Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№6, Июнь 2017

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Парламентские слушания
Информационное обеспечение системы образования

 

Вячеслав НИКОНОВ
Председатель Комитета по образованию инауке Государственной Думы

Мы ставим сегодня перед собой три основные цели. Первая— оценить сложившуюся сегодня организацию информационного обеспечения всех участников образовательных отношений: обучающихся, организаций, которые осуществляют образовательную деятельность, органов управления образованием на всех уровнях инашего общества вцелом.

Вторая— определить место государственных информационных систем контингента обучающихся субъектов Российской Федерации ифедеральной информационной системы контингента обучающихся.

Итретья— выработать предложения по уточнению идополнению текста Федерального закона «Овнесении изменений встатьи15 и16 Федерального закона «Обобщих принципах организации местного самоуправления вРоссийской Федерации» иФедеральный закон «Обобразовании вРоссийской Федерации» всоответствии спредложениями Президента Российской Федерации.

В современных условиях, конечно, информационное обеспечение, все образовательные системы являются очень важным условием обеспечения успехов системы образования, имы сейчас сталкиваемся сдовольно парадоксальной ситуацией. Содной стороны, мы очень часто при принятии собственных решений не обладаем вполной мере необходимой информацией, ияназову несколько областей, вкоторых этой информации очень мало. Сдругой стороны, мы обладаем огромным объёмом информации, ценность которой, вобщем-то, достаточно сомнительна. Иэто создаёт очень большую нагрузку на всё педагогическое сообщество, которое по факту перегружено предоставлением разного рода отчётности. Иколичество этих отчётных материалов, иколичество информационных систем вобразовании продолжает многократно возрастать.

Напомню, что закон «Об образовании вРоссийской Федерации» предполагал создание, формирование, ведение пяти информационных систем федерального органа. Сейчас, как мы видим по некоторым субъектам Федерации, количество таких информационных систем уже приближается кпятидесяти, причём многие эти системы не защищены от посторонних глаз, что тоже вызывает достаточно большое беспокойство.

Одним из выходов из этой запутанной ситуации как раз иявилась идея создания всеобъемлющей системы контингента обучающихся. Системы, которая бы позволяла получать очень большой объём информации для всех, кто участвует вобразовательном процессе ипринимает решения на государственном уровне по таким важным параметрам, как полная статистика количества обучающихся или не обучающихся. Ксожалению, мы сейчас этими данными вполной мере не обладаем. По количеству мест, которые нам потребуются, например, на будущий год вдетских садах ишколах, унас нет точных цифр. Иих не может быть, пока существующие системы не сопряжены одна сдругой. Или взять масштабы беспризорности. Мы не знаем, сколько детей не ходит вшколы, икто они.

Возьмём зачисление вдетские сады ишколы. Было очень содержательное выступление Алёны Игоревны Аршиновой на пленарном заседании Государственной Думы. Она продемонстрировала видеокадры очередей родителей, которые на тридцатиградусном морозе стоят, чтобы записать своих детей вшколы на будущий учебный год. Хотя совершенно очевидно, что всё это можно делать через информационные системы.

Отсюда важный вопрос: как защитить личную информацию, которая может быть вбазах данных? Она сейчас, ксожалению, остаётся вбольшой степени незащищённой ипри этом не несёт дополнительной информации, по сравнению стой, которая итак существует винформационных системах.

Был принят соответствующий законопроект, ккоторому Президент Российской Федерации сделал замечание. Напомню, он предложил, чтобы федеральным законом был установлен перечень конкретных сведений, содержащихся вгосударственных информационных системах оконтингенте обучающихся субъектов Российской Федерации. АвФедеральной информационной системе также определены лица, которые имеют доступ ктаким сведениям, иих ответственность.

Далее. Как решить проблему сокращения документооборота? Как снизить нагрузку при формировании отчётности, которая падает на образовательные организации, азначит на каждого педагога? Как сократить количество документов, которое необходимо для получения тех или иных образовательных услуг?

Вот вопросы, на которые мы должны ответить.

Вениамин КАГАНОВ
Заместитель министра образования инауки Российской Федерации

Сегодня более 40миллионов граждан России вкаждодневном режиме взаимодействуют ссистемой образования, это уже для всех стало привычкой. Электронными дневниками ижурналами все привыкли пользоваться. Родители могут со смартфона или сайфона проконтролировать занятия ребёнка, посмотреть, какую оценку он получил. Это удобно.

Такова информационная система. Она работает, накапливает базы данных, управляет этими базами. Она пришла внашу жизнь повсеместно. Сейчас даже трудно представить школу, где бы не шла работа стакими программными продуктами.

Уровень информационного развития итехнологий нашего понимания дошел до того, что мы можем поставить себе суперзадачу: построить государственную информационную систему, которая будет, содной стороны, решать все задачи вэтой системе и,сдругой стороны, обеспечит её полную безопасность. На наш взгляд, это можно сделать только на государственном уровне, когда система строится на единых технологических принципах, по единому регламенту, где на всех этапах построения системы понятно, что происходит, понятно, как обеспечить защиту персональных данных.

В настоящее время есть некоторая часть детей, по разным оценкам это может быть идо 100тысяч, которые на какое-то время выпадают из поля нашего зрения. Они не пошли вдетский сад, имы их не видим. Родители имеют право не водить ребёнка вдетский сад, но потом он появляется, когда надо принимать его на обучение вшколу. Асистема это не видела.

Статистика правильная, но она работает по итогам года, обобщая информацию. Анам для эффективного управления процессами, конечно, желательно знать всё врежиме онлайн. Иесли не всё, то очень многое. Это позволяет правильно планировать наши управленческие усилия иресурсы.

Федеральную систему «Контингент обучающихся» сбазами данных по работе собучающимися делают, конечно, специалисты. Мы являемся контент-заказчиками, определяем поля, согласовываем их сдругими органами власти, анаши коллеги обеспечивают правильное техническое построение системы.

На разных площадках ивГосударственной Думе под руководством Вячеслава Алексеевича Никонова проводились обсуждения нагрузки на образовательные организации всвязи смногочисленными запросами. Тема острая, но вопросы решаются медленно. Именно потому, что сегодня так устроена иэкономика, исистема образования, иработа других органов власти, что нужна точная информация отом, что происходит. Иесли существующие базы данных такую информацию не дают, это вызывает необходимость бесконечных запросов. Акак понимают люди, которые здесь присутствуют, если информация вводится несколько раз, то она абсолютно точно не будет защищена. Поэтому создание системы видеале позволит вводить новую информацию один раз, апотом она будет только уточняться идополняться.

Всех беспокоит, что это за информация, не слишком ли много мы будем запрашивать персональных данных оребёнке. Предложения мы подготовили. До этого предполагалось, что запросы будут определены решением правительства, но сейчас эти данные мы предлагаем, как ипрезидент, внести взакон. Итам будет указано, какие конкретно данные будут вводиться. Аэто повод для обсуждения со специалистами. Сейчас всем действующим вобразовании информационным системам предложено применять единые технологические требования для защиты от несанкционированного доступа, имы рассчитываем, что это будет исключительно российская разработка.

Наше министерство подготовило предложения для согласительной комиссии по конкретизации сведений, которые будут заноситься винформационные системы всфере образования. Эти сведения связаны собразовательными достижениями ребёнка, иважно, чтобы перечень таких сведений был исчерпывающим ине дополнялся на местном уровне. Тоесть лишней информации здесь быть не должно. Иесли это будет определено законом, то появится просто больше порядка всборе ивдальнейшем использовании информации.

Подготовлен исчерпывающий перечень ведомств, которые смогут получить информацию от единой системы. Важно, что они смогут получить только ту информацию, которая им нужна для работы всоответствии сположениями об этих ведомствах идействующим законодательством. Это станет дополнительной гарантией для обеспечения сохранности данных изащиты от несанкционированного доступа.

Мы считаем правильным иобязательным ввести персональную ответственность для должностных лиц за полноту идостоверность сведений, атакже их своевременную передачу иизменение, хранение иуничтожение вустановленном порядке. Информация устаревает идолжна утилизироваться. Предлагается использовать для этого средства криптографической итехнической защиты, втом числе включая средства защиты от несанкционированного доступа.

Наличие системы не означает, что все, кто кней допущен, будут иметь доступ ко всей информации исразу. Система позволит обеспечить доступ только вчасти своей компетенции ипо конкретным запросам ссоблюдением всех требований законодательства Российской Федерации всфере персональных данных. Диски, флешки идругие носители, позволяющие записывать информацию, технически не смогут использоваться. Для того исоздаётся система.

Но при этом государство, безусловно, должно принять все возможные меры, чтобы избежать раскрытия даже части сведений из информационных систем всфере образования. Впрочем, как ина любых других информационных системах, которые создаются вмедицинской сфере, всоциальном обеспечении. Сейчас активно запускается система по работе синвалидами, сналогоплательщиками. Все эти системы работают, ипока вроде бы не было больших нареканий. Мы уверены, что сучётом опыта коллег наша система будет, насколько возможно, ещё более надёжной.

Обеспечение конфиденциальности данных, конечно, безусловный приоритет. Поэтому, может быть, впервую очередь, нашим мотивом было как раз создать безопасную систему. Лишь единая вертикально интегрированная система может обеспечить безопасное использование данных.

Вячеслав НИКОНОВ

Вениамин Шаевич, сразу вопрос. Очевидно, что принять законопроект возможно только при готовой нормативной базе. Тоесть вся нормативная база ктому моменту, когда будет готов текст законопроекта, должна быть тоже подготовлена. Должны быть выпущены подзаконные акты, или, во всяком случае, подготовлены их проекты. На какой стадии эта работа?

Вениамин КАГАНОВ

Мы кэтому вопросу готовились раньше. Унас есть «дорожная карта», утверждённая правительством, где участвуют все заинтересованные органы государственной власти. Мы активно работали в2015 и2016годах, иунас готовность примерно на 95–98процентов. Потому что многое зависит ещё от текста закона. Конечно, при рассмотрении вГосударственной Думе всоответствии стребованиями мы представим все проекты.

Александр ВОЛКОВ
Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию икультуре

Как представитель субъекта Федерации могу привести множество примеров иперечислить системы, которые предполагается законодательно закрепить. Они есть вкаждом субъекте— электронная очередь записи вдетские дошкольные учреждения, электронные дневники вшколах, электронное общение итак далее.

Это всё не ново, если вспомнить, что мы свами связаны сотраслью здравоохранения как пациенты. Всю нашу жизнь нас сопровождает история болезни, которая становится всё толще итолще. Любой врач, пока ему не принесут историю, свами не поговорит. Поэтому вкаждом субъекте Федерации, не дожидаясь указаний сверху, 5–7лет назад начали, как ивЕвропе, создавать электронную систему здравоохранения. Итеперь, где бы вы ни сдали анализ крови, любой врач, который входит всистему, вас примет ипосмотрит анализ всчитанные секунды.

Поэтому ивсоздании чёткой системы образования заинтересованы не только руководители, чиновники, министры, асами граждане. Вданном случае ясчитаю, что это самый главный аргумент. Всистеме образования заинтересованы родители— сразу споявлением ребёнка. Ведь им надо решить ряд проблем, начиная стехже дошкольных учреждений.

Иясолидарен сВячеславом Алексеевичем, который перечислил вопросы, на которые мы сегодня не можем чётко ответить. Авопросы, казалось бы, на поверхности. Ну, действительно, сколько сегодня детей внашей стране не ходят вшколу? Элементарный вопрос. Амы на него чётко ответить не можем. Поэтому, на мой взгляд, система «Контингент обучающихся» на региональном ифедеральном уровне становится требованием времени.

Второй вопрос, который взбудоражил общественность. Когда молодой человек доживёт до профессии, до специальности ибудет работать, допустим, на предприятии военно-промышленного комплекса, наверное, государство сумеет поставить защиту на его досье. Это дело техники, которое мы должны отработать изаконодательно закрепить.

Иещё один аргумент. Нас никто не гонит. Согласно установленным срокам, внедрение системы предусмотрено до 2022года. Унас столько возможности внести нужные поправки. Тоесть унас есть задача, время ивозможности. Итребования, поставленные президентом, вполне выполнимы вближайшие сроки.

Олег СМОЛИН
Первый заместитель председателя Комитета по образованию инауке Государственной Думы

Мы понимаем, что поводом для слушаний послужило вето президента на закон «Оконтингенте обучающихся», аэто для Государственной Думы иСовета Федерации впоследнее время крайне редкий случай. Поэтому хотел бы задать несколько вопросов ипопытаться на них ответить.

Почему возник закон оконтингенте обучающихся? Ответ простой. Существуют, если верить подсчётам нашего комитета, 44базы, которые между собой практически никак не урегулированы.

Поэтому закон оконтингенте обучающихся поможет упорядочить систему. Поможет провести дебюрократизацию учреждений. Понятно, что не каждое учреждение имеет дело с44базами. Но если даже подавать данные хотя бы в20различных баз? Какое количество людей задействовано, сколько времени использовано? Когда заниматься основной педагогической работой? Произойдёт определённая дебюрократизация идля граждан. Люди смогут не собирать большое количество справок ихранить их, апользоваться портфолио вбазах.

Закон поможет обеспечить более надёжную защиту персональных данных по сравнению стем, что сейчас мы имеем при огромном количестве информационных систем. Мы знаем, что закон вызывает общественное напряжение. Вот некоторые вопросы вписьмах, которые яполучил. Люди озабочены обязаловкой, как они считают. Кто-то обеспокоен тем, что это может быть использовано для применения ювенальных технологий, которые, увы, вРоссии часто применяются, как бы помягче сказать, чудным образом. Например, вместо того чтобы помочь бедной семье, вполне благополучной, детей из неё изымают илишают родителей временно или постоянно родительских прав.

Далее. Люди озабочены объединением разнородных данных водну систему, которая, по мнению некоторых авторов писем, противоречит закону «Оперсональных данных». Наконец, проблема информационной безопасности, возможность утечки, использование против интересов ребёнка данных, касающихся, например, состояния здоровья.

Какие предложения? Яподдерживаю идею комитета отом, что данные винформационных базах нужно разделить на три вида: общедоступная информация, которая не нуждается взащите, информация для органов управления, не содержащая персональных данных, иинформация, содержащая персональные данные, которая подлежит особо тщательной защите.

Я бы принял предложение противников законопроекта ипрямо прописал взаконе добровольность участия всистеме «Контингент обучающихся». Содной оговоркой: родители, которые являются противниками того, чтобы об их детях собирали персональные данные, должны понимать, что вопределённых условиях им придётся сталкиваться сдополнительными трудностями. Надо всоответствии списьмом президента прописать прямо взаконе содержание баз, перечень данных, атакже лиц, которые имеют доступ.

Надо учесть предложение Рособрнадзора использовать вкачестве одной из основных, если не основой, базу, которую мы уже имеем применительно кЕдиному государственному экзамену. Может быть, она наиболее подходит для этого. Мы ждём исправленного текста от Министерства образования инауки, который мог бы стать основой для работы комиссии. Ядумаю, что наши решения позволили бы, содной стороны, накормить управленческих волков, сдругой стороны, сохранить родительских овец. И,главное, не навредить детям.

Вячеслав НИКОНОВ

Спасибо большое, Олег Николаевич. Думаю, это очень точные идиагноз, ипредложения.

Я хотел бы обратить внимание представителей ведомств именно на те озабоченности, которые Олег Николаевич назвал. Это вопросы, связанные собязаловкой, свозможностью использовать базы для ювенальных технологий, сугрозой утечек персональных данных. И,конечно, надо проработать вопрос добровольности, который поднял Олег Николаевич. Не вполне понимаю, как вообще система может не работать, поскольку унас есть запись актов гражданского состояния. Каждый родившийся уже попадает вбазу данных загсов. Такая изначальная база существует, хотят этого родители или нет. Но как это всё учесть исовместить?

Язнаю, что все члены Комитетов по образованию инауке Государственной Думы иСовета Федерации получали много посланий по поводу законопроекта исистемы «Контингент обучающихся». Естественно, все члены Комитетов очень хорошо осведомлены овозражениях иозабоченностях, потому что количество обращений граждан измерялось сотнями.

Олег КАЧАНОВ
Директор Департамента проектов по информатизации Министерства связи имассовых коммуникаций

Отрасль информационных технологий сейчас вмире ивРоссийской Федерации является одной из наиболее динамично развивающихся. Мы видим успехи этой отрасли на примере коммерческой, банковской или страховой деятельности. Люди привыкли пользоваться услугами вэлектронном виде дистанционного банкинга икоммерции.

Есть хороший пример использования информационно-коммуникационных технологий на государственном уровне. Например, перевод государственных услуг вэлектронный вид. Многие успели оценить, насколько это снимает барьеры между гражданами игосударством, упрощает получение услуг.

Также, как ни странно, многим из нас не кажется чем-то неприемлемым предоставлять персональные данные вэлектронном виде коммерческим организациям. Граждане, не задумываясь, предоставляют на мобильных устройствах свои данные сервисным компаниям. Вто же время мы понимаем, что безопасность данных, безопасность их передачи должна стоять во главе угла.

Не все успешно используют информационно-телекоммуникационные технологии. Всфере образования вРоссийской Федерации достаточно большой набор разрозненных, слабо связанных информационных систем. Было сказано, чтоих44. Иэти системы слабо взаимодействуют между собой вчасти форматов предоставляемых, передаваемых ииспользуемых данных. Они слабо соответствуют друг другу по уровню защищённости. Не все информационные системы сейчас соответствуют требованиям регуляторов. Более того, некоторые из них вообще не защищены.

А защита информации— одно из приоритетных направлений развития информационно-телекоммуникационных технологий. Что изафиксировано впостановлении правительства №392 в2016году. Иправильным вотрасли образования будет сделать на это особый акцент. Сегодня сфера образования так или иначе перешла на ведение учёта вэлектронном виде. Но общих требований нет— ни на региональном уровне, ни на федеральном.

Создание системы «Контингент обучающихся» поможет навести порядок вуже существующих системах, как раз за счёт введения унифицированных требований, за счёт того, что региональные информационные системы приобретают статус государственных информационных систем. Аэто всвою очередь приводит кнеобходимости привести всоответствие все требования регуляторов всфере безопасности— ФСБ иФедеральной службы по техническому иэкспортному контролю.

«Контингент» позволит выстроить взаимосвязи между различными информационными системами всфере образования, особенно вчасти передаваемых данных. Система позволит унифицировать форматы передаваемых данных, исключит дублирование ввода. Понятно, что когда систем несколько десятков, то дублирование ввода данных наблюдается вобразовательных организациях, что называется, вполный рост. Поэтому наша задача— убрать дублирование ввода за счёт унификации.

Сиспользованием системы «Контингент» мы сможем установить единые требования по информационной безопасности, сделать механизмы контроля. Тогда за компрометацию или несанкционированное использование персональных данных, содержащихся всистеме, ответственность будет наступать неотвратимо.

Вячеслав НИКОНОВ

Можно ли, Олег Юрьевич, говорить отом, что создание системы «Контингент» не предполагает сбора дополнительных данных по сравнению стеми, которые собираются уже сейчас? Правильно ли говорить отом, что система «Контингент» позволит защитить информацию, которая сейчас не защищена? Ичто она предполагает просто унификацию данных, которые уже собираются, на единой иотносительно унифицированной платформе?

Олег КАЧАНОВ

По первому вопросу. Не предполагается расширение сбора данных ихранение данных по отношению куже имеющемуся объёму. Скорее, наоборот, предполагается исключить повторный ввод данных, получаемых от родителей или образовательных учреждений. Именно за счёт унификации их использования.

По поводу защиты. «Контингент обучающихся» призван структурировать вединую систему те несколько десятков систем, каждая из которых защищается по-своему. Какая-то является государственной, какая-то не защищена совсем или частично. «Контингент» вводит унифицированные требования по защите. Ирегиональные системы будут защищены по классу не ниже, чем федеральные. Соответственно, все рабочие места для управления этими системами должны быть аттестованы по требованию информационной безопасности.

Людмила БОКОВА
Заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству игосударственному строительству Совета Федерации

Я, конечно же, поддерживаю идею консолидации всех данных, которые сегодня накапливаются вразличных системах. Идея совершенно правильная. Как сегодня работает образовательная организация? Язнаю, потому что 12лет отработала вшколе. Каким образом мы формировали базу? Унас была тетрадка вклеточку сопределённым количеством адресов. Мы должны были пройти по адресам, получить персональные данные, записать их втетрадочку иотдать завучу. Завуч обобщит, введёт вэлектронную таблицу, передаст вДепартамент образования. Как бы мы ни старались, выходило примерно 30–40процентов погрешности. Конечно, управлять такой системой было почти невозможно. Поэтому, на мой взгляд, новая система— важный шаг вбудущее. Теперь вопрос стоит озаконодательном регулировании.

Считаю, что необходимо приведение законодательства всоответствие смеханизмами функционирования будущей системы. Адля этого нужны чёткие цели, реальный объём исодержание данных, точно прописанные возможности образовательных объектов всборе данных. Законодательство должно дать правовые основания для оказания государственных имуниципальных услуг через региональный сегмент системы. Тоесть тем самым полномочия субъекта позволяют вести такой сегмент иреализовывать те права иполномочия, которыми они наделены.

Однако возникают ивопросы. Пока непонятен механизм наполнения регионального сегмента Федеральной системы информации оконтингенте обучающихся ворганизациях, которые не имеют своей информационной системы. Непонятно, как они будут формировать данные оконтингенте обучающихся.

Далее. Каким образом будут актуализироваться данные врегиональном сегменте? Непонятны требования по интеграции региональных иинформационных систем срегиональным сегментом системы. Тоесть вэтом случае регионы не имеют права самостоятельно решать, каким образом, вкаких форматах обмен данными будет интегрирован вэти системы. Не описан механизм получения информации одетях, рождённых вдругих субъектах Российской Федерации, анам нужен процесс обмена этими данными.

Можно ли сегодня отказаться от открытого перечня передаваемых данных врегиональный сегмент? Ведь урегионов, которые уже создали региональный сегмент образования, возникли трудности сформированием технического задания на создание этой системы. Завтра кним придёт прокуратура испросит, какие данные они забили всистему.

Отсутствует также состав данных на детей, которые не посещают образовательные организации. Может быть, вэтом случае предоставить больше свободы вформировании этих данных субъекту Федерации? Конечно же, необходимо чётко определить сроки обработки персональных данных иместа их хранения, чтобы обеспечить информационную безопасность.

Надо активизировать работу сподзаконными нормативными документами. Вместе сзаконопроектом должны поступить как минимум три подзаконных нормативных документа. Прошло девять месяцев, мы не видели даже проектов. Поэтому целесообразно ли сегодня углубляться вподготовку подзаконных документов, если можно многие позиции прописать восновном законе итем самым создать нормы закона прямого действия? Недавно прошли парламентские слушания вГосударственной Думе, посвящённые целесообразности огромного количества подзаконных актов. Многие участники слушаний высказывались за создание норм прямого действия.

Наконец, опрограммном обеспечении системы. Хотелось бы, чтобы оно было не только отечественным, но исамым современным. Ксожалению, сегодня многие используют, особенно врегиональном сегменте, устаревшие платформы.

Александр РУСАКОВ
Председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по развитию науки иобразования.

Первое, самое важное— это то, что системы, которые внедрены всферу образования Российской Федерации, сегодня работают. Нареканий на использование, скажем, системы ЕГЭ или Федерального реестра сведений одокументах об образовании крайне мало.

Второй момент, очень важный для нас. Министерство образования инауки вместе сфедеральными органами исполнительной власти создали прообраз системы. Пусть сейчас она носит мозаичный характер, но уже есть поле для того, чтобы сегодня мы обсуждали вопрос оглобальной системе, оеё характеристиках ивозможностях. Без этого, ядумаю, мы бы сейчас стояли по-прежнему на уровне технического задания иего популяризации. Поэтому определённый путь пройден, итеперь мы знаем, что нужно для создания любых информационных систем илюбых систем вобразовании.

Теперь отех, кто недоволен фиксацией любых их данных. Думаю, вэтом случае категория общего должна превалировать над категорией частного.Иначе мы просто не сдвинемся сместа. Если гражданин, например, не получил паспорт, это не значит, что он потерял гражданство. Просто такая ситуация создает сложности иорганам государственной власти, исамому гражданину. Здесь ясогласен спредложениями, которые были внесены Комитетом Государственной Думы: надо чётко разделить зоны публичности изоны закрытости ссоответствующей защитой.

О программном обеспечении. Вмозаичном варианте системы, который работает всубъектах Федерации, используются самые разнородные базы данных, втом числе произведённые западными фирмами. Поэтому основное преимущество надо отдать отечественным разработкам.

О ситуации сочередями, которые возникли при записи вшколу. Они возникли, во-первых, врегионах, где не сработала информационная система. Во-вторых, людям надо объяснять, как работает система, почему она тем или иным способом выстраивает очередность икак сэтим вдальнейшем действовать. Покаже проблема состояла втом, что родители создавали очереди вполне сознательно, не надеясь на электронику.

Офинансах. Как будет связываться федеральная база сбазами отдельных организаций? Во что это будет обходиться конкретной школе, детскому саду, университету при хранении иработе стакой базой? Ведь это система шифрования, не дешевая история. Безусловно, гораздо лучше, если шифрование идёт ведином потоке. Поэтому защиту нужно обеспечивать на федеральном уровне.

Обращаю внимание, что атаки на законопроект осуществлялись по всем правилам информационного общества, сиспользованием шаблонов имасштабирования. Мы должны кэтому спокойно относиться— просто втаком мире сейчас живем. Предлагаем площадку Общественной палаты для публичного обсуждения законопроекта. Готовы согласовать тематику круглого стола, дать экспертные оценки.

Сергей ФЕДОРЧУК
Заместитель министра образования, науки, инновационной политики Новосибирской области

Назову одну из особенностей новосибирского образования. Унас из тысячи образовательных организаций— 424малокомплектные школы. Тоесть почти половина. Это восновном сельские школы, где меньше 100учащихся. Аесть именьше 50человек.

Когда мы говорим, что унас очень много различных информационных систем, то надо понимать, что втаких школах работать ещё сложнее.

Мы вступали впроект как пилотный регион ирассчитывали, что это нам позволит систематизировать усилия, создать основу для принятия грамотных управленческих решений. Имею ввиду как раз малокомплектные школы, потому что мы понимали: здесь нужно интегрировать различные системы, объединить усилия. Ибольшой нагрузки на эти образовательные организации не возникало.

Проблемы, скоторыми мы сталкивались. Конечно, одна из главных— это достоверная информация очисле родившихся иоконтингенте обучающихся. Мы не всегда можем планировать строительство новых объектов. Иочень часто это ещё связано стем, что мы не всегда можем выстраивать образовательную политику, например, вконтексте того же инклюзивного образования. Не всегда владеем достоверной информацией как одостижениях учащихся, так иоздоровье детей, чтобы привлекать для ранней диагностики не только сотрудников образования, но идругих смежных ведомств.

Всегда возникает проблема идентификации детей вразличных ведомственных информационных системах. Унас их несколько десятков. Что мы делали, чтобы двигаться внужном направлении? Первый шаг— это интеграция имеющихся систем. Мы посмотрели, вкаких федеральных системах работаем, подумали, каким образом интегрировать наши системы в«Контингент обучающихся». Это очень важно вконтексте того, что мы сегодня чётко представляем тот массив информации, который будем интегрировать. Ничего нового, мы просто синтезируем все имеющиеся данные. Витоге получилась определённая структура регионального сегмента системы «Контингент». Она состоит из четырёх компонентов, не хватает одного.

У нас есть электронный детский сад. Работает давно, это действующая система, которая решала многие вопросы сдошкольным образованием. Сегодня формируется иначинает работу электронная школа, электронное дополнительное образование иэлектронный колледж. Вот здесь определённо не хватает системы ЗАГС. Тогда вообще не нужно было бы ни укого запрашивать первичную информацию наполнения системы. Как только этот сегмент появится, многие вопросы снимутся сами собой.

Второй важный шаг— это повышение информационной безопасности. Это не только аттестация рабочих мест, не только повышение квалификации педагогов. Мы включили все образовательные организации всостав защищённой информационной сети правительства Новосибирской области. Таким образом, мы выстраиваем единую систему управления сетями.

Естественно, самым сложным делом была интеграция сельских малокомплектных школ. Мы понимаем, что не всегда сегодня хватает всельских школах даже скоростей Интернета, чтобы эффективно работать всистеме. Поэтому внедряем высокие скорости, что позволяет налаживать работу врегиональных проектах. Например, сетевая дистанционная школа позволяет педагогам городских школ идаже школ не нашего региона обучать детей на отдалённых территориях.

Цель— формирование единого информационного образовательного пространства. Оно поможет обеспечить равенство сельских территорий вдоступе кобразованию.

Наконец, ещё один очень важный момент. Учителя получают удобный инструмент для работы— речь об электронном расписании, дневнике, журнале. Интегрируем сюда электронную аттестацию педагогов. Зашиваем все отчёты, которые собираем собразовательных организаций.

Это не только поможет региону активно управлять базами персональных данных. Главное, мы сможем снизить нагрузку учителей. Система освободит время, которое учителя тратят на отчётность, аузаместителей директоров иусамих директоров освободится время на общение сколлективами ирешение многих педагогических задач.

Мы понимаем поэтому, насколько важны изменения вфедеральном законодательстве. Предположим, вкаком-то субъекте Федерации работа идёт успешно. Но итогда мы можем столкнуться снадсубъектными проблемами, когда выйдем за пределы полномочий субъекта. Это поступление ввузы, переезды детей из одного субъекта вдругой. Взаконодательстве надо учесть итакие моменты. Это поможет построить единую интегрированную систему иупростить работу сданными.

Денис ДАВЫДОВ
Исполнительный директор Лиги безопасного Интернета

Не случайно президент наложил вето на законопроект. Не просто замечания высказал, аотклонил законопроект, что вновейшей истории России случалось не часто.

Все вопросы были кинформационной системе «Контингент обучающихся». Первый вопрос касался добровольности или обязательности использования, второй— информационной безопасности.

Единая база данных влюбом случае почти всегда является небезопасной, идоступ кней также является небезопасным. Ксожалению, мы внастоящее время внашей стране не можем стопроцентно гарантировать безопасность той или иной информационной системы. Прежде всего потому, что многие ведомства продолжают использовать зарубежное программное обеспечение, несмотря на указания, которые давал президент, несмотря на политику импортозамещения, которую пытается проводить правительство.

Что делают встранах сразвитыми информационными технологиями? Например, разведывательное сообщество США имеет очень большое количество различных баз данных. Доступ кним имеют все представители разведсообщества, все ведомства, которых около двух десятков, по единому интерфейсу ипо защищённым каналам связи. Тем не менее даже это не защищает от утечек информации. Иллюстрация— самое последнее размещение на портале WikiLeaks сведений одеятельности Управления компьютерной разведки Центрального разведывательного управления. По большому счёту, входить влюбую систему можно пятнадцатилетнему школьнику спомощью хакерских инструментов. Имне страшно представить, что случится, если информация об учащихся будет представлена внеограниченном виде, как предлагалось законопроектом. Такая информация может быть использована злоумышленниками ипричинить существенный ущерб интересам российского государства иобщества.

Поэтому здесь ключевыми проблемами видятся именно две. Первая— обязательность предоставления данных. Западные IT-компании собирают неограниченное количество данных. Ипользователи сами соглашаются сэтим. Но этоже делать не обязательно. Компания предоставляет сервис, апользователь сам выбирает, хочет он работать сэтим сервисом или нет. Если его устраивают услуги, он делится какими-то данными, зная, что таже самая компания Google или Facebook продаст или перепродаст эту информацию третьим лицам, ате будут использовать её врекламных или маркетинговых целях. Пользователь на это идёт сознательно, потому что понимает, что преимущество от использования сервиса перекроет, может быть, какой-то гипотетический вред от продажи или передачи его данных третьим лицам.

В нашем случае, наверное, следовало бы объяснить, почему необходимо собирать те или иные данные. Потому что объяснение министерства образования, что оно не может сточностью сказать, сколько внастоящий момент унас школьников учится... Исколько не учится! Так отсюда ивопросы прогнозирования. Важно понимать, сколько школьников должны будут пойти вшколу 1сентября, исколько нужно дошкольных образовательных учреждений подготовить.

Более того, все эти данные по большому счёту уже содержатся вразличных информационных системах, иих нужно просто объединить. Опять же напомню, что родительскую общественность вцелом возмутил подход, который предлагал вобязательном порядке размещать винформационной системе иобрабатывать информацию ошкольниках, об учащихся, включая сведения, не касающиеся образовательного процесса. Известны случаи, которые широко обсуждались на площадке Роскомнадзора, когда образовательные организации на своих сайтах размещали информацию об обучающихся. Иэти данные ошкольниках, которые стали известны просто врезультате обыкновенных поисковых запросов, включая записи «родители— алкоголики», конечно, вызывают вопросы кобразовательной организации. Поэтому здесь важно понимать, что должно содержаться всистеме. Если это будет перечень сведений, который связан сфамилией, именем, отчеством, паспортными данными родителей иоценками вшколе, то зачем такая информационная система вообще нужна! Позволит ли она нам адекватно иэффективно управлять образовательным процессом, заниматься прогнозированием?

Теперь об информационной безопасности. Министерство образования обещает, что отечественные компании будут участвовать вразработке системы. Хорошо, но важно, чтобы идоступ из всех уголков нашей большой страны осуществлялся на рабочих станциях сбезопасными рабочими местами. Акомпьютеры на Windows, которые сегодня стоят вшколах, по большому счёту профанируют всю идею информационной безопасности.

Николай МИШУСТИН
Руководитель общественного движения «Родительский отпор»

Вот уже седьмой месяц яявляюсь отцом крайнего, шестого ребёнка, не могу получить на него пособие. Как не мог раньше четырёх детей устроить вшколу ивдетский сад. Почему? Потому что, согласно госуслугам, смарта 2016года выплаты при рождении оформляются только на портале государственных услуг.

Почему яне мог записать детей вшколу? Потому что мне предлагали пользоваться обязательно электронным дневником, электронной картой для прохода ипитания. Обязательно только через электронную запись, только через портал, иесли язавожу аккаунты на своих детей всоциальных сетях.

Здесь, вГосударственной Думе, янахожусь под защитой ФСО исвыше 50нормативно-правовых актов, которые защищают меня от того, чтобы информация не ушла на сторону. Ачто предлагает портал «mos.ru», оказывая государственные услуги? Ядолжен безоговорочно согласиться, что мои данные будут передаваться через Интернет третьим лицам, втом числе сиспользованием трансграничной передачи персональных данных на территории иностранных государств, не обеспечивающих адекватной защиты персональных данных.

Вот правила получения госуслуги. Почему президент поставил вето на обсуждаемый законопроект? Потому что сотни тысяч людей высказались за сохранение альтернативной формы учёта. Потому что всё, что передаётся вИнтернете, это по секрету всему свету.

Тысячи людей обращались кпрезиденту спросьбой сохранить альтернативу учёта. Патриарх несколько раз выступал. Но их права игнорируются пилотными подзаконными нормативно-правовыми актами, которые противоречат федеральному законодательству иКонституции. Правовое управление президента зафиксировало озабоченность российских граждан, не желающих использовать документы, содержащие цифровые идентификаторы, ине признающих автоматизированную обработку персональных данных. Полагаю возможным отметить, что любые формы принуждения людей киспользованию электронных идентификаторов личности, автоматизированных средств сбора, обработки иучёта персональных данных, личной конфиденциальной информации недопустимы. Это позиция Правового управления президента, иона сплошь ирядом игнорируется.

И вот сейчас внесены три законопроекта: оподкидышах, одвойных именах, остраховом номере индивидуального лицевого счета гражданина всистеме обязательного пенсионного страхования. Аэтот СНИЛС является цифровым номером собязательной автоматизированной обработкой персональных данных. Ибезальтернативное принуждение всех людей киспользованию номера противоречит 24 статье Конституции, где говорится, что согласие на сбор иобработку может быть только добровольным. Об этой добровольности нет нигде ни слова, ивезде врегиональных подзаконных нормативно-правовых актах это вопиющим образом игнорируется.

Я прихожу кчиновнику иговорю: по Конституции, по федеральному закону предоставьте мне пособие. Амы не можем, отвечают, так компьютер сказал. Значит, буду добиваться, чтобы переучили компьютер, отменили незаконное постановление правительства Москвы. Ведь оно вступает впротиворечие снормой федерального закона, поскольку ограничивает права заявителей на получение государственных услуг по их выбору.

Когда детей не брали вшколу, яобратился впрокуратуру. Вот ответ: отказ от получения услуг вэлектронном виде не предусматривает ограничения при получении образования. За то, что яотказывался от всех этих электронных штучек, моих четырёх детей не хотели брать вшколу. Ивот теперь эти злоупотребления могут быть легализованы тремя законами.

Приведу другой пример. Яприхожу вполиклинику Управделами президента иговорю, покажите, как защищаются мои персональные данные. Они показывают мне маршрутизатор самериканским сертификатом, на котором записано, что он работает только до тех пор, пока передаваемые через него сведения не нацелены на терроризм ине противоречат интересам Америки. Все эти сведения, которые передаются через Интернет, лежат воблачных хранилищах. Имаксимальный срок их криптозащиты невелик. Аунас всё пытаются создать независимый Руснет.

Вот распоряжение об использовании нового регламента, который обязывает всех классных руководителей выявлять неблагополучия всемье. Ипризнак семейного неблагополучия из методички, которую раздают во всех школах. Семья, образ жизни которой иценностные установки, поведение родителей вних резко расходится собщечеловеческими ценностями. Тоесть создаются неограниченные механизмы для преследования родителей. Чтобы объявить семью неблагополучной, достаточно утверждения, что мать втечение месяца всего лишь два раза заглянула вэлектронный дневник.

Моего ребёнка вызывает директор иговорит, почему утебя нет аккаунта всоциальных сетях? Почему утебя нет электронного дневника? Почему карту не берёшь? Почему согласие на электронное рабство, на отказ от своей личной семейной тайны не подписываешь? Наши родительские движения ставят вопрос озапрете Интернета детям. Они уже не бегают на переменах, сидят вэлектронных ресурсах идруг другу селфи бросают со второго класса всоциальных сетях. Нам этими электронными реестрами ипорталами не открывают дорогу вэлектронный рай. Мы видим, что открыли ящик Пандоры.

Алексей ГУСЕВ
Ответственный секретарь Координационного совета Общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи изащиты семейных ценностей»

После эмоционального выступления Николая Николаевича Мишустина выступать сложно. Но моя задача облегчена тем, что явыражаю итоги обсуждения законопроекта осистеме «Контингент», проведённого на Третьем съезде Национальной родительской ассоциации вфеврале этого года. Там присутствовали представители 79регионов нашей страны, более 200человек. После основательных дискуссий Национальная родительская ассоциация поддержала предложенный законопроект. Прежде всего основываясь на принципе, что чужих детей не бывает, бывает общество, вкотором будут жить наши дети. Нас волнует судьба детей, переезжающих из города вгород, из субъекта всубъект, проживающих втруднодоступной местности или всемьях, находящихся втрудной жизненной ситуации.

Хочу остановиться на проблеме обязательности. Недавно янаходился вкомандировке вАрхангельской области ивстречался сруководителями исотрудниками социальных служб этого сложнейшего по инфраструктуре региона нашей страны. Интересовался, как они работают ссемьями, находящимися втрудной жизненной ситуации.

Мне говорили, что после ввода вдействие закона №442-ФЗ «Осоциальном обслуживании», который предусматривает добровольность социальных услуг, специалисты занимаются бумаготворчеством. По сути, 90процентов времени тратят только на то, чтобы убедить своих клиентов, как они их называют, втом, чтобы они написали заявление. Иещё большой вопрос: смогут ли написать. Специалисты жалуются, что вместо работы сдетьми исемьями они тонны бумаг оформляют. Иесли вновом законопроекте о«Контингенте» ввести излишнюю добровольность, то можно наступить на теже грабли, что исзаконом442.

Нам не безразличны судьбы всех детей, не только из неблагополучных, но ииз нормальных семей. Вот пример. Очень приличная семья проживает вПодмосковье, где ребёнку исполнилось только что семь лет. Они уезжают вдолгосрочную командировку, ивочереди на запись вшколу эта семья не стояла. Вопрос: акто-то когда-то вообще поинтересуется, где ребёнок ичто сним? Иещё вопрос: если вдругой семье просто забыли встать вэту очередь? Что делать, как учесть такие моменты?

Мы привыкли кинформационным сервисам, поэтому очень важно иметь ивозможность их мониторинга, чтобы формировать портфолио ребёнка без эмоционально-организационных проблем при переходе из школы вшколу. Мне как директору школы впрошлом очень знакомо, как могут вообще повлиять на судьбу характеристики передача или не передача документов из одного учреждения вдругое.

На что хочу обратить внимание разработчиков системы. Президент отклонил закон, подчёркивая необходимость усиления мер безопасности. Для нас очевидно, что защита единой системы, выстроенной на федеральном уровне, намного надёжнее, нежели защита разрозненных систем. Отсюда очень важное пожелание кразработчикам: сохранить тайну семейной жизни, персональных данных.

Второе. Не повлечёт ли введение системы временного или постоянного увеличения бюрократической нагрузки? Потому что переход содних систем на другие, переформатирование работы всегда трудоёмко. Поэтому здесь надо продумать эргономику.

Хочу также обратить внимание разработчиков на такой аспект, как занесение всистему сведений одополнительном образовании, особенно одеятельности уникальных образовательных учреждений. Тоесть художественных, ремесленных, балетных, театральных. Они впринципе не стандартизируются. Отсюда вопрос: насколько возможна стандартизация общего образования иуникальных дополнительных организаций? Не унифицируем ли мы витоге слишком многое? Золотую середину надо суметь выдержать. Сучётом таких пожеланий национальная родительская ассоциация поддерживает законопроект.

Татьяна Камалетдинова
Исполнительный директор ГУП «Центр информационных технологий Республики Татарстан» (Казань)

С2010года вРеспублике Татарстан принята Стратегия развития образования, икомплексно решался этот вопрос, начиная синфраструктуры. Тогда заменили все старые компьютеры вшколе, дали каждому учителю ноутбук вклассе, построили сети Wi-Fi. Сегодня 100процентов учителей, аэто 46тысяч слишним, имеют ноутбуки. Впрошлом году 10тысяч мы обменяли на ноутбуки нового поколения, вэтом году— 17тысяч 400штук. Вбудущем году обмен закончим.

100процентов всех школ унас ссовременными классами. Если вшколе 150учеников иболее, то школа подключена по оптике кИнтернету. Во всех школах унас свыше 11тысяч точек Wi-Fi. Когда заговорили отом, что свободный доступ кИнтернету вшколе— это плохо, мы решили эту проблему. Wi-Fi унас закрытая сеть, только для учителей. Ребёнок туда попасть не может. Остался проводной Интернет вкомпьютерных классах.

Конечно, дети ходят со своими планшетами, со своими телефонами, но это уже ответственность родителей. ВГосударственную информационную систему так просто попасть через точки Wi-Fi они не могут. Действует информационная система, вкоторой в2016году зарегистрировано более миллиона пользователей: родители, учащиеся, работники образовательных учреждений, администрации школ, районов, республики.

Создан портал «Электронное образование», где есть сайты всех образовательных учреждений республики, всех детских садов ишкол. Атакже подростковых клубов, центров доверия. Здесь создана виртуальная площадка для повышения педагогического мастерства, исейчас электронная аттестация проходит унас через портал. Большим спросом пользуются электронные факультативы для учеников. Портал интегрирован спорталом госуслуг, ипоэтому унас все дети поступают вобразовательные учреждения только электронно.

Да, противники интернетизации имеют право выражать свои сомнения. Не хочу, чтобы именя считали непримиримым сторонником цифровизации ичипирования. Однако из миллиона пользователей всего несколько человек вреспублике заявили: ни за что иникогда не поддержат электронные госуслуги. Разобрались, ивыяснилось, что эта позиция была связана, водних случаях, сбаптистскими взглядами, вдругих— аккуратно скажем, снеадекватным поведением.

Вот простые примеры. Когда вы получаете свидетельство орождении, то заноситесь вединую базу. Иэто база электронная. Впаспортном столе ваши данные тоже заносят вбазу. Даже покупая билет на транспорт, вы предоставляете свои данные вбилетную кассу. Иначе вы просто никуда не уедете. Так что не тешьте себя иллюзиями, что если не дали согласие на обработку данных вкакой-то системе, то про вас никто инигде не узнает. Всех нас давно посчитали. Просто открытость Интернета унекоторых граждан вызывает, наверное, справедливые опасения.

Унас вреспублике есть электронные классные журналы, ведомости для учителей ипреподавателей, электронные дневники. Педагогическая электронная аттестация позволила, наконец, учителям не таскать огромное количество красивых папок для того, чтобы их аттестовали. Должна сгордостью сказать, что мы используем только собственные разработки наших компаний-резидентов. Мы спокойны, потому что персональные данные хранятся унас на серверах Республики Татарстан иправительства.

Об отчетности. Да, кучу бумаг вынуждены заполнять наши педагоги.

Я работаю ворганизации, подведомственной Минкомсвязи, изнаю, что наши программисты готовы создать какие угодно формы отчёта, чтобы они автоматически собирались. Проблема вся втом, что вобразовательной сфере каждый год меняются правила. Всё новые иновые формы придумывают наши чиновники на российском, республиканском, районном уровне. Икогда они хотят узнать, сколько сероглазых мальчиков татарской национальности обучается внашей республике, мы сужасом говорим: если мы всистему не внесли данные про сероглазость, значит, мы их получить не можем. Значит, заново нужно систему перестраивать.

Если бы Государственная Дума узаконила, чтобы отчёты педагогов хотя бы 5лет не трогали, то мы бы огромное количество людей избавили от рутины. Всё собиралось бы автоматически.

Конечно, для того чтобы войти всистему «Контингент», нужно развить инфраструктуру. Итут парадокс. Внашей республике прекрасная инфраструктура, где аналогичный «Контингент» успешно работает уже семь лет. Асейчас мы оказались вположении не самых передовых, потому что наверху придумана другая система. Как внеё интегрироваться? Или как этой новой системе интегрировать внашу? Мы уже работаем согромным количеством людей, система защищена. Персональные данные видит только классный руководитель. Именно он собирает личные дела детей, передаёт вканцелярию, вносит паспортные данные родителей, телефоны рабочие, домашние. Втаком ключе унас работает система. Тоесть я,классный руководитель, вижу своих учеников. Даже директор не видит этих данных. Имы считаем, что таким образом хоть как-то защищаемся. Если происходят утечки, то виной тому— чисто человеческий фактор.

Недавно мы разбирали такой случай. Многодетным семьям давали земельные участки. Иобязали районные власти всю информацию вывесить вИнтернете. Чтобы публичность была, чтобы все видели: вот мы землю дали. Вывешивались фамилии, данные ребёнка, домашний адрес ичуть ли не паспортные данные всех родственников. Если бы тот, кто это придумал, включал голову, то, наверное, такого бы непроизошло.

Итак, региональный Интернет вреспублике создан, теперь мы вынуждены ужимать количество участников обработки персональных данных. Раньше каждый классный руководитель мог это сделать, почти 30тысяч учителей работали всистеме. Теперь такие данные может вносить только один человек. Тоесть время обработки увеличилось. Потому что мы должны обеспечить безопасность канала связи, поставить защищенный ноутбук. Это очень дорого, только 15миллионов местных средств нашлось. Получается, что огромное количество людей не сможет работать всистеме.

Нам нужен закон, определяющий все аспекты развития «Контингента», втом числе юридические ифинансовые. Иначе развитие системы невозможно— всегда найдутся люди, которые скажут: не буду этого делать, потому что нет обязывающего закона.

Наталья РОЖКОВА
Заместитель директора Центра образования №7 (Тула)

Расскажу опреимуществах, которые получили учителя ишколы Тульской области за время работы вединой региональной информационной системе управления сферой образования. Информационная система «Сетевой город образования» позволяет нам вести учёт детей дошкольного возраста, детей, получающих общее образование, среднее профессиональное образование. Мы получили возможность автоматизировать все статистические данные ивсю отчётность. Она поступает от разных органов власти изачастую все запросы дублируют друг друга, тоесть отнимается огромное количество времени учителей ируководителей школ.

Большое признание заслужила система по работе сэлектронным журналом иэлектронным дневником. Повторюсь, это единая региональная система, не разбросанная по частям. Наш центр образования, наравне сдругими школами Тульской области, начал работу сэлектронным журналом, не оставляя бумажный журнал. Мы фактически выполняли двойную работу, но это было удобно. Мы получили возможность качественно ответить на запросы родительской общественности.

Это удобно идетям. Удобно иполезно, потому что дисциплинирует. Войдя вэлектронный дневник, они видят домашнее задание. Исключается оправдание— не записал. Корректируется возможность— заболел или пропустил. Домашнее задание получено всегда. Оценки свои ребёнок видит сразуже после урока, как только учитель их выставил.

Дети действуют втой среде, которая им удобна, вкоторой им комфортно. Родители тоже находятся вэтой среде. Они точно также следят за успеваемостью ребёнка врежиме реального времени. Могут сразу проконтролировать: пришёл ребёнок на занятие или не пришёл. Они могут позвонить ему, найти, тоесть устранить одну из причин прогулов. Родители видят, как формируется успеваемость, имогут на неё повлиять.

Оценки перестали быть сюрпризом кконцу четверти, триместра илидругого отчётного периода. Обеспечена прозрачность образовательного процесса, снимаются лишние, зачастую необоснованные, вопросы кучителю. Соответственно, учитель защищён, работает спокойно, качественно выполняет возложенные на него обязанности.

Конечно же, большое количество запросов поступает. Приходится формировать ответы, отчёты. Идо недавнего времени этот процесс вобычном режиме мог отнимать как несколько часов, так инесколько дней. Сейчас эта задача автоматизирована ирешается нажатием нескольких кнопок.

Основная цель нашей работы— чтобы удетей всё было хорошо, чтобы всё сложилось. Соответственно, мы должны обеспечить для этого все условия. Окаких условиях можно было говорить раньше, если классный руководитель по два-три часа тратил, чтобы написать иотправить какой-то отчёт. Втечение учебного года за счёт автоматизации высвобождаются целые недели, чтобы учителя иадминистрация занимались прямыми обязанностями.Это время, которое высвобождается для детей. За такую систему школе благодарен любой родитель. Подчеркну, что вТульской области реализован принцип добровольности участия родителей вэтом процессе.

Вячеслав НИКОНОВ

Состоялся очень интересный исодержательный разговор. Выступления выражали озабоченности родительской общественности ипедагогического сообщества.

О техническом прогрессе. Любой айфон сегодня по своим возможностям внесколько раз превосходит возможности всех компьютеров, которые были вСоединённых Штатах Америки втот момент, когда там осуществлялась лунная программа.

Развивается мир; отменить Интернет, сделать вид, что его не существует, вряд ли получится. Если, конечно, человечество не вернется вкаменный век. Существует большая проблема, связанная сзащитой персональных данных. Хотя надо согласиться, что наши информационные технологии инаши хакеры, как нам сообщают зарубежные средства массой информации, являются лучшими на планете. Иесли наши могут «хакнуть», как никто другой не сможет, то изащитить данные наши специалисты тоже могут лучше всех.

Мы сполным пониманием относимся козабоченности тех людей, которые считают, что персональные данные должны быть максимально, так сказать, защищены, что должен быть добровольный выбор уродителей, предоставлять их или нет. Хотя опять же всовременном мире это уже становится просто невозможным. Ведь ребёнок регистрируется при рождении, потом получает паспорт, иэто всё фиксируется вэлектронных базах данных.

В тоже время совершенно очевидно, что не должны быть поражены вправах на получение образования те дети, родители которых не дают согласия на обработку персональных данных. Этого быть не должно, даже если 10детей из 700тысяч не дают согласия на свои персональные данные при сдаче ЕГЭ. Права этих десяти детей должны быть защищены, иони должны иметь возможность поступить ввысшие учебные заведения также, как ивсе остальные, потому что унас равные права на образование.

Не надо думать, что авторы законопроектов являются вменьшей степени верующими людьми или менее искренними верующими, чем те, кто критикует законопроект. Авторами законопроекта является председатель правительства, авовсе не депутаты Государственной Думы, которых подозревают вниконианском расколе. Комитет наш работает вочень тесном контакте исРусской Православной Церковью, исисламскими организациями. Мы знаем озабоченности, которые там существуют, и,естественно, принимаем их во внимание, когда работаем над нашими законопроектами. Инад текстом этого законопроекта мы работали, учитывая все озабоченности.

Мы поддерживаем подход, который издесь тоже прозвучал: фиксация по максимуму того, что должно быть всфере нормативного регулирования втексте самого закона. Хотя текст нового закона не может быть больше, чем текст всего закона «Обобразовании», который сам является достаточно большим документом.

Определение того, что должно быть внормативных актах, что должно быть всамих законах, иесть смысл нынешней работы. Она ведётся достаточно активно сучастием представителей Государственной Думы, Совета Федерации ипрезидента Российской Федерации. Естественно, вэтой работе принимает участие иМинистерство образования инауки, поскольку его представитель является ипредставителем правительства по данному законопроекту вГосударственной Думе.

Мы не спешим спринятием этого закона, хотя развернулась большая работа. Окончательно на создание такой системы всоответствии стекстом законопроекта отводится пять лет. За это время возможны идальнейшие изменения законодательства, если выяснится, что что-то работает не так.

В первую очередь мы озабочены тем, чтобы были максимально защищены права детей, права родителей. Защищены вбóльшей степени, чем удобства тех, кто руководит системой образования. Очень важна задача дебюрократизации системы образования. Это яговорю как председатель экспертного совета именно по дебюрократизации образования.

На мой взгляд, существует понимание, куда мы должны двигаться. Ияприглашаю кдальнейшей работе над законопроектом представителей озабоченных родительских кругов, голос которых тоже должен быть услышан инайти отражение втексте закона.

***

На парламентских слушаниях выступили также А.Фатеев, заместитель министра иначальник управления непрерывного образования министерства образования Ростовской области; В.Углянская, учитель информатики ируководитель информационного центра, гимназия №10, (Новосибирск); В.Власенко, начальник информационно-компьютерного отдела департамента образования администрации Владимирской области; Б.Славин, научный руководитель факультета прикладной математики, информационных технологий Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, член правления Союза директоров информационных технологий, М.Попов, директор департамента управления программами конкурсных процедур Минобрнауки.

Когда номер готовился к печати, пришло печальное известие: 20 мая 2017 года ушёл из жизни Александр Александрович Волков, заместитель Комитета по науке, образованию и культуре Совета Федерации. Его выступление публикуется в этом номере журнала. Редакция выражает глубокое соболезнование семье, близким и коллегам Александра Александровича.  

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru