Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№4, Апрель 2017

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Круглый стол
Духовно-нравственное воспитание в школе

 

Вячеслав НИКОНОВ
Председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке

Наша страна, благодаря усилиям Русской православной церкви, смогла получить слово Божье на родном языке. Великие учителя святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, подвижники монастырей, служители церкви распространяли грамотность на Руси. Во многом наша страна была грамотной ещё в раннем Средневековье. И в ней сохранилось столько культуры во времена любых нашествий, сколько её смогла аккумулировать в себе наша церковь. Во многом образование носило церковный характер. Образованность шла вместе со словом Божьим.

В нашей истории происходили крушения, которые во многом были вызваны расколом в симфонии властей: духовной и светской. Это случалось неоднократно, к сожалению, и наиболее трагично — 100 лет назад. Мы вспоминаем 1917 год, когда разрушилась российская государственность и во многом разрушилась вера. Именно разрушение веры способствовало разрушению страны, а затем и установлению богоборческого режима.

Закон Божий перестали изучать в школах ещё до прихода к власти большевиков. Это было решение Временного правительства, которое выступило, с одной стороны, за восстановление патриаршества, а с другой — за решительное отделение церкви от государства. И это в то время, когда на улицах правили люди, которым, казалось, уже и сам чёрт не брат.

Наступило трагическое во многом столетие для нашей страны, для Русской православной церкви, которая подвергалась неслыханным и невиданным гонениям и дала огромное количество новомучеников. Это было столетие, когда мы теряли людей в войнах, в репрессиях, во время расколов нашей страны. А эти расколы во многом происходили опять же из-за того, что была разрушена связь между властью церковной и властью светской.

Патриарх недавно говорил, что мы восстанавливаем единство, наш дом стоит на прочном фундаменте. Скрепы, которые делают наш дом единым, — и духовные, и интеллектуальные, и, конечно, скрепы образовательные.

Мы проводим образовательные Рождественские чтения. Для нас огромная честь приветствовать в этих стенах представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий для обсуждения проблем духовно-нравственного воспитания в системе образования.

На недавнем съезде «Единой России» выступал министр культуры Мединский и приводил статистику: дети, которые ходят в музыкальные школы, не попадают на учёт в органы милиции. Я уверен, что то же самое можно сказать о детях, которые ходят в воскресные школы, получают религиозное образование. Это эффективный воспитательный инструмент, делающий людей совершенно невосприимчивыми к негативным явлениям, которыми, к сожалению, заражена значительная часть нашей молодёжи. По опыту регионов, где преподаются основы светской этики и религиозной культуры, среди молодёжи заметно меньше преступности, наркомании, и это факт, от которого нельзя уйти.

Конечно, никто не посягает на светский характер нашего образования, но мы порой под светским характером понимаем нечто такое, что точно не понимается в других странах. У нас одно из самых жёстких пониманий светскости образования. Хотя, на мой взгляд, есть очень много вопросов, связанных с основами религиозной культуры в школе. Да и не только в школе. Я, например, всю жизнь жалел, что не получил такого полноценного образования, потому что часто просто не ориентировался в выдающихся произведениях мировой культуры до тех пор, пока не изучил Святое Писание. Незнание Библии — серьёзная потеря для нашего общества, потеря очень большого культурного пласта.

Возможности для сотрудничества в образовательной сфере государства и церкви, конечно, есть. Проблемы такого сотрудничества мы хотим обсудить на нашем круглом столе, чтобы выработать совместные рекомендации, полезные и органам государственной власти, и нашим законодателям, и отдельным ведомствам для продвижения духовно-нравственного воспитания. Наша общая задача — воспитывать граждан, которые понесут традиционные ценности, связанные со справедливостью, достоинством, честью, верой, с укреплением семейных установлений. Как это сделать — вопрос для власти и для всех наших традиционных конфессий.

Предоставляю слово митрополиту Ростовскому и Новочеркасскому Меркурию, сопредседателю нашего круглого стола.

МЕРКУРИЙ
Митрополит Ростовский и Новочеркасский

Тематика нашей встречи, безусловно, предполагает серьёзный и обстоятельный разговор о стратегии развития отечественной школы в целом, а не только о преподавании религиозных культур. Думаю, не нужно объяснять, почему знакомство с традиционными религиями в общеобразовательной школе — это не анахронизм, не пережиток в развитии школы и общего образования детей, а естественная, я подчеркнул бы, неотъемлемая, необходимая часть воспитания и обучения.

На повестке дня стоит много сценариев развития отечественной школы. В том числе интеграция, возвращение в школьную программу религиозно-культурологического компонента, основанного на изучении традиционных религиозных культур народов России. Это та необходимая составляющая духовно-нравственного возрождения школы, которая будет оправдана при любом сценарии её развития.

На мой взгляд, и это соотносится с церковной позицией, религиозное образование, культурологическое образование — органичная часть современного культурного спектра, современного светского образования, построенного на принципе уважения мировоззренческого разнообразия в обществе. Приобщение детей к традиционной духовной культуре, нравственным ценностям народа имеет глубокие исторические традиции, свои педагогические нормы, свои правила, и в школе это образование не менее значимо, чем обучение другим основным учебным предметам.

Если позволите, немного статистики. 2016/2017 учебный год ознаменовался ростом процента выбора основ православной культуры как в России в целом, а это 36,9 процента, так и в каждом федеральном округе. По сравнению с прошлым годом, основы православной культуры изучают на 32 тысячи четвероклассников больше. Можно сказать об увеличении выбора православной культуры в ряде традиционно непростых в плане церковно-государственного взаимодействия регионов. Серьёзно вырос процент родителей, выбравших для своих детей изучение православной культуры в Камчатском крае — прирост 13 с лишним процентов. В Оренбургской области этот выбор увеличился на 25 процентов, в Магаданской области — на 12,5, в Тюменской — на 16, в Республике Тыва — на 11 процентов, в Чувашии — на 12 и в Чукотском автономном округе — на 12,2 процента.

В то же время в ряде регионов юга России и Северного Кавказа сохраняется низкий выбор основ православной культуры, и не везде это — следствие этнографического состава населения. Для Северной Осетии, например, выбор основ православной культуры составляет 17 процентов, а здесь около половины населения относят себя к православным христианам. Это де-факто — признание запрета на изучение ОПК в регионе. В Приволжском федеральном округе, в Республике Татарстан уже пятый год не удаётся преодолеть фактический запрет местных властей на изучение религиозных культур по выбору в школе.

Я это говорю открыто, потому что открыт наш диалог. Это не лоббирование, а желание исправить ситуацию к лучшему. Правда, примеров, которые я привёл, немного. Ещё в 2012 году, в самом начале, когда нам указывали на большой выбор неконфессиональных курсов светской этики, мы говорили, что выбор религиозных культур родителями будет постоянно расти, по мере увеличения числа подготовленных учителей и преодоления административных запретов. В целом выбор религиозных культур за эти годы постепенно вырос примерно от трети до уже почти половины всех учащихся четвёртых классов. Это пример того, как сложно преодолевать человеческую косность.

Но в общем контексте развития духовно-нравственного образования в школе, реализации прав граждан России на изучение их детьми в школе духовной культуры наибольшие трудности сейчас представляет сохранение фактически экспериментального характера преподавания религиозных культур. Напомню, что сегодня это преподавание только в четвёртых классах, один урок в неделю. В общей сложности — 34 учебных часа. Неадекватность временных затрат и воспитательных задач, я полагаю, здесь видна с яркой очевидностью.

Но что ещё более дискредитирует практику религиозного образования в светской школе, — и это не по нашей вине, — так это закономерное отсутствие в таких условиях хорошо подготовленных педагогов, в частности, учителей православной культуры. Говоря о православной культуре, я говорю и о педагогах, преподающих другие традиционные религии. Кроме того, имеет место слабая интеграция курса с другими предметными областями. Всё это является следствием сохранения экспериментального формата преподавания на один год, неразработанность содержания предметов по религиозным культурам и светской этике по другим классам для основной и старшей школы. Как будто все религиозные и мировоззренческие вопросы заканчиваются в четвёртом классе, а дальше мы имеем дело уже с духовно зрелыми личностями, не нуждающимися ни в нашей помощи, ни в нашей поддержке, ни тем более в изучении и углублении своих знаний по религиозным культурам.

В настоящее время на основной ступени школы есть предметная область «Основа духовно-нравственной культуры народов России». Как нам видится, это логическое продолжение курса «Основ религиозной культуры и светской этики», в рамках которого вполне можно было бы выполнять и восполнить незавершённость начального экспериментального курса. Несмотря на то, что эта предметная область включена как обязательная в федеральный государственный обязательный стандарт, её состав — а это четыре учебных предмета по религиозным культурам и светская этика по выбору — не зафиксирован. Соответственно, она не включена в примерные учебные планы для школ, нет полноценных линий учебников по этим предметам, а также возможности профильной подготовки педагогов.

Ситуация усугубляется тем, что общественное мнение в существующих неопределённых условиях зачастую формируется не в контексте профессионального обсуждения с привлечением заинтересованных сторон и участников образовательного процесса, а с использованием некомпетентных высказываний, часто и умышленно искажённой информации в СМИ, заказных антицерковных провокаций.

При анкетировании епархий Русской православной церкви летом прошлого года в синодальный отдел были представлены данные о преподавании православной культуры в рамках указанной предметной области в 5-х — 9-х классах. На основании полученных данных можно констатировать, что развитие преподавания православной культуры, несмотря на все трудности, всё же продолжается. Его можно сравнить с региональными процессами в 1990-х, в начале 2000-х годов, когда изучение традиционных религиозных культур было стихийным. Инициативно начатое дело развивалось в ряде регионов самостоятельно.

Ответом на эти процессы стала экспериментальная апробация 2009–2011 годов и последующее введение преподавания курса Основ религиозной культуры и светской этики в четвёртых классах. Представляется, что уже давно настало время переходить от экспериментального к адекватному формату преподавания религиозных культур по выбору на всех уровнях общего образования и по всем годам обучения детей в школе. Концепция такого перехода, с выходом за три-четыре года на преподавание со второго по десятый классы и с адекватной учебной нагрузкой, была разработана ещё в 2012 году, после завершения эксперимента его положительным итогом.

Думается, что необходимо уже приступить к реализации этого проекта. Это длительный процесс, но пора уже его начинать. И дальше затягивать с решением этого вопроса и оставлять преподавание православной культуры и других религиозных традиционных культур только в четвёртых классах невозможно.

По словам Святейшего Патриарха, слушателями выступления которого в Государственной Думе мы все были, это значило бы свести на нет все усилия, предпринятые в последние годы и церковью, и государством, и обществом по духовно-нравственному воспитанию школьников. Патриарх говорил об этом в 2015 году. Со своей стороны мы представляем в диалоге с Министерством образования и науки Российской Федерации интересы граждан России православного, христианского вероисповедования, и уже давно подготовили детальный план, который можно было бы условно назвать дорожной картой развития преподавания религиозных культур и светской этики по выбору в школе.

Важно, чтобы на нашем мероприятии был выражен адекватный ответ или мнение тем предвзятым и некомпетентным высказываниям, свидетелями которых мы являемся, направленным на дискредитацию возрождения религиозно-нравственного, культурологического образования в российской школе, дезориентацию общественного мнения, возбуждение неприязни к православным христианам и другим религиозным конфессиям.

Должен быть определен паритетный характер сотрудничества государства и религиозных организаций в этой сфере. Не должно вызывать противоречий такое понимание процесса, когда религиозные организации обеспечивают соответствие содержания учебных дисциплин вероучению, морали и традициям конфессии, а государство — их интеграцию в образовательный процесс, обеспечение светского характера преподавания. Это практика большинства современных развитых стран.

Уверен, что наша работа будет способствовать решению главной задачи, которая сегодня нас объединяет, — развитие условий для духовно-нравственного воспитания детей в системе образования в школах. От этого выигрывают все: и родители, и школа, и государство.

Светлана ЕРМАКОВА
Начальник отдела поддержки этнокультурной специфики и особых форм образования департамента государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки

С началом повсеместного преподавания религиозных культур и светской этики в общеобразовательных школах России, в процессе интеграции учебных предметов по религиозным культурам с другими учебными курсами в рамках основных образовательных программ школ Русская православная церковь, традиционные религиозные конфессии стали полноправными участниками образовательного процесса в светской школе. А религиозная культура — предметом активного общественного обсуждения, поводом для встреч представителей религиозных организаций и учителей, родителей и обучающихся.

В частности, на протяжении двух последних лет министерством ведется работа по обеспечению качества преподавания основ религиозных культур и светской этики в школах. В этой связи проводится мониторинг деятельности по обеспечению свободы выбора модулей курса по основам религиозных культур и светской этики, изучается уровень профессиональной компетенции педагогов — преподавателей курса, готовятся научно-методические материалы для обеспечения качества подготовки учителей и преподавателей курса.

Тем не менее хотела бы обратить особое внимание на работу, проводимую Министерством образования и науки Российской Федерации, в межведомственной рабочей группе по выработке предложений по вопросам совершенствования реализации комплексного учебного курса для общеобразовательных организаций «Основы религиозных культур и светской этики». В состав нашей межведомственной рабочей группы входят представители всех религиозных конфессий Российской Федерации.

С момента штатного введения курса в систему общего образования уже в течение пяти лет министерством осуществляется ежеквартальный мониторинг курса в школе. Отрадно, что выбор конфессиональных модулей в общем распределении обучающихся составляет половину из всего выбора. Ранее он был намного меньше. Большинство выбора из всех конфессиональных модулей приходится на «Основы православной культуры». Это 36,9 процента. Реализуются другие конфессиональные модули: по основам исламской культуры, по основам буддийской культуры, по основам иудейской культуры.

По данным на 20 октября 2016 года в Российской Федерации к преподаванию курса «Основы религиозных культур и светской этики» приступили около 70 тысяч педагогов. До начала учебного года повышение квалификации из них прошли 95 процентов. К сожалению, примерно 5 процентов преподавателей приступили к преподаванию без прохождения курсов повышения квалификации, обещая, что они эти курсы пройдут в течение года.

Большинство педагогов курса «Основы религиозных культур и светской этики» — учителя начальных классов. Их более 60 процентов. 18 процентов — учителя истории и обществознания. 7 процентов — учителя русского языка и литературы. И 9 процентов — учителя мировой художественной культуры и других учебных предметов. Курс «Основы религиозных культур и светской этики» преподают более 85 процентов учителей с высшим образованием. В части регионов к преподаванию некоторых модулей привлекаются работники других общеобразовательных организаций: преподаватели вузов, преподаватели и специалисты системы дополнительного профессионального образования. Мониторинг выявил, что к преподаванию комплексного учебного курса ОРКСЭ привлекаются педагоги пенсионного возраста. Их в некоторых субъектах Федерации насчитывается до 40 процентов.

Обеспеченность учебниками по курсу «Основы религиозных культур и светской этики» во всех регионах очень неоднородна: где-то количество учебников превышает даже количество обучающихся, а где-то их не хватает.

83 субъекта Российской Федерации указали, что представители религиозных конфессий в их регионах участвуют в реализации мероприятий курса «Основы религиозных культур и светской этики». В 75 субъектах Российской Федерации организована работа координационных органов. К сожалению, они созданы не во всех субъектах.

Были проанализированы дополнительные программы повышения квалификации, которые разрабатываются в субъектах Российской Федерации. На основе этого анализа разработана типовая дополнительная профессиональная образовательная программа с комплектом учебно-методических материалов. Программа рассчитана на 144 учебных часа, а раньше она составляла 72 часа. Базовый курс является инвариантной частью программы и обязателен для всех слушателей.

Впервые мы провели тестирование преподавателей курса «Основы религиозных культур и светской этики». Оно было, замечу, не обязательным, а по выбору самого педагога. К сожалению, тестирование показало, что пока ещё не все педагоги хорошо знакомы даже с содержанием курса, в том числе по основам православной культуры. Худшие результаты были получены как раз по содержанию знания модуля «Основы православной культуры».

Следует обратить внимание на нормативное регулирование изучения «Основ духовно-нравственной культуры народов России». Согласно положениям Федерального закона «Об образовании», предусмотрено получение знаний по основам религиозных культур на базе соответствующих стандартов. В учебных планах, формируемых участниками образовательного процесса, каждая школа по своему усмотрению, с учётом интересов и запросов учащихся и их родителей, может усилить преподавание тех или иных учебных предметов. Это касается увеличения количества часов на их изучение, введения новых учебных предметов, в том числе направленных на знание исторических и культурных традиций мировых религий. Всё зависит от специфики, кадровых, технических и иных возможностей школы.

В основной школе реализуется предметная область «Основы духовно-нравственной культуры народов России». И она открывает хорошие перспективы взаимодействия Русской православной церкви и Министерства образования и науки Российской Федерации для поэтапной проработки преподавания религиозных культур и светской этики всех традиционных конфессий Российской Федерации.

АМВРОСИЙ
Архиепископ Петергофский, ректор Санкт-Петербургской духовной академии

Для всех нас совершенно очевидно, что образование теперь является не только системой оказания услуг, как это было буквально несколько лет назад, но и пространством формирования гражданской личности. То есть обладает воспитательным потенциалом.

Но мы должны понимать, что это немыслимо вне контекста культурной среды. К сожалению, сегодня культура у нас ассоциируется с набором элементов искусства, которые наполняют досуг человека, и не всегда это высококачественные элементы. Но ведь культура — это и поле, формирующее духовную основу личности, её мировоззрение. Преображение двух важнейших областей человеческого гения — образования и культуры — сегодня необходимо ради духовно-нравственного изменения ситуации в обществе.

Есть тому и законодательные основания. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации сказано о повышении роли школы в воспитании молодёжи на основе традиционных российских духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей.

Федеральный закон «Об образовании» определяет его как единый целенаправленный процесс воспитания и обучения, в том числе в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого развития человека. Стратегия развития воспитания в Российской Федерации говорит о расширении сотрудничества между государством и традиционными религиозными общинами в деле нравственного воспитания детей. Особенно отметим, что стратегия государственной культурной политики одним из приоритетных направлений называет сохранение и использование культурного наследия для воспитания и образования, обеспечения доступа к культурным ценностям. При этом субъектом культурной политики может быть и общественная организация, а значит и традиционные для России религиозные конфессии, инициирующие общественно значимые, опирающиеся на традиционные духовные ценности культурные проекты.

В Санкт-Петербурге есть достаточно плодотворный, хотя ещё пока фрагментарный опыт взаимодействия государственных структур с традиционными религиозными общинами, в частности, с Санкт-Петербургской епархией Русской православной церкви по интеграции образовательно-воспитательных, культурно-просветительских проектов в единое культурное образовательное пространство.

О необходимости создания такого пространства на общероссийском уровне я бы и хотел сказать. Наверное, для осуществления этой идеи было бы целесообразным сформировать межведомственную рабочую группу, чтобы предложения и итоговые документы этой группы оформить в виде подпрограммы к действующим государственным программам или федеральной целевой программе. Например, такие как «Культура России» или «Развитие культуры и туризма». Эту подпрограмму можно условно назвать «Образование через культуру», и она должна быть рассчитана на продолжительное время, например, на 5–7 лет. Осуществимым станет соработничество государства, заинтересованных религиозных общин, активных общественных организаций в достижении обозначенных целей. Созданная и принятая подпрограмма приобщит детей и молодёжь к духовно-нравственной культуре, поможет сформировать культурно-образовательное пространство, посодействует обретению ценностных жизненных смыслов. Заложенные в программу идеи смогут реализовываться с помощью комплексных интерактивных проектов.

Таким образом, мы сможем наделить современную культурную среду образовательно-воспитательной функцией, а образование выведем за жёсткие рамки обучения набору знаний.

Духовно-нравственное становление личности на всех этапах взросления будет проходить в творческом приобщении к религиозно-культурным ценностям, а вовлечение детей и молодёжи в культурно-образовательную среду даст возможность более плодотворного их приобщения к духовным ценностям и духовному наследию российской цивилизации.

Эта подпрограмма, возможно, будет преобразована ещё и в тьюторские школы, молодёжные форматы, ток-шоу, квесты, творческие мастерские, мультимедийные проекты, выставки, тематические фильмы, интернет-игры. Подобная инициатива обусловлена обсуждением в российском обществе цивилизационного выбора и пути нашей страны. Не случайно обращение в последние годы к духовно значимым и культурно важным датам и именам русской истории. Это 400 лет преодоления русской Смуты, юбилеи равноапостольного князя Владимира, преподобного Сергия Радонежского, 100-летие начала мученического подвига русской церкви. Мы предлагаем подобные проекты сделать системными и общегосударственными.

Валерий ТИШКОВ
Академик Российской академии наук, академик-секретарь Отделения историко-филологических наук РАН, научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН

Министерство образования и тогдашний министр Андрей Фурсенко в 2007–2008 годах обращались в Общественную палату помочь разработать подходы к изучению в школах основ религиозной истории и культуры. Я возглавлял тогда профильную комиссию Общественной палаты и участвовал непосредственно в разработке предложений для министерства.

Прошло десять лет, наблюдается много подвижек в обществе, в основных институтах нашей страны, прежде всего в церкви и религиозных организациях. Наверное, необходимы некоторые коррективы в сложившуюся практику преподавания в школе курса духовных основ России.

Я являюсь автором пособия для учителей по курсу «Основы мировых религий» и знаю, что там почти половина материалов — по истории православия. Тем не менее мне кажется, надо приложить больше усилий в пользу того, чтобы в нашей школе изучали основы православной культуры. Думаю, можно расстаться с частью курса, который называется «Светская этика». Многие содержательные моменты этого курса можно включить в курсы обществознания, истории, во внеклассную воспитательную работу. Тем самым курс облегчится, и он останется просто «Основами религиозных культур». Это позволит освободить место для того, чтобы часть учеников выбрала православие или ислам. Такая реформа курса позволит сделать его более цельным, гармоничным и даже лучшим для восприятия. Потому что, когда мы говорим о светском или несветском характере этики, уже в самом делении заложена дилемма, малопонятная школьникам.

Как из предмета сделать предметную область? Надо посмотреть, хватит ли у представителей наших традиционных конфессий пыла на это... Я уверен, что ислам может заполнить предметные области со 2-го по 11-й класс. А как насчёт иудаизма и буддизма? Значит, нужно учитывать объём предмета. Да, можно увеличить количество часов на предмет, сделав его предметной областью, но я не уверен, что это можно делать на протяжении почти всей школы. У нас даже курс истории не растягивают со второго по десятый или одиннадцатый классы.

Теперь о концепции духовно-нравственного воспитания российских школьников. Обсуждали её очень широко с религиозными организациями, были слушания и в Государственной Думе. То есть документ прошёл очень активную экспертизу, им довольны, по-моему, учителя, на него очень много ссылок. Хотя он как нулевой стандарт не входит ни в один предмет. Надо думать, как использовать концепцию — например, как вводную часть.

Ещё предложение. Нам надо возродить чтения Серафима Саровского, инициатором которых был наш институт.

Виктор КОНДРАШИН
Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре

В Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года написано, что главная цель духовно-нравственного воспитания — формирование высоконравственной личности, разделяющей российские традиционные духовные ценности, обладающей актуальными знаниями и умениями. Личности, способной реализовать свой потенциал в условиях современного общества, готовой к мирному созиданию и защите Родины. То есть духовно-нравственное воспитание необходимо для воспитания патриота, гражданина России.

Наверное, всех волнует механизм реализации этой благородной цели. В этой связи хочу акцентировать внимание на духовно-нравственном воспитании в системе дополнительного образования. То есть не во время учёбы, а уже после уроков. И вот здесь, мне кажется, открываются очень большие возможности. И опыт есть. В наших регионах делается очень много полезного в этом направлении.

Я представляю Пензенскую область, где накоплен хороший опыт взаимодействия с некоммерческими организациями в духовно-нравственном воспитании. Здесь давно эффективно работает некоммерческая общественная организация «Духовное возрождение». Она связана с родителями, с храмами, организует взаимодействие школы с ними в неурочное время. А это очень хороший рычаг усиления духовно-нравственного воспитания наших детей.

На мой взгляд, в каждом регионе должен быть координирующий орган, который сможет повышать интерес к проблеме, привлекать к постоянной работе лучшие силы. Поэтому целесообразно создавать при губернаторах советы по духовно-нравственному воспитанию. Конечно, такие или примерно такие структуры существуют в разных формах в региональных общественных палатах, но необходимо усилить это направление с помощью инструментов исполнительной власти.

Дамир МУХЕТДИНОВ
Первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации

Хотел бы начать с трёх цитат. Первая: «Настоящая задача не в том, чтобы перенять, а в том, чтобы понять чужие формы, опознать и усвоить положительную сущность чужого духа и нравственно соединиться с ним во имя высшей всемирной истины. Необходимо примирение по существу. Существо же примирения есть Бог. И истинное примирение в том, чтобы не по-человечески, а по-божьи отнестись к противнику». Владимир Соловьёв.

И две цитаты из сегодняшних выступлений: «Никто не посягает на светский характер нашего образования». А также было сказано: «Я говорю открыто, потому что открыт наш диалог».

Теперь хочу сказать о непоследовательности позиций исполнительной и законодательной властей по критериям светскости образования и границ между духовно-нравственным воспитанием, светскостью и вмешательством в частную семейную сферу. Заявление «хиджабу не место в школе» вызвало шквал протестов и реакцию глав мусульманских республик Северного Кавказа. А эта фраза была сказана в отношении учителей и учеников средней школы в татарском селе Белозёрье Мордовии. При всём при этом мы в рамках основ религиозной культуры и светской этики преподаём, что надо учитывать мусульманский компонент.

Если мы вспоминаем о мусульманской культуре, о традициях, то именно в Коране предписывается девушкам и женщинам соблюдать скромность, целомудрие и покрывать свою красоту. Запрещение хиджаба — диссонанс, конфликт, который государство в данном случае само усиленно закладывает в сознание своих граждан. В дальнейшем, я убеждён, это принесёт свои негативные плоды для всего российского общества.

Всем прекрасно известно, что во Франции, которую нередко приводят в качества эталона по обсуждению светскости школы, наряду с хиджабом запрещена также иудейская кипа и христианский нательный крестик. Недавно в Казахстане преподаватель сорвал нательный крестик у одного православного учащегося. В России мы себе представить не можем, чтобы снять нательные кресты со всех учеников и учителей, убрать иконы из кабинетов директоров, завучей и учительских.

Тогда, извините, почему у нас в светских школах допускаются распятия, иконы и при этом запрещается ношение хиджаба? Поэтому призываем органы власти, чиновников, законодателей понять всю меру щепетильности этого круга вопросов и проявить максимум мудрости.

То же самое с закреплением предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России». Было поразительно, когда осенью 2016 года журналисты обращались ко мне с просьбой прокомментировать, почему только одна конфессия, пусть и в качестве эксперимента, планирует введение этого предмета. Я состою во многих общественных организациях, член Общественной палаты, член рабочей группы при правительстве и спрашиваю: а как такое могло произойти, что ни на одной площадке мы это не обсуждали? Как получилось, что 25–30 миллионов мнений мусульман не были учтены при разработке и подготовке этого вопроса?

Поэтому мне, представителю мусульманского духовенства, не хотелось бы, чтобы в данном вопросе сработал фактор соревновательности, и вслед за условно Москвой, Подмосковьем, Татарстаном, Тывой и Калмыкией стали усиленно вводить в школы занятия по религиозной культуре титульного населения. Хотя подобные команды некоторые главы республик Северного Кавказа уже дали.

Хочу поддержать Валерия Александровича Тишкова. Мне недавно попалось издание «Основы исламской культуры. Книга для учителей», разработанное Департаментом образования Москвы. Сказать, что книга некорректная, значит ничего не сказать. Она оскорбляет чувства верующих и закладывает в сознание молодых учащихся негативное представление об исламе. Поэтому я, будучи отцом четырёх детей, задаюсь вопросом: а стоит ли мне отправлять своего ребёнка для обучения основ мусульманской этики в школу? Будет ли гарантировано честное, объективное, исторически выверенное освещение данного предмета?

Поэтому, если мы говорим об открытом, честном диалоге, надо учитывать мнение всех участников процесса.

Вячеслав НИКОНОВ

Спасибо большое за очень откровенное выступление. Обращаю внимание, что в рекомендации, которую мы готовимся дать от имени наших сегодняшних чтений, есть один пункт. А именно: предусмотреть экспертизу в централизованных религиозных организациях на предмет соответствия вероучения историческим и культурным традициям этих организаций в соответствии с их внутренними установками примерных основных образовательных программ в части учебных предметов, курсов, направленных на получение обучающимися знаний основ духовно-нравственной культуры. То есть мы призываем министерство образования к тому, чтобы в экспертизе учебников, учебных пособий для преподавателей, для учащихся, принимали участие церковные организации. Это, безусловно, важно. И со своей стороны постараемся быть максимально мудрыми в этих вопросах и осторожными.

МЕРКУРИЙ

Сердечно благодарю вас, Дамир, за откровенный разговор. Всё, что вы сказали, не ново для нашего восприятия. Однако согласен: нужно обсуждать эти вопросы, обсуждать открыто, потому что из неправильного подхода может вырасти большая проблема.

Хотел бы высказаться в отношении развития курса «Основы духовно-нравственной культуры народов России». В своих выступлениях как председатель синодального отдела я всегда говорил одно и то же: развитие курса мы не мыслим без участия наших собратьев — мусульман, иудеев, буддистов. Да, Русская православная церковь, может быть, где-то идёт локомотивом, но это не значит, что наши наработки с министерством образования должны касаться только Русской православной церкви. Они касаются всех традиционных конфессий. Так всегда было и так остаётся сейчас. Мы приглашаем вас к открытому и плотному сотрудничеству и надеемся, что это даст хороший результат.

ФЕОФИЛАКТ
Архиепископ Пятигорский и Черкесский

Я с Северного Кавказа, поэтому приветствую всех, как у нас принято: ас-саляму алейкум. Это не просто слова, не просто знание традиций. Для Северного Кавказа очень важно и необходимо уважать собственную культуру. Тот, кто следует традиции, поддерживает её, декларирует эту приверженность, в публичном пространстве — уважаемый человек.

Основываясь на этой традиции и культуре, в нашей епархии делается очень много для того, чтобы поддерживать преподавание основ религиозной культуры и светской этики в школах. Спасибо Государственной Думе за то, что мы вновь, как и два года назад, обсуждаем здесь проблемы преподавания религиозной культуры в некоторых субъектах Российской Федерации. Тогда, в частности, речь шла о Кабардино-Балкарской Республике, где до 2015 года преподавание религиозных компонентов было сведено к нулю, в школах преподавалась только светская этика. Понятно, что это решение принималось на административном уровне.

После того обсуждения, после дискуссий с руководством региона к работе подключился наш синодальный Отдел по образованию и катехизации. Прошло множество встреч с родителями, педагогами, руководителями республики. Сегодня в Кабардино-Балкарии преподают и основы исламской культуры, и основы православной культуры. И это иллюстрация того, о чём справедливо сказал владыка митрополит Меркурий: нередко православная церковь становится локомотивом для введения в преподавательскую область дисциплины духовно-нравственного содержания.

С законодательными органами наших республик мы обсуждаем эту проблему и показываем пример, как поддержать преподавание. В нашей епархии, кроме общероссийского замечательного конкурса «За нравственный подвиг учителя», мы ввели такой же региональный конкурс на территориях, где преподаватели получают практическую и финансовую поддержку руководства епархии. Вслед за нами подтягивается руководство Духовного управления мусульман на территории наших северокавказских республик. Это показывает очень важный практический пример межконфессионального сотрудничества.

Надо сказать, что нередко выбор основан на всевозможных ложных фобиях. Нам постоянно говорят о терроризме. Кстати сказать, о терроризме больше рассуждают не на Кавказе. Мы, конечно, знаем об этой проблеме, живем в ситуации, где постоянно слышим печальные известия, связанные с деятельностью незаконной организации или бандформирования. Но мы говорим, что бороться с терроризмом надо в том числе альтернативой, предложенной в системе сегодняшнего образования.

Согласен с предыдущим выступающим, который говорил о том, что если мы не видим нормальных специалистов в школе, то опасно отдавать туда детей. Сегодня представитель министерства образования нам сказала, что основы религиозной культуры преподают 5 процентов вообще не подготовленных специалистов, а более 40 процентов — преподаватели-пенсионеры.

Всё это вызывает очень много вопросов, и мы стараемся решить их с помощью ведущих вузов регионов, с которыми заключены официальные договоры о подготовке преподавателей основ православной культуры и исламской культуры. Муфтиев и ведущих богословов нашего региона приглашаем на курсы для преподавателей православной культуры, чтобы на профессиональном уровне устранять возможные искусственные антагонизмы, понимая, что нравственная культура является областью национальной безопасности нашего Отечества.

Олег СМОЛИН
Первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы

Позвольте, я продолжу заданный тон открытой дискуссии и попытаюсь ответить на четыре вопроса.

Первый. Является ли проблема духовно-нравственного воспитания для нас актуальной? На мой взгляд, безусловно. Не случайно президент говорил о дефиците духовных скреп, а если называть вещи своими именами, то мы не вышли ещё из духовно-нравственной катастрофы, которая произошла на рубеже 1990-х годов.

Роснаркоконтроль сообщает: 8,5 миллиона людей употребляет наркотики, из них 3 миллиона — постоянно. В МВД есть данные, которым верить не хочется. Надеюсь, что они завышены: от 150 до 450 тысяч несовершеннолетних проституток. По официальным данным Российской академии образования, только 15 процентов подростков отличается альтруистической ориентацией, то есть способностью сопереживать и помогать другим. Даже в страшном 1992 году таких было еще 58 процентов.

Второе. Нужно ли объединять усилия светских и религиозных деятелей для решения этой проблемы? Я читал высказывания Святейшего Патриарха по вопросам образования, и почти во всём готов под ними подписаться. В частности, по поводу того, что нельзя толковать образование как услуги, это размывает духовно-нравственное содержание образования. Нам нужно не фрагментарное, а целостное образование, Патриарх даже употреблял термин «целостная научная картина мира». Подписываюсь под его мнением о Едином государственном экзамене. Поддерживаю идею программы «Образование через культуру». При условии, что культура не будет сведена к культуре только одной конфессии. Вообще к религиозной культуре.

Третье. Тождественны ли понятия «духовно-нравственное» и «религиозное воспитание»? На мой взгляд, безусловно, нет. И в этом, кстати, один из недостатков нашего действующего закона «Об образовании».

В советские времена при формально атеистическом обществе мы были среди мировых лидеров по ориентации на так называемые нематериальные ценности. Сейчас по тем же направлениям мы примерно вдвое уступаем социальным государствам Европы.

Я вспоминаю беседу с талантливым, высокоинтеллектуальным священником в Омске, отцом Дмитрием, который говорил: «Неверно, что советская культура была атеистическая. Она была атеистической формально. По сути, место Бога занимала любовь». Я бы процитировал еще и Бердяева, который утверждал, что даже советский коммунизм был приращённой формой религиозности. Короче говоря, мы считаем, что нужно объединять усилия, а не сводить всё к одному.

И четвёртое. Что понимать под светским образованием и нужно ли отступать от принципов светского образования? Вот здесь, мне кажется, законодателям предстоит серьёзная работа. Нужно достигать согласия.

Начну с того, что поддерживаю Ольгу Юрьевну Васильеву в подавляющем большинстве вопросов. Но что касается хиджаба... Когда мы писали закон «Об образовании», однозначно говорили, что светский характер образования предполагает недопустимость религиозных обрядов на территории учебных заведений. Обрядов! А что касается религиозной символики, однозначной трактовки не было. И закон не говорит однозначно, что хиджабы — нарушение принципов светского образования. А если хиджаб считается таким нарушением, тогда, извините, надо считать нарушением и религиозную символику других конфессий. Значит, нужно договориться о том, что здесь делать.

Иначе при современной трактовке закона мы можем получить в школе разделение по религиозному принципу. Когда мы обсуждали законопроект, я тогда говорил отцу Всеволоду Чаплину: в законопроект записывается, что частные школы могут вводить в преподавание религиозный компонент, не спрашивая согласия родителей. Верно ли это? Не откроем ли возможность проникновения в школы радикалам?

Здесь, по-моему, наше законодательство нуждается в уточнении того, что мы понимаем под светским образованием и каковы пределы возможного участия тех или иных конфессий. Ситуация сегодня для них крайне благоприятная. Об этом говорит увеличение количества школьников, выбирающих основы религиозной культуры, а также рост количества учебных модулей. Но хотел бы напомнить слова отца Павла Флоренского, который говорил, что нет ничего вреднее для православного воспитания, чем принудительное введение Закона Божьего. Мне кажется, главная опасность — это навязывание, которое может вызвать обратный эффект. Поэтому я бы поддержал министра Ольгу Юрьевну Васильеву, которая недавно высказывалась за увеличение курсов религиозных культур на факультативной основе.

МЕРКУРИЙ

Олег Николаевич, я разделяю вашу обеспокоенность, однако хотел бы сказать, что существует разница между культурологическим образованием и религиозным, которую, я думаю, и депутаты Государственной Думы должны чётко для себя представлять. Потому что религиозное образование — это обучение религии, сопряжённое с соответствующим исполнением религиозных обрядов. А культурологическое образование — это получение знаний о той или иной религиозной конфессии, той или иной религии, знаний, которые повышают общекультурный уровень человека.

Когда мы планировали введение «Основ религиозной культуры и светской этики», то за основу брали следующие принципы. Первый. Православие является государствообразующей и культурообразующей религией России, так же как ислам, буддизм, иудаизм. Изучение традиционной для государства религии, религиозной культуры, мне кажется, является обязательным для всех, не только для православных, но и для представителей других конфессий, для индифферентных вообще к религии. Знать свою религиозную культуру должен каждый образованный человек. Точно так же, как и православный человек, исповедующий православие и изучивший основы православной культуры в школе или в других формах дополнительного образования, должен хорошо знать религиозные культуры других традиционных для России религий, которые представлены в нашем государстве: ислам, иудаизм и буддизм. Именно эти принципы заложены в основу взаимодействия религиозных организаций и Министерства образования и науки Российской Федерации.

А коль мы говорим о сути образования, то человек, который не знает традиционной для своей страны религиозной культуры и не знаком с основами других религиозных культур, не может считаться образованным. Вот если мы эти принципы сохраним, значит у нас есть перспектива развития культурологического образования в школе.

АВГУСТИН
Епископ Городецкий и Ветлужский

Мы все — дети школы. Всё население России — дети школы. Мы живём не в Люксембурге, а имеем 17 миллионов квадратных километров земли, всю таблицу Менделеева и очень талантливый народ, который 700 лет защищал своё Отечество. За нами — тысячелетняя история. И поэтому ключевая фундаментальная основа страны — образование.

А в образовании очень важный момент — воспитание. С 1992 года воспитание выведено из системы образования. Но воспитание формирует тип личности, который заказывает государственная власть. Так какой тип личности заказывает сегодняшняя государственная власть?

И второй вопрос. Какой она заказывает уклад народной жизни?

Если мы вводим понятия «духовность и нравственность», тогда должны спросить: а от какого духа ставить духовное воспитание в нашей школе? Если убираем представителей религии или церковь Божью, то кто тогда даст нам качество духа и нравов, которое было на протяжении тысячи лет в нашей истории?

Проехав огромное количество государств, везде, в Европе и Америке, я видел преподавание Закона Божьего. Никто против этого не возражает. И если мы хотим быть конкурентоспособными в мире, то нужно думать о типе личности и об укладе народной жизни.

Когда мы говорим о духовности и нравственности, мы ушли как-то от темы: а кто сотворил этот мир? Если сегодня фундаментальная наука всему человечеству покажет, как образовалась уникальная планета Земля, как появилась жизнь, как произошёл человек, тогда мы должны сказать, что наука обладает фактором объективного доверия.

Христос говорит: по плодам их узнаете их. Посмотрим демографию: мы без войны сегодня исчезаем на 1,5–2 миллиона каждый год.

Поэтому я хочу напомнить о цели Бога, о качестве природы человека: будьте святы, как свят я, Господь Бог ваш. Вот о чём разговор. Бог желает, чтобы мы были святыми. А что такое нравственность? Это жизнь по заповедям. Духовность — дары Святого Духа: премудрость, разум, совет, крепость, ведение. Благочестие, страх Божий. Это дары Бога. А нравственность — жизнь по заповедям. Если нет ни духовности, ни нравственности, нет ни заповедей, ни отношений с Богом, о чём сейчас говорил представитель ислама, тогда, простите, о чём разговор, о каком духовно-нравственном воспитании?

Вячеслав НИКОНОВ

В Вашингтоне обычно с участием президента Соединённых Штатов каждый год проходит молитвенный завтрак. Меня приглашали пару раз. Обязательно приглашают какого-нибудь физика — лауреата Нобелевской премии, который рассказывает о том, что современная физика не объясняет происхождение Вселенной. Есть разные версии, и я не думаю, что мы должны придерживаться только одной.

Хотел бы поправить, смертность выше рождаемости у нас была до 2011 года. В последнее время в России идёт естественный прирост населения.

Сергей НАУМОВ
Заместитель губернатора Нижегородской области, министр образования области

Вопрос, который здесь задавался: нужно ли увеличивать количество преподавания в классах по возрасту? Нужно. Вопрос другой: готовы ли мы к этому сейчас? Ответ: не готовы.

Причин много: в том числе и подготовка учителей. Что делать? Стоять на месте нельзя. В нашей области с 2005 года преподаётся курс «История культуры и религии России», который пользуется огромной популярностью. Мы разработали учебник, к нему — программы, пособия, контрольно-измерительные материалы, хрестоматию, то есть полный комплекс. Более половины детей Нижегородской области изучают курс в восьмых и девятых классах.

Преподаватель имеет полное право пригласить на урок представителя любой конфессии, которую изучают в классе. Нижегородская область многоконфессиональная. Нередко ребята из мусульманских семей, которые приехали к нам из кавказских республик, хотят изучать и православные основы тоже. Они говорят: нам в России жить. И у нас 70 процентов учеников выбрало изучение православных основ.

В нашей области, насколько я знаю, больше всего православных гимназий и школ в России. Сейчас уже 14. Но что мы сделали, чтобы они развивались? Одной метрополии трудно потянуть это всё. Мы издали свой закон, по которому, если школа имеет аккредитацию, если она аттестована, то мы финансируем её субвенциями из бюджета. И половина средств сегодня идёт на то, чтобы учить детей в православных гимназиях на бюджетные средства. А половину финансов на строительство и благоустройство школ даёт епархия.

Но даже это мы сегодня перекладываем на свои плечи. Для нас выгодно как можно больше создать условий для обучения в гимназиях. И тогда мы уже не будем спорить, с какого класса учить основы религиозной культуры. То есть надо работать — работать постоянно. И если пока невозможно что-то сделать, то надо напрягаться там, где получается.

МЕРКУРИЙ

Да, самое главное — это двигаться. Вы же министр образования и должны знать, зачем в восьмом, в девятом классе учить, если мы в детском саду не заложили основы? Основы нравственности, любви, основы доброты, уважения к родителям. А в последующих классах мы должны сказать детям о том, как это развивалось в нашей отечественной культуре, в нашей истории, в искусстве, в религии, а дальше уже говорить о духовных вещах. Вот в этом и есть процесс непрерывности образования, а не в том, чтобы с первого по десятый класс твердить «Отче наш».

Татьяна ВОЛОСОВЕЦ
Директор Института психолого-педагогических проблем детства Российской академии образования

В мае исполняется два года, как принята Стратегия развития воспитания в Российской Федерации до 2025 года. Но, как показывает мониторинг, проводимый нашим институтом, только в 38 регионах Российской Федерации Стратегия взята на вооружение, и её основные принципы в образовательных организациях исполняются.

Основная образующая идея стратегии — консолидация усилий всех субъектов воспитательного процесса: родителей, образовательных организаций, конфессий, общественных организаций, бизнес-сообщества, СМИ. И вот здесь, я думаю, лежит огромный потенциал, который сегодня, к сожалению, пока не используют ни детские сады, ни школы, ни техникумы, ни лицеи, ни вузы. Каждый тянет в свою сторону, как Лебедь, Рак и Щука, а поэтому результат не очень заметен.

Мы сегодня много говорили о новой программе, разработанной ещё в 2012 году, но пока не принятой. Для того чтобы программа заработала, нужно её апробировать, то есть запустить в пилотных регионах. Необходим учебно-методический комплект, потому что одна программа — и педагоги меня поддержат — ничего не даст, без комплекта дело не пойдёт. Нужно готовить педагогов. Нельзя неподготовленному учителю давать серьёзнейший курс.

Значит, нужны курсы повышения квалификации. Программа курсов тоже пока не написана. А введение всего неподготовленного дискредитирует идею. Этого нельзя допустить по отношению к замечательной идее сквозного курса духовно-нравственного развития детей.

Наконец, воспитательный компонент в федеральных государственных образовательных стандартах. У нас они заточены на обучение. Очень важно, чтобы в государственных стандартах красной линией проходило и воспитание. Все предложения по внесению изменений в федеральные государственные образовательные стандарты начального, основного, среднего общего образования уже находятся в министерстве образования и науки. Огромная просьба внести в рекомендации предложение министерства образования и науки, а также педагогического и профессионального сообщества, ввести как можно скорее воспитательный компонент в федеральные государственные стандарты.

Может быть, ещё не все знают, но буквально в самые ближайшие дни в министерстве труда будет принят профессиональный стандарт специалиста в области воспитания. У нас в школах, в образовательных организациях, в вузах есть люди, для которых воспитание — это основная работа. Это педагоги-организаторы, воспитатели групп продлённого дня, социальные педагоги, педагоги-библиотекари. Для них воспитание — основная работа. Так вот, разработан профессиональный стандарт, и мы позволим образовательным организациям удерживать педагогов-воспитателей в штатных расписаниях и не позволять им уходить из образовательных организаций.

Олег НОВИКОВ
Президент издательской группы «Эксмо-АСТ», вице-президент Российского книжного союза

На мой взгляд, вопрос заключается в том, с помощью каких инструментов развивать духовно-нравственное воспитание ребёнка. Школа дает образование, учебники дают знания, но одной только предметной области даже с учётом развития многих предметов, наверное, недостаточно.

Чтение способствует духовно-нравственному развитию. Я думаю, что все здесь присутствующие ощутили это на себе. Сегодня есть большая программа внеклассного чтения. Выходит много книг, посвящённых духовно-нравственному развитию. Но ребёнок от этих книг во многом отрезан, потому что возможности семьи не позволяют получить доступ ко всему многообразию выходящей литературы и особенно той литературы, которая влияет на духовно-нравственное развитие.

Я бы предложил подумать о роли школьных библиотек как центров духовно-нравственного воспитания. Тем более что опыт сегодня есть уже у министерства образования. В прошлом году была разработана специальная федеральная целевая программа, посвященная развитию школьных библиотек и наполнению их актуальной духовно-нравственной литературой. Ряд регионов включились в работу, и этот опыт можно масштабировать.

Окружающий мир существенно влияет на развитие ребёнка. Сегодня 80 процентов наших детей имеют свою страничку в социальных сетях и много времени проводят в Интернете. Поэтому надо подумать о специальных программах в Интернете. У нас есть опыт создания таких ресурсов: «Страна с великой историей», «Страна читающая», например. Мы видим интерес, который дети проявляют к обмену информацией в Интернете. Может быть, необходимо поддержать такие ресурсы и подумать о выделении грантов на те проекты, которые направлены на духовно-нравственное развитие ребёнка. Это может стать практическим инструментом решения задач, о которых мы сегодня говорим.

Светлана САБАЕВА
Начальник Экспертно-правового управления Аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации

К уполномоченному по правам человека поступает очень много обращений, связанных с проблемами реализации культурных и образовательных прав. Региональные уполномоченные также получают большое количество обращений. Подготовлено около 15 специальных докладов в сфере культуры и образования.

По нашему заказу Фонд «Общественное мнение» проводил социологическое исследование. Оно показало, что культурные и образовательные права для граждан более значимы, чем права экономические и политические. А наибольшую значимость имеет после здравоохранения и материального достатка доступное и качественное образование.

К уполномоченному обращаются не только в отношении проблем светского образования, но и также о необходимости повышения воспитательного компонента в молодёжной политике на основе исторической и культурной идентичности и укрепления единого культурного и образовательного пространства. В докладах уполномоченного с 2012 года обращается внимание на необходимость законодательного закрепления гарантий получения гражданами бесплатного дошкольного, общего образования во внегосударственных образовательных организациях.

На эту тему неоднократно высказывался и Святейший Патриарх на Рождественских чтениях в 2014, 2015, 2016 годах. По этому поводу было поручение Президента Российской Федерации. Но до сих пор эта проблема так и не решена. И к уполномоченному продолжают поступать обращения, в том числе коллективные. Тысячи граждан Москвы сигнализируют о дискриминации в сфере финансирования.

Конечно, очень важно развитие частных и негосударственных образовательных организаций с углублённым изучением традиционной религиозной культуры. Но очень важен и государственный контроль, и государственная поддержка, как это наблюдается в Нижегородской области.

Вызывает озабоченность разработанный правительством проект закона о государственном и муниципальном заказе на оказание государственных и муниципальных услуг в социальной сфере. Законопроект сейчас проходит процедуру общественного обсуждения. В отношении образовательных организаций там есть вопросы. В частности, необходим ли дополнительный государственный контроль образовательных организаций, поскольку и так существуют процедуры лицензирования и аккредитации.

От имени уполномоченного по правам человека хочу пригласить к сотрудничеству представителей органов государственной власти, научного сообщества, субъектов общественного контроля, правозащитные организации, чтобы совместно реагировать на нарушения прав, согласовывать наиболее значимые и актуальные проблемы совершенствования законодательства. Мы вместе можем координировать программу правового просвещения с учётом того, что во взаимоотношениях «государство — общество — личность» должны быть закреплены ценности добра и справедливости в их исторически сложившемся понимании.

Вячеслав НИКОНОВ

На мой взгляд, состоялось очень заинтересованное обсуждение, которое позволяет констатировать, что мы продвигаемся вперёд. Во многом это связано с тем, что мы воспринимаем рекомендации наших парламентских Рождественских чтений как руководство к действию, пытаемся их реализовывать, насколько возможно.

Есть растущее понимание того, что духовно-нравственное воспитание без религиозной культуры оказывается менее эффективным. Мы видим значимость и действенность этих инструментов. Как люди в большинстве верующие, мы душой чувствуем, насколько важна в духовном воспитании и вообще в становлении личности собственно религиозная культура.

Наше образование всегда отличалось парадоксальностью. Мы очень хорошо знали основы язычества, например, легенды и мифы Древней Греции. Все знали, как какого бога зовут. А основы собственной веры постигались в образовательной системе только в курсах истории религии, которые кое-где читали. Я только в вузе впервые столкнулся с вопросами, которые мы сегодня обсуждаем.

Поэтому ясно, в каком направлении надо двигаться. Мы приветствуем изменения, которые произошли в целом в Министерстве образования и науки Российской Федерации, и в том числе в вопросах, связанных с духовно-нравственным воспитанием. Министр Ольга Юрьевна Васильева в большей степени, чем прежнее руководство, расположена решать эти вопросы, за что ей большое спасибо от всех нас.

От всей Государственной Думы, от Комитета по образованию и науке хотел бы от души поблагодарить Его Высокопреосвященство Митрополита Меркурия, всех владык и святых отцов, которые внесли вклад в наше обсуждение, представителей нашей педагогической общественности, депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации.

МЕРКУРИЙ

Уважаемый Вячеслав Алексеевич, позвольте выразить слова благодарности председателю Государственной Думы Вячеславу Викторовичу Володину, вам, как нашему куратору и гостеприимному хозяину за возможность проведения сегодняшнего круглого стола, за такую открытость.

Я не первый раз участвую в обсуждении проблем духовно-нравственного воспитания. На мой взгляд, на этом направлении есть кардинальные изменения. Мы научились друг друга слушать. Мы ушли от лоббирования частных интересов. Стали руководствоваться интересами государства и народа. Стали проявлять заинтересованность в успехе нашего общего дела. Вот за это всем участникам я тоже хотел бы сказать огромное спасибо. Этому посвящены наши чтения, а этому, если хотите, должна быть посвящена вся наша жизнь. Помощи Божьей всем желаю и благодарю за работу!


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru