Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№5, Май 2017

КОНТЕКСТ

Вячеслав СУХНЕВ
Две беды

 

Не успел развеяться запах гари в петербургском метро, как полыхнуло в Сети. С тех пор, как Россия приобщилась к мировой паутине, Сеть стала территорией невыносимой свободы слова. На этой территории постоянно собираются «пикейные жилеты», чтобы свободно поговорить на животрепещущую тему. Нередко это свободное обсуждение ведётся без поиска внятных аргументов, без оглядки на нормы русского языка, а то и элементарные понятия о морали. Свобода же!

ДОЛГОЕ ЭХО ДРУГ ДРУГА

Интеллигента в России всегда коробило ленинское определение интеллигенции, высказанное в известном письме Горькому. Ну, как же! Мозг нации, хребет цивилизации — и такое поименование... Однако жизнь иногда заставляет задуматься и согласиться, что Ильич, будучи не правым в общем смысле, совершенно справедливо высказался по частностям.

Пара профессоров крупных вузов... Не называю ни фамилий, ни вузов. В разговоре важны не паспортные данные, а идеи, которые выражают их обладатели. Так вот, пара профессоров крупных вузов высказалась в том духе, что за взрывом в метро Санкт-Петербурга стоит российская власть.

Один наставник юношества, правда, состорожничал и выразился довольно витиевато: «После взрыва в питерском метро линия поведения власти в отношении любых массовых акций предопределена». Витиевато, но понятно: взрыв выгоден руководству страны, потому что впоследствии будет чем запугать широкие народные массы.

Зато другой педагог со всей либеральной прямотой врезал властям в лоб: «Какую бы версию они ни выдвинули, как быстро бы ни расследовали, после Каширки и Волгодонска, после «Курска», Беслана, «Норд-Оста», Крыма, Донбасса, «Боинга», после Литвиненко и Вороненкова — им уже никто не поверит... Когда подозрения ещё хуже доказательств — это и есть делегитимация».

Вот оно, ключевое слово: делегитимация. Вот смысл всего, проникнутого утробным пафосом, разглагольствования: власть отвратительна — долой власть. Зато как звучит: «подозрения ещё хуже доказательств». Вышинский в гробу аплодирует иссохшими фалангами... Никакая логика автора обвинений не интересует. Логика для него — прикладная дисциплина. В провокационных заклинаниях, особенно в преддверии президентских выборов, важна не логика, а градус визга.

Итожат выступления профессуры журналисты. Один пишет: «ловили школьников, прозевали террористов». Опять наплевать на логику — события разнесены во времени. Но звучит красиво. Другой властитель умов пишет масштабнее: «Теракты на восемнадцатом году путинской России — не «ужасная трагедия». Ужасная трагедия, это когда случается что-то, что ты не мог предвидеть... Теракты на восемнадцатом году путинской России — это абсолютная неизбежная закономерность».

А теракты в Германии на двенадцатом году руководства Меркель — что в таком случае? Закономерность или ужасная трагедия? А теракты в Бельгии и Швеции? Или в египетских городах? И какая закономерность, что почти в одно время с питерским взрывом негодяи в Астрахани расстреляли полицейских?

Не буду много распространяться по поводу того, что избежать теракта в условиях сегодняшней открытости практически невозможно ни в одной стране. Это знают все, в том числе — наши профессора и ассистирующие им журналисты.

Даже предполагаемую быстроту поимки пособников террористов профессор поставил в вину власти. Но их действительно быстро вычислили. Может быть, такая скорость реакции спецслужб заставит задуматься будущих террористов. Не убойное «мясо» — таким нечем думать, раз берут смертный грех на душу. Кукловодов заставит!

***

Показательно в эти скорбные дни поведение одной радиостанции и сгруппировавшихся вокруг неё блогеров. Обычно они сначала выступают в эфире радиостанции как эксперты, потом на сайте радио публикуются их выступления, наконец, в блогах, со ссылкой на сайт, опять раскручиваются темы недавнего эфира. Такое «долгое эхо друг друга». Среди экспертов — журналисты, экономисты и даже музыканты. Говорят они только о политике.

И на сей раз знатоки с известного радио откликнулись на событие мгновенно. Правда, в спешке не успели выработать общие подходы. Один эксперт утверждал: «Этот теракт не похож на другие. В нём видна аналитическая подготовка». Другой спрашивал пространство: «Почему теракт был организован так топорно?».

Опять вопросы. Чем питерский теракт «не похож на другие» взрывы в метро? В Москве 6 февраля 2004 года вошёл в вагон метро такой же, как в Питере, отморозок с самодельной бомбой и «топорно» взорвался. Где аналитическая подготовка? Оказывается, террористы «подгадывали появление Путина в Санкт-Петербурге». Для этого, мол, надо отслеживать правительственные сайты, изучать передвижение главы государства. Вообще-то, поездка Путина была проанонсирована в Сети. Вот одна из ссылок: https://regnum.ru/news/2256623.html. 30 марта агентство Regnum рассказало, что 3 апреля президент России встретится в северной столице с президентом Беларуси. Что тут «подгадывать», зачем ковыряться в правительственных сайтах?

Общим для экспертов, сгруппированных вокруг радиостанции, стал посыл, прозвучавший в эфире. В 2014 году Россия ввязалась в сирийскую войну, и получила сбитый самолёт над Синаем. Закрыли Египет как туристическое направление, и теперь придётся всем сидеть в Крыму. За вторжение в Сирию кровью платят люди в России. И далее — по списку: не надо было аннексировать Крым, не надо поддерживать Донбасс, не надо накачивать вооружённые силы! Тогда и нас не тронут.

Представим, что руководство страны приняло заявления блогеров как руководство к действию. Мы ушли из Крыма, перестали помогать Донбассу и Сирии, порезали ракеты и отказались от самостоятельной глобальной политики. И что, террористы оставят Россию в покое? Тогда почему они не оставляют в покое Францию, Германию, Швецию — вообще, Европу? Она же никого не «аннексирует», от самостоятельной глобальной повестки отказалась в пользу других игроков, содержит миллионы беженцев! Почему до сих пор взрывают и давят европейцев?

Мне было бы стыдно жить в стране, ставшей на колени от страха.

Не случайно же (прав старик Фрейд!) один из радиогуру, по первой профессии музыкант, назвал свой пост, посвящённый питерскому теракту, «Считайте меня идиотом!». Договорились.

***

Пока одни упражнялись в поношении Путина, другие проводили акции в поддержку питерцев. От Владивостока до Пскова вся страна вышла на траурные мероприятия «Питер, мы с тобой!». Люди собирались, чтобы выразить сочувствие, солидарность, поддержку жителям северной столицы. Чтобы заявить: террору нас не запугать! Эхо питерского взрыва ещё долго будет аукаться в душах...

Даже немецкий «Der Spiegel» оказался бóльшим патриотом России, чем некоторые её, стыдно сказать, граждане. Вот что писал журнал о питерцах после теракта: «Город скорбел по жертвам... Но люди жили, занимались бытовыми проблемами, не паниковали. Сложилось впечатление, что это поведение объясняется только легендарной российской невозмутимостью. Террор не смог их ни поколебать, ни запугать. Они отказывались впускать в себя страх. Это, наверное, лучший метод в борьбе с террором: не поддаваться страху. Тогда террор теряет смысл».

Вот что стало лейтмотивом траурных акций. Но единение в скорби не интересует оппонентов власти. Опять брызжут слюной: «Людей загоняли на мероприятия»! Один стратег блогосферы договорился до того, что обвинил организаторов траурных акций в нарушении закона. Мол, митинги против коррупции 26 марта разгоняли как не санкционированные, а траурные мероприятия не разгоняли, хотя разрешений на их проведение местные власти не давали. Сам проверял! Что тут сказать... Местные власти в большинстве случаев и были организаторами акций «Питер, мы с тобой!». Понятно, что выписывание самим себе разрешений на митинг выглядело бы, мягко говоря, странно. Поэтому ревнителю юридической чистоты отношений власти с народом можно лишь посоветовать перечитать название упомянутого выше поста музыканта.

Между прочим, как с гордостью отмечали некоторые тараканы блогосферы, на акции «Питер, мы с тобой!» не вышли сторонники организатора протестов 26 марта. Те самые, кто до мордобоя с полицией ненавидит коррупцию.

Хочу закончить цитатой с форума, посвящённого заявлениям оппозиционеров. Борисыч: «Как отличить подонка от адекватного человека? Спроси у него, кто убил людей в Европе, скажет — террористы. А в России — ФСБ и Путин. Вот и всё».

Заметьте, не я сказал о подонках...

НАМОРДНИК НА ЯДОВИТОГО ПАУКА

Возвращаюсь на просторы Сети. Именно здесь был обнародован ролик про Димона, который и послужил запалом для гражданского гнева. А выражать этот гнев 26 марта тоже призывали в Сети. На митинги и пикеты в первых рядах пошли юные граждане — основные обитатели интернет-пространства, студенты и старшеклассники.

Скажем откровенно: не все тинэйджеры явились протестовать из чувства невыносимой гражданской сознательности. Для большинства митинги и пикеты стали просто масштабной тусовкой с налётом высокой политики, средством скрасить скуку, пообщаться с себе подобными и подразнить полицию криками и телодвижениями. Выпустить гормональный пар. И «пофоткаться» для истории, сделать селфи на фоне лозунгов и непреклонных лиц сотоварищей. И отправить снимки в Сеть...

Несколько цитат из либеральной блогосферы после шествий 26 марта. «Так начинаются революции». «Молодое поколение выбирает свободу». И в том же духе. Насчёт революции дяденька, конечно же, пошутил. Можно ли представить революционного матроса на Дворцовой площади с маузером в одной руке и палкой для селфи в другой? А выбирать свободу молодому поколению не надо — её и так, что называется, навалом. Хочешь — учись или работай, хочешь — скачи на митингах.

Если человек в юности не был радикалом, значит, у него нет сердца. А если в старости не стал консерватором, то у него нет ума. Так что ор и скачки на протестных акциях 26 марта вполне вписываются в психотип юных протестантов. Как говорится, перебесятся. Специалисты называют людей от 16 до 22 лет (старшеклассники и студенты) «взрослыми подростками». Это люди, которые находятся в состоянии формирования и даже отсутствия социальной позиции. Повзрослеют, наберутся ума — появится и позиция.

Другое дело — взрослые дяди. Тут уже можно говорить о мерзости происходящего. Организатор выступлений 26 марта, герой радикальных тусовок, поступил мерзко. Не потому, что запустил в Сеть ролик с обвинениями в адрес Медведева, хотя там лжи и подтасовок достаточно для чувства омерзения. А потому, что вполне сознательно бросил юных протестующих на заслоны правоохранителей. Отказавшись проводить акцию в месте, разрешённом мэрией Москвы, он призвал к шествию по центру столицы, заранее предвидя жёсткую реакцию городских властей на нарушение закона. Он вполне отдавал себе отчёт, чем такое нарушение может закончиться.

Естественно, у провокатора нашлись адвокаты. Один из них, отвечая на вопрос журналиста о шествии по Тверской, почти откровенно юродствует: «Не понимаю, чего испугались взрослые, зачем прессовать подростков? Ведь история позитивная. Замечательные юные граждане активно хотят участвовать в политической жизни государства, мечтают сделать нашу страну лучше, чище. Что в этом плохого? Это ведь не движение против миграции, не экстремизм, который мог бы вызвать панику и смущение. Это хорошие дети». Акцентирую: дети.

Со времён первой русской революции укоренилось определение — «гапоновщина». Это когда провокаторы в своих политических интересах сталкивают протестующих с правоохранителями и дожидаются первой крови, первой сакральной жертвы. Потом можно громко поголосить о делегитимации власти. Следующий шаг — организация сопротивления и легитимация самих организаторов в качестве народных вождей. Это сценарий всех цветных революций. В России он был запущен 9 января 1905 года.

Защитники прав и свобод после 26 марта на всех углах интернета заявляли, что жестокая власть ополчилась на школьников. Ничего не напоминает? Свержение Януковича начиналось с фразы: они же дети! Тогда в преддверии Майдана «гидности» разогнали кучку студентов, затеявших бузу под антиправительственными лозунгами. Так и у нас — молодёжь толкнули в объятия полицейских кордонов, дожидаясь первой крови. Они же дети! Но московского Майдана не получилось, и либеральные вóроны крови не дождались. Особенно буйных протестантов жёстко, но вежливо правоохранители приняли «под микитки» и развезли по участкам. Теперь «дети», вышедшие из путинских застенков, требуют у своего вожака евро, которые тот обещал перед незаконной акцией выплатить задержанным «в случае чего». Революция продолжается.

Понятно, что никто, в том числе и организаторы шествий, в неё не верят. Надеяться, что с помощью комиксов в интернете и кричалок на незаконных шествиях можно победить коррупцию, по меньшей мере наивно. Но оппоненты власти далеко не наивны. И не борьба с коррупцией их цель. С таким же успехом они могут организовывать шествия против лесных пожаров и весенних наводнений. Лишь бы потолкаться с полицией. Их задача — «раскачать лодку». Утопить её они не могут — силёнок не хватит. А раскачать в преддверии очередных президентских выборов — с нашим удовольствием.

В середине апреля по всем телеканалам прошли репортажи с молодёжных протестов в Венгрии. Юным гражданам не понравился закон, утверждённый премьером Виктором Орбаном, о закрытии частного Центрально-Европейского университета, основанного в 1991 году Джорджем Соросом. Опять мелькают юные лица, опять фоткаются на фоне плакатов и лозунгов. И что интересно — ни одного плаката на венгерском языке. Только на английском. Давно в Венгрии английский стал вторым государственным? Или Орбан, накатавшись по саммитам ЕС, разучился говорить по-венгерски? Сразу же вспомнилась подобная революционная писанина на киевском Майдане и в Гонконге, на революции зонтиков. Тоже на английском обращались к миру протестанты. Заказчик и спонсор протестов не умеет читать ни по-украински, ни по-китайски, ни по-венгерски. Только по-английски.

***

В интервью телеканалу «Мир» Владимир Путин недавно сказал, что цветной революции в России не будет.

А что — будет?

Организатор незаконных шествий 26 марта уже анонсировал план провести 12 июня, в День независимости России, новые акции протеста. «Я призываю всех патриотов страны вне зависимости от политических взглядов выйти на митинги против коррупции. Необходимо ещё лучше подготовиться, подать заявки на мирные шествия в ещё большем количестве городов, собрать ещё больше народу».

Один из аналитиков так откликнулся на этот план: «Взрослые люди уже давно поняли, что от тех, кто в нашей стране именует себя оппозицией, ничего хорошего ожидать не приходится... Могу ожидать, что в ближайшем будущем постараются всё-таки довести дело до крови. Поэтому взрослым рекомендую проследить, чтобы их дети имели занятие более полезное, чем участие в массовке на спектаклях».

Многие эксперты, обсуждавшие акции 26 марта, сходились во мнении, что митинги и шествия были организованы по сценариям цветных революций, апробированным на Ближнем Востоке и на постсоветском пространстве. Всё начиналось с призывов в социальных сетях. В интернете освещались и ключевые моменты мероприятий — от организации до самого действа, с публикацией снимков и мнений. Понятно, что эти публикации носили односторонний характер. Кадры с нападением на правоохранителей в Сеть не попадали, зато снимков с протестующими, которых полицейские тащат на руках в спецмашины, было предостаточно.

Больше двадцати лет, с середины 1990-х, я пользуюсь интернетом. Могу сказать: Сеть за годы «триумфального шествия» по просторам Родины превратилась из средства связи, кладовой полезной информации и безобидного способа занять досуг в настоящего монстра. Так может, пора надеть на него намордник? Такие предложения звучат уже давно. Более того, в июле прошлого года президент Путин подписал пакет законов антитеррористической направленности, так называемый «пакет Яровой», где резко усиливается ответственность за призывы к террористической деятельности и оправдание терроризма в интернете.

Тут опять вопросы. А глумление над усилиями власти в борьбе с террором приравнивается к оправданию терроризма? Надо ли в таком случае привлекать к уголовной ответственности глумящихся? Ведь бездоказательно обвиняя власть в неспособности унять террор, они, если говорить в нормальных категориях, сеют страх и панику. Значит, надо на поганый роток накинуть платок?

Это нарушение свободы слова и свободы получения информации, заявил на канале «Россия-24» омбудсмен по интернету (оказывается, есть у нас и такой правозащитник). Это нарушение права оппозиции выражать мнение, отличное от мнения власти. И вообще, при Ельцине свободы выражения было намного больше, чем сегодня. Тоталитаризм, однако!

***

Разберёмся. В начале 1990-х «демократически» настроенная часть российского общества и оппонирующая ей часть приверженцев старого строя составляли незначительные общественные страты. Идейные битвы шли в столицах — Москве и Питере, в некоторых крупных городах. А подавляющая часть «дорогих россиян», оглушённая свалившейся революцией-контрреволюцией, чесала в затылке и думала, как выжить.

Характерна была позиция режима по отношению к наскокам оппозиции. Газеты и телеканалы могли обораться, обвиняя Ельцина в истинных и мнимых преступлениях. Власть этого не слышала. Никого не засудили за диффамацию, никого не отправили на лечение в Кащенко. А зачем? Подавляющее большинство народа не видела эти телеканалы и не читала газеты. В райцентрах, например, в Волгоградской области, принимали тогда две программы ЦТ. Союзная система доставки прессы развалилась. Поэтому усилия оппозиции вывести на всенародное обсуждение действия власти заканчивались ничем. Возле Ельцина не дураки сидели. В суд ходить — ненужные хлопоты. А промолчишь — прослывёшь демократом.

Сегодня ситуация совершенно иная. Телесигнал по ста каналам принимается в самых недоразвитых местностях. Плюс — вездесущий как радиация интернет. По недавним опросам ВЦИОМ, интернетом в России пользуются 75 процентов граждан. А психологи бьют тревогу: интернет становится фактором нравственной деградации общества. Особенно страдают дети и подростки, у которых пока нет защитного панциря — критического взгляда на окружающее. Отсюда — тяга к «суицидным» сайтам, страшилкам, призывам помайданить и прочим глупостям.

Оппозиция тоже видоизменилась. Мнение публициста: «Не могу назвать организаторов нового крестового похода детей оппозицией. Слово «оппозиция» включает в себя ещё и позицию... Взгляды тех, кто в Российской Федерации именует себя оппозицией, сводятся к формуле: «дайте нам порулить — и всё будет в порядке». Что, мягко говоря, не подкрепляется известным нам предыдущим опытом этих людей». Да, у этих людей нет опыта порулить — всегда получалось воровство и подсудное дело. Зато хватает опыта спровоцировать общество на бессмысленный протест и вывести тысячи молодых людей на такое же бессмысленное столкновение со стражами правопорядка.

***

Две беды всегда были в России — дураки и дороги. Выясняется, это не самое страшное. Дураков можно вылечить, а дороги привести в порядок. На очереди две новые беды — террористы и оппозиционные провокаторы. Это злобные твари, которые с разных сторон, но с одним упорством грызут государство, ставя под сомнение общественное спокойствие и согласие. Ставят под вопрос будущее России. Хватит, наверное, кивать на демократию. А то арестовали четырёх участников московской акции 26 марта, которые кидались на полицейских с кирпичами и палками. Ну, оштрафуют...

Пора дать себе отчёт, что главным инструментом разобщения людей, консолидации всех деструктивных сил стал интернет. Здесь тиражируется и перепостируется запущенная из зарубежных источников ложь в отношении внутренней и внешней политики нашей страны, варятся и активно распространяются злобные «новости» на российском материале, вербуются террористы, мобилизуются сторонники акций и шествий, переформатируются мозги. То есть именно в интернете идёт Третья мировая война — великая информационная война.

Нужен закон о защите государства от интернет-терроризма. Необходим законодательный акт, вобравший положения «пакета Яровой», правоприменительную практику в отношении деструктивных публикаций, опыт блокирования сайтов, в том числе китайский, а также всеобъемлющее толкование общественного вреда вследствие призывов в Сети к незаконным митингам и шествиям. Юристам и депутатам есть над чем подумать. Только думать надо быстрее...

СУХНЕВ Вячеслав Юрьевич,
ведущий редактор журнала «Стратегия России», член Союза писателей России


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru