Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№6, Июнь 2014

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Парламентские слушания Правовое регулирование формирования содержания общего образования

 

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ФОРМИРОВАНИЯ СОДЕРЖАНИЯ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Парламентские слушания

 

Ирина МАНУЙЛОВА

Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию

Год назад в нашем Комитете уже поднимался вопрос, который касался непосредственно правового регулирования формирования содержания общего образования. И сегодня, я думаю, наш разговор станет логическим продолжением такого обсуждения в связи с тем, что осталось достаточно много белых пятен и необходимо более точно расставить акценты.

Итак, если мы сегодня посмотрим на нормы нашего закона, то содержание образования определяется исключительно образовательной программой. А правом на разработку и утверждение образовательной программы обладает сама образовательная организация. Более того, образовательные организации самостоятельно, ориентируясь на требования федеральных государственных образовательных стандартов, разрабатывают свой учебный план, программы, другую нормативную документацию, которая определяет образовательный процесс и содержание образования в каждой отдельной школе.

Эта позиция получила развитие в обеспечении самостоятельности образовательных учреждений, где в статье 13 пункт 10 прямо указывается на то, что сегодня любые органы исполнительной власти не вправе вмешиваться в этот процесс.

Хочу напомнить, что в ранее действующем законе об образовании вопрос формирования содержания решался очень просто. Существовал федеральный государственный образовательный стандарт, на основе которого составлялась примерная основная образовательная программа. Она была единственной для всех, а уже на основе этой примерной основной образовательной программы составлялись образовательные программы самих образовательных организаций. Вне всякого сомнения, определенная вариативность всегда присутствовала. Государственные образовательные стандарты 2004 года включали базисный учебный план и предметное содержание для изучения предметов инвариантной части, то есть части, обязательной для изучения во всех образовательных учреждениях на базовом и профильном уровнях в виде перечня конкретных дидактических единиц, обязательных для изучения на каждом уровне образования.

Сейчас в связи с принятием нового федерального закона ситуация изменилась. Что произошло? Образовательная программа организаций теперь разрабатывается школой самостоятельно на основе стандарта и с учетом примерной образовательной программы. Ее можно и не учитывать. То есть примерная образовательная программа перестала быть обязательным нормативным документом, и образовательная организация может составить свою собственную образовательную программу, не используя примерную. Она может опираться только на стандарт. Таким образом, с 1 сентября 2013 года стандарт стал документом прямого действия.

При этом предполагается, что примерных образовательных программ в реестре будет несколько, каждая из которых также разработана на основе федерального стандарта. Это дает возможность образовательной организации принять решение: самостоятельно составить свою образовательную программу, ориентируясь только на стандарт, или использовать из предложенных в реестре ту, которую можно взять за основу. Пока в образовательных учреждениях идет обучение по стандартам 2004 года, где содержатся предметы обязательной части, и особых затруднений не возникает.

Но если мы с вами посмотрим на поэтапный переход на новые федеральные государственные образовательные стандарты, в которых содержание образования отсутствует, становится понятно, что нам необходимо в ближайшее время определять порядок формирования и содержания общего образования, при этом обеспечив законодательное нормативное закрепление этого формирования.

С чем же связаны опасения с введением нового федерального государственного образовательного стандарта? Он является нормативным документом, а значит, должен однозначно определять основные параметры школьного образования. Но если вы проанализируете новые стандарты всех уровней, то увидите, что недостаточно конкретно прописаны требования к содержанию образования, к его результатам. Стандарты лишь определяют в общих чертах контуры системы школьного образования.

Новый закон «Об образовании» расширил представление о назначении функций школьных образовательных стандартов. Теперь он должен не только обеспечивать сохранение единого образовательного пространства и преемственность основных образовательных программ, но также быть критерием оценки аттестации выпускников отдельных уровней, оценки учителей, образовательных учреждений, системы образования в целом.

Стандарт должен обеспечить вариативность содержания на каждом уровне образования, а также выполнить и обеспечить государственные гарантии уровня и качества образования. Стандарт представляет собой совокупность требований — к структуре, условиям реализации, результатам освоения основных образовательных программ. Такой стандарт выделяет требования к личностным, метапредметным, предметным результатам. Но вместе с тем указано, что результаты устанавливаются для учебных предметов на базовом и углубленном уровне, что они должны обеспечивать возможность дальнейшего успешного профессионального обучения и профессиональной деятельности. А вот здесь наблюдается парадокс. Требование есть, а конкретно обозначенных результатов в виде набора дидактических единиц элементов содержания, отдельной научной терминологии, ключевых понятий, методов, приемов по предметам нет.

Обращает внимание также то, что, согласно новым стандартам, в структуре основной образовательной программы общего образования должна присутствовать обязательная часть, которая составляет от 2/3 до 70 процентов от общего объема программ. Обязательная часть в нашем представлении — то, что обязательно для всех образовательных организаций. Но порядок разработки этой обязательной части не определен. Отсутствует также какое-либо определение, что она собой представляет.

Характерной особенностью школьных стандартов второго поколения является то, что они дают только основные ориентиры, контуры содержания образования, формулируют требования к тому, чем должны овладеть учащиеся в результате образования. Но не задают конкретные знания и способы деятельности по учебным предметам. Все это должны делать сами учителя на основе требований стандарта.

В условиях очень общих, расплывчатых формулировок требований учителя и другие разработчики учебных программ могут достаточно произвольно их трактовать, и в этом случае программы по учебным предметам, разрабатываемые отдельными учителями, могут существенно различаться по содержанию и во многом не совпадать с планируемым стандартом.

Более того, сегодня в каждом регионе отдельные образовательные учреждения уже включились в работу по новым стандартам. Пока это пилотные учреждения. Сегодня они, для того чтобы не потеряться в содержании, используют государственный образовательный стандарт 2004 года, совмещая его с новым стандартом, таким образом хоть как-то регулируя вопрос формирования содержания.

Поэтому большая часть образовательных организаций уже сегодня столкнулась с существенными трудностями при разработке основных образовательных программ. У них нет достаточных ресурсов для самостоятельного формирования программ в соответствии с требованиями стандартов, а в реестре программ таковые пока отсутствуют.

Комитет полагает, что для выполнения в полном объеме требований принятого закона, для обеспечения единства образовательного пространства, преемственности и вариативности содержания основных программ, государственных гарантий уровня и качества образования важно, не отказываясь от новых стандартов общего образования, ввести, тем не менее, в образовательное законодательство новое понятие. Мы обозначили его как «фундаментальное ядро содержания образования», хотя возможен и другой термин.

Что представляет собой фундаментальное ядро содержания общего образования? Это обязательная часть содержания каждого уровня по предметным областям, установленным федеральным стандартом общего образования, в виде отдельных дидактических единиц и конкретных образовательных результатов. Все это входит в состав обязательной части образовательной программы.

Такое фундаментальное ядро содержания общего образования наряду с федеральными государственными общеобразовательными стандартами и станет основой для разработки как примерных основных образовательных программ для всех уровней, так и образовательных программ для каждого отдельно взятого образовательного учреждения по каждому уровню общего образования.

Более того, в случае введения фундаментального ядра содержания, оно становится содержательной основой для проведения процедур аттестации, государственной аккредитации, оценки качества образования. Все это позволяет формировать единое содержание, которое объединяет все разрабатываемые примерные образовательные программы и образовательные программы отдельных организаций, обеспечивает преемственность программ разного уровня в условиях единого образовательного пространства.

Вместе с тем такая конструкция позволяет сохранить и условия формирования вариативности образования на всех уровнях. Становятся более прозрачными процедура оценки качества образования и формирование системы оценки качества на всех уровнях.

Более того, введение единой обязательной, условно говоря, федеральной части учебной программы по предмету ни в коем случае не ущемляет возможности вариативного характера образования, так как в полной мере оставляет возможность для включения в его содержание вариативной части, которая формируется участниками образовательного процесса самостоятельно.

Предложенные схемы и дальнейшее развитие могут помочь также формулировать и полномочия исполнительной власти в отношении формирования содержания, разделив тем самым уровень региональный, уровень муниципальный, уровень самого образовательного учреждения, то есть фактически всех участников образовательного процесса.

Конечно, в предложенной мной схеме есть необходимая часть, которую нужно и должно и обсуждать, и прорабатывать. Но, на наш взгляд, она является достаточно конструктивной, не противоречит нормам действующего закона, ни в коей мере не приводит к отмене принятых стандартов и будет в целом способствовать решению тех задач, которые этими стандартами в законе заложены.

 

Павел СЕРГОМАНОВ

Заместитель директора департамента государственной политики в сфере общего образования Министерства образования и науки

Какова предыстория появления федерального государственного образовательного стандарта и почему появились так называемые новеллы, обсуждаемые в 273-м федеральном законе? Фактически вопрос о содержании образования возник благодаря тому, что появились авторские, более самостоятельные, более успешные образовательные организации и школы, которые показывали высокие результаты, становящиеся ориентирами современных результатов образования.

Возможность выбора обучающимися учебных предметов, модулей дисциплин фактически стало институциональной нормой, и то, что было связано раньше с единым материалом, изучавшимся каждым школьником по каждому предмету, в один и тот же момент подверглось сомнению за счет того, что стимулировался выбор обучающимися различных компонентов содержания образования.

Информатизация образования, безусловно, обрушила ценность информации, сделала ее доступной, и если раньше учитель являлся почти единственным «носителем информации», то сегодня он вынужден конкурировать с большим количеством источников.

Профессиональные сообщества и общество в целом согласились и поняли, что ориентация образовательных стандартов перешла с запоминания информации на освоение компетентностей. Сам объект нормирования резко изменился. Идеология федеральных государственных образовательных стандартов, в отличие от ФГОС 2004 года, состоит в том, что они регламентируют деятельность, а не учебный материал, как это было раньше.

Введена единая система контроля качества знаний в виде единого государственного экзамена, которая также повлияла на вопросы, связанные с целеполаганием и, следовательно, с содержанием образования на уровне образовательной организации.

Ряд новелл федерального закона фактически институализировал то, о чем я сказал выше. И поэтому 273-ФЗ открыл новые перспективы для образовательных организаций, сделал школу современнее и лучше. Содержание образования по новому закону формируется образовательной программой и является полномочием образовательной организации.

Но это не значит, что исчезло все старое. Логика противопоставления здесь не продуктивна. Зато продуктивна логика преодоления. Понятно, что физику надо учить, понятно, что закон Ома всегда будет законом Ома. Но речь идет о том, чтобы мы усложнили понимание содержания образования. Надо иметь в виду не только учебный материал под термином, который часто именно в этом смысле используется, когда мы говорим «содержание образования», «преемственность образовательных программ». Мы архетипически, по хорошей привычке, имеем в виду преемственность и логику учебного материала, которые заложены в рабочих программах, в учебных пособиях. Но закон изменил сам объект регулирования, и мы сегодня говорим о том, что содержанием образования являются планируемые результаты. То есть не то, насколько я помню строение ланцетника, сколько более широкие понятия, которые называются компетенцией.

Что у нас в последнее время появилось из концептуальных и нормативно-правовых документов? 30 августа 2013 года вышел приказ Минобрнауки № 1015, который зарегистрирован в Минюсте 1 октября 2013 года. Он утверждает порядок организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования. В приказе отрегулированы некоторые вопросы содержания образования, в частности, касающиеся детей со специальными и особыми потребностями, с ограничениями здоровья и так далее.

У нас большой набор инициатив, проектов по предметным областям, которые явно свидетельствуют о высоком интересе к нормативно-правовому регулированию содержания образования. С точки зрения организационных и организационно-правовых механизмов, они построены по-разному. Математика появилась сейчас как концепция развития математического образования, и следом за ней — утвержденный план. Физкультура появилась как комплекс «Готов к труду и обороне». История — в виде соответствующей концепции в предметной области. Музыка, русский язык и литература.

Хотел бы обратить внимание на то, что образовательные программы — это комплекс характеристик. А характеристики — это объем содержания и планирования результатов. Это то, что определяет образовательная организация де-факто, и то, что представлено в виде учебного плана, календарного учебного графика.

В отличие от этого, примерная основная образовательная программа является учебно-методической документацией. Не характеристикой, а документацией, которая определяет рекомендуемые объемы содержания образования, планируемые результаты освоения образовательных программ.

Закон предусматривает использование возможностей учебно-методических объединений. Как раз для участия представителей работодателей в разработке федеральных стандартов и примерных образовательных программ, в координации действий и могут создаваться учебно-методические объединения. То, что связано и с планируемыми результатами, и с содержанием образования, может регулироваться через эти законодательно установленные нормы.

В пункте 3 статьи 19 закона описываются учебно-методические объединения. Кто разрабатывает и утверждает типовые положения, кто входит в состав учебно-методических объединений. Таким образом, регулирование содержания образования важно вести с пониманием того, что сам термин означает, как минимум, две реальности.

Первая реальность — учебный материал. Я согласен, что необходимо навести порядок, дать предложения, связанные с тем, чтобы учебный материал в школах, которые не демонстрируют выдающиеся результаты, мог быть реализован через примерные образовательные программы.

И вторая реальность — планируемые результаты образования. Имеется в виду, что содержание образования — это то, что делает в данном случае школа. Дело не в количестве заученных формул, а в том, как ученик справляется с какими-то ситуациями. Он получает образование не для душевного спокойствия учительницы, а для дальнейшей жизни. Таким образом, оба компонента содержания образования могли бы попадать в примерные образовательные программы. А уж этот процесс могли бы регулировать учебно-методические объединения в системе общего образования.

Тогда образовательные организации, которые демонстрируют высокие результаты и в мониторингах, и в итоговых аттестациях, вправе сами разрабатывать образовательные программы. Для организаций, которые не демонстрируют удовлетворительные результаты, необходимо применять механизмы, которые бы стимулировали развитие их образовательных программ, в том числе через прямое копирование примерных программ.

 

Александр БИСЕРОВ

Заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки

Мне бы хотелось остановиться на трех позициях, которые в первую очередь касаются Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки при реализации своих государственных функций.

Нам важно, чтобы обязательная часть предметного содержания образовательных предметов была нормативно закреплена. Нам нужно понимать содержание государственной итоговой аттестации. Это важнейший аспект нашей деятельности.

Если такое предметное содержание не появится, то при аккредитации общеобразовательных учреждений, связанной с предметной областью, с содержанием подготовки обучающихся, которое также зафиксировано в законе, мы столкнемся со всякого рода сложностями.

И вопрос, который касается не только Рособрнадзора, а всех, связанных с интеграцией образовательных учреждений Крыма: украинские общеобразовательные стандарты содержали предметную область, конкретное дидактическое содержание. И сейчас школам Крыма придется вступать в нашу систему. Украинская система образования больше соответствует советским стандартам. Учитывая, что у нас поддерживается многообразие в образовательном пространстве, ориентированное на развитие личности, все брать из украинского образования просто-напросто невозможно. Хотя какие-то положительные элементы там присутствуют. Конечно же, учителя Крыма окажутся просто не готовы к тому, что придется работать без минимума дидактического содержания.

Поэтому мы поддержим любое развитие, будет ли это ядро фундаментальных знаний, или будет четко зафиксированный минимум в примерной образовательной программе. Но нам нужна основа, с которой мы будем дальше осуществлять свою деятельность.

 

Виктор ШУДЕГОВ

Заместитель председателя Комитета по образованию Государственной Думы

Как вы помните, когда стали вводить федеральные государственные стандарты для старших классов, достаточно много было разногласий по перечню предметов и их количеству. И содержательная часть конкретно по литературе вызвала большие скандалы.

В этой связи у меня вопрос: не считаете ли вы целесообразным закрепить федеральным законом перечень предметов и количество часов, выделяемых на изучение того или иного предмета?

И еще. В статье пятой закона говорится, что образование у нас является бесплатным, но в рамках федеральных образовательных государственных стандартов. Кто утверждает федеральные государственные образовательные стандарты? Лично министр. Не считаете ли вы, что мы дали ему слишком много прав, в частности по ограничению 43-й статьи Конституции, где говорится о возможности получения бесплатного образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях без каких-либо ограничений?

 

Александр БИСЕРОВ

Количество предметных областей, перечень и предметы закреплены в стандартах. И часы закреплены, но не так, как в ФГОС 2004 года. То есть, если стандарт 2004 года закреплял это в базисном учебном плане и давал универсальную расчасовку для всей страны по количеству предметов, то в сегодняшнем федеральном государственном образовательном стандарте часы закреплены более рамочно.

Да, ФГОС утверждает министр, изменения в федеральные стандарты утверждаются приказом министра. Но есть и альтернатива, которую я не хотел бы комментировать.

 

Григорий БАЛЫХИН

Член Комитета по образованию Государственной Думы

У меня вопрос и к Павлу Аркадьевичу, и к Ирине Викторовне.

Мы драматизируем ситуацию с федеральным государственным образовательным стандартом общего образования, хотя, как известно, стандарт начальной школы уже в штатном режиме функционирует четвертый год. Мы можем подводить какие-то итоги. Федеральный государственный стандарт основной школы только со следующего года будет в штатном режиме, а для старшей школы — с 2020 года. В докладах Ирины Викторовны и Павла Аркадьевича не прозвучало, что стандарт начальной школы прошел полный цикл. Однако нет никакого анализа. Был ли проведен анализ, или, как сейчас мы говорим, мониторинг, на основании которого можно было бы делать рекомендации наших слушаний? Может быть, регионы выскажутся здесь на этот счет. Но я ни от комитета, ни от министерства этого не услышал.

И второе. Есть постановление правительства, по которому и разрабатывались федеральные государственные стандарты, и они должны были реализовываться. Этим постановлением впервые предусматривается вносить изменения в федеральный государственный образовательный стандарт. Прошло четыре года, и никаких попыток внесения изменений ни у министерства, ни у Комитета не было. Почему? Закон № 273 принят всего год назад, но в него уже вносились поправки, когда мы видели, что какие-то моменты упущены.

 

Павел СЕРГОМАНОВ

Обширный анализ по внедрению стандартов начальной школы — впереди. Но вот что отмечают эксперты на основании данных электронного мониторинга. Сам образовательный процесс, образовательные результаты в начальной школе были изменены в связи с тем, что появились новые условия. Я имею в виду внедрение информационно-коммуникационных технологий в образовательный процесс. Назову еще доведение средней заработной платы учителей до средней по экономике. То есть появилась общая направленность федеральных стандартов на то, чтобы учитель выступал более важной фигурой. Как показывает опыт успешных организаций и успешных стран, когда начинают регулировать деятельность образовательных организаций, условия образования, навыки и представления учителя, то качество образования становится выше и, что очень важно, гибче. Когда мы меняем тип образовательных результатов с «туго набитой головы на хорошо организованную», то это позволяет школе, всей системе реагировать на изменения, которые нам диктуют правительство и законодатели. Кстати, учителя сами отмечают, что переход на ФГОС связан во многом с оборудованием, которое они получили, и с новыми учебными материалами.

Что касается изменений в федеральные государственные образовательные стандарты, то Министерство образования и науки РФ выпустило три приказа, которые корректируют образовательные стандарты общего образования в части приведения его в соответствие с федеральным законом № 273 и в части ряда позиций. В частности, по обеспеченности учебными пособиями. Такие изменения внесены. Теперь каждый учащийся обеспечивается одним учебником и/или учебным пособием по каждому учебному предмету, входящему в учебный план.

 

Ирина МАНУЙЛОВА

Продолжая ответ Павла Аркадьевича, скажу следующее. На самом деле принятие новых стандартов — это действительно шаг вперед. И все это понимают. Почему при реализации на ступени начальной школы не возникло каких-то серьезных проблем?

Давайте не будем забывать, что как раз для начального уровня примерная образовательная программа появилась достаточно давно. Более того, в отличие от всех последующих уровней, еще с советской школы, деятельностный подход для начального образования выстроен глубже, чем для всех последующих уровней. Сама специфика возраста начальной школы такова, что обучение происходит в игре.

И второй момент. Программу реализует один учитель в рамках разных предметов. И это позволяет очень мобильно формировать методопредметные компетенции. Когда несколько педагогов трудятся каждый в рамках своей области, то не всегда существует согласованность в действиях. В начальной школе все вопросы снимаются просто спецификой организации учебного процесса. Сегодня уже международные исследования говорят о том, что классы, которые работали по новым стандартам, показывают результаты подготовки детей гораздо выше, чем по традиционной системе.

А теперь давайте перейдем к уровню основного и среднего образования. В чем здесь возможный риск? Когда мы имеем отдельные предметы, набор концепций применительно к каждой образовательной области, они друг с другом по горизонтали не синхронизируются. Это дополнительные проблемы. Даже формирование понятийного аппарата должно иметь логическую структуру как по предметным областям, так и по срокам изучения от 5-го до 11-го класса. Отдельные темы в курсе физики мы не можем изучать до тех пор, пока нет определенной базы, полученной при изучении математики. Вот логика понятийного аппарата. Как видите, это не возврат к старой системе.

Но есть некий минимум, который мы должны определить. Потому что только благодаря этому минимуму мы действительно сделаем конструкцию устойчивой. Изучая курс физики строго в соответствии с требованиями новых ФГОС, мы можем раздел «механика» вообще не изучать. Абсурдно? Но это факт. Давайте сделаем минимум действительно минимальным, и определим сразу параллельно уровень углубленный. Все это позволяет очень гибко формировать и создавать рабочие программы не только по одному предмету, но и использовать подход при формировании интегрированных курсов. И вместе с тем это не нарушает целостности и снимает лишнюю нагрузку.

 

Галина НИКОЛАЕВА

Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике

Когда мы принимали новый закон «Об образовании», Государственная Дума и Совет Федерации договорились вести и мониторинг реализации этого федерального закона.

Что можно сказать по этому поводу?

Первое. То, что мы говорим о необходимости обеспечения единого образовательного пространства, логически требует от нас поддержать идею, которую сегодня высказала Ирина Викторовна об обязательном минимуме содержания нашего образования.

Мы готовимся сегодня не просто показать высокое качество знаний. Перед нами стоит задача готовить высокообразованное поколение россиян. И готовя их, надо не просто давать минимум общего образования. Мы должны их вооружить теми знаниями, которые помогут получить профессиональное образование.

Необходимо на сегодняшнем этапе подключить к работе региональные органы власти, местное самоуправление и наши педагогические сообщества. Именно они сегодня повседневно занимаются реализацией федеральных государственных образовательных стандартов, занимаются выбором наших учебных программ. И образовательные организации у нас тоже занимаются процессами организации содержания образования.

С какими кадрами мы выходим сегодня на реализацию этого содержания образования? Да, у начальной школы есть свои результаты, но начальная школа — только подготовка к основной школе. И если на начальном этапе появляется успех, дальше можно двигаться более уверенно. Но при этом федеральный перечень учебников очень громоздкий. С таким большим рекомендательным списком обязательных школьных учебников мы ставим в серьезное затруднение прежде всего родителей.

Сегодня педагогические коллективы, учителя готовы работать с нашими программами, но у нас сегодня не готовы к этому родители. А мы знаем, что маленького человека приводят в школу родители, и мы очень рассчитываем на то, что будем взаимодействовать с ними в процессе обучения наших детей.

Поэтому я бы хотела при разработке наших дальнейших нормативных актов обратить серьезное внимание на вопросы подготовки к работе в новых условиях реализации федеральных государственных образовательных стандартов и наших педагогических кадров, и наших студентов педагогических вузов, и, естественно, родительской общественности.

Мы восемь территорий заслушали с начала реализации федерального закона. Много идет предложений о необходимости внесения изменений и дополнений в закон. Нужно защитить детей-сирот при поступлении в вузы. Оплата за студенческое общежитие оказалась большой проблемой. Есть трудности в организации оплаты родительских взносов в дошкольных образовательных организациях.

Одна из проблем была поднята на прошлом заседании министром образования Свердловской области — вопрос о требованиях к образовательным организациям, которые обучают детей с ограниченными физическими возможностями. Как в современных условиях выпускникам школ-интернатов для детей с ограниченными возможностями продолжить и получить профессиональное образование в средних специальных учебных заведениях? Закон сейчас не позволяет дать возможность ребятам после окончания школ-интернатов поступить в среднее профессиональное учебное заведение, потому что нужен соответствующий документ об образовании. И это только один из острых вопросов практики.

Поэтому необходимо провести всеобщее обсуждение, чтобы ответить на вызовы времени, на потребности наших детей и родителей. Чтобы в нашей стране юное поколение получало качественное образование.

И поэтому поддерживаю предложение, чтобы при интеграции системы образования Крыма в российскую был изучен его опыт. Сегодня состоялась международная научно-практическая конференция по истории земства в России. Оказалось, многое из системы образования дореволюционной и советской России заслуживает внимания и может быть реализовано в нашей работе.

 

Олег СМОЛИН

Первый заместитель председателя Комитета по образованию Государственной Думы

Мне нравится, что в последнее время Государственная Дума, хотя бы паллиативно, исправляет недостатки действующего образовательного законодательства. Исправили по детям-сиротам в значительной степени, существенно исправляем по ситуациям с общежитиями, с золотыми медалями. Кстати, я тоже продукт отсталой советской системы образования, которое входило в тройку лучших в мире. Сейчас, если обратиться к докладу ООН о развитии человека, мы на 41-м месте. Сегодня 32 процента российского населения думает, что Солнце — это спутник Земли. Примерно столько же считает, что от радиоактивности можно избавиться, прокипятив молоко. По данным учителей, 20 процентов учащихся старших классов функционально неграмотны. Они не понимают, что читают. Я уже не говорю о том, что, по данным Академии образования, даже в 1992 году у нас 58 процентов подростков были способны к альтруистическому поведению. Сейчас таких осталось 16 процентов.

Законодательство Российской Федерации в образовании отвечает на самые разнообразные вопросы, только не отвечает на главный: чему учить детей? Когда принимался Федеральный Закон № 309 «Об образовании», о внесении изменений в закон «Об образовании» в 2007 году, из него было исключено содержание образования. После этого мы регулярно слышали в выступлениях, в частности, в Посланиях президента Федеральному Собранию, что нам нужно обновить содержание на базе новых стандартов. То ли люди в администрации не читали закон, то ли не могли поверить, что может существовать стандарт, лишенный содержания.

Есть старый спор, что такое ученик или студент. Сосуд, который нужно наполнить, или факел, который нужно зажечь? С моей точки зрения, если сосуд пуст, то и факел не загорится. Точно так же я сомневаюсь, что ненаполненная голова может быть хорошо организованной. Мы получили проблему, связанную с тем, что расползается единое образовательное пространство. Даже в Москве ребенок, переходя из одной школы в другую, может оказаться в совершенно другой образовательной среде. Чуть не единственной скрепой остается Единый государственный экзамен, но у нас на очереди серьезная перемена, как об этом заявил министр образования и науки.

Эту тему обсуждали на нашем Комитете, когда возникла проблема, связанная с программой по литературе. Собственно, сама программа не заслуживала такого внимания, которое получила. Это, скорее, повод, чем причина. Но обсуждение темы показало, что регулировать содержание образования, вообще говоря, нечем. Поэтому Комитет справедливо отметил противоречия между функциями стандарта, прописанными в новом законе, и структурой стандарта, который эти функции не позволяет реализовать.

Мы предложили очередной законопроект «О внесении изменений в закон «Об образовании». Назову основные идеи этого законопроекта.

Первая. Мы предлагаем, как уважаемая Ирина Викторовна, вернуть содержание образования в образовательные стандарты. Более того, мы предложили бы включить туда и базисный учебный план, чтобы сохранять единое образовательное пространство. Ребенок, переходя из одной школы в другую, может столкнуться с ситуацией, когда одни предметы он изучает дважды, а другие не изучает вообще.

Второе. Мы предлагаем прямо в законе прописать обязательный набор предметов, «золотой стандарт», чтобы у нас не повторялись так называемые «эксцессы исполнителя». Когда появился образовательный стандарт с обязательными тремя предметами для старшей школы, Владимир Владимирович пригласил к себе Андрея Александровича и сказал, что он любит физкультуру, но не до такой же степени. Тогда я много раз пытался провести эксперимент на моих друзьях: профессорах и академиках, спрашивал, чтобы они угадали, какие три предмета остаются обязательными в российском образовании? Не угадал ни один. Что с них взять? Темный народ — профессора с академиками! Физкультура, Россия в мире и... ОБЖ. Вот какие предметы должны были остаться. Плюс индивидуальные проекты.

Мы предлагаем согласовать стандарты в процессе их разработки с профильными парламентскими комитетами, с Российской академией наук и Российской академией образования, с союзом ректоров, профессиональными ассоциациями. Мы полагаем, что стандарт должен быть продуктом образовательного сообщества, а не государственных чиновников при всем к ним уважении. Пироги должен печь пирожник.

 

Алексей ЖУРИН

Заместитель директора по науке института содержания и методов обучения Российской академии образования

Да, эта проблема — основная головная боль нашего института.

Новые стандарты стандартизируют, пожалуй, все сейчас в школьной жизни. Какие бумажки, в каком объеме, в какой последовательности должны быть расставлены... Единственное, чего нет в стандарте — это конкретного содержания. Ушел из стандарта базисный учебный план. Если каждая школа теперь вправе делать такой план, то 45 тысяч школ в России сделают 45 тысяч учебных планов.

А что будет с ребенком, который переезжает из одного региона в другой?

Школа сама формирует этот учебный план, но, как правило, в подавляющем большинстве случаев люди не знают, как это делается. Не далее как на прошлой неделе разговаривал с учительницей химии, поскольку я сам химик. Она похвасталась, что у нее есть уроки химии в первом классе. Я думаю, что года через четыре в технических вузах выпускников московских школ вообще не будет, потому что московский учебный план в два раза уменьшил объем времени на изучение естественных предметов.

Есть профили, например, физико-математический, но нет химии. Юноша поступает в технический вуз, но после первой сессии вылетает, поскольку каждый инженер обязательно изучает химию, а он ее знать не будет.

Какие конкретно единицы отображают содержание образования? Мы на этот вопрос сейчас ответить не можем, и вот почему: мы не знаем, сколько часов отводится на изучение того или иного предмета. Иногда приходится слышать, что дело не в часах, главное — отобрать содержание. Но ученик не автомат, он не может запомнить абсолютно все. Мало того, что нужно дать ребенку материал, с ним нужно отработать. А мы не знаем, в каком объеме, потому что у нас нет фундаментального ядра содержания.

Что у нас сейчас происходит с экспертизой учебников? Я при желании могу любой учебник с одинаковой легкостью объявить или прекрасным, или плохим. Почему? А так прописано требование к результатам в стандарте, на который мы ориентируемся. Опять возникает проблема стандартизации содержания. До тех пор, пока мы не получим ответ на эти вопросы, мы ничего дальше делать не можем. Мы подготовили кучу вариантов учебных планов — 150 штук. А как же, вариативность! Есть самые экзотические, например, для историков моды, которых обучают в Санкт-Петербурге. Для них разработали учебный план для старшей школы.

Все это не может работать до тех пор, пока или в законе, или в стандарте, или в других документах не установлено конкретно, с какого класса, по сколько часов в неделю и что именно мы должны давать детям.

Хорошо, когда одна школа отличается от другой. Возможностей много и по времени, и по содержанию. Но если каждая школа будет делать что-то свое в содержательном плане, то ничего хорошего не получится.

 

 

Ольга АРТЕМЕНКО

Руководитель Центра анализа этнокультурной, конфессиональной и миграционной образовательной политики Федерального института развития образования

Я бы хотела остановиться на вопросах изучения языков народов России в условиях нового образовательного законодательства.

Есть определенный опыт изучения языков народов России за период действия нового стандарта. И я знаю немалое количество обращений со стороны ряда субъектов Российской Федерации по поводу изучения русского языка и родных языков.

По новому закону возникает представление, что вариативность реализуется через многообразие основных образовательных программ. Однако, как сказано в законе, образовательные программы разрабатываются с учетом соответствующих примерных основных образовательных программ. И вот это «с учетом» очень важно, особенно для субъектов, и многих субъектов, потому что субъект и реализует тот механизм, который сейчас предлагается для разработки примерных основных программ. А он, собственно, очень схож с механизмом разработки учебников. А что с учебниками у нас, мы все очень хорошо знаем. На уровне субъекта та вариативность, которую мы с вами представляем, превращается сразу же в инвариантность, и эта инвариантность приведет к тому, что сеть школ в субъекте, в республиках будет очень инвариантно работать по содержанию образования.

За прошедшие 20 лет, когда работал национальный региональный компонент, мы убедились, что ряд субъектов Российской Федерации эту инвариантность использует в своих интересах. И это очень заметно проявляется на предметах: литературе, истории, родных языках и русском языке. Подчеркиваю: именно на русском языке.

Когда создаются условия развития титульного языка, титульной культуры, когда русский язык превращается в инструмент трансляции родной культуры, для этого нужно просто взять учебники русского языка и почитать. Вы увидите, что в ряде учебников 70 процентов содержания — это культура, не русская и даже не российская, а этническая. Поэтому, с нашей точки зрения, новый закон несет в себе определенные риски в части формирования такой школьной сети субъекта, которая будет работать в инварианте. И которая может привести к разрушению единства общероссийского образовательного пространства.

В нашем федеральном и региональном законодательстве нужно привести понятийный аппарат в соответствие с тем аппаратом, который у нас прописан в Конституции Российской Федерации. Есть совершенно четкие понятия по отношению к языкам. Все языки выступают в качестве родных языков, включая и русский. И по Конституции Российской Федерации именно в этом статусе языки равноправны. В определенных ситуациях русский язык должен изучаться в качестве государственного языка Российской Федерации. И не на коммуникативной основе, как сейчас это делается, когда русский язык из литературного переходит в бытовой язык, реализуя коммуникативную функцию. Надо изучать на грамматической основе, направленной на развитие культуры речи и обеспечивая конкурентоспособность подрастающего поколения. С методической точки зрения, это очень важно.

Русский язык — государственный, и предмет должен методически разрабатываться для не владеющих, для слабо владеющих и владеющих. Вот понятийный аппарат, который должен работать.

По Конституции, республика вправе вводить свой республиканский язык, не замещая язык государственный, однако ни один федеральный закон не прописывает равноправие государственных языков. На современном этапе становления образовательной политики необходимо из нормативно-правовых актов изъять такие понятия, как «родной не русский», «русский не родной», «русский как иностранный». Вообще удивительное понятие возникло — «русский язык как язык». Непонятно вообще, кто это мог придумать. Надо исключить противопоставления «родной» и «русский» язык, что заложено в стандарте, так как русский язык также является родным.

Необходимо в нормативно-правовых актах в сфере языковой политики ввести вышеперечисленные конституционные нормы правового положения языков народов России, а также законодательно усилить роль родителей в вопросах изучения языков народов России с учетом их конституционного статуса. Передача этих вопросов на уровень местного самоуправления дела не решит.

 

Феодосия ГАБЫШЕВА

Заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия)

В федеральном государственном стандарте образования в последние три-четыре года появилось очень много проблем. Главная — это сохранение единого образовательного пространства. В то же время следует учитывать все разнообразия, в том числе многонациональный состав России.

В Российской Федерации государственный язык — русский. Но есть в субъектах свои государственные языки, официальные языки, которые имеют такой статус в местах компактного проживания. Это, в первую очередь, языки коренных малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока, что тоже надо учесть в стандартах единого образовательного пространства.

Второй вопрос — изучение русского как государственного языка в условиях метапредметных требований. То, что сегодня обозначили как минимум. В то же время это и литературное образование — русская литература, литература народов Российской Федерации и мировая литература. По этим стандартам тоже есть много вопросов. И я солидарна с мнением многих выступающих, что требования должны быть обозначены в фундаментальном ядре с учетом вариативной части.

Сегодня не совсем отработаны вопросы нормативного финансирования с учетом вариативной части и сетевого образования. Ведь знания получают не только в школах, есть и другие формы получения образования. В данном случае вопросы финансирования сетевого образования сегодня до конца не отработаны.

Еще проблема — обеспечение учебно-методическими комплектами как по родным языкам и литературам, так и по русскому языку в субъектах, где есть государственные языки и есть необходимость обеспечить на должном уровне владение русским языком. Думаю, решение по родным языкам относится к компетенции субъектов, а по русскому языку нужен федеральный уровень.

 

Ирина САМОЙЛЕНКО

Председатель комитета Верховного Хурала (парламента) Республики Тыва по образованию, культуре, молодежной политике и спорту

Одним из важнейших условий успешного перехода на новые стандарты образования является наличие и качество педагогических кадров. Важную роль в оценке профессиональной деятельности педагогов играет аттестация. Напрямую этот вопрос не относится к теме сегодняшнего разговора, но он очень важен для педагогического сообщества и требует регулирования на федеральном уровне.

Процедура аттестации учителей на подтверждение первой и высшей категории не выявляет, как работает учитель и чему он научил детей. Проверяются знания инноваций, компьютерных технологий, требуются научные работы, даже выступления на международном уровне и звания за последние пять лет. Но если учитель получил звание Почетный работник образования или Заслуженный работник образования, то второй раз такое звание он получить не может. Возникает вопрос: ему, наверное, уже надо Героя Труда получить в следующий раз, чтобы подтвердить аттестацию?

В связи с этим считаем необходимым формирование единого подхода к проведению аттестации педагогических кадров по всей стране. Надо выявлять конечные результаты труда учителя, а аттестацию не превращать в экзекуцию. Необходимо уважение к труду учителя, признание его заслуг. Иначе мы можем довольно быстро лишиться опытных учителей.

Учителя сегодня очень много времени тратят на документооборот, на отчетность. Вал бумаг, которые нужно сдать к определенному сроку, захлестнул школы. Количество проверок превышает все разумные пределы. Например, Государственный лицей Республики Тыва переживает одиннадцатую проверку за учебный год, а средняя школа № 14 города Кызыла — тридцатую проверку всяческих инстанций. Необходимо защитить школы в правовом поле, вернуться к норме: не более двух инспекторских проверок в год. Ведь из-за составления отчетов, справок и других документов учителям некогда общаться с детьми, повышать свою профессиональную квалификацию. «Дети в школе мешают», — так горько шутят учителя. Еще в 2012 году Министерство образования и науки Российской Федерации издало письмо от 12 сентября № ДЛ-150/08 «О сокращении объемов и видов отчетности, предоставляемых общеобразовательными учреждениями». Но в школах бумажная круговерть продолжается.

Большие надежды наше общество связывает с молодым поколением учителей. К сожалению, молодые учителя приходят в школу плохо подготовленными к работе. Подготовку учителей в 2008 году осуществляли 196 вузов, в том числе 70 педагогических. А в 2012 году их стало 167, из них 48 педагогических. Свыше 70 процентов педагогических вузов, а также 78 процентов их филиалов признаны неэффективными. При этом только 10 процентов выпускников педагогических вузов ориентированы на работу в школах.

Совсем недавно в Комитете по образованию Государственной Думы слушался вопрос о подготовке педагогических кадров. Мы разделяем мнение Комитета о том, что необходимо повышение качества подготовки. Ведь в связи с введением ФГОСов требуются педагоги нового формата. Приказом Министерства труда Российской Федерации № 544 от 18 октября 2013 года «Об утверждении профессионального стандарта» с 1 января 2015 года все педагоги должны соответствовать новым требованиям, владеть новыми методиками, приемами обучения и воспитания.

В настоящее время в педагогических вузах существуют бакалавриат и магистратура, но для педагогических вузов хотим предложить обучение только по специалитету с расширением практической части подготовки студента, в частности, методики преподавания. Должна существовать единая система переобучения уже работающих учителей, электронная среда, информационные системы. В настоящее время существуют различные структуры, занимающиеся переподготовкой учителей, например, Открытый виртуальный университет просвещения. Но с ним сотрудничают только 19 субъектов Российской Федерации. К тому же плата за обучение для физических лиц составляет в среднем 4 тысячи за курс. Отслеживание результатов такого обучения также является проблематичным.

На качество образования очень влияет оснащение школ, обеспеченность детей учебными местами, взаимодействие с учреждениями дополнительного образования. Считаем очень актуальными вопросы сетевого взаимодействия образовательных организаций и организаций дополнительного образования и применения дистанционных образовательных технологий, так как ряд статей Закона «Об образовании в Российской Федерации» еще не работает.

В нашей республике пока еще не решены все кадровые вопросы для реализации ФГОСов. Хотя подготовка школ проведена и ведется дальше, ощущается нехватка учителей иностранного и русского языков, учителей начальных классов с русским языком обучения, педагогов дополнительного образования. В Республике Тыва очень высокая рождаемость, мы на третьем месте по России, дети составляют одну треть от 300-тысячного населения республики. Существует проблема переполненности городских школ.

По объективным причинам в некоторых школах не все условия ФГОСов выполняются из-за нехватки помещений и кадров. Например, в гимназии № 5 города Кызыла при проектной мощности 1325 человек обучается около 2600 детей. В общеобразовательной школе № 14 города Кызыла 1300 детей вместо 800. Все школы города переполнены. Это отрицательно влияет на качество образования. Хотелось бы заметить, что такие особенности регионов должны учитываться при введении государственных образовательных стандартов, которые придут с сентября 2015 года.

Нормативно-правовая база пока не соответствует всем потребностям перехода на новые стандарты образования. Сегодняшнее обсуждение очень актуально, и хотя здесь поднимаются разные вопросы, все они касаются одного — качества нашего образования, от которого будет зависеть, какими мы увидим своих детей.

 

Григорий БАЛЫХИН

Я был руководителем рабочей группы по мониторингу проектов стандартов общего образования. Такие рабочие группы были по стандартам высшего образования, начального и среднего профессионального. Тут прозвучало, что стандарты разработали чиновники. Это миф. В рабочую группу мониторинга поступило два проекта стандарта.

Один — Российской академии образования. Готовили его бывший замминистра образования Александр Михайлович Кондаков и бывший руководитель московского образования Любовь Петровна Кезина. Вторым был региональный проект с Урала. В мониторинге по рассмотрению проектов стандартов экспертами стали порядка 50–60 организаций, в том числе и органы управления субъектов Российской Федерации, физические и юридические лица, образовательные учреждения. Они могли на сайт министерства вносить свои предложения.

Только над проектом стандартов начального образования мы работали полтора года. А дальше, после рабочей группы, проект рассматривала комиссия министерства, которую возглавлял замминистра Исаак Иосифович Калина. Затем стандарт утверждался министром образования.

Я об этом напоминаю, чтобы не говорили: какой-то чиновник в министерстве разработал стандарт и навязал. Стандарт обсуждался. Другое дело, что он не всех устраивает. Мы должны воспользоваться возможностью, которая дает вносить изменения в федеральный государственный стандарт и начального, и основного, и среднего образования. Не надо замахиваться на закон об образовании. У нас есть возможность поправить стандарт, если мы в чем-то ошиблись.

Ирина Викторовна говорила о том, что содержание определяют примерные основные образовательные программы, которые разрабатывает министерство, а сама школа разрабатывает основную образовательную программу. А есть ли анализ реализации стандарта начальной школы? Я бы хотел услышать хотя бы одну школу, которая разрабатывала свою основную образовательную программу, не опираясь на примерную основную образовательную программу, разработанную министерством.

Что касается базисного учебного плана, фундаментального ядра, все правильно. Мы на стадии мониторинга проекта стандартов говорили: на базисном учебном плане все выросли, как можно не предусматривать в стандарте базисный учебный план и минимум содержания? Разработчики согласились с этим, и в стандарте эта норма есть.

Другое дело, что Ирина Викторовна предлагает, чтобы это стало, так сказать, императивом. Министерство утвердило, и все должны по струнке ходить, исполнять базисный учебный план или основную образовательную программу.

Давайте подумаем. Может быть, в закон об образовании внести поправку и зафиксировать базисный учебный план и минимум содержания? Конечно, содержание общего образования в стандарте присутствует. Есть понятие учебных предметов, предметных областей, и это прописано в стандарте буквально по пунктам. Если надо, можно сделать глубже базисный учебный план. Я бы поддержал предложение о дополнительном образовании как уровне образования бесплатного.

Сейчас в Комитете по делам национальностей Государственной Думы находится на рассмотрении законопроект «О русском языке». Возникла проблема в наших субъектах в связи с тем, что русский язык для многих, если не для большинства, является родным. А по законам он еще и государственный.

Теперь вопрос: как Федеральный государственный образовательный стандарт, прежде всего в начальной школе, будет обеспечиваться с материально-технической точки зрения? Говорят, есть средства на реализацию стандарта, по крайней мере, в начальной школе. А кроме денег? Тут не все понятно.

 

Павел СЕРГОМАНОВ

Как мы трактуем содержание образования? Что, по сути, является объектом нормирования? Если мы трактуем это как учебный материал, и тогда у нас вся конструкция разворачивается вокруг учебного материала, то мы возвращаемся к ГУП-2004. Но он оказывается недостаточным для современных условий. Нам необходимо понимать, что нам нужно вырабатывать более тонкие, более сложные механизмы нормирования деятельности образовательных организаций.

Мы должны, мне кажется, сориентироваться на то, что базовый лейтмотив — это самостоятельность образовательной организации, ее ответственность за планируемые результаты. Если мы вычеркнем или оставим за скобками самостоятельность образовательной организации, ее ответственность, то будем получать, может быть, хорошее, но традиционное и далеко не идущее образование. Учит ведь конкретный учитель со своими установками и навыками. И он учит не только физике, он учит физикой. В стандарте вполне внятно разложены три уровня результативности. То есть предметной, метапредметной и основных целевых установок. Здесь, мне кажется, дефицит в нормативно-правовых механизмах регулирования, которые нам помогли бы отладить организм образовательной организации на более современном уровне, чтобы у нас школы не были архаичными, с точки зрения приобретения детьми компетенций и новых способностей.

 

Ирина МАНУЙЛОВА

Еще раз скажу, что школу сегодня невозможно вернуть в рамки эпохи Советского Союза. И мы понимаем, что, почувствовав вкус свободы и творчества, педагогический коллектив никогда не сделает шаг назад.

Вместе с тем, не отрицая стандарты, признавая их колоссальный вклад в изменение системы образования, хочу обозначить необходимость единого содержания как инструмента, который обеспечит, если хотите, нашу российскую государственность. Мы видим опыт Украины. Совсем немного лет хватило для того, чтобы полностью поменять сознание целого поколения.

Мы столкнулись с проблемой единого учебника истории. С чего начали? С написания историко-культурного стандарта. И как бы нам с вами ни хотелось, но некий минимум содержания должен быть обозначен, а вокруг него и должны как раз нарастать инструменты реализации новых подходов в образовании, которые сегодня так успешно демонстрируют передовые учреждения.

 

Вячеслав НИКОНОВ

Председатель Комитета по образованию Государственной Думы

Действительно, Украина — самая лучшая иллюстрация значимости проблемы, которую мы сегодня обсуждаем. В течение двадцати лет из людей, которые очень хорошо и дружески относились к России, выращено молодое русофобское поколение. Причем именно с помощью содержания гуманитарных дисциплин. С другой стороны, полностью угроблена украинская наука, инженерная мысль и, соответственно, украинская экономика.

Двадцать лет назад Украина имела более высокий уровень жизни, чем в России. И даже уровень развития науки по многим направлениям был гораздо выше. Сейчас это четырехкратное отставание именно потому, что в содержании образования по некоторым дисциплинам было больше обращено внимания на развитие русофобии, чем на формирование знаний.

Как декан факультета МГУ получаю продукт среднего или общего образования. Задача избавиться от туго набитых голов успешно решена, это я фиксирую. Буквально единицы встречаются с туго набитыми головами, причем не каждый год. Количество светочей мысли тоже маловато, мягко говоря. Говорить и писать практически никто не умеет. Это в МГУ.

Не случайно сейчас мы предпринимаем некоторые шаги, которые могут дать стимулы для того, чтобы люди учились хотя бы говорить и писать. Сочинение возвращаем, устный компонент экзаменов. Может быть, не все делается правильно. Потому что если бы все делалось правильно, был бы результат немножко иной.

Теперь по поводу общей логики, которой руководствовались в последние годы. Мол, учителю в школе виднее, чему и как учить, чем всем остальным. То есть институтам Российской академии образования, Академии наук, университетам и так далее.

Я не исключаю, что где-то действительно какие-то учителя напишут образовательные программы и учебные планы лучше, чем в Академии наук и в Академии образования. А какой процент учителей, какой процент школ напишет учебные программы лучше, чем Алексей Анатольевич Журин со своим институтом? Думаю, это будет в любом случае меньше одного процента. Значит, больше 99 процентов напишут хуже. В чем тогда логика? Я этого не понимаю. Почему надо достигать того, чтобы писали программы и планы хуже, чем те, которые могли бы написать в Москве, в Санкт-Петербурге?

Теперь по количеству учебников. Я специально спрашивал декана факультета вычислительной математики и кибернетики, академика и декана факультета мехмата в МГУ, сколько у нас в стране математиков, которые могут написать хороший учебник для школы. Они сказали: не больше двух-трех. Почему учебников должно быть двадцать пять? И вообще, может ли быть много хороших учебников в принципе? Это вопрос, по-моему, тоже достаточно очевидный. У нас не так много Кабалевских рождается в стране, чтобы писать огромное количество учебных комплексов по музыке. Больше — не значит лучше.

И президент это тоже понял, когда дал указание готовить единый учебник истории. Если бы у меня спросили, сколько историков могут написать хороший учебник, я бы тоже не выдал большую цифру. И такие соображения, скорее, работают в пользу аргументации Ирины Викторовны.

Существует идея разных образовательных систем в разных субъектах Федерации. У нас 85 субъектов Федерации. Получим 85 образовательных систем. И где будет Россия после этого?

Вариативность — это, конечно, замечательно. Я наблюдал вариативность в американской образовательной системе. Так получилось, что мой старший сын заканчивал в Америке школу. Нормальный московский троечник из английской спецшколы попадает в американскую школу. Он моментально становится, во-первых, отличником, в том числе по английскому языку, за который его выгоняли из нашей школы. Он с удовольствием изучил курс гончарного дела, истории индийских племен, игры на гитаре. Но при этом, к сожалению, там не было физики и тригонометрии.

Я не увидел больших преимуществ американской образовательной системы. То, на что мы ориентируемся, на мой взгляд, абсолютно не в ту степь. Может быть, лучше было бы ориентироваться на те страны, которые в последние годы занимают первые места во всех рейтингах образовательных систем. Это Сингапур, Южная Корея, Китай. В некоторых провинциях Китая достигаются гораздо лучшие результаты, чем в тех же Соединенных Штатах. И это тоже аргумент, скорее, в пользу Ирины Викторовны.

Многочисленные участившиеся проверки и огромный оборот бумаг тоже связан с правовым регулированием. Если бы существовали унифицированные требования, то была бы и унифицированная отчетность. А если вы запускаете вариативность требований, то получаете и вариативную отчетность, с которой надо еще разбираться. То есть одно за собой тянет другое.

Надо идти к образовательному ядру, которое бы склеивало государство политически, идейно. Которое бы давало набор знаний, необходимых для того, чтобы страна двигалась вперед. У нас в последние годы в научно-технической области наблюдается застой, и это тоже связано с недостатками в образовательной деятельности. Надо подключать все возможности, которые есть в центре, для того чтобы общий уровень, общую планку повышать, а не сводить до уровня рядовых учителей. Наверняка есть гениальные учителя, которые могут всему научить. Но сколько таких гениальных учителей? Не надо делать ставку на то, что все учителя станут гениальными. Тем более в условиях, когда по всеобщему мнению уровень учительского корпуса, скорее, ухудшается, чем улучшается по мере притока новых специалистов. Они к тому же сейчас будут готовиться в рамках прикладного бакалавриата в течение четырех лет. Это такие рискованные эксперименты, которые могут наше образование поставить в очень тяжелое положение.

Поэтому, я думаю, мы на правильном пути. Давайте вместе — педагогическое сообщество, министерство, Комитет Государственной Думы — двигаться в направлении того, чтобы Россия была, как в свое время Советский Союз, на переднем крае образования. После того, как в 1957 году взлетел наш спутник, в Соединенных Штатах каждый день заседал президент с парламентариями, с ведущими учеными, и результатом явилось копирование советской образовательной системы. Мы почему-то потом начали копировать другие образовательные системы, забывая, что и своя у нас была не такой уж плохой. Во всяком случае, я не чувствую, что получил много лет назад образование, которое было заметно хуже того, что сейчас получают наши дети. Поэтому отбрасывать советскую систему просто потому, что она была советской, неправильно. Тем более, что сама советская система включала в себя и традиции российской образовательной системы, которая тоже была дай Бог каждому. Советские образовательные стандарты копировались во всем мире и давали очень хорошие результаты.

Рекомендации вы видели, но мы над ними еще поработаем.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru