Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№5, Май 2004

мнения

Владимир Сунгоркин

 

Я работаю в «Комсомольской правде» с 1975 года. По нынешним меркам — почти со времен Керенского. И еще четыре года проработал в «Советской России», тогда руководимой Михаилом Ненашевым и бывшей, безусловно, лучшей и самой смелой газетой страны. И как практик, который без мало 30 лет проработал в центральных, подчеркиваю, газетах, я с Виталием Третьяковым согласен.

Хорошо, что все это говорит Третьяков, а не сотрудник, допустим, президентской Администрации. Его завтра же разнесли бы в клочья на «Эхо Москвы» и в других местах. Я постоянно читаю все, что пишут про наше журналистское сословие. И вижу множество устойчивых штампов, которые имеют мало отношения к реальной жизни.

Например, противопоставляют «олигархические» и государственные СМИ. По всем формальным признакам я сегодня — работник «олигархической» газеты. В «Комсомолке» я одновременно и главный редактор, и генеральный директор, и разве что не папа римский. Но живого олигарха за свою жизнь видел раза четыре — значительно реже, чем приходилось общаться с президентами России.

Не стоит демонизировать олигархов и думать, будто главные редакторы их СМИ только тем и заняты, что ждут указаний своих хозяев. Я, например, просто не знаю точки зрения Владимира Потанина на очень многие вещи. Помимо прочего я являюсь еще и членом совета директоров компании «Профмедиа», которая издает огромное количество газет, включая «Известия». Одна только «Комсомолка» выходит сегодня в 65 городах. Поэтому мы вполне представляем себе реальную ситуацию на рынке печатных СМИ. При этом 25 процентов акций «Профмедиа» принадлежат международному издательско-телекоммуникационному консорциуму, в совете директоров сидят норвежцы, шведы, финны и внимательно отслеживают, как наши СМИ развиваются. Вообще очень правильно, когда у иностранцев есть блокирующий пакет; когда контрольный пакет — это уже опасно.

Мне кажется, напрасно опасаются, что, уйди государство с информационного рынка, олигархи тут же растащат все СМИ и поставят их под свой контроль. Как только дали по рукам Гусинскому и Березовскому, олигархи сильно и надолго испугались. В СМИ они больше не лезут, тем более что дело это хлопотное, а олигархи вообще не слишком профессиональны в плане управления средствами массовой информации. Остался лишь один олигарх, Чубайс, окружение которого по-прежнему тратит на СМИ десятки миллионов долларов.

Насколько я знаю ситуацию на местах, там из сферы СМИ постепенно уходит бандитствующая публика, местные бизнесмены?разбойники. Потому что слишком много шума и вони, а шума они не любят. На самом деле, наибольшую опасность для местных СМИ представляет другое — так называемое «державничество», «государственничество». Под этими лозунгами местные держиморды в последнее время ведут активное наступление на прессу. Считается, будто государство там чем-то управляет. Управляет никакое не государство, а в лучшем случае третий заместитель губернатора, обычно бывший секретарь обкома КПСС по идеологии. Его представления о свободе прессы весьма незатейливы: «Я сильнее, я деньги даю, а ты молчи».

СМИ, в том числе и в регионах, — достаточно дорогая игрушка. Всего по линии бюджета на поддержку местных СМИ тратится ровно столько же, сколько на поддержку сельского хозяйства всей России, — миллиард долларов в год. Это примерная цена обсуждаемого вопроса. Поэтому на местах никакой свободной прессы давно уже нет.

Вот недавний пример. Приходит ко мне группа товарищей, которые собрались поучаствовать на местных выборах в поволжской республике. Предлагают опубликовать в «Комсомольской правде» серию статей. Естественно, за деньги, — дело святое. Я посмотрел: деньги хорошие, статьи нормальные, корректные, о социально-экономическом развитии республики. Однако сразу подумал вот о чем. Первые две статьи мы опубликовать еще успеем... А на третьей ту типографию, где печатается региональный выпуск «Комсомолки», для нас закроют по решению возмущенного трудового коллектива или профкома. Не директора, заметьте. Технология давно отстроенная.

Ладно, говорит заказчик, тогда отпечатаем тираж в соседнем регионе и привезем к себе. Предположим, что грузовик не остановит на границе милиция, что тираж спрячут под мешками с сахаром, как чеченские террористы, и довезут до столицы республики. А что дальше с ним делать? Разложить по киоскам? Но все киоски тоже принадлежат местным державникам-государственникам. Разнести по почтовым ящикам? Но и ящики казенные, ими владеет ФГУП «Почта России». Разбросать над городом с арендованного самолета? Разбросать можно, но эти газеты соберут через две минуты, потому что государство в этой республике сильное. И все. На этом наш разговор с кандидатами в депутаты был закончен. Не знаю, как они дальше действовали, может быть, через динамики свою правду разносили.

И это типовая ситуация. Государственное управление СМИ на местах сегодня выглядит именно так. Мне известен всего один субъект Федерации, где власть ничем подобным не балуется, — Пермская область. Там бывший губернатор Юрий Трутнев почему-то местные СМИ не финансировал. В результате они более-менее нормально развиваются. Насколько знаю, уже прошел через Администрацию президента, но застрял где-то в думских завалах законопроект, в котором впервые появился пункт об ограничении деятельности государственных СМИ. Несложно, правда, представить, какая судьба ожидает его в нашем парламенте?

Очень удобно и комфортно ссылаться на переходный период, призывая двигаться дальше с осторожностью. Но мы находимся в переходном периоде уже 18 лет, а в последние годы совсем непонятно, куда переходят наши СМИ. Нет у меня ощущения, что для них переходный период продолжается. В республиках, краях и областях происходит тотальное огосударствление прессы. И эти как бы «государственные» СМИ становятся все опаснее с точки зрения сохранения федеративного государства. Сегодня принято слушаться Владимира Путина, и СМИ, прижав уши, его не трогают, но вот в 1999 году было принято не любить Ельцина, и местная пресса была совсем другой. И как только местные феодалы поймут, что наезжать на Путина уже не опасно, мы получим Вандею примерно в 84 субъектах Федерации. Там все делается очень быстро, по-военному, все отмобилизовано. Не успеем оглянуться со своими рассуждениями о переходном периоде, о том, что торопиться некуда, как все мозги башкирских, татарских и даже иркутских трудящихся будут соответственным образом обработаны. Тем более что почва унавоженная и благодатная. Неприязнь к Москве — высокая, недоверие к Москве — высочайшее, и эти чувства легко использовать для экономического, в лучшем случае, шантажа. Хорошо еще, если губернаторы станут устраивать массовое неповиновение своих областей только с целью получения от Кремля преференций. Но если на такую тропу встанут хотя бы 30 губернаторов, мы выйдем на слишком интересный виток переходного периода...

Владимир СУНГОРКИН

Главный редактор, генеральный директор газеты «Комсомольская правда»


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru