитические отношения с соседями, но, я напомню, Президент Российской Федерации и министр иностранных дел всегда говорят, что наша внешняя политика должна быть прагматичной, основанной на равном подходе и взаимовыгодном интересе. Поэтому наша позиция состоит в том, чтобы развивать проекты, которые нас объединяют, и бороться, противостоять мерам, которые не соответствуют интересам Российской Федерации.

Соглашения, которые сегодня вынесены на ратификацию, как мне кажется, как раз полностью соответствуют нашей заинтересованности в развитии конкретных регионов. Более того, Николай Васильевич, я напомню, что, когда Дмитрий Анатольевич Медведев представлял отчёт правительства за соответствующий год, Леонид Иванович Калашников спросил у него, почему Российская Федерация, по его мнению, недостаточно использует «мягкую силу». Так вот эти соглашения — это как раз зримый, реальный пример применения «мягкой силы», того, как мы через дипломатические контакты, через совместные экономические проекты развиваем конкретные регионы. Напомню, что всё-таки выгодоприобретателями этих соглашений будут реальные, конкретные люди, избиратели, граждане Российской Федерации, которые проживают на приграничных территориях.

Светлана Журова:

Можно, я ещё добавлю? Дело в том, что мы, как докладчики, сегодня вам говорили, что эти программы не подпадают под санкции. Это первое.

Второе. Ряд вопросов по созданию инфраструктуры невозможно решить финансированием из бюджета той или иной страны, если это не совместные проекты, потому что это будет, грубо говоря, незаконно ни с одной стороны, ни с другой. Стороны начинают смотреть друг на друга — кто первый, например, построит дорогу в приграничной зоне? А совместные проекты позволяют совместить бюджеты двух стран или трёх стран, когда это требуется, и решить проблемы, которые есть у населения на приграничных территориях, поэтому это действительно крайне важные проекты как с точки зрения применения «мягкой силы», так и с точки зрения создания инфраструктуры в приграничных зонах.

Дмитрий Белик, фракция «Единая Россия»:

Уважаемый Александр Юрьевич, как корреспондируют данное решение и ваши слова, что этот договор послужит укреплению добрососедских отношений, с тем, что буквально позавчера мы услышали из уст польского президента просьбу к американскому президенту Трампу разместить военную базу у наших границ? Вы сами знаете антироссийскую жесточайшую риторику, с которой выступает Польша в адрес России. С ней здесь, наверное, трудно соревноваться. Я напомню вам о договоре, который был заключён в 1997 году, и об обязательстве не размещать у наших границ военные базы.

Собственно говоря, у меня вопрос такой: насколько уместно именно сегодня, через два дня после выступления президента Польши в такой жесточайшей риторике, ратифицировать соглашение — пусть о приграничном сотрудничестве, пусть не политизированное, но соглашение — с польской стороной, которое выгодно не только, как вы говорите, нам, но и в том числе Польше? Здесь большой вопрос. Я не вижу проблем с реализацией инфраструктурных программ за счёт нашего бюджета, без перечисления 21 миллиона евро Европейскому банку.

Александр Синенко:

Дмитрий Анатольевич, ещё раз обращаю ваше внимание и внимание всех депутатов, что мы не можем отменить географию: мы соседствуем с этими странами, и наша политика должна быть долгосрочной. Нашим долгосрочным интересам, долгосрочным интересам наших граждан, которые проживают на данных территориях, соответствуют комплексное развитие инфраструктуры, развитие торговли, развитие гуманитарного сотрудничества. Моменты, которые вы обозначили, действительно связаны с явно недружественным поведением и заявлениями отдельных политиков, это тоже реальность, мы должны соответствующим образом на неё реагировать, но это не означает, что мы должны прекратить участвовать в проектах, направленных на взаимовыгодное сотрудничество стран.

Андрей Альшевских, фракция «Единая Россия»:

Александр Юрьевич, у меня вопрос по теме «мягкой силы», по поводу железнодорожного сообщения по маршруту Калининград — Гдыня. В январе был совершён первый тестовый рейс — и всё, больше информации нет. В мае СМИ, в основном польские, сообщали, что переговоры с РЖД зашли в тупик. Хотелось бы узнать: будет ли реализован этот проект? Это первое.

И второе. Сегодня, когда мы обсуждаем данный законопроект, на границе Латвии и России латвийская сторона строит забор. Так вот, не помешает ли нам этот забор реализовать программы, которые мы сейчас рассматриваем и принимаем?

Александр Синенко:

Андрей Геннадьевич, по поводу железнодорожного сообщения — это не предмет данных соглашений, нужно отдельно уточнить, каковы перспективы. Но я уверен, что, если две стороны договорятся именно о взаимовыгодном сотрудничестве, железнодорожное сообщение только укрепит наши отношения.

А по поводу второго вашего вопроса... Ну, забор! Это суверенное дело конкретной страны, в данном случае Латвии. Но это точно не на деньги совместного проекта.

Константин Затулин, фракция «Единая Россия»:

Александр Юрьевич, вы, конечно, знаете, что Латвия не просто следует враждебным политическим курсом, а проводит в настоящее время антирусскую образовательную реформу, в соответствии с которой русское образование в Латвии прекратит существование через некоторое время. Наши соотечественники в Латвии вообще требуют от нас — и мы это обсуждали в Государственной Думе, — чтобы мы ввели санкции против Латвии.

Скажите, кто будет выгодоприобретателем от ратификации такого соглашения в политическом смысле, хоть это и не политическое соглашение, в этих условиях? И не будет ли правительство Латвии показывать нашим соотечественникам в Латвии, дескать, что бы с ними ни делали, Россия всё равно будет подписывать договоры с Латвией?

Александр Синенко:

Коллеги, ещё раз вынужден обратиться к тому, что генеральной линией нашей внешнеэкономической и внешнеполитической деятельности является прагматичное отношение, основанное на равном и взаимовыгодном сотрудничестве. Это сотрудничество должно иметь долгосрочный характер, поэтому то, что нас объединяет, как мне кажется, должно развиваться. Негативные явления и явно недружественное поведение в отношении наших соотечественников, как вы выразились, или русскоязычных неграждан, конечно же, должны вызвать нашу жёсткую и отрицательную позицию. У нашего внешнеэкономического ведомства есть необходимые инструменты для того, чтобы дать понять нашим соседям, нашим партнёрам о неприемлемости тех или иных решений.

Николай Коломейцев, фракция КПРФ:

Уважаемые коллеги! Александр Юрьевич Синенко, вероятно, оговорился: у нас нет внешнеэкономического ведомства, у нас есть внешнеполитическое, которое МИДом называется. Мне кажется, само правительство дискредитирует то, о чём вы говорили: ну если программа рассчитана с 2014 по 2020 год, и вы большую часть времени не вносили законопроект о ратификации, то, наверное, либо есть или были какие-то серьёзные вопросы, либо дело в разгильдяйстве. Надо разобраться. Это первое.

Второе. Вы невнимательно слушали коллегу Калашникова: он задавал вопрос, почему сокращается финансирование Россотрудничества, которое как раз и занимается русскими школами, культурными центрами. Вот коллега Никонов фонд «Русский мир» возглавляет, он вам подтвердит, что, к сожалению, средств недостаточно, чтобы поддерживать изучение русского языка, развитие русского языка и так далее.

Третье. С моей точки зрения, вносить такие законопроекты в момент всплеска антироссийских отношений, антироссийской риторики — как минимум политически безграмотно. Сейчас дипломаты будут выступать, и они вам скажут, что ратификация — это прежде всего политическое действие, желание к кому-то повернуться лицом. Нам ударили в лицо, а мы говорим: ну ладно, давай ещё раз. Это как минимум выглядит неуклюже.

Ну и четвёртое. Я понимаю, что это не Александра Юрьевича проблема, это проблема того, кто должен докладывать. Но, мне кажется, в данной ситуации мы политически не очень правильно действуем, тем более что есть вопрос, который здесь уже правильно один из коллег задавал: кто является выгодоприобретателем? 60 миллионов долларов на самом деле большая сумма, и, вероятно, кто-то же участвует в её освоении. И ещё вопрос: насколько она полезна приграничным территориям? К сожалению, на приграничных территориях у нас действительно очень много неурядиц и искусственных препон, и зависит это, прежде всего, не от позиции Евросоюза, а от позиции государств, которые реализуют приграничное сотрудничество. А все прибалтийские государства, к сожалению, в нарушение всех ранее заключённых договоров, как и Польша, разместили на своей территории значительный воинский контингент и вооружения. Это подразделения Соединённых Штатов Америки, а не только НАТО, в которое они тоже, по нашему мнению, незаконно вступили.

Мне кажется, правительству надо более основательно готовить такие вопросы, взвешивая весь комплекс проблем и исходя не только из того, что кому-то надо освоить неосвоенные 60 миллионов долларов.

Александр Пятикоп, фракция «Единая Россия»:

Уважаемые коллеги! Александр Юрьевич и Светлана Сергеевна чётко доложили ситуацию. Я хочу выступить не только с позиции фракции «Единая Россия», но и с позиции коренного жителя Калининградской области, депутата от этой области.

Ничто не укрепляет авторитет, ничто не укрепляет доверие так, как совместные проекты. Вот это как раз тот вариант, когда конкретными делами, большими либо малыми проектами укрепляются взаимодействие и доверие между соседями, это один из немногих механизмов, который эффективно действует в рамках санкционной политики Запада. Важно это? Важно. Есть общность, есть то, что важно и для Калининградской области, и для Польши, например, проблемы экологии, проблемы защиты берегов, проблемы восстановления биоресурсов Балтийского моря — целый ряд важных проблем. Кроме того, мы получаем дополнительные инвестиции при поддержке и федерального центра, и международных финансовых институтов.

Назову вам один из проектов, такой красивый, добрый: «От границы к границе». Речь идёт о том, чтобы велодорожки были проложены по всему побережью в прибалтийских государствах, в Калининградской области, через Куршскую косу, в Польше, в Германии — это будут места взаимодействия молодёжи, это сотрудничество.

Сегодня в ходе полемики вопросы задавали представители разных фракций, и я сказал бы так: давайте, когда мы обсуждаем такие вопросы — а это вопросы в том числе инфраструктуры, это вопросы внутреннего и внешнего туризма, это вопросы дальнейшего взаимодействия, это большая политика, — не будем все пельмени смешивать, надо разлепить и посмотреть, по каким позициям мы категорически против, а по каким можно реально сотрудничать.

Что касается личного. Мой дед погиб под Варшавой, до сих пор не нашли могилу, память я храню, но это не значит, что в слепой ярости я должен ненавидеть всё и вся. Либо мы идём на взаимодействие, на конструктивное сотрудничество и поддерживаем конструктивные силы на территории Польши и, кстати, на территории Латвии, либо мы льём воду на мельницу антирусских сил — я так поставил бы вопрос.

Кстати, всё руководство северных воеводств Польши ориентировано на экономическое взаимодействие с Калининградской областью. Другое дело, что внешнеполитический курс Варшавы начинает ломать местных руководителей, это другая история, но экономически они ориентированы на активное взаимодействие. И в этом плане одни только положительные моменты мы можем получить с точки зрения инвестиций.

Я не кидал бы камни в представителя правительства: он всё чётко доложил. Были технические вопросы, почему так долго согласовывали, — потому что собирали проекты, отбирали на уровне комиссий разных стран, на уровне межгосударственного сотрудничества, не все эти проекты прошли, готовили проектно-сметную документацию. И сейчас, конечно, нужно давать старт финансированию, чтобы эти проекты мы могли реализовать.

Особая ситуация в Латвии. Мы говорим о Русском мире — речь идёт примерно о 15 миллионах русскоязычных граждан. Конечно, нас беспокоит вопрос с соблюдением прав человека по отношению к русскоязычным гражданам в Латвии, но опять же это не значит, что мы не должны взаимодействовать. Уходя, никто никому ничего нигде и никогда не доказывал — только активное взаимодействие, только поиск общих точек соприкосновения поможет решить более сложные проблемы.

Фракция «Единая Россия» поддержит законопроекты.

Антон Морозов, фракция ЛДПР:

Мы, фракция ЛДПР, не будем поддерживать ратификацию соглашений о финансировании и реализации программ «Россия — Латвия» и «Россия — Польша» по следующим причинам.

Конечно, развитие приграничных территорий очень важно, и Псковская область, которая граничит с Латвией, её приграничные районы, конечно, нуждаются в бурном экономическом развитии и развитии социальной инфраструктуры. Я депутат-куратор Псковской области, и часто там бываю. Районы Псковской области в запущенном состоянии. Люди получают нищенскую зарплату, предприятия разрушены, многие сооружения, которые нуждаются в ремонте ещё с советских времён, не ремонтируются, и это всё из-за бесхозяйственности региональных властей.

Мы постоянно ставим вопрос о том, что Псковскую область необходимо развивать, но развивать её нужно в первую очередь за счёт инвестиций, собственных денег, собственного бюджета. Сейчас при обсуждении этих вопросов мы в первую очередь оцениваем экономическую составляющую данных проектов, но забываем о внешнеполитическом эффекте. Я поддерживаю выступления коллег, которые говорили, что, к сожалению, власти Латвии и Польши настроены крайне враждебно, как и Евросоюз в целом. Они не поддерживают российские инициативы на международных площадках, ставят палки в колёса во всех внешнеполитических проектах, то есть существует некое противостояние. И в этих условиях решать региональные проблемы за счёт финансирования с той стороны, мы считаем, не очень правильно.

Как сказал уважаемый представитель правительства, финансирование будет осуществляться в основном за счёт средств Евросоюза, то есть большая часть финансирования — за счёт средств Евросоюза, и меньшая часть — за счёт России. А Польша вообще не участвует в финансировании этих проектов. Что мы в итоге получим? Люди на местах воспринимают эти проекты как помощь Запада, то есть мы возвращаемся к лозунгу 1990-х годов «Запад нам поможет». Почему? Потому что наше правительство, профильное министерство — Министерство экономического развития — и регионы не уделяют достаточного внимания развитию соответствующих территорий.

Что касается взаимодействия с Польшей в Калининградской области — это вообще очень рискованный проект, потому что, как известно, Запад мечтает оторвать от нас Калининградскую область и будет пытаться это сделать за счёт распространения влияния на соответствующую территорию. Сейчас многие жители и Калининградской, и Псковской областей постоянно ездят в Европу, многие, видя беспомощность наших чиновников на местах, ориентируются на политическую повестку Запада. И, по сути, ратифицируя данные соглашения, мы поощряем эти настроения, которые ведут к расколу в нашем обществе, к тому, что люди будут всё больше терять доверие к нашим властям и ориентироваться на позицию Запада, в том числе по актуальным политическим вопросам. Я призываю быть дальновиднее, не ориентироваться на сиюминутные потребности в деньгах для развития приграничных территорий, думать о том, к чему это всё приведёт в дальнейшем.

Мы должны выделять больше денег на развитие территорий — ЛДПР об этом постоянно говорит. Люди, особенно в Северо-Западном федеральном округе, где я часто провожу встречи с избирателями, очень нуждаются в поддержке государства. Нуждаются в этой поддержке и предприятия, которые лежат на боку и не могут нормально функционировать, не могут обеспечить выплату высокой заработной платы своим работникам, обеспечить социальные гарантии.

Проблемы есть, но эти проблемы нужно решать в первую очередь за счёт федерального бюджета и региональных бюджетов Российской Федерации, а брать на эти цели деньги от геополитических конкурентов мы считаем неправильным.

Николай Рыжак, фракция «Справедливая Россия»:

Уважаемые коллеги! Когда-то в одном из интервью канцлер Пруссии Бисмарк сказал корреспонденту «Петербургской газеты», что политика — это искусство возможного. Я думаю, Александр Юрьевич Синенко был прав, когда сказал, что мы не можем изменить географию. Разные были у нас периоды развития отношений с Польшей: были трагические, были дружественные, но надо заглядывать вперёд и учитывать, что мы обречены столетиями жить рядом с этим государством.

Недавно была выездная сессия ОДКБ в Бресте, и у нас была возможность посетить ряд застав. Я тоже проехал по этим заставам, беседовал с представителями, руководителями наших разведывательных подразделений, беседовал с представителями Россотрудничества — и все в один голос утверждали, что никаких проблем на уровне взаимодействия с общественными организациями, с представителями силовых структур, пограничных органов не возникает. Возникают проблемы от элит, от руководящего слоя. Но мы должны понимать, что руководящий слой, элиты приходят и уходят, а народы России и Польши остаются. Нам надо ориентироваться как раз на долгосрочную перспективу. Если мы сейчас ощетинимся и встанем в позу обиженного, то сами себе перекроем источники и возможности для налаживания диалога и решения больших политических проблем и маленьких проблем, экономических. Мы потеряем такие возможности.

Недавно смотрел я передачу, где один из корреспондентов, который проживает сейчас в Германии, сказал примерно так. После трагических случаев в Сирийской Арабской Республике все ждали от России каких-то спонтанных, эмоциональных, не до конца продуманных действий. Но ваша выдержка, ваши грамотные, выверенные поступки сейчас изменяют имидж России, и даже самые оголтелые недруги поворачиваются и говорят, что всё-таки эта страна единственная, которая демонстрирует и выдержку, и разумный, ответственный подход, особенно когда очень легко спровоцировать начало третьей мировой войны.

Мне кажется, совершенно справедливо ставится вопрос. Мы должны подниматься над мелкими проблемами, должны смотреть в будущее, закладывать основы этого будущего, понимать, что основы сотрудничества дают нам возможность как раз добиваться добрых, добрососедских отношений.

Несколько слов о Россотрудничестве, с учётом того, что в зале присутствуют представители дипломатического корпуса. Действительно, есть проблема. Мы прозевали Россотрудничество на Украине, мы потеряли и теряем это сейчас в Белоруссии. Коллега, сотрудник правоохранительных органов, недавно побывал в Испании. Он рассказал, что специально зашёл в отделение Россотрудничества в Мадриде и просидел там полдня. Никто туда не зашёл, никого это не интересует. Мало того, предыдущий руководитель представительства Россотрудничества остался на жительство в Испании. Это характерно. Я вам скажу, что и на Украине руководители подобных структур во времена Черномырдина получили коттеджи и живут сейчас в Харькове. Вы понимаете, в отношении нас ведётся очень гибкая, умелая работа, а мы эти структуры сокращаем, не проявляем принципиальности, не развиваем в них как раз чувство ответственности за то, что они проводники, что они наши послы мира и добрососедских отношений. И не спрашиваем как следует. Люди решают свои личные проблемы, а мы потом расплачиваемся, получаем такие трагические последствия, как на Украине.

Мне кажется, для нас, для политиков — а мы все политики, — должно быть девизом то, что сказал Бисмарк, только применительно к нашим государственным интересам.

Константин Затулин, фракция «Единая Россия»:

Прежде всего я хочу сказать, что выражаю своё личное мнение. Я очень огорчён, что мы выносим на ратификацию документ о приграничном сотрудничестве с Латвией в то самое время, когда в Латвии происходят гонения в отношении русской общины. Это первая из стран Прибалтики, где речь идёт фактически о запрете образования на родном языке для большой части населения — на русском языке.

Коллеге, который привёл пример с пельменями, хочу сказать, что пельмени не слипаются, если добавить в воду немножко соли.

Так вот, я хочу заметить, что мы здесь, в Государственной Думе, по настоянию нашего Комитета по связям с соотечественниками принимали в своё время заявление о недопустимости дискриминации в Латвии национальных меньшинств, в том числе русскоговорящих. И в этом заявлении ставили перед российским руководством вопрос о введении санкций против этой страны. Эти санкции не введены. Но наши соотечественники в Латвии неоднократно выступали по этому поводу и настаивают на санкциях. Несмотря на ущерб, который санкции могут принести отдельным лицам, в том числе русским и русскоязычным, принципиально важно сейчас показать Латвии, что Россия знает о проблемах русской общины и ставит её интересы во главу угла в отношениях с этим государством.

Александр Юрьевич, я очень уважаю приграничное сотрудничество и поддерживаю его, и даже готов согласиться с тем, что мы ратифицируем соглашение с Польшей... Надо учитывать трудную судьбу нашей Калининградской области, которая находится в заложниках у Польши из-за географического положения. Но когда дело касается Латвии... Вы же не скрываете, что речь идёт, например, о том, чтобы допустить к закупкам иностранные товары, изменить в этом плане государственную программу закупок. В этом-то, собственно говоря, и дело! Дело в том, что в очередной раз кому-то нужно принять участие в бизнесе, но этот бизнес одновременно будет обращён против наших соотечественников. Им будут колоть глаза, говорить: «Посмотрите, Россия не обращает внимания на ваше положение. Она всё готова ратифицировать, если в конце замаячило что-то под названием «доллар», или «рубль», или «евро»!» Это унижение. И я в этом унижении участие принимать не хочу.

Предлагаю обратиться к министерству иностранных дел, которое должно было всё это взвесить и говорить с этой трибуны от своего имени, с тем, чтобы оно ещё раз вернулось к вопросу о необходимости ратификации этого соглашения в сложившихся условиях.

Александр Синенко:

Уважаемые коллеги! Состоялась предсказуемая, довольно острая дискуссия. Но, Константин Фёдорович, если я правильно помню, чтобы пельмени не слипались, надо всё-таки масло добавлять, а не соль, понимаете? То, что смягчает, а не то, что делает более острым. Это первое.

Второе. Внесение проектов данных соглашений в правительство для последующей подготовки их к ратификации — это совместная инициатива министерства иностранных дел и министерства экономического развития. Я вас уверяю, что это именно согласованная позиция всех ведомств, а теперь уже и правительства Российской Федерации.

И в заключение. Политики приходят и уходят, внешнеполитическая конъюнктура может меняться довольно быстро, а дороги, которые уже построены и будут построены, будут служить нашим гражданам и гражданам стран — наших партнёров столетиями, подумайте об этом. Я всё-таки призываю поддержать данный проект закона, поддержать именно будущее наших стран, будущее наших граждан. Давайте развивать то, что нас объединяет, а не то, что нас разъединяет.

***

По результатам голосования законы о приграничном сотрудничестве с Польшей и Латвией на период 2014–2020 годов Государственной Думой приняты.

ПО ТЕМЕ

В Елгаве славят Сметону

Виктор ГУЩИН — специально для «Стратегии России»

В латвийской Елгаве славят литовского диктатора Сметону. А бывшего президента Латвии и нацистского коллаборациониста Квиесиса уже прославили. Теперь они висят рядом...

На фасаде здания «Academia Petrina» много мемориальных досок в честь уважаемых людей — учёных, преподавателей этого известнейшего в прошлом во всей Прибалтике учебного заведения. В последние годы подобные мемориальные знаки устанавливаются с явным «политическим» уклоном. 22 сентября в Елгаве отмечали День единства балтских народов и установили заодно очередную мемориальную доску. На этот раз — в честь литовских национальных деятелей, включая Антанаса Сметону. Это уже вторая такая доска в его честь, установленная на фасаде «Academia Petrina».

Стоит, наверное, напомнить инициаторам установки этих мемориальных досок, что Антанас Сметона — один из организаторов военного государственного переворота 17 декабря 1926 года, уничтожившего демократию в Литве. В день переворота он стал президентом Литвы, переизбирался в 1931 и 1938 годах, возглавлял диктаторский режим вплоть до 1940 года. После предъявления 14 июня 1940 года Советским Союзом ультиматума Литве бежал с семьей в Германию, позднее переехал в Швейцарию. Последние месяцы жизни провёл в США. Погиб во время пожара в Кливленде, штат Огайо. Похоронен в часовне Кливлендского кладбища. В Литве давно носятся с идеей установить памятник Сметоне в Вильнюсе. А его латвийские «фаны» уже отметились на мемориальной ниве.

Рядом с доской в честь Сметоны можно видеть и мемориальную доску третьему президенту Латвийской Республики Алберту Квиесису, служившему гитлеровскому режиму в период нацистской оккупации Латвии. Альберт Квиесис был избран президентом 9 апреля 1930 года и оставался на этом посту до 1936 года. Как президент Квиесис «прославился» полным равнодушием к законотворческой деятельности. Он не представил в Сейм ни одного законопроекта, ни один не отослал обратно для повторного рассмотрения и ни разу не собрал внеочередное заседание кабинета министров. Зато поддержал предложение радикалов внести изменения в конституцию, чтобы ограничить полномочия парламента. Именно при правлении Квиесиса в Латвии начали укрепляться фашистские организации. 15 мая 1934 года произошёл фашистский переворот, и в стране установилась диктатура Ульманиса.

В 1942 году Квиесис стал работать в оккупационной Генеральной дирекции юстиции, которую в марте 1943 года возглавил. Был генерал-директором юстиции до января 1944 года. 9 августа 1944 года Квиесис плыл в Германию, но прямо на борту немецкого парохода умер от сердечного приступа. Похоронен в Риге.

Память вот о таких интеллектуалах-правоведах и хранят теперь стены академии, основанной герцогом Курляндским Петром Бироном в 1775 году.

Конец света в Литве. Виноваты русские?

Автор ВОСТОЧНЫЙ ВЕТЕР

В отдельно взятом за горло государстве Литве наступил конец света. Нет, не экономический, не политический, а самый что ни на есть конец света. Обрушившаяся на Прибалтику 26 сентября стихия мигом потушила свет минимум для 60 тысяч граждан Литвы на длительное время. Кроме естественного вопроса, какой гад погасил лампочку, у более искушённых товарищей возникли и более сложные и глубокие претензии к литовской энергосистеме, а также непосредственно к руководству этой удивительной страны.

Своё торжественное шествие к ныне создавшейся ситуации Литва начала сразу после обретения «независимости», и в этом плане проблемы с электроэнергетикой — лишь звенья последствий в одной цепи. Покинув «тюрьму народов», прибалтийский лимитроф принялся тщательно ликвидировать собственную промышленность, наиболее энергоёмкую область. Отчасти ввиду неспособности функционировать без регулярного ресурсного подсоса из Москвы, но в основном из-за желания Запада прикончить советское наследство, в перспективе способное составить конкуренцию, а также из-за желания пополнить карманы и заодно выбить из-под ног промышленников советской школы электоральную базу. Безработный пролетариат закрытых заводов ринулся искать заработок для прокормления семей. Сколачивать альтернативные политические движения людям было недосуг.

Более того, весь этот паноптикум подавался под соусом модной ныне борьбы за экологию. Мол, эти «совковые» производства только отравляли климат самостийной Литвы, а теперь освобождённые граждане смогут дышать чистым европейским воздухом, пока дают.

Экологическую фишку литовские власти умудрились разыграть даже на ниве проблем с безработицей. Когда слегка пришедшее в себя после невралгического экстаза 1990-х население спросило, где же оно теперь работать будет, ему объяснили, что обретённый экологический рай непременно приманит толпы туристов. Представить себе, что какой-нибудь Чарльз или Жак на годовщину свадьбы обрадует благоверную путёвкой в Клайпеду или Шяуляй, можно только в горячечном бреду.

Поток же туристов из России — по сути, основной — продолжает падать. Во-первых, получать за свои же кровные оскорбления и презрительное фырканье от бывшего дотационного аппендицита никто не хочет. Во-вторых, по количеству средневековых стен и покрытых мхом булыжников Вильнюс сильно уступает Таллину и Риге. В-третьих, люди, едущие в Прибалтику ностальгировать о прошлом, постепенно уходят, а у молодого поколения постсоветского синдрома нет.

Правда, можно развивать урбанистический туризм. Ведь, кроме изуродованных скелетов бывших заводов и фабрик, в Литве ещё и активно увеличивается число заброшенных объектов культуры, на руинах которых в лучшем случае строятся торгашеские центры. Стадионы и кинотеатры живо пополняют списки архитектурных трупов.

Поэтому количество потребляемой электроэнергии стало неуклонно падать. Ведь назвать три с половиной кабака, пускай и стилизованных под старину, с покрытыми пылью путанами в углу, энергоёмким предприятием нельзя от слова «совсем». Естественно, и качество обслуживания энергосистем также стало падать, а вот стоимость — расти.

Следующим жупелом «свободной» Литвы стала Игналинская АЭС, которая была по геологическим причинам и злой иронии судьбы построена Советским Союзом на литовском берегу озера Дрисвяты, хотя первоначально планировалось поставить станцию на белорусском берегу озера. Если бы АЭС работала и сейчас, то покрыла бы все потребности Литвы в дешёвом электричестве. Но когда прибалтийские страны, затаптывая друг друга на бегу, ринулись в ЕС, последний выдвинул для Литвы условие: закрыть советскую АЭС к чертям собачьим и без лишних вопросов. С 2001 года начался процесс ликвидации АЭС, поданный под соусом чернобыльских страшилок, дороговизны игналинского электричества, стоимость которого для конечного потребителя формировалась посредниками и необходимостью срочно покупать чистую европейскую энергию, а не «совковую» и «грязную».

Чтобы адекватные работники АЭС не мешались под ногами, разоблачая русофобские бредни властей, их стали выживать со станции. К примеру, директор Виктор Шевалдин, проработавший на Игналинской АЭС без малого 20 лет, был смещён со своего поста. Его место занял этнически «чистый» и политически «грамотный» Освальдас Чукшис. После Чукшиса управленческие должности закрывающейся конторки занимали исключительно просветлённые «европейцы». Ну, это вообще новая традиция — ставить популистского попугая, даже если с профессиональной точки зрения он на уровне гипсокартона.

После успешного, если так вообще можно выразиться, распила Игналинской АЭС у властей Литвы осталась последняя ниточка, связывающая их энергосистему с адекватной стороной реальности, — это электрическое кольцо БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония, Латвия и Литва). Вот только, по сути, отрезать страну от электричества сложно под любым предлогом. Ведь когда даже у истовых патриотов «свободной» Литвы в холодильниках замороженная рыба начнёт распадаться на атомы, а из куриных яиц полезут цыплятки, объяснить им святость дела борьбы с «кровавым Мордором» будет уже невозможно.

Вот тут-то и появился «эпохальный» план под негласным кодовым именем «Прощай, немытая Россия». Литовские власти разродились проектом энергетической независимости, построением новой энергетической системы и интеграцией её в Европу. Под этой патетичной мишурой скрывались… две смычки между электросетями. Смычка со Швецией получила имя NordBalt, а смычка с Польшей — LitPol Link. Вот только денег на всё это не было. Поэтому, приняв привычную позу с протянутой рукой, литовские политики пошли клянчить деньги в Европу.

Однако в ЕС подобный подход энтузиазма не вызвал. Европа, безусловно, оценила благородную цель продолжения разрыва любых отношений с Россией, даже вопреки здравому смыслу, но платить и в этот раз за это почему-то не хотела. Но всё же сдвинуть дело с мёртвой точки удалось. И в 2013 году «стройка века», заключающаяся в переброске подводного силового кабеля, совместно с Швецией началась. Но лишь в 2016 году был дан первый ток, правда, в тестовом режиме. Примерно в это же время первое электричество потекло по наземным линиям электропередач из Польши. Всего эти эпохальные стройки, продиктованные политикой, а отнюдь не необходимостью, высосали чуть меньше миллиарда евро!

Вроде бы вот и праздник на литовской улице. Теперь-то «Мордор» содрогнётся от несгибаемой воли Вильнюса, когда Калининград попадёт в кольцо «друзей», отсоединивших его от электросетей, связанных с континентальной Россией. Так бы и теребили своё эго нациствующие литовцы из сейма, но вот незадача.

Во-первых, пока Литва играла в политику и маялась от всех фрейдистских комплексов вместе взятых, Москва инвестировала в энергетику Калининградской области. Только в начале этого года ввели в строй Маяковскую и Талаховскую ТЭС, а на стадии завершения ещё две станции — Прегольская и Приморская. Учитывая эти факты, а также наличие старых станций и трёх небольших ГЭС, Калининградская область станет не только независимой от «хотелок» прибалтийских лимитрофов и тех тараканов, что носятся в их черепных коробках, но и начнёт вырабатывать определённый запас. Также обсуждаются перспективы торговли электроэнергией.

Во-вторых, на удивление Дали Грибаускайте и компании, энергосистема оказалась несколько сложнее переброшенного через забор провода и вкрученной лампочки. Проблемы как с самой морской перемычкой (она мощнее польской в два раза), так и со всей энергосистемой начались буквально сразу же. Сама литовская энергосистема и её инфраструктура были рассчитаны на поток электричества с востока, а находящаяся, по сути, в запущенном виде, она, естественно начала давать сбои.

А вот неисправности с NordBalt стали неожиданностью полной. Количество сбоев системы, казалось бы, европейского качества, достигло такого количества, что даже этнически «правильный» и политически «свой» директор департамента передающей сети оператора Litgrid Видмантас Грушас вынужден был сделать заявление: «Эти неисправности, которые происходили, были несколько неожиданными, и вызвали много вопросов в качестве продукта, в том, проработает ли смычка весь тот намеченный срок, который должна (30–40 лет). Когда неисправности повторялись, начались переговоры с подрядчиком о том, как будет устранена эта проблема». Самое смешное же, что «совковое» кольцо БРЭЛЛ, проверенное десятилетиями, таких сбоев не давало.

А в это же самое время до Литвы дошло, что в таком положении шантажировать Россию отключением от БРЭЛЛ уже невозможно. Оказалось, что, устав от нациствующих речей Вильнюса, Москва сама может выключить Литву из БРЭЛЛ. Переобувшись в воздухе, Литва затянула другую песню, нам уже знакомую: «А нас-то за що». И это всё на фоне вялотекущего удорожания электричества. Так что шторм стал лишь своеобразным прожектором, высветившим в основном политические проблемы Вильнюса, который в заигрывании с похлопыванием восточного медведя по спине, кажется, переиграл сам себя.

Но «оккупации» они всё равно не дождутся. Таких подарков, надеюсь, Россия более не раздаёт…

https://topwar.ru/147693-html