Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№5, Май 2017

Виктор ГУЩИН
Референдум: ошибка русских

 

18 февраля 2012 года в Латвии прошёл референдум о придании русскому языку статуса второго государственного. Теперь, спустя пять лет после плебисцита, проявились такие его политические и правовые последствия для русскоязычной общины страны, которые необходимо внимательно проанализировать.

На заседании Совета общественных организаций Латвии (СООЛ), состоявшемся 13 марта 2017 года, вновь был поднят вопрос об оценке прошедшего ровно пять лет назад референдума за придание русскому языку статуса государственного.

В повестке дня заседания, подчеркнём, этого вопроса не было. Первым пунктом стояло — «О новых требованиях по государственному языку для руководства общественных организаций (правила Кабинета Министров от 21.02.2017)». Сообщение подготовил секретарь Латвийского комитета по правам человека Александр Кузьмин. Вторым пунктом был вопрос «О новых правилах сдачи централизованных экзаменов за курс средней школы. Принятие Обращения к Президенту ЛР, спикеру парламента ЛР, Президенту Кабинета министров ЛР, председателям фракций сейма Латвии, председателю комиссии сейма ЛР по образованию». Текст Обращения подготовил экс-депутат сейма Латвии, один из учредителей частной школы «Эврика» Яков Плинер.

Предполагалось также обсудить, как в этом году Совет общественных организаций Латвии будет реагировать на ежегодное шествие 16 марта во славу Латышского добровольческого легиона Ваффен СС. И ещё один вопрос касался участия представителей СООЛ в намеченных на 20 марта в Государственной Думе РФ парламентских слушаниях, посвящённых современной политике Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом.

Почему возник вопрос об оценке референдума? Во-первых, пятилетие проведения его довольно активно отмечалось в латвийских и зарубежных СМИ1. Во-вторых, необходимость оценки вызвало обсуждение первых двух вопросов повестки дня. Суть их в следующем. С 1 июня 2018 года не только руководители, но и все члены правления общественных организаций должны знать латышский язык на высшем уровне (категория С1). Министр образования и науки Латвии Карлис Шадурскис, известный с 2004 года как «Чёрный Карлис», предложил узаконить запрет для русскоязычных школьников отвечать на централизованных экзаменах за курс средней школы на русском языке, что пока ещё разрешено.

Председатель думы Русской общины Латвии Вячеслав Алтухов призвал участников заседания обязательно отреагировать на принятие кабинетом министров новых правил в отношении руководителей общественных организаций в части знания ими латышского языка на высшем уровне. «Нужно добиваться того, чтобы введение этих правил в действие было отложено», — резюмировал он. В противном случае многие организации в следующем году могут быть или оштрафованы, или даже закрыты.

Я как координатор СООЛ отметил, что изменения правил кабинетом министров, равно как и очередная инициатива «Чёрного Карлиса», являются одними из многочисленных негативных правовых последствий для русскоязычной общины Латвии. Так аукнулись меры, принятые праворадикальной и ультраправой политической элитой Латвии после проведения в 2012 году по инициативе отдельных русских активистов языкового референдума. Руководитель Русского общества в Латвии Татьяна Фаворская, давая оценку референдуму, выразилась ещё более жёстко: «Это была провокация, направленная против русской общины Латвии!».

ПЕРВЫЙ ЭТАП ПОДГОТОВКИ РЕФЕРЕНДУМА

С инициативой проведения референдума по вопросу придания русскому языку статуса государственного 15 февраля 2011 года выступило молодёжное движение «Единая Латвия» (Эдуард Сватков). Эту инициативу тут же подхватили русские националисты Владимир Линдерман, Евгений Осипов и Илларион Гирс, которые вместе с Александром Гапоненко и Эдуардом Сватковым учредили общество «Родной язык». В Даугавпилсе было создано региональное отделение общества, руководителем которого стал представитель партии «За права человека в единой Латвии» Юрий Зайцев.

В марте 2011 года начался первый этап подготовки к референдуму — сбор 10 тысяч нотариально заверенных подписей граждан Латвии. Этот этап завершился уже в апреле. Успех во многом был определен активной поддержкой политической партии «За права человека в единой Латвии».

В изданной в 2017 году книге Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова «Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза» участие партии ЗаПЧЕЛ в подготовке и проведении референдума оценивается положительно. Однако отмечается, что 7 марта 2011 года было опубликовано заявление партии, в котором говорилось, что «нежелательно выносить на референдумы вопросы, по которым в двухобщинном государстве позиции общин противоположны. Численно меньшая община такой референдум выиграть заведомо не может».

Несмотря на понимание недостижимости заявленной инициаторами референдума цели, в заявлении, тем не менее, далее говорилось: «Однако сейчас, когда кампания по референдуму за ликвидацию образования на русском языке уже вышла на второй этап (инициатором проведения этого референдума выступала ультраправая политическая партия «Всё для Латвии!» — В. Г.), демонстрация консолидированной позиции русской общины в защиту нашего языка должна получить официальное подтверждение. Акцию по сбору нотариально заверенных подписей за внесение в Сатверсме новой нормы о государственном статусе русского языка мы считаем в этих условиях обоснованной. Русская община Латвии может и должна выразить свою решимость отстоять своё человеческое достоинство и право на уважение»2.

ПРАВЯЩАЯ ЭЛИТА ПРОТИВ РУССКОГО ЯЗЫКА

Кампания по сбору 10 тысяч подписей в поддержку референдума проходила в условиях русофобии в латышских печатных и электронных СМИ. Пропагандистскую кампанию против русского языка открыла главный идеолог радикальной языковой политики, депутат сейма 10-го созыва, профессор Латвийского университета Ина Друвиете. Еще в январе 2011 года в передаче Латвийского радио Krustpunkti она заявила буквально следующее: «Знание русского языка в Латвии мы не должны принимать как норму»3.

Министр культуры Сармите Элерте 10 апреля 2011 года поддержала И. Друвиете и заявила, что не видит никакого смысла во введении второго государственного языка. «Это способствовало бы двухобщинности и расколу… В Латвии насчитывается более 140 нацменьшинств. Выделение какого-то языка противоречило бы интересам латышей и национальных меньшинств», — утверждала министр4.

16 мая 2011 года в пропагандистскую кампанию вступил Латвийский национальный союз учителей (LNSS), который вслед за ультраправыми националистами из «Visu Latvijai!» потребовал полной ликвидации образования на русском языке. В принятой правлением LNSS резолюции говорилось, что неиспользование государственного языка в учебных и воспитательных учреждениях — это «открытая угроза существованию латышского языка, национальной самобытности и страны». Поэтому союз призвал Министерство образования и науки обеспечить, чтобы в регламентирующих документах финансируемых государством образовательных учреждений было установлено, что образовательная и воспитательная работа в учебных заведениях ведется только на государственном языке5.

Резолюцию LNSS тут же поддержал главный государственный правозащитник (омбудсмен) Юрис Янсонс, который в передаче «Вопрос с пристрастием» телеканала PRO 100 TV заявил, что если в Латвии будет ликвидировано образование на родном языке в школах нацменьшинств, это не будет нарушением прав человека (!)6.

В начале июня стало известно, что предложение национального объединения «Всё для Латвии! — Отечеству и свободе / Движение за национальную независимость Латвии» перевести русскую школу полностью на латышский язык обучения поддержали лишь 123 800 человек (учитывая 10 111 подписей, собранных ранее)7. Этого количества было недостаточно для принятия ЦИК решения о проведении второго этапа подготовки к референдуму по вопросу ликвидации русской школы.

Но правых радикалов это ничуть не смутило. Они продолжали нагнетать русофобскую истерию в национальных СМИ. Комментируя итоги сбора подписей, Эдвинс Шноре, автор русофобского фильма-фальшивки «The Soviet Story», заявил газете «Latvijas avize»: «Образование на государственном языке — общераспространенная практика в странах Западной Европы, там государство не содержит двухпоточные школы». С мнением Э. Шноре согласились языковеды Винета Пориня, Иева Зуйцена и Байба Кангере. Мол, языковая ситуация, по сравнению с той, что наблюдалась 20 лет назад, улучшилась, и «теперь всё не так страшно», подчеркнула Б. Кангере. Она обратила внимание, что «в известной мере мы далеки от идеала», т. е. от «латышской Латвии»8.

В начале июня в СМИ вспыхнула короткая дискуссия вокруг предложения депутата Сейма от «Центра согласия» Игоря Пименова разрешить преподавание на русском языке в государственных вузах. Однако эта дискуссия была тут же решительно пресечена правящей коалицией. Русский язык в высших учебных заведениях «перечеркнул бы всё достигнутое», заявила министр культуры Сармите Элерте. При голосовании в парламенте за предложение И. Пименова высказались лишь 29 депутатов из 1009.

19 июля 2011 года гражданка США и экс-депутат сейма Вайра Паэгле («Гражданский союз») заявила в интервью газете «Latvijas Avize», что латыши должны прекратить говорить по-русски, а 31 августа председатель правления праворадикального политического объединения TБ/ДННЛ Роберт Зиле в интервью агентству LETA заявил, что Латвии не стоит сохранять билингвальную систему образования и нужно отказаться от этой системы в течение ближайших 10 лет10.

НАСТРОЕНИЯ В СОВЕТЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Отношение Совета общественных организаций Латвии к идее языкового референдума было двояким. Одни руководители активно поддерживали эту инициативу. Но были и те (В. Гущин, Т. Фаворская), кто считал, что референдум не только не изменит правозащитную ситуацию в стране в лучшую сторону, но, напротив, резко её ухудшит.

Хорошо помню, как где-то в конце августа или в самом начале сентября 2011 года Александр Гапоненко предложил мне поддержать на ближайшем заседании СООЛ инициативу проведения референдума за придание русскому языку статуса государственного. Первой моей реакцией было попытаться склонить его к отказу от проведения языкового референдума и, наоборот, поддержать проведение референдума по вопросу ликвидации массового безгражданства. Я рассуждал следующим образом.

Во-первых, решение вопроса о статусе русского языка требует внесения изменений в текст Конституции, что крайне сложно. В то же время ликвидация массового безгражданства требует лишь внесения поправок в действующий закон о гражданстве, что более реально, особенно учитывая то обстоятельство, что эти поправки могли поддержать и многие латыши.

Во-вторых, те же латыши в то время не поддержали ультраправых во главе с Райвисом Дзинтарсом с их инициативой проведения референдума за окончательную ликвидацию школ с русским языком обучения. По этой причине и русской общине не было никакого смысла обострять языковой вопрос.

В-третьих, проведение референдума за придание русскому языку статуса государственного неизбежно настроит латышей, в сознание которых за два десятка лет глубоко проник национализм, против русских и приведет к разрушению того хрупкого межнационального согласия (или перемирия), которое с огромным трудом сформировалось после массовых протестов в защиту русской школы, состоявшихся в 2000–2005 годах.

В-четвертых, итоги референдума, вне всякого сомнения, будут отрицательными для русской общины, даже если вся община проголосует «за». По той простой причине, что численность латышей в Латвии больше численности не латышей. Но самое главное (это уже в-пятых), референдум создаст условия не только для вхождения ультраправых латышских националистов во власть, но и позволит им эту власть фактически захватить.

Тот разговор ничего не дал. А. Гапоненко остался при своём мнении, сказав, что процесс уже запущен В. Линдерманом, и изменить ничего нельзя.

В сентябре 2011 года инициаторы языкового референдума передали собранные во время первого этапа подписи граждан в ЦИК, который назначил на ноябрь сбор подписей 10% совершеннолетних граждан для дальнейшего продвижения законопроекта. Ещё раз отметим, что инициаторы языкового референдума подписи граждан Латвии передали в ЦИК уже после того, как стало известно, что ультраправые националисты во главе с Р. Дзинтарсом не набрали необходимого количества подписей для проведения референдума за окончательную ликвидацию в Латвии русской школы.

27 сентября 2011 года в конференц-зале Дома Москвы в Риге состоялось ежемесячное заседание Совета общественных организаций Латвии, на котором по инициативе общества «Родной язык» обсуждался вопрос об отношении общественных организаций российских соотечественников ко второму этапу инициирования референдума о статусе русского языка. Обсуждение этого вопроса было очень бурным. Помимо меня, против референдума выступали Т. Фаворская и некоторые другие руководители общественных организаций. Но звучали и голоса «за». Поддержал проведение языкового референдума, в частности, В. Алтухов, являвшийся в то время президентом Русской общины Латвии. А. Гапоненко горячо призывал организации СООЛ поддержать инициативу его общества. Никаких аргументов против языкового референдума он в расчёт не принимал. Единодушия среди членов СООЛ не было. В конце концов, заявив, что СООЛ только «сопли жевать умеет» и, обвинив его членов в трусости, он покинул заседание.

Ну а дальше случилось то, что случилось. А. Гапоненко и В. Линдерман вместе со сторонниками продолжили начатую ещё в марте просто фантастически бурную активность в русских СМИ. Не проходило, наверное, двух-трёх дней, чтобы в ежедневных газетах или в еженедельниках не публиковались развёрнутые материалы в поддержку языкового референдума. К этой информационной кампании подключились многие радиостанции и Первый Балтийский телевизионный канал, где за референдум выступали всё те же В. Линдерман и А. Гапоненко.

ВТОРОЙ ЭТАП РЕФЕРЕНДУМА

С 1 по 30 ноября 2011 года по инициативе общества «Родной язык» проходил сбор 153 тысяч подписей в поддержку внесения поправок в текст Основного закона страны по вопросу признания русского языка вторым государственным.

Скорее всего, активистам общества «Родной язык» Владимиру Линдерману, Евгению Осипову, Александру Гапоненко и Иллариону Гирсу не удалось бы собрать необходимое число подписей, если бы не неожиданный разворот лидера «Центра согласия» и мэра Риги Нила Ушакова в поддержку референдума. Еще 13 октября «Центр согласия» заявлял, что не поддерживает референдум о втором государственном языке. А 8 ноября Н. Ушаков публично выступил в поддержку русского языка. Причиной такого крутого разворота стал окончательный отказ латышских партий принять «Центр согласия» в правящую коалицию после внеочередных выборов Сейма, состоявшихся 17 сентября.

Поддержка референдума со стороны мэра Риги кардинально изменила ситуацию, и к концу ноября необходимое по закону количество голосов было не только собрано, но и превышено на 30 тысяч. Успех инициаторов референдума буквально вывел из себя представителей правящей коалиции, которые обрушились на В. Линдермана, Е. Осипова, А. Гапоненко, И. Гирса и поддержавшего их Н. Ушакова с обвинениями в неуважении латышского народа и подрыве латвийской государственности. Президент Латвии Андрис Берзиньш выступил с заявлением, что равенство позиций латышского и русского языков невозможно ни при каких условиях11. Его тут же поддержала спикер Сейма и председатель партии «Единство» Солвита Аболтиня, которая заявила, что в вопросах языка компромисса нет и быть не может. «Эти вопросы не подлежат обсуждению. Единое государство существует только в том случае, если есть единый национальный язык», — возвестила она12.

Против русского языка как второго государственного выступили и многие известные деятели латышской культуры. Так, экс-посол Латвии в России, народный поэт Латвии Янис Петерс заявил, что «это достаточно большая наглость, что для русского языка просят государственный статус в дополнение к тому, что русский язык в Латвии уже является языком культуры, языком СМИ, языком религии, языком семьи, языком для частного общения, языком науки»13.

«Этот референдум выдаст нам полный список предателей Латвии», — заявил 16 февраля в программе LTV 100g kultūras, ничуть не смущаясь, Алвис Херманис, популярный театральный режиссёр, художественный руководитель «Нового Рижского театра»14. Известная латышская поэтесса Мара Залите в интервью газете «Latvijas Avize» заявила, что изо всех сил будет призывать граждан участвовать в референдуме и голосовать против русского языка как второго государственного.

«Мы стали слишком трусливы и смиренны, если позволяем негражданину, национал-большевику и хулигану Линдерману агитировать на нашей земле, и даже больше — выступать на телевидении подобно лидерам латышских партий», — заявил той же газете бывший латышский нацистский коллаборационист, экс-легионер Ваффен СС и экс-депутат сейма Висвалдис Лацис. Бывший лидер Народного фронта Латвии Дайнис Иванс назвал референдум по русскому языку возвращением к сталинизму. «Голосование за русский язык как государственный язык — голосование против права латышского народа на существование», — заявил он.

А вот еще два мнения.

Элита Вейдемане, журналист: «Агрессия против латышского языка идет в рост, и конфронтация между народами теперь уже не выдумки политических формирований этнических маргиналов. Ведь гораздо важней, как мы сами относимся к умалению своего языка, каковым является инициированный Линдерманом & Ко сбор подписей, ибо соль этой акции не в желании ввести второй государственный язык, а в попытке легализовать неприменение латышского языка».

Эгилс Левитс, юрист: «Латвия — страна латышской нации. Основополагающие государственные документы и первые конституционные документы четко определяют, что латыши — государственная нация Латвии»15.

Бывший министр интеграции Оскарс Кастенс присоединился к этому хору сторонников «латышской Латвии», высказавшись по адресу русскоязычных жителей страны следующим образом: «Не нравится статус русского языка — поезжайте в Россию!»16. А Илма Чепане, бывший судья Конституционного суда, а затем депутат сейма и председатель юридической комиссии парламента, заявила, что «право народа не абсолютно». Оказывается, есть высшие интересы, определять которые может только правящая элита!

К концу 2011 года эта пропагандистская кампания превратилась в настоящую истерию. Своего пика она достигла в январе-феврале 2012 года, накануне назначенного на 18 февраля референдума. Против русского языка как второго государственного выступили католические священники, общества политических репрессированных, студенческие корпорации и другие латышские организации. Из подполья выползла даже профашистская организация Perkonkrusts, лидер которой Игорс Шишкинс 5 февраля заявил, что, если нации угрожает истребление, нужно брать в руки оружие.

На этом фоне практически не услышанными остались выступления профессора факультета социальных наук Латвийского университета Юриса Розенвалдса, говорившего о необходимости учитывать интересы нелатышей, и ведущего исследователя Общества «Providus» Марии Голубевой, которая заявила о том, что латышский язык на самом деле никогда не был единственным языком межнационального общения в Латвии. Кроме латышского, здесь всегда говорили и на русском, и на немецком, и на языке идиш, и на других языках17.

Но эти выступления буквально потонули в общем хоре радетелей Латвийского государства, готовых его строить исключительно на основе латышских ценностей и латышского языка. В подтверждение этой политической линии Кабинет министров в самом конце декабря 2011 года принял Правила, в соответствии с которыми с 1 января 2012 года в школах нацменьшинств на латышском языке должны будут проходить не менее 40% уроков в начальных классах. А Сейм в начале января 2012 года в очередной раз отклонил инициативу «Центра согласия», предложившего признать отмечаемое 7 января Православное Рождество выходным днём. В конце января депутаты парламента проголосовали за принятие в первом чтении поправок к закону о труде, которые запрещают работодателю требовать от наемного работника знания иностранного (в первую очередь русского) языка.

18 февраля 2012 года языковой референдум состоялся. Подавляющее большинство граждан проголосовали против поправок к Конституции. За поправки проголосовали 273 347 человек (24,88%), против — 821 722 (74,8%)18.

ПОЗИЦИЯ РОССИИ

«Люди, инициировавшие проведение в Латвии референдума по статусу русского языка, хотят добиться справедливости», — ещё 18 января заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров. «Надо, чтобы все имели право разговаривать на том языке, на котором удобно, на котором привыкли, на котором ты хочешь видеть разговаривающими своих детей, дать им образование, профессию. Безусловно, знание дополнительных языков обогащает человека. Когда он живет в стране и не знает языка этой страны — это ограничивает его возможности. Но при этом не должно быть дискриминации по языковому признаку, не должно быть попыток сузить искусственно сферу применения того или иного языка. В данном случае я имею в виду русский язык в Латвии, Эстонии», — пояснил С. Лавров19.

19 февраля с оценкой прошедшего референдума выступил официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич. Заявив, что проведение в Латвии референдума по внесению в Конституцию страны языковых поправок демонстрирует серьёзность этой проблемы, он сказал: «Надеемся, что голос русскоязычного населения Латвии будет услышан как правящими кругами этого государства, так и международными организациями, призванными обеспечить выполнение общепринятых норм в области соблюдения законных прав и интересов национальных меньшинств».

По словам А. Лукашевича, высокая активность на референдуме граждан Латвии, считающих русский язык родным, наглядно свидетельствует об их несогласии с курсом на построение моноэтнического общества. «При этом итоги референдума далеко не в полной мере отражают настроения в стране. Это связано с тем, что права на выражение своего мнения были лишены 319 000 человек, так называемых «неграждан», даже несмотря на то, что многие из них родились или проживают в Латвии в течение длительного времени», — подчеркнул официальный представитель МИД РФ20.

ЛАТВИЯ САМА ОТТАЛКИВАЕТ РУССКИХ

Результаты прошедшего референдума заставили многих политиков говорить об ошибках в политике интеграции. Как заявил комиссар Совета Европы по правам человека и бывший министр по делам общественной интеграции Нилс Муйжниекс, нельзя сплотить общество на основе лишь латышского языка и латышской культуры. По его мнению, в вопросе интеграции было допущено много ошибок.

Как заявил порталу TVNET Н. Муйжниекс, результаты референдума его не удивили, они были ожидаемы. То, что за предоставление русскому языку статуса второго государственного проголосовали почти 300 тысяч человек — чёткий сигнал: в интеграционной политике надо многое менять.

«Какие механизмы способствуют интеграции? Культурное сотрудничество, соучастие в общественной жизни и отсутствие дискриминации. Не думаю, что они, эти механизмы, были у нас задействованы в полной мере. Если бы изучение латышского языка проходило на добровольной основе, а не насильственным путём, если бы были предоставлены все возможности для этого, то у нас не было бы таких референдумов и языковых проблем. К одной из ошибок я отнес бы и то, что наши законы о гражданстве и языке не меняются уже почти 15 лет. А если какие-то перемены и происходят, то лишь в худшую сторону. У нас до сих пор существуют запреты на некоторые профессии по языковому признаку, да и вообще нарушаются положения Конвенции о защите прав нацменьшинств, которую Латвия подписала, а потом об этом «забыла».

Ударом по процессу интеграции стала и проведенная в 2004 году школьная реформа, когда преподавание большей части предметов в одночасье перевели на латышский язык.

По мнению Н. Муйжниекса, ошибкой было и то, что сейчас, согласно недавно предложенной новой концепции, интеграцию предлагают осуществлять исключительно на основе латышских ценностей: «В этой концепции для нелатышей нет ничего привлекательного. В ней нет поддержки ни языкам, ни культуре нацменьшинств, ни вообще демократическим ценностям. Так что ошибок в деле интеграции было много, и мы продолжаем их совершать».

Что же после прошедшего референдума, по мнению Н. Муйжниекса, было необходимо изменить в интеграционной политике? «Я думаю, есть множество небольших шагов, которые мы могли бы сейчас делать. Прежде всего, следует принять совсем иную основу для интеграции, чтобы латыши не были в привилегированном положении, а неграждане «мигрантами»… Также можно внести изменения в Закон о гражданстве, чтобы дети неграждан, которые рождаются вне Латвии, могли получить двойное гражданство. Нужно обеспечить курсы латышского языка всем претендентам на гражданство, изменить Закон о госязыке с целью уменьшить столь широкое сейчас вмешательство в работу частного сектора, а также обеспечить возможность использования языков нацменьшинств на уровне отдельных самоуправлений. Кстати, последнее требование заключено и в Конвенции по защите прав нацменьшинств».

Бывший министр полностью поддержал также предложение предоставить негражданам право участвовать в выборах местных самоуправлений: «Я всегда выступал за это. Ведь на местном уровне решаются не политические вопросы, а хозяйственные. То, какого качества дороги или какие тарифы на отопление, одинаково важно как для гражданина Лиепиньша, так и для негражданина Иванова. К тому же налоги они платят одинаково»21.

ЛАТВИЯ ДИСКРИМИНИРУЕТ НАЦМЕНЬШИНСТВА

Ударом для правящей элиты Латвии стал опубликованный Европейской комиссией по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) 21 февраля 2012 года, то есть спустя три дня после проведения референдума, доклад по Латвии. ЕКРН, один из экспертных органов Совета Европы, проанализировала выполнение рекомендаций, данных еще в 2007 году, и констатировала, что Латвия практически не продвинулась в расширении прав неграждан и национальных меньшинств.

ЕКРН вновь призвала латвийские власти дать негражданам право голоса на выборах самоуправлений, автоматически присваивать гражданство детям неграждан, родившихся после 1991 года, обеспечить бесплатные курсы латышского языка желающим натурализоваться. Комиссия также рекомендовала отменить положение о лишении муниципальных депутатов мандата за недостаточное владение латышским языком, а также создать особую программу подготовки учителей для билингвального образования.

Беспокойство у ЕКРН вызывала также возможность властей отказывать в открытии классов в школах национальных меньшинств. В докладе отмечалось, что в Риге общее сокращение учреждений образования в 2009–2011 годах в основном затрагивает нелатышские школы22.

ПРАВЯЩАЯ КОАЛИЦИЯ ОБ ИТОГАХ РЕФЕРЕНДУМА

«Политические маргиналы, инициировавшие референдум по второму государственному языку, потерпели поражение», — заявил премьер Валдис Домбровскис («Единство») сразу после референдума23.

В своем блоге в интернете В. Домбровскис выразил уважение тем гражданам страны, которые на референдуме голосовали «против раскола общества, против двуязычия». «Рекордная активность избирателей и убедительное мнение общества — это неоспоримое доказательство, что ценности Сатверсме (демократия, власть закона, права человека, территориальная целостность и латышский язык как госязык) — это единственная основа нашего государства и сплоченности общества», — написал он.

19 февраля в интервью передаче «Neka personiga» («Ничего личного») телеканала TV3 В. Домбровскис повторил, что в данный момент нет оснований для того, чтобы разрешить использовать русский язык на уровне самоуправлений. Премьер подчеркнул, что такая возможность даже не рассматривается, при этом жителям не отказывают в помощи, если они обращаются в местные органы власти на русском языке. У самой идеи двуязычия на местном уровне нет никаких оснований, поскольку латышский язык был и будет в дальнейшем единственным государственным языком в Латвии.

С этой позицией были солидарны и другие представители правящей коалиции. «Конечно, есть отдельные регионы, где большинство проголосовало «за» (в Латгалии за государственный статус русского языка проголосовали свыше 55% граждан — В. Г.), но не надо делать их двуязычными. К тому же уже сейчас в таких самоуправлениях людей в случае необходимости выслушивают по-русски», — заявил депутат сейма Эдвард Смилтенс («Единство»). Мнение, что в Латвии должен быть один государственный язык — латышский, поддержал и лидер фракции Союза «зелёных» и крестьян в Сейме Аугуст Бригманис. Депутат сейма Имантс Парадниекс (Национальный блок VL/ТБ/ДННЛ) предложение о «русских заявлениях» назвал абсурдным: «Это абсурд. Мы живем в Латвии, и это был бы шаг к принятию двуязычия». Вместо этого желающим можно было бы предоставить услуги платного переводчика, предложил политик.

Тот факт, что за поправки к Конституции проголосовали 273 тысячи человек, свидетельствует о проблемах политики интеграции. Однако ситуацию можно изменить за счёт больших возможностей изучения латышского языка, начиная уже с детского сада, заявил евродепутат Роберт Зиле (VL/ТБ/ДННЛ). Он также отметил, что в Латвии нужно положить конец частому проведению референдумов, так как постоянные референдумы свидетельствуют о слабости власти24.

С мнением Р. Зиле согласился и премьер В. Домбровскис. Необходимо подумать над тем, как превентивно установить, может ли тот или иной вопрос быть вынесен на референдум или нет, указал Домбровскис. Одной из возможностей такого регулирования он назвал повышение порога — увеличение необходимого количества подписей, собранных за проведение референдума25.

Это мнение поддержал лидер «Партии реформ Затлерса», экс-президент Латвии Валдис Затлерс, указавший на необходимость подумать над тем, чтобы демократия использовалась разумно. «Избиратели на референдуме получили известный опыт и вряд ли в следующий раз подпишутся за то, чтобы легкомысленно инициировать новый референдум. Они понимают, что демократия не является дармовой, и те миллионы, которые мы потратили на референдуме, укрепили наше осознание демократии», — сказал он26.

Один из лидеров ультраправого Национального объединения Имантс Парадниекс напомнил, что объединение уже выступило с предложением установить статьи Конституции Латвии, не подлежащие изменению, что могло бы защитить государство от подобных ситуаций в будущем. «Необходимо обеспечить такую защиту, и это уже вопрос не разговоров, а активных действий», — подчеркнул он27.

Рига
Окончание следует

ГУЩИН Виктор Иванович,
директор Балтийского центра исторических и социально-политических исследований, координатор Совета общественных организаций Латвии

Примечания:
1 Александр Гильман. Референдум для себя. https://imhoclub.lv/ru/; Александр Гапоненко. Стена встречного огня и «рижское сидение» за русский язык. https://imhoclub.lv/ru/; Владимир Веретенников. Референдум о языке действительно изменил жизнь русских в Латвии. https://imhoclub.lv/ru.
2 Татьяна Жданок, Мирослав Митрофанов. Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза. — Рига, 2017. С. 381.
3 Николай Кабанов. «Русский не должен быть нормой». Ина Друвиете подтвердила принципы национальной лингвополитики. — «Вести сегодня», № 17, 1 февр. 2011 г.
4 Элерте: референдум о госязыке — хорошо, но неправильно. — 10 апр. 2011 г., http://www.mixnews.lv/ru/politics/news/2011-04-10/62236.
5 Латышские учителя требуют запретить преподавание на русском языке за госсчет. http://www.newspb.ru/allnews/1405105.
6 Омбудсмен: Ликвидация русского образования в Латвии не нарушит права человека. http://www.rosbalt.ru/main/2011/05/25/851969.html.
7 Языковеды: латыши почувствовали себя нацией и выпрямили спины. http://www.mixnews.lv/ru/politics/news/2011-06-11/67388.
8 Там же.
9 ЦС: русский язык в латвийских вузах надо разрешить. http://www.newspb.ru/allnews/1414023.
10 Паэгле: латышам пора прекратить говорить по-русски. http://rus.delfi.lv/news/daily/politics.
11 Президент Латвии: Равенство позиций латышского и русского языков невозможно. www.regnum.ru/news/1475829.html.
12 Политики: в вопросах языка компромисса быть не может. http://rus.delfi.lv/news/daily/politics.
13 Янис Петерс: просить статус для русского языка — большая наглость. 29.12.2011. http://baltijalv.lv/news/read/18181.
14 Херманис: этот референдум выдаст нам полный список предателей Латвии. 16.02.2012 . http://www.ves.lv/article/205380.
15 ElitaVeidemane. Latvija ir latviesu nacijas valsts. http://nra.lv/viedokli/elita-veidemane/60416-latvija-ir-latviesu-nacijas-valsts.htm.
16 Кастенс: не нравится статус русского языка — поезжайте в Россию. http://rus.delfi.lv/news/daily/politics.
17 Эксперт: сбор подписей вызвал у латышей культурный шок. http://rus.delfi.lv/news/daily/politics. 18 2012.gada 18.februara tautas nobalsosana par likumprojektu «Grozijumi Latvijas Republikas Satversme». http://web.cvk.lv/pub/public/30256.html.
19 Лавров прокомментировал проведение референдума по русскому языку в Латвии. 18 янв. 2012, 15:15. http://www.vz.ru/news/2012/1/18/554493.html.
20 Комментарий официального представителя МИД России А. К. Лукашевича в связи с вопросом СМИ относительно проведения в Латвии 18 февраля референдума по статусу русского языка. Опубл. на официальном сайте МИД РФ: http://www.mid.ru/bdomp.
21 Комиссар CЕ: Латвия сама отталкивает русских. http://rus.tvnet.lv/novosti/.
22 European Commission against Racism and Intolerance (ECRI). Fourth report on Latvia. (21 Febr. 2012) http://www.coe.int/t/dghl/; http://www.coe.int/t/dghl/monitoring.
23 Валдис Домбровскис: маргиналы потерпели поражение. rus.DELFI.lv | 20 февр. 2012, http://rus.delfi.lv/news/daily/politics.
24 Зиле: референдумы нужны только в особых случаях. BNS, 20 февр. 2012. http://rus.delfi.lv/news/daily/politics.
25 Премьер: нужно фильтровать выносимые на референдум вопросы. BNS, 20 февр. 2012, http://rus.delfi.lv/news/daily/politics.
26 Там же. 27 Там же.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru