Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№4, Апрель 2017

АКЦЕНТ

Observator Polityczny
Восточная Европа: провокация конфликта

 

Войска НАТО в Балтии
каковы мотивы?

Размещение войск НАТО в балтийских государствах является большой провокацией, приближающей конфликт НАТО с Россией. Невозможно понять мотивы, по которым войска США и других западных стран, в том числе, к сожалению, и польские, должны размещаться в прибалтийских странах.

Это приведёт к тому, что нечто, до сих пор воспринимавшееся скорее как теоретическая угроза, может материализоваться в результате чьей-то провокации. Самый большой урок украинского кризиса — провокации совершались национально-радикальными силами. Национал-радикалы в балтийских странах присутствуют в большом количестве. Достаточно поехать, к примеру, в столицу Латвии, чтобы очень скоро сориентироваться, какая символика доминирует во время национальных праздников, что в них увековечивается и как это всё происходит.

Удивительно, что в этих торжествах принимали участие бывшие члены формирований СС, где массово служили сотни тысяч латышей и других жителей прибалтийских стран. У каждой из них имеется трудная страница истории, которая, хотя и прошло столько лет, всё ещё актуальна. Стоит помнить, что один из крупнейших кризисов касался попыток демонтажа и уничтожения памятника освободителям из непобедимой Красной Армии, героическая кровь которых освятила ту землю! В то же время и действительно — большинство жителей балтийских стран не желало своего освобождения. Это, к сожалению, проявляется во множестве аспектов до сих пор.

Отдельной, но имеющей фундаментальное значение проблемой, большим вызовом для всех вопросов, связанных с пониманием сложности внутренней ситуации в этих государствах, является проблема отношения к национальным меньшинствам официальных национальных властей, политического класса вообще, а также значительной части общества. Особенно в Латвии, где русские и русскоязычные — это практически половина общества, следует задать вопрос о социально-политической сплочённости этого государства. Ему не удалось справиться с исторической политикой. То, как в некоторых из этих стран относятся к русским и полякам — настоящий скандал, не имеющий никакого обоснования. Более того, совершенно ненормально, как замалчивается рост и назревание проблем, возникающих из-за того, что часть населения считается гражданами второго сорта или вообще не имеет гражданских прав. Причём с точки зрения законодательства Европейского Союза!

Ни для кого не является тайной, что принятие Литвы, Латвии и Эстонии в НАТО явилось серьёзной геополитической ошибкой, совершённой по воле американцев, которые прекрасно знали, что пребывание этих стран в Евросоюзе имеет важное стратегическое значение. Но лишь в том случае, если существуют агрессивные планы по отношению к Российской Федерации. Если говорить об их обороне, то она практически невозможна, потому что требовала бы применения намного больших средств (постоянно размещённых), чем это может себе позволить НАТО. Именно таким образом следует геополитически трактовать суть принадлежности прибалтийских государств к Союзу.

Чтобы понять это, достаточно посмотреть на карту. План банален, он известен со времён Второй мировой войны, а ещё раньше его применяли Наполеон и Германия. Сегодня добавляется «вариант», предусматривающий атомное уничтожение потенциала Калининграда и укрепления за счёт этого тыла (дополнительно уничтожается потенциал Балтийского Флота). Уже в первый день наступления можно оказаться на подступах ко второму по величине городу России. До Москвы и Минска также недалеко! Действительно, если кто-то думал, что русские будут притворяться, что не умеют читать карту, то он был, деликатно выражаясь, легкомысленным человеком.

Сегодня к этому всему добавляются западные войска. Американцы уже присутствуют. По имеющимся сведениям, это специальные войска, а также, что очевидно, специалисты по сбору информации, разведка, контрразведка и другие спецы, занимающиеся определением условий непосредственного соприкосновения с противником. Причём — об этом не пишут мейнстримовские СМИ — прибалтийские страны не имеют демаркированной государственной границы. Граница в нашем понимании была демаркирована между СССР и ПНР. Она функционирует до сих пор, например, на границе с Калининградской областью, Литвой, и далее на юг. В случае балтийских стран проблема намного сложнее.

Одновременно с драмой ликвидации СССР безответственными руководителями этой страны произошло закрепление существующего положения, которое в великой отчизне народов, каковой являлась эта страна рабочих и крестьян, было серьёзным, но не решающим вопросом. Прекрасным примером идеологически мотивированной философии преобразований внутренних границ СССР является проблема передачи Донбасса и Крыма в Украинскую ССР. Аналогичные процессы происходили во всём Советском Союзе, в том числе необычайно интересно на Северном Кавказе (Кабардино-Балкария и окрестности). То, что сегодня обозначается на границах в качестве разграничительной линии, является на практике на значительном числе отрезков границей бывших советских республик. Россия в течение многих лет стремилась к урегулированию этих вопросов, делая практически всё возможное для законодательного закрепления этого состояния в соответствии с принципами дипломатических соглашений.

К сожалению, прибалтийские страны, удовлетворённые территориальными «приобретениями», которые были получены от властей СССР (например, Литва — территорией Виленского края, Мемель — Клайпедой и другими, Латвия и Эстония — фрагментами территорий и территориальными водами), признали «советское» состояние обязывающим, хотя во всей своей государственности отрицают и оскорбляют память СССР. Это понятно, так как всегда выбирается то, что нравится. Но, к сожалению, фактическое состояние таково, что граница на определённых участках является непризнанной в свете международного права. Разве что, например, Литва желает признания своих границ 1938 года. Но известно, что на практике это будет значить.

Теперь, к маршам бывших эсэсовцев, преследованиям национальных меньшинств, нерешённым пограничным вопросам, добавляется ввод войск НАТО. В результате ещё сильнее усложняется картина вокруг этой бочки пороха. Похоже на то, как если бы некто полил её бензином, а сверху поставил керосиновую лампу и выкрутил фитиль, чтобы было побольше света. Происходит опасная политика стремления к конфронтации, которая для нас всех может означать риск атомного столкновения. Уважаемые господа! Русские по меньшей мере честны в своих сценариях, они не вводят в заблуждение. Разумеется, это пугает, но в то же время вполне рационально, когда в ходе одного из своих военных учений они приняли во внимание в своей имитации ядерную атаку на Варшаву (на её прилегающий район).

Генеральная стратегия НАТО, родом ещё из времён холодной войны, допускает развёртывание сил противника в буферной зоне, а затем их уничтожение при помощи необходимых средств. На практике это означает, что на территории Польши или поблизости может использоваться такое оружие. С точки зрения гражданских жителей этого региона, СОВЕРШЕННО НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, ЧЬЁ ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ БУДЕТ ИСПОЛЬЗОВАНО — ПОСЛЕДСТВИЯ БУДУТ СОВЕРШЕННО ОДИНАКОВЫ. Более того, генеральная концепция сдерживания в НАТО интерпретируется иногда как использование ядерного оружия на территории стран НАТО после агрессии неприятеля.

Это имеет очень важное политическое значение — появляются военные выгоды от использования оружия, но отсутствуют политические последствия. Не может быть и речи о ядерной атаке на территорию противника. Подумайте, какие цели выберет Запад и как обоснует свой выбор в случае полномасштабного конфликта? Это даже согласуется с логикой, потому что, используя оружие на наших территориях, он, исходя из военных и политических соображений, оставит для себя форточку, позволяющую вести переговоры с Россией. Мирные переговоры и нормализация отношений будут выглядеть совсем по-другому, если натовские бомбы упадут на Польшу и Литву, по сравнению с вариантом их падения под Санкт-Петербургом. В наихудшем случае достанется ещё и Беларуси, но ей никогда не везло с Западом.

К этому добавляется база в Редзикове, приобретение Польшей крылатых ракет JASSM (в двух версиях, вторая из них — дальнего радиуса действия). И в самом деле, становится небезопасно, и всё это якобы из-за опасения появления мускулистых мужчин в спортивных костюмах, преимущественно с кавказскими чертами лица, которые будут переодеваться поляками и устраивать диверсии. Действительно, наши политики способны иногда сказать такое, что неизвестно, как на это реагировать.

Размещение войск НАТО в балтийских странах — Литве, Латвии и Эстонии — является большой провокацией, приближающей мировой конфликт. Так как эффективная оборона этих государств такими силами невозможна, возникает вопрос — зачем же там находятся солдаты? Слова «провокация», «инцидент», «давление» навсегда поселятся в наших словарях.

И в конце — небольшое отступление. Пожалуйста, внимательно проштудируйте историю России и Русского мира. После травмы последней войны русские и братья-белорусы НИКОГДА НЕ ПОЗВОЛЯТ, чтобы сценарий, известный им от литовских князей, польских магнатов, Наполеона, кайзера и одного канцлера, ПОЛУЧИЛ ХОТЬ МАЛЕЙШИЙ ШАНС ОСУЩЕСТВИТЬСЯ. Военное могущество Российской Федерации и Беларуси основано на термоядерном потенциале устрашения. Замалчивать эту тему, притворяться, что она нас не касается, является случаем наиболее невозможного и крайнего идиотизма, признаком бездействия и полной политической непригодности деятелей, которые это не учитывают. К тому же добавляется и классическое тактическое ядерное оружие, которое, кстати, не охватывается договорами. Неизвестно, каким его количеством располагают русские! Но можно быть уверенными, что его достаточно много, чтобы между Смоленском, Псковом и Калининградом, а также Брестом и Варшавой было очень много почти гладких, стеклянно сверкающих пространств, из которых кое-где будут выступать обрубки бывших городов, возможно, какие-то элементы инфраструктуры.

Неужели мы и в самом деле готовы взять на себя такой риск? Говорят ли нам всю правду об этом риске наши политики? Например, знаем ли мы, каковы процедуры применения ядерного оружия в НАТО — когда, где и как оно должно использоваться? Польский президент будет выражать согласие на использование натовского ядерного оружия на нашей территории или будет проинформирован постфактум? Он будет иметь решающий голос или лишь получит мейл «Для вашего сведения»?

Вопрос смертельно серьёзен. Нельзя поддаваться панике, а надо понимать масштаб и многоаспектность проблемы. Более того, здесь нет хорошего решения, то есть минимизирующего, а не эскалирующего риск! Состояние всеобщей безопасности достижимо не за счёт развёртывания вооружённых до зубов войск и прогревающих двигатели танков по обе стороны границы! Этому служит лишь доверие и взаимный обмен информацией, отсутствие ненужной напряжённости.

К сожалению, государственный переворот на Украине нарушил равновесие. Следующим актом драмы явится милитаризация балтийских государств, которые в течение последних лет нас всех обманывали. Экономя на обороне, они не достигали показателя 2% ВВП, рекомендованного НАТО. К счастью, господин Дональд Трамп об этом знает и в одном из своих высказываний выразил определённое мнение по этой проблеме. Можно лишь надеяться на рассудок этого нового руководителя. В противном случае мы и в самом деле обо всём об этом, выглядящем так невинно, будем очень сильно жалеть.

Translation: Vladimir Kharitonov [Владимир Харитонов]. Автор этого текста КРАКАУЭР (KRAKAUER) скрывается за псевдонимом из-за опасения политических притеснений.

Фрегат «Сагайдачный»
как зеркало агонии ВМСУ

Зимой прошла информация о запланированных на 2017 год мерах по восстановлению боеспособности корабельного состава военно-морских сил Украины. Точнее, того, что на сегодня от этого состава осталось. Насколько реальны подобные планы?

Чтоб было!
За свою недолгую историю Військово-морські сили України прошли короткий и бесславный путь. Бывший командующий Краснознамённым Черноморским флотом и бывший первый заместитель Главнокомандующего ВМФ адмирал Игорь Касатонов охарактеризовал этот путь следующим образом:

«Образованный на волне предательства отдельных офицеров (ВМФ) в 1992 году, за двадцать четыре года своего существования украинский флот так и не смог превратиться в настоящий боевой организм с традициями воинской чести, преданности флагу и воинской присяге. Март 2014 года подвёл красную черту под историей военно-морских сил Украины. Тогда более 80% её офицеров, мичманов и матросов одновременно добровольно приняли российскую присягу и перешли на службу в Российский флот».

По сути, ВМСУ создавались не эволюционно, а ситуативно — для исполнения единственной задачи «Чтоб было!». ВМСУ создавались государством, которому флот изначально был не то что не по карману — он был просто не нужен. Вся дальнейшая судьба украинского флота стала лишь доказательством этого.

Показательный момент: за вычетом прочего колоссального объёма имущества флота, Украина из числящихся к моменту раздела в составе КЧФ 525 боевых кораблей, катеров, судов и плавсредств получила 137. Естественно, не все из них были на ходу или достроены, но, тем не менее, факт есть факт — ВМСУ получили 137 единиц плавсредств.

В итоге к концу 2012 года эта армада «ужалась» до 2–3 десятков единиц плавсредств! Всё остальное было распродано, сдано в металлолом, проржавело насквозь, утонуло или оказалось просто заброшенным, как недостроенный ракетный крейсер «Адмирал флота Лобов», помпезно переименованный в «Украину» и… забытый.

Когда же грянула Русская весна, ВМСУ мигом потеряли почти всё из той малости, что ещё имели. Нечто подобное произошло с ВМС Грузии в результате Пятидневной войны в августе 2008 года. Впрочем, официальный Тбилиси оказался прагматичнее постмайданного Киева. Лишившись большей части своих боевых вымпелов, грузины упразднили ВМС, а личный состав и оставшуюся матчасть передали в береговую охрану.

Украинцы же поступили иначе. Они сохранили после потери Крыма одну военно-морскую базу — Одессу, два пункта базирования — Николаев и Очаков. Остался один фрегат (без ударного оружия), корвет (имеющий проблемы с ГТУ), ракетный катер (без ракет), средний десантный корабль вместимостью аж 180 морских пехотинцев, рейдовый тральщик и артиллерийский катер (общая численность экипажа на обоих — чуть больше 20 человек). А также несколько вспомогательных судов в сомнительном техническом состоянии. Однако ВМСУ не только не были упразднены, но даже нарастили общее количество адмиралов и генералов в своих рядах — до 13 человек.

Военно-морская немощь
Что после изгнания из Крыма на свой боевой счёт могли записать ВМСУ? Несколько следований параллельными курсами с иностранными военными кораблями в Чёрном море, что было обозначено украинскими СМИ как «участие в международных военно-морских учениях». Несколько выходов фрегата «Гетман Сагайдачный» к кромке украинских государственных вод якобы для отпора «российским кораблям-агрессорам». Да «дерзкий прорыв» всё того же «Гетмана» и судна размагничивания «Балта» в марте 2016 года в Стамбул за бесплатными турецкими одеялами. И это всё.

Бывший командующий ВМСУ вице-адмирал Сергей Гайдук любил грезить о будущем величии украинского военного флота. Он регулярно рассказывал о том, что до конца 2020 года в составе ВМСУ должно числиться 66 кораблей (включая две сверхсовременные малые подводные лодки) и судов обеспечения. Но с пополнением военно-морских сил новыми кораблями у Украины, несмотря на крайне амбициозные планы, не задалось — помешала деградация судостроительной отрасли и хроническое недофинансирование.

После 2014 года с большим трудом состав украинских боевых кораблей удалось пополнить лишь парой артиллерийских катеров проекта 58155, имеющих серьёзные ограничения по мореходности и перманентные «косяки» с вооружением.

Адмиральские мечты о многочисленных армадах ВМСУ, грозно бороздящих Чёрное и Азовское моря, смотрелись ещё более странно на фоне проблем, связанных с базированием флота в красавице Одессе. Город банально не справлялся с нуждами даже тех остатков ВМСУ, которые сумели туда перебраться из Крыма. Нет судоремонтных мощностей, нужного количества боеприпасов и ГСМ, мест размещения и обучения личного состава на суше… Ничего нет.

К чему это привело, стало понятно, когда достоянием общественности стали планы Киева по реанимации того немногого, что не просто ещё числилось в составе ВМСУ, но и могло самостоятельно оторваться от причальной стенки. В число единиц, подлежащих первоочередному ремонту, попали фрегат «Гетман Сагайдачный», артиллерийский катер «Скадовск», судно размагничивания «Балта», учебный катер «Чигирин», а также морской водолазный бот «Нетешин».

Не будем растекаться мыслью по древу и коснёмся лишь состояния украинского фрегата. Пусть и опосредованно, но оно способно дать довольно точное представление о боеспособности других вымпелов ВМСУ.

Корабль, на котором бывал Путин
Считающийся флагманом ВМСУ и именующийся в украинских СМИ «главным кораблём страны» фрегат «Гетман Сагайдачный» заложен в 1990 году в Керчи как пограничный сторожевой корабль «Киров». Переданный после раздела КЧФ Украине, он новыми владельцами был переименован и переклассифицирован во фрегат.

От этого он мощнее, правда, не стал. Вошедший в строй ВМСУ 2 апреля 1993 года, «Сагайдачный» как был пограничным сторожевиком, так им и остался. Флагман украинского флота исходно был лишён ударного вооружения, за что заработал в определённых кругах ехидное прозвище «голубь мира».

Это не означало, что «Сагайдачный» был вовсе лишён вооружения. 100-мм носовая артустановка АК-100, пара шестиствольных зенитных 30-мм артавтоматов АК-630М, пара пусковых установок ЗИФ-122 ЗРК «Оса-МА2», пара двенадцатиствольных противолодочных реактивных бомбомётов РБУ-6000, пара счетверённых 533-мм торпедных аппаратов с противолодочными торпедами. А ещё палубный вертолёт (правда, не противолодочный, а поисково-спасательный). Всё это вооружение превращало ПСКР-фрегат во вполне дееспособный патрульный корабль. Как, собственно, это и предусматривал советский проект 11351 (шифр — «Нерей»), по которому строился «Киров»-«Сагайдачный». Но отсутствие противокорабельных ракет сделало украинский фрегат «беззубым» при встрече буквально с любым иностранным «одноклассником»…

Зато, будучи самым новым и современным кораблём ВМСУ, «Сагайдачный» практически с самого начала своей службы стал главным представительским кораблём украинского флота. На борту фрегата в разное время побывали не только все без исключения президенты Украины, но и президент России Владимир Путин.

Не раз и не два «Сагайдачный» отправлялся демонстрировать «Військово-Морський Прапор Збройних Сил України» за пределы своих государственных вод. В 2013–2014 годах кораблю даже довелось принять участие в операции НАТО Ocean Shield, направленной на борьбу с сомалийским пиратством в Аденском заливе и у берегов Африканского Рога.

Можно сказать, что Ocean Shield буквально спас фрегат для Украины. Если бы не патрулирование за тридевять земель от родных берегов, «Гетман Сагайдачный» с почти стопроцентной вероятностью в конце февраля 2014 года оказался бы в своём обычном месте базирования — в Севастополе. И, как следствие, поднял бы во время известных событий в Крыму Андреевский флаг. По крайней мере именно это произошло с другими украинскими кораблями, делившими севастопольскую бухту с кораблями КЧФ.

Фрегат как раз возвращался в Чёрное море, когда на нём было получено известие о «беспорядках» в Симферополе и Севастополе. Фрегат миновал Босфор под флагом ВМСУ — и под ним же прибыл в Одессу. Заход корабля в Севастополь был отменен «по политическим причинам»…

Впрочем, события Русской весны всё же не обошли корабль стороной. Едва фрегат 5 марта 2014 года пришвартовался к одесскому причалу, как из 211 человек команды корабля дезертировали 28. Это по официальной информации. Неофициально же число моряков, не вернувшихся на борт «Сагайдачного» после схода на берег, оказалось гораздо больше.

Курс на упадок
Лишённый после весны 2014 года нормальных условий для базирования, «Сагайдачный» большую часть времени проводил в акватории Практической гавани Одессы. Вызвано это было не только «политическими причинами», но и банальным исчерпанием техресурса корабельных систем.

Одновременно с затянувшимся простоем корабля падал уровень подготовки экипажа, лишённого возможности оттачивать своё умение в море. Соцсети стали полниться фотографиями моряков «Сагайдачного», гуляющих по Одессе, пьющих пиво, что-то празднующих, снова пьющих пиво, всячески валяющих дурака, но не стоящих на боевых постах.

Зато на борт флагмана зачастили гости из стран НАТО и украинские журналисты. Первые неизменно, но без каких-либо реальных последствий, обещали ВМСУ масштабную и скорую помощь. Вторые столь же неизменно восхищались кораблём и пафосно описывали фрегат в своих статьях как «смесь металла, резины и стекла с хищными обводами и торчащими орудиями».

Словом, чем дальше, тем больше фрегат приходил в упадок. Ещё в ноябре 2015 года «скисла» американская РЛС яхтенного образца, заменявшая собой не функционирующую в отсутствие ЗИПа штатную советскую аппаратуру. На новую навигационную РЛС Furuno FAR-2 117/27 для «Сагайдачного» пришлось собирать деньги всем украинским волонтёрским миром. С другими корабельными проблемами таким же образом справиться оказалось просто невозможно. В первую очередь это относится к системам вооружения «Сагайдачного».

По открытой информации, в последний раз фрегат проводил реальные пуски ракет и торпед ещё до 2014 года. Отсутствие сведений о подобных учениях после 2014-го можно, конечно, списать на военную цензуру. Но специалисты склонны больше кивать не на неё, а на истекшие гарантийные сроки хранения зенитных ракет и торпед, имеющихся (а возможно, уже и вовсе не имеющихся) в распоряжении ВМСУ. То же самое относится к бомбомётам РБУ-6000, из которых «Сагайдачный» тоже подозрительно давно не стрелял…

Поскольку перечень признанных необходимыми ремонтных работ вряд ли уступит по объёму «Войне и миру», перескажем его крайне фрагментарно. Корабль срочно нуждается в доковом ремонте, так как последний раз проходил его в декабре 2012 года. Утечка масла из насосов, трубопроводов гидравлики. Внезапно исчезает дистанционное управление с ходовой рубки. Котлоагрегат изготовлен заводом «Ленинская кузница» в 1990 году. Наработал 11 553 часа и 26 лет при полном среднем ресурсе 60 000 часов и полном среднем сроке службы 12 лет. Вывод (неожиданный!): срок эксплуатации котлоагрегата закончился. Система автоматического контроля температуры «САКТ-01». Изготовлена в 1989 году.

В эксплуатации 23 года, неверные показания, ложное срабатывание предупредительной сигнализации температуры. ЗРК «Оса-МА2». Неисправен привод наведения антенной колонки. Неисправны станции определения и сопровождения целей. Не работает схема автозахвата целей. Не работают индикаторы определения дальности. И много ещё чего не работает.

Можно часа два перечислять неисправности, но общая картина, думается, ясна. Остаётся только поражаться тому, сколь велик оказался ресурс советских корабельных систем, позволивший «Сагайдачному» без серьёзного ремонта находиться в строю так долго. Но у любой детали есть свой предел прочности, и флагман ВМСУ, похоже, его достиг.

Таким образом, стоит констатировать, что на февраль 2017 года «главный корабль» Украины полностью небоеспособен. Напомним, что речь идёт о флагмане. Что при таком раскладе творится на других вымпелах украинского флота, представить не трудно.

Мозг умер, но пятки скребут
Командование ВМСУ надеется «вылечить» фрегат ценой четырёхмесячного докового ремонта «Сагайдачного», что обойдётся в 14,89 млн грн. (около 551 тысяч долларов) плюс комплексный ремонт корабельных систем, что будет стоить ещё 91 млн грн. (3,37 млн долл.).

Командующий ВМСУ контр-адмирал Игорь Воронченко объявил, что в озвученную стоимость ремонта также «впишется» модернизация систем вооружения и радиолокационных систем фрегата. Украинские СМИ процитировали следующее высказывание Воронченко: «Новое оборудование, которое будет установлено, изготовлено в Украине и в странах-партнёрах. В общем, модернизация позволит вывести флагман на уровень, соответствующий кораблям такого типа».

Почти нет сомнений в том, что «реанимация» «Сагайдачного» серьёзно превысит как заявленные сроки, так и озвученную стоимость ремонта. Это если данный ремонт вообще Украине удастся довести до конца… При этом нет никаких сомнений в том, что серьёзно модернизировать вооружение своего флагмана у ВМСУ не получится. Ну, если, конечно, не считать «серьёзной модернизацией» установку на палубе и надстройках «Сагайдачного» ещё пары-четвёрки станковых пулемётов. Которыми так любят после 2014 года «качественно усиливать» вооружение своих вымпелов украинские моряки.

Знакомясь с современным состоянием ВМСУ, остаётся лишь согласиться с писателем-маринистом, капитаном 1-го ранга Владимиром Шигиным, написавшим в 2014 году: «Украинский флот бесславно «почил в бозе». Честно говоря, рано или поздно это и должно было произойти, но никто не предполагал, что это случится так быстро и так позорно. Тщедушное тело украинского флота судорожно дёргается в последних агонистических конвульсиях. Мозг уже умер, но пятки ещё скребут по влажной гальке одесского Лонжерона…»

Короче, пациент скорее мёртв, чем жив. И, вопреки громадью ремонтных планов, совершенно не операбелен. Андрей СОЮСТОВ https://riafan.ru/616618-fregat-sagaidachnyi

Украина покупает подержанные корабли НАТО

Киев всё ещё надеется стать великой морской державой, однако для этого ей не хватает самого главного — боевых кораблей. Чтобы решить эту проблему, командование ВМС Украины намерено купить у стран НАТО подержанные суда. Как заявил главком военно-морских сил незалежной Игорь Воронченко в эфире «5 канала», Киев уже направил своих «гонцов» в европейские столицы, и некоторые государства уже высказали готовность продать свою старенькую технику.

С учётом того, что, по мнению адмирала, Украина должна «обеспечивать мирное плавание всех судов по Чёрному морю», Киеву потребуются достаточно серьёзные силы. На данный момент ВМС Украины располагают только одним корветом «Гетман Сагайдачный». Кроме того, Киеву необходимы минные тральщики, однако до сих пор ей принадлежит только одно судно подобного класса, построенное ещё в 1985 году.

— Закупка кораблей потребует значительных последующих расходов на подготовку экипажей, эксплуатацию, модернизацию и ремонты, а учитывая размеры украинского военного бюджета, состояние ВМС, а также очевидные приоритеты военной политики Киева, развитие флота не является первоочередной задачей, — считает независимый военно-морской эксперт Прохор Тебин.

http://smiexpress.ru/news/expired/-58886-ukraina


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru