Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№3, Март 2017

ПОВЕСТКА ДНЯ

Надежда ПАВЛОВСКАЯ
Под вопросом — здоровье нации

 

Для устойчивого социально-экономического развития общества огромное значение имеет здоровье и благополучие работников. Состояние их здоровья определяет качество трудовых ресурсов, демографическую ситуацию в стране, производительность труда и величину ВВП. В «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» одним из главных стратегических рисков и угроз национальной безопасности в области экономического роста считают увеличивающийся недостаток трудовых ресурсов.

Несмотря на некоторое улучшение демографической ситуации за последние годы, смертность трудоспособного населения в РФ всё ещё высока (А. Ю. Попова, 2015). В 2016 году естественная убыль населения РФ составила 168 280 человек. Убыль коренного населения в последние годы компенсируется за счет мигрантов. В 2016 году в Россию мигрировало 228 275 человек. В результате прирост населения РФ составил 50 859 человек (http://countrymeters.info). Равноценность такой замены вызывает большое сомнение.

Характерной особенностью демографической ситуации в РФ в последние двадцать лет является существенное превышение в стране женщин. Их в России примерно на 11 млн больше, чем мужчин, что обусловлено более высокой смертностью мужчин трудоспособного возраста (почти в 3,5 раза), чем женщин. В 2016 году мужчин в РФ было 46,3%, а женщин — 53,7% (http://countrymeters.info).

Существенную роль в ранней смертности мужского населения страны играют социально-экономические факторы. Исследованиями академика РАМН Б. Величковского была установлена основная закономерность демографических показателей от величины покупательной способности населения РФ. Согласно его данным, «Принятый в России прожиточный минимум не обеспечивает выживания ни населения в целом, ни людей трудоспособного возраста, ни новорождённых. Человек — не кролик, прожиточный минимум для него не ограничивается величиной энерготрат и соломенной подстилкой».

Коэффициент смертности населения зависит от покупательной способности и перестаёт ухудшаться только тогда, когда средняя оплата труда в регионе превышает местный прожиточный минимум не менее чем в 2,5–3,5 раза.

Критическим параметром бедности надо признать не стоимость потребительской корзины, а минимальный размер оплаты труда, предотвращающий повышение смертности населения. Медицина вынуждена отстаивать непреложное правило:

«Заработная плата не может быть меньше величины, необходимой для выживания населения».
Недопустимо низкая оплата труда приводит к формированию «социального стресса» у мужчин. Причиной повышенной смертности трудоспособного мужского населения автор считает возникновение «социального стресса», который заключается в утрате населением эффективной трудовой мотивации, основанной на возможности честным трудом обеспечить себе и своей семье достойное существование. Только достойная оплата труда формирует эффективную трудовую мотивацию, которая вместе с уверенностью в завтрашнем дне служит основой повышения жизнеспособности нации (Б. Величковский, 2009, 2012).

Однако в настоящее время исследования академика Б. Величковского полностью игнорируются. По данным вице-премьера О. Голодец (2017), почти 5 млн россиян получают зарплату ниже МРОТ (7,5 тысячи рублей). На такую зарплату прожить нельзя. При оплате труда меньше официального прожиточного минимума возникает нищета, несовместимая с жизнью, которая не стимулирует трудовую мотивацию, а формирует лишь мотивацию выживания, поиск совместительства или иного приработка.

В настоящее время средняя продолжительность жизни мужчин в большинстве регионов РФ ниже 65 лет: Калужская область — 63,4 года, Владимирская — 62,9, Ярославская — 64,2, Пензенская, Иркутская области — 60,5, а в Тыве — всего 56,6 года. Исключением являются Ингушетия (76,4 года), Москва (72,8), С.-Петербург (69,8), Чечня (70 лет).

Повышенная заболеваемость и смертность людей трудоспособного возраста и особенно мужчин обусловлена не только социально-экономическими факторами. Немаловажное значение имеют и условия труда. По данным Росстата, в России трудится 66,5 млн человек, из которых 60% заняты в условиях повышенного профессионального риска (Н. Измеров, 2014, 2016). Согласно многочисленным исследованиям, состояние здоровья работающих во вредных и опасных условиях труда ухудшается. Уровень смертности населения трудоспособного возраста в России в 4,5 раза выше по сравнению с Евросоюзом (Н. Измеров, 2011).

В последние годы отмечается рост профессиональной заболеваемости работающего населения. За 10 лет (2004–2013) удельный вес трудящихся, работающих в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, вырос в 1,5 раза, и увеличилась профессиональная заболеваемость (Н. Костенко). За последнее десятилетие в России зарегистрировано более 160 тысяч больных профессиональными заболеваниями. При этом многие авторы отмечают недостаточно объективную диагностику профессиональных заболеваний (О. Хоружая и соавт., 2015). Несмотря на высокую долю рабочих мест, не отвечающих гигиеническим требованиям, регистрируемые уровни профзаболеваний в РФ значительно ниже, чем в экономически развитых странах — в 40 раз ниже, чем в Дании, в 25 раз ниже, чем в США. Это может быть обусловлено недостаточно тщательной и объективной диагностикой. Поэтому реальная заболеваемость профессиональными болезнями в России, возможно, ещё выше (Н. Измеров и др., М. Топилин, А. Попова).

Подобные различия объясняются незаинтересованностью работодателя в выявлении профзаболеваний, так как это приводит к увеличению страховых отчислений (Н. Измеров и др., 2011).

Кроме этого, около 70% (а на некоторых предприятиях и более) трудящихся страдает хроническими неспецифическими заболеваниями, обусловленными производственными условиями (Н. Измеров, 2013; И. Лапко, 2014; С. Сюрин, 2016).

По мнению ряда исследователей, значительное ухудшение здоровья и качества жизни работников отмечается в угледобывающей промышленности, при добыче алмазов, при производстве хлора и каустика, на горно-химических комбинатах Кольского Заполярья, в Арктической зоне АО «Апатит» (Б. Скрипаль, 2016), горнорудной промышленности, в Сибирском федеральном округе (Л. Шпагина, 2014) и других отраслях.

Качество жизни и здоровья шахтёров к началу второго десятилетия XXI века ухудшилось в десятки раз по сравнению с 1969–1989 годами. Часто регистрируется лишь поздняя постановка диагноза антракосиликоза (Т. Пиктушанская, О. Хоружая, 2015).

Период дожития профессиональных больных от момента диагностики профзаболевания до смерти сократился почти в 10 раз: с 37,9 ± 3,4 года до 4,1 ± 3,4 года. Раннее присоединение тяжёлых осложнений (туберкулёз, дыхательная недостаточность) способствует развитию ранней инвалидности, которая наступает в 60 раз быстрее, чем в шестидесятые годы прошлого века.

Стандартизованные показатели смертности мужчин трудоспособного возраста в Сибирском федеральном округе выросли с 1084,2 на 100 тысяч человек в 1998 году до 1521,5 в 2005 году. А по Российской Федерации этот показатель вырос с 843,1 до 937,8 на 100 тысяч человек (Л. Шпагина, 2014).

Ухудшение состояния здоровья рабочих обусловлено комплексом социально-экономических и медико-социальных факторов.

Роль работодателей в оказании медицинской помощи работающему населению близка к нулю. Стройная система профилактики профессиональных заболеваний у работников угольной промышленности и схема этапного лечения, созданная в 1970-х —1980-х годах, сегодня ликвидированы. Существующие в стране правовые, экономические, социальные, медицинские институты управления здоровьем ориентированы только на лечение больных, но не на предупреждение болезней (Т. Пиктушанская, 2014).

Основными причинами, способствующими развитию профессиональных заболеваний и профессионально обусловленных заболеваний (ПОЗ) у рабочих, являются прежде всего неудовлетворительные условия труда на предприятиях, недостаточно полное и эффективное использование средств индивидуальной защиты, недостаточно эффективная диагностика профзаболеваний, особенно на ранних стадиях, отсутствие эффективных профилактических мероприятий. Структура и уровни профессиональной и профессионально обусловленной заболеваемости находятся в прямой зависимости от вредных и неблагоприятных факторов производственной среды и трудового процесса и отражают качество медицинского обслуживания (Н. Измеров).

Для снижения профессиональной заболеваемости необходимо совершенствование технических, медицинских, организационных мероприятий по профилактике нарушений здоровья у данного контингента работников. Для снижения ПЗ и ранней смертности трудящихся к настоящему времени разрабатывается ряд законов, предусматривающих снижение уровней профессионального риска. Разработан «Глобальный план действий по охране здоровья работающих на 2008–2017 гг.», Министерством труда и социальной защиты разработан и принят «Закон о специальной оценке условий труда» № 426-ФЗ.

Проводятся многочисленные заседания, посвящённые решению вопросов о снижении профессиональной и профессионально обусловленной заболеваемости трудящегося населения, готовится множество документов.

Распоряжением правительства РФ № 2511-р от 24 декабря 2012 года утверждена Государственная программа развития здравоохранения РФ, в которую включены подпрограммы по профилактике заболеваний и формированию здорового образа жизни, развитию и внедрению инновационных методов диагностики и лечения и др.

Научными учреждениями к настоящему времени изучены условия труда на многих предприятиях («Норильский никель», Кольское Заполярье и др.) проведена их классификация, рассчитаны риски развития как профессиональных, так и профессионально обусловленных заболеваний и разработаны предложения по улучшению условий труда и снижению уровня ПЗ на конкретных объектах. Однако эти материалы практически не используются и не принимаются во внимание руководящими организациями.

В результате научных исследований предложены гигиенические и лечебно-профилактические мероприятия, где даются конкретные рекомендации по снижению ПЗ и ПОЗ. Разработан и утверждён ряд методических рекомендаций и пособий для врачей.

Учёными разработаны комплексы лабораторных методов, которые позволяют выявить ранние доклинические изменения в организме рабочих при воздействии вредных производственных факторов (угольной пыли, вибрации, свинца, ртути, никеля, профессиональных аллергических заболеваний кожных покровов). Предложены методы ранней диагностики при проведении периодических медосмотров и при углублённом обследовании. Методы, выбранные для проведения периодических медосмотров не требуют больших затрат и в основном являются неинвазивными (В. Капцов и соавт., 2005; Н. Павловская, 2011). Проводятся молекулярно-генетические и гормонально-метаболические исследования для выявления наиболее значимых генов триггеров основных нозологических форм ПЗ (Л. Кузьмина, 2013).

Однако до настоящего времени ситуация на многих предприятиях остается неблагоприятной. Профессиональная и профессионально обусловленная заболеваемость приводят к росту трудовых потерь и ранней смертности работников.

Закон о специальной оценке условий труда № 426-ФЗ направлен преимущественно на констатацию гигиенической оценки трудового процесса, но не на улучшение условий труда.

Для улучшения демографической ситуации (снижения смертности мужского населения страны, сокращения профессиональной и профессионально обусловленной заболеваемости, формирования эффективной трудовой мотивации у рабочих, воспроизводства здорового поколения) необходимы социально-экономические, гигиенические и медико-биологические мероприятия.

– Минимальная заработная плата должна быть не ниже величины, необходимой для выживания населения, «сбережения народа».

– Заработная плата должна быть достаточна для оплаты всех жизненно важных товаров и услуг как условие, абсолютно обязательное для формирования эффективной трудовой мотивации и высокой производительности труда.

– Для снижения профессиональной и профессионально обусловленной заболеваемости необходимо внедрение современных гигиенических средств защиты работников от вредного воздействия, медицинских способов профилактики и лечения заболеваний, которые предлагаются учёными для многих конкретных предприятий.

– Для своевременного выявления рабочих группы риска целесообразно использовать методы ранней диагностики, позволяющие выявить работников, у которых обнаружены доклинические изменения в организме от воздействия вредных производственных факторов, и провести профилактические мероприятия для предупреждения заболевания. Такая стратегия позволит предотвратить развитие профзаболеваний.

Кроме этого, необходимо реальное решение ряда административно-управленческих вопросов.

Однако в настоящее время предложения учёных, направленные на снижение смертности мужского населения страны остаются невостребованными. Предлагаемые мероприятия на практике не используются. Ни работодателям, ни госучреждениям, «озабоченным» состоянием здоровья рабочих, разработанные рекомендации и предложения оказываются не нужными. Нужны они только самим рабочим.

ПАВЛОВСКАЯ Надежда Алексеевна,
научный консультант Федерального научного центра гигиены им. Ф. Ф. Эрисмана, доктор биологических наук, профессор

Литература

1. Величковский Б. Т. Основы жизнеспособности нации. Введение в социальную биологию человека. — М., 2012. — С. 71.
2. Величковский Б. Т. Жизнеспособность нации. Роль социального стресса и технических процессов в популяции в развитии демографического кризиса и изменении состояния здоровья населения России. — М.: Тигле, 2009. — С. 175.
3. Голодец О. Россия сегодня. 12 января 2017 г.
4. Данилов И. П., Захаренков В. В., Олещенко А. М. и др. Профессиональная заболеваемость работников алмазной промышленности — возможные пути решения проблемы // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН. № 4 (74), 2010. — С. 17–20.
5. Измеров Н. Ф. Глобальный план действий по охране здоровья работающих на 2008–2017 гг.: пути и перспективы реализации // Здравоохранение. № 10, 2008.
6. Измеров Н. Ф., Тихонова  Г. И. Проблемы здоровья работающего населения России. Социальные аспекты. //www/ecfor/ ru/pdf/php id — 2011/3/04.
7. Измеров Н. Ф. Резолюция XII Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье» и V Всероссийского съезда врачей-профпатологов. Москва, 27–30 ноября 2013 года // Мед. труда и пром. экология. № 1, 2014. — С. 5–8.
8. Измеров Н. Ф., Пиктушанская Т. Е. Показатели смертности больных профессиональными заболеваниями и оценка качества медицинской помощи // Мед. труда и пром. экология. № 9, 2016. — С. 18–23.
9. Капцов В. А., Павловская Н. А., Величковский Б. Т. и др. Лабораторная диагностика: руководство по методам исследования профессиональных, экологически зависимых заболеваний и действия наркотических веществ. — М.: РЕИНФОР, 2005. — 266 с.
10. Костенко Н. А. Условия труда и профессиональные заболевания как основа управления рисками для здоровья рабочих. Автореф. дисс. канд. мед. наук. — М., 2015. — С. 24.
11. Кузьмина Л. П., Коляскина М. М., Лазарашвили Н. А. и др. Современные медицинские технологии в диагностике и оценке риска развития профессиональных заболеваний // Мед. труда и пром. экология. № 7, 2013. — С. 9–19.
12. Лапко И. В. Патогенетический подход к профилактике заболеваемости рабочих горнодобывающей промышленности на основе закономерностей нейрогуморальной регуляции / Автореф. дисс. докт. мед. наук. — М., 2014. — С. 45.
13. Олещенко А. М., Захаренков В. В., Суржиков Д. В. и др. Оценка риска нарушения здоровья работников промышленных предприятий // Мед. труда и пром. экология. № 5, 2016. — С. 36–40.
14. Павловская Н. А. Клин. лаб. диагностика. № 4, 2011. — С. 22–25.
15. Пиктушанская Т. Е. Мед. труда и пром. экология. № 2, 2014. — С. 10–15.
16. Пиктушанская Т. Е. Современная организация профпатологической службы // Мед. труда и пром. экология. № 9, 2016. — С. 2–5.
17. Попова А. Ю. О состоянии условий труда и профзаболеваемости в Российской Федерации / Доклад руководителя Роспотребнадзора на заседании Правительственной комиссии вопросам охраны здоровья граждан от 9 июня 2014 г. // Мед. труда и пром. экология. № 7, 2014. — С. 8–11.
18. Попова А. Ю. Состояние условий труда и профессиональные заболевания в Российской Федерации // Мед. труда и пром. экология. № 3, 2015. — С. 7–11.
19. Сааркоппель Л. М. Региональные особенности состояния здоровья и профилактики профессиональной патологии рабочих горнорудной промышленности / Автореф. дисс. докт. мед. наук. — 2005. — С. 48.
20. Скрипаль Б. А. Состояние здоровья и заболеваемость рабочих подземных рудников горно-химического комплекса Арктической зоны РФ // Мед. труда и пром. экология. № 6, 2016.
21. Страшникова Г. Н., Захаренков В. В., Олещенко А. М. и др. Гигиеническая оценка условий труда и риска для здоровья рабочих предприятий горно-рудной промышленности // Мед. труда и пром. экология. № 5, 2016. — С. 25–28.
22. Счётчик населения России — http://countrymeters.info.
23. Сюрин С. А., Шилов В. В. Мед. труда и пром. экология. № 9, 2014. — С. 26-31.
24. Сюрин С. А. и др. Риск развития и особенности профессиональной патологии у рабочих цветной металлургии Кольского Заполярья // Мед. труда и пром. экология. № 2, 2015. — С. 22–26.
25. Топилин М. А. О новых механизмах определения состояния условий труда. — Материалы заседания правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан. 9 июня — 2014 г. // Мед. труда и пром. экология. № 7, 2014. — С. 11–13.
26. Хоружая О. Г., Пиктушанская Т. Е., Горблянский Ю. Ю. Оценка качества медицинских осмотров работников // Мед. труда и пром. экология. № 12, 2015. — С. 41–43.
27. Чащин В. П., Сюрин С. А., Гудков А. Б., и др. Воздействие промышленных загрязнений атмосферного воздуха на организм работников, выполняющих трудовые операции на открытом воздухе в условиях холода // Мед. труда и пром. экология. № 9, 2014. — С. 20–25.
28. Шаяхметов С. Ф., Лисецкая Л. Г., Мещакова Н. М. Оценка загрязнения воздуха рабочей зоны ртутью и содержание её в биосредах у рабочих производства каустика и хлора // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН. № 4 (74), 2010. — С. 57–63.
29. Шпагина Л. Н. Формирование и особенности структуры заболеваемости шахтёров профессиональной патологией периферической нервной и костно-мышечной систем // Гиг. и сан. № 3, 2014. — С. 37–39.

 

ПО ТЕМЕ
«Безопасно и безработно»:
к чему приведёт реформа охраны труда?

Цифры по производственному травматизму могут привести в шок: по данным Росстата, имеющимся по результатам 2015 года, число лиц, получивших травмы на производстве, превысило 30 тыс. человек, около 1,5 тыс. из которых получили травмы, несовместимые с жизнью.

Декларируя заботу о трудящихся, Минтруд планирует поменять систему оценки и управления условиями труда. По новому законопроекту одним из главных нововведений может стать полный запрет на работу в 4-м классе, т.е. в опасных условиях труда. Авторы документа уверены, что это обяжет работодателей улучшить условия труда, но есть и куда более пессимистические прогнозы.

Согласно ст. 14 ФЗ «О специальной оценке условий труда», условия труда на отечественных предприятиях, исходя из их вредности и опасности, делятся на 4 класса, последним из которых являются опасные условия труда. Таковыми могут быть названы рабочие места, при работе на которых на работника одновременно воздействуют и вредные, и опасные факторы, постоянно создавая угрозу для его жизни и огромный риск возникновения острых профзаболеваний. Именно такие условия труда планирует запретить Минтруд в рамках своей новой реформы управления производственными рисками. Но о судьбе задействованных на опасных предприятиях работников предпочитают умалчивать.

Отказ от опасных рабочих мест по факту запретит работодателю использовать в таких условиях человеческий труд. Это, конечно, может поспособствовать ускоренной модернизации производства, но количество таких рабочих мест составляет порядка 40 тысяч, по большей части в нефтяной и химической промышленности, а также строительстве. Запрет на содержание таких рабочих мест попросту оставит людей, задействованных там, без работы, которая, кстати, неплохо оплачивается.

То, что вопрос производственного травматизма, как и понижения рисков, связанных с влиянием вредных факторов на здоровье работников, требует скорейшего решения — факт. Но делать это, подставляя под удар десятки тысяч занятых на опасном производстве работников как минимум безответственно.

Нефтяники сетуют на ужасные условия труда на множестве российских малых нефтеперерабатывающих заводов. Учитывая это, Минтруду нужно поднимать вопрос не о сокращении рисков, а о привитии работодателям культуры охраны труда и, соответственно, о борьбе с коррупцией в рядах инспекторов, которые закрывают глаза на нарушения. Без этого менять подходы к оценке условий не имеет никакого смысла.
https://careerist.ru/news/


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru