Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№8, Август 2017

Олег ХАРЕБИН
Разгадка миссии Жилина

 

«Хищные вещи века» Аркадия и Бориса Стругацких... Фантастика? А если сравнить с днём сегодняшним? Получим целый ряд попаданий, прямых предвидений настоящего на пятьдесят лет вперёд, как в России, так и в мире. Может вполне сложиться мнение, что братья Стругацкие суть гениальные разведчики будущего, хотя и в легко читаемом, художественном формате...

ГОРОД

Удивительное дело: чем дальше во времени моменты публикаций книг Стругацких, тем современнее они становятся. Словно писатели полвека назад заложили в свои произведения послания нам, ныне живущим — и обычным людям, и власть имущим...

В Городе, где происходит действие повести «Хищные вещи века», в ходу доллары, рубли, фунты, как, скажем, в Юрмале годов девяностых. Тем паче что хозяйка пансионата, где остановился Иван Жилин, явно прибалтийских кровей — Вайна Туур.

Однако первым Жилина встретил волонтёр Амад: «смуглый, полный человек в белом… на мочке правого уха у него блестела серьга-приёмник». Как могли Стругацкие знать в тысяча девятьсот шестьдесят четвёртом году, когда писалась повесть, что «серьга-приёмник» это клипса hands free сотового гаджета наших дней? Или откуда знали, что дорожное движение будут регулировать вертолёты над перекрёстками?

Попадания в будущее продолжаются. Так называемый «ляпник» Лэна, сына Вайны Туур, — маркер для игры в пейнтбол. Только у Стругацких этим делом балуются несмышлёныши, а сегодня — вполне взрослые дяди. Вот как описывают «ляпник» братья Стругацкие: «вроде игрушечного автомата — с удобной рифлёной рукояткой и плоским прямоугольным баллончиком, который вставляют снизу».

Вернёмся к волонтёру Амаду. По имени и внешнему виду — явно южный человек. Тогда, может быть, Город находится в приморском регионе Кавказа? Сухуми, например? И война там была с Грузией за свободу абхазского народа в девяностых годах прошлого столетия. А герой повести Иван Жилин и один из местных жителей, Пек Зенай, воевали в Городе с фашистами.

В Сухуми, правда, воевали с грузинскими националистами. Но зато потом воевали и с фашистами в Новороссии — с добровольческими батальонами «Айдар», «Азов». И когда-нибудь будут воевать в Одессе.

«АLL INCLUSIVE»

Но самое поразительное попадание в будущее Стругацкими на полвека вперёд — работа водителя грузовика номер девяносто три. Он развозит по Городу пищевые деликатесы и одежду по бросовым ценам. А бесплатным довеском «из личного фонда» шофёр номер девяносто три раздаёт «полного Щедрина». В нашей реальности шкафы с бесплатными книгами есть в каждом российском городе и деревне. Их можно взять в больницах, институтах, библиотеках. Стругацкие предвидели, что советский взлёт, нацеленность на светлое будущее, творческое соревнование «физиков» и «лириков» сменятся обывательским ощущением «здесь и сейчас»: солнце, море и недорогая еда «от пуза».

А что «здесь и сейчас»? Сытость («all inclusive»), безопасность, развлечения. Причём на безопасность среднестатистическому российскому обывателю, как выясняется, наплевать. Едут в Турцию с детьми, с жёнами «в положении»... В Турцию, где гремят теракты, где военное положение после неудавшегося переворота, где лагеря и больницы для боевиков ИГИЛ. Почему же массово прётся на турецкие курорты современный российский мещанин? А там — недорого «all inclusive», отключающее мозг. Вот «хищная вещь века», «приманка зависимости» (Ф. Ницше). Бери от жизни всё, получай удовольствие здесь и сейчас! Это не лозунг единиц — это знамя обывательства. А единица измерения обывателя — толпа. В толпе человек подчиняется стадному инстинкту.

ИНТЕЛИ

Это хорошо понимают в повести «интели» — «бандитствующие интеллигенты», радикально воюющие со стадным инстинктом. Они атакуют толпу, пребывающую в коллективной «дрожке», по-сегодняшнему – на дискотеке. Вот что пишет газета Города «Радость жизни», которую читает Иван Жилин: «Ночью группа злоумышленников на частном самолёте вновь совершила налёт на площадь Звезды, полную отдыхающих граждан. Хулиганы выпустили несколько пулемётных очередей и сбросили одиннадцать газовых бомб. Пострадало несколько мужчин и женщин».

Но «интели» — радикалы Стругацких — жителям Города ничего внятного взамен «дрожки» предложить не могли. Их не любили, поколачивали, но терпели, как терпят подростков-радикалов. Они — детсадовцы по сравнению с современными псевдоисламскими религиозными «интелями» из ИГИЛ. У этих варваров тоже есть интеллектуально-религиозная теория о справедливом «исламском» мироустройстве. Объект «воспитания», изменения — один и тот же, как и у Стругацких. Это толпа отдыхающих, развлекающихся: в кафе, на стадионах, на праздничной набережной, в супермаркете.

Почему праздная толпа становится вожделенным объектом теракта? Почему псевдоисламские «интели» не взрывают заводы, предприятия, военные казармы? На худой конец — мэрию какую-нибудь? На предприятиях и в мэриях люди работают, служат, и на их лицах нет беззаботного чувства удовольствия. Зато праздные бездельные люди у психопатических личностей всегда вызывают ненависть и раздражение. «Свербит у них в заднице, когда люди развлекаются». Так сказал один из обывателей Города после нападения «интелей» на толпу во время «дрожки». И здесь Стругацкие точно зафиксировали психотип будущих радикальных отморозков.

Духовную атмосферу любого народа формируют его культура и традиции, а сберегают элиты — творческие люди, священнослужители, правящие классы. В Европе сегодня слабы национальные властные структуры, находящиеся в вассальной зависимости от США. Поэтому нравственный и духовный климат здесь во многом формируется демократической толпой, озабоченной, в первую очередь, страхом за жизнь. Вот почему заказчикам терактов нужна эта атмосфера страха, неуверенности, паники, дискредитации государственных институтов — для давления на власть.

ДЕГРАДАЦИЯ

Арабская культура, как и арабское мировоззрение, совершенно отлична от культуры европейской. Сегодня европейская цивилизация есть рационально и социально ориентированный, но культурно и морально вымирающий, «неплодотворный» объект. Шпенглер уже об этом написал: «Если понимать слово «плодотворность» во всей полноте его первоначального смысла, то оно обозначает всю конечную судьбу мозговых людей больших городов… переход этот выражается не только в угасании большого искусства, великих систем мышления, но также совершенно материально в бездетстве и расовой смерти цивилизованных, отдалённых от земли слоёв населения, феномене, который был достаточно известен в римскую императорскую эпоху» («Закат Европы», Т. 1, Введение).

Арабский иррационально-религиозный, чувственный этнос есть мир дисбаланса бедных стран Магриба и богатых монархий Персидского залива, суннитов и шиитов, мужчин и женщин. Многострадальная Сирия — сегодня сердце этих конфликтов. Здесь все воюют против всех. Это мир проблематичный, конфликтный и напряжённый. Напряжённый настолько, что и пятью намазами правоверный едва справляется со своим либидо, обуздать которое с трудом помогают нормы шариата.

Совсем иное дело было совсем недавно в Западной Европе, после того как там разобрались со своими «интелями» — РАФ в Германии, «Красными бригадами» в Италии. К тому же распался СССР. Это был почти «мир без забот» доктора Опира, философа неооптимизма из «Хищных вещей века». А почему «совсем недавно»? Потому, что в 2011 году США инициировали «арабскую весну», продолжающуюся до сих пор. Миллионные потоки беженцев из Ливии, Сирии, Афганистана — людей чуждой европейцам культуры — хлынули в «мир без забот», в ведущие страны Евросоюза, неся с собой криминал, массовые сексуальные домогательства, терроризм одиночек.

Теперешние политические элиты Франции и Германии подвержены сильнейшему влиянию философов-экзистенциалистов короткой умственной дистанции «тут-бытие»: Альбера Камю, Мартина Хайдеггера, Карла Ясперса и других. А что «завтра-послезавтра»? Они не знают. Ясперс так и резюмирует: «Свободные европейские государства не должны занимать позицию невмешательства во внутренние дела тоталитарных государств». Зачем бомбили Ливию французы, англичане, итальянцы, испанцы, норвежцы, датчане, бельгийцы в 2011 году? Кто научил — Карл Ясперс или США?

Немного о культурной деградации. В фильме «Человек — швейцарский нож» («Swiss Army Man», США, 2016, режиссёр Д. Шайнерт), вышедшем на мировом киноэкране, один из главных персонажей в буквальном смысле труп. Здесь смакуются «отношения» человека, попавшего на необитаемый остров, с трупом и его физиологическими выделениями. Этот фильм идёт и в России. Разные «фронты» и религиозные структуры почему-то молчат. Никем и нигде вопросы на тему «является ли Россия отстойником для культурных западных фекалий», не ставятся.

А если такой фильм посмотрит араб, живущий в Европе? Какова будет его реакция? Развращённому социальными подачками арабскому «европейцу» для вызывания рвотного рефлекса и радикального катарсиса «интели» из ИГИЛ посоветуют «разобраться» с беззаботной толпой, прокатившись на грузовике по набережной в Ницце или прогуляться с топором по поездам в Германии. Для людей исламской культуры «общечеловеческие» или «европейские ценности» суть пустые абстракции, не наполненные реальным содержанием.

ДРОЖКА

Как живут люди в «мире без забот» доктора Опира? В Городе, куда прибыл Иван Жилин, по словам местного обывателя, схема такая: «Всем на всё наплевать. Отбарабанил свои четыре часа, выпил — и на дрожку».

Благополучный европейский (и не только) обыватель живёт по похожей схеме: семья, работа, развлечения. Неблагополучный безработный так же: поиск работы, семья, развлечения. В поисках работы они особо не напрягаются — пособий хватает. Зато очень напрягаются арабские мужчины при попадании в чуждую морально-духовную среду. Здесь всё не так, как в исламском мире: мораль, социальные и гендерные отношения, культурная вседозволенность.

«Дрожку» в повести инициируют «волновые грёзогенераторы» и попеременное мигание красного, синего, зелёного цветов. «Дрожка» современных ночных клубов, баров, танцполов и дискотек реализуется похожим образом: световым воздействием, ритмичной музыкой. Жизнь ночных увеселительных заведений одинакова в христианском «мировом городе». Музыка, свистопляска, спиртное, ведущий ди-джей плюс курительные смеси с кальяном, амфетамины, «колёса», кокаин. Вот почему церкви христианской цивилизации пустуют, а мечети едва успевают строить.

У французской и немецкой теперешних политэлит души нет, иначе бы они не плясали под американскую дудку. Да и мозги их короткого прицела — «тут-бытие». У нас душа пока есть. Потому что дважды — на пепелищах Цхинвала и Пальмиры — звучал оркестр Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева. И ещё потому, что, когда киевские каратели попытались превратить в пепелище Донбасс, тысячи (если не десятки тысяч) российских добровольцев на свой страх и риск бросились на помощь восточно-украинским русскоговорящим братьям.

Очень тонкий намёк на будущее СССР дан Стругацкими в сцене разгона, расстрела «интелями» с самолёта «дрожки» на площади Звезды Города. Звезда — символ СССР. «Дрожка» на площади Звезды началась якобы спонтанно. Это экстатический, эмоциональный акт толпы деиндивидуированных личностей (голов), действующих как один организм для достижения политических, религиозных, спортивных, развлекательных целей. Но «дрожкой» руководят. Читаем в повести: «Люди на тротуарах по периметру площади начали размеренно хлопать в такт вспышкам плафонов и скандировать ровными голосами: «Дрож-ка! Дрож-ка!». Не напоминает «Шай-бу! Шай-бу!»?

Иван Жилин наверняка выражал точку зрения братьев Стругацких, читая газету Города «Радость жизни»: «Сообщения о том, кто сколько килограммов выжал и сколько мячей закатил, я читать не стал».

Классическая «дрожка» — феномен вчерашнего дня молодых, социально маргинальных, лёгких на подъём людей чувственно-эмоционального, экстравертного типа. Сегодня интровертный, рационально-интеллектуальный тип предпочитает «умную толпу» — смартмоб или флэшмоб. Здесь меньше эмоциональной экспрессии, и стадный инстинкт реализуется через виртуально согласованные сценарии, иногда абсурдные, в социальных сетях. Причину «дрожки» легко найти — любое общество проблемно и несовершенно.

В 2001 году на Филиппинах «смартмобберы» инициировали процесс добровольной отставки президента Джозефа Эстрады, обвинённого во взяточничестве и коррупции. Дальше — «твиттерная» революция в Молдавии 2009 года, «арабская весна» 2011 года, Майдан в Киеве 2014 года.

В начале июля 2016 года за пять дней было собрано сто пятьдесят тысяч подписей за отставку уполномоченного по правам детей Павла Астахова. Повод — его фраза: «Как поплавали?», обращённая к спасённым подросткам после трагедии на Сямозере. И всё? Любой может ляпнуть невпопад. Отставку Астахова инициировала партия «Яблоко» через американскую виртуальную платформу Change.org. Между тем Астахов — один из создателей общественного движения «За Путина!». Эх, «Яблоко», куда ты катишься...

МИР БЕЗ ЗАБОТ

На встречу с агентом Римайером Жилин отправился в отель «Олимпик». В отеле же, в беседе с Илиной, упоминаются некие «грустецы», «беременные мужчины». Не идёт ли речь о предвидении Стругацкими трансгендерного движения ЛГБТ? Затем следует посещение салона красоты мастера Гаоэя, беседа в ресторане с доктором философии Опиром. То, что сейчас в России бум салонов красоты, массажа и культ еды — неоспоримый факт. Советская интуитивная эпоха «светлого будущего» сменилась психологическим периодом ощущения «all inclusive». Именно оно снова отвечает за реальность настоящего.

Почему «снова»? Потому что ощущение, ответственное за реальность настоящего, уже работало в православном качестве до 1917 года в творчестве великих писателей-реалистов. За исключением Достоевского («Бесы»), будущим никто не занимался. Это стезя разведчиков будущего: А. Богданова («Красная звезда»), А. Беляева, М. Булгакова, А. Платонова, Е. Замятина, И. Ефремова, А. и Б. Стругацких.

Итак, пресловутый «all inclusive». Перед входом в ресторан Жилин обратил внимание, как «два лощёных старца принялись с жаром рассуждать о преимуществах фазана тушёного перед фазаном, запечённым в перьях». И далее сотрапезник Жилина, доктор Опир: «Наука! Её Величество Наука! Плоды её изобильны и сладки. Остановись, мгновение, ты прекрасно! Мы родились в величайшую из эпох — Эпоху удовлетворения желаний. Удовлетворите любовь и голод, и вы увидите счастливого человека».

Так всё просто? У Стругацких в «Гадких лебедях» душа теплилась в образе медсестры Дианы, героя Виктора Банева. В «Хищных вещах века» душа жителей Города умерла. Все на что-либо подсажены: дешёвые сериалы (мастер Гаоэй), бессмысленный, опасный для жизни экстрим («рыбари»), демонстрации ради самих демонстраций («перши», «грустецы»), «дрожку», «ароматьеры», «слег», «Девон».

Персонажи Города Стругацких — жители «мирового города» О. Шпенглера, где «нет народа, а есть масса»: «Вместо богатого формами, сросшегося с землёй народа — новый кочевник, паразит, житель большого города, абсолютно лишённый традиций человек, растворяющийся в бесформенной массе, человек фактов».

Национальных различий нет. Лишь по «приманкам зависимостей», по «интересам», разбиты жители Города в духовные стада — любителей «дрожки» или «рыбарей».

Засланный разведчик — коллега Жилина Римайер — не смог противостоять духовной атмосфере Города и спился. Пек Зенай, борец с фашизмом и космолётчик, из алкоголика, заедающего спирт сахаром, стал «слегачом» — наркоманом. Пожалуй, один Жилин (и фамилия символична) смог противостоять «слегу» и преодолеть непонимание товарищей из Совета Безопасности для того, чтобы попробовать «вернуть людям души, сожранные вещами, и научить каждого думать о мировых проблемах, как о личных». А ведь члены Совета Безопасности — типичные американцы. На жителей Города им наплевать. Главное — провести операцию по «слегу». Иван Жилин решил остаться в Городе. У него был какой-то «столетний план восстановления и развития мировоззрения в этой стране».

А в нашей стране, в России, есть у кого-либо «план развития и восстановления мировоззрения»? А какое у нас «мировоззрение»? Какие ценности? «All inclusive» или «кто сколько килограммов выжал и сколько мячей закатил»?

Кроме Жилина в повести нет ни одного персонажа с русским именем или русскими корнями. И Город можно мыслить как Европу или даже как мир в целом. А решение Жилина остаться в Городе «хищных вещей» можно разуметь как миссию России вообще в попытке привнесения души в Западную цивилизацию.

В очень немногих странах, таких, к примеру, как ОАЭ или Швейцария, сценарий «мира без забот» почти реализован. В Эмиратах граждане в нашем понимании фактически не работают и живут за счёт нефтяных государственных бонусов. Они составляют только половину всех жителей страны, и есть постоянная тенденция к уменьшению их числа. В Швейцарии в июне 2016 года прошёл референдум на тему обеспечения каждого гражданина этой страны пожизненным денежным содержанием в две с половиной тысячи франков независимо от того, трудится он или нет. Однако восемьдесят процентов граждан сказало «нет» такому предложению. Не уверен, что подобный результат мог бы быть в России. А уж тем более на Украине.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Нужно мыслить перспективой «завтра-послезавтра». Шпенглер оказал миру и России неоценимую услугу, обозначив культурно-цивилизационный символ человека Западной цивилизации: «Не христианство преобразовало фаустовского человека, а он — христианство. Воля к власти также и в области нравственного, стремление придать своей морали всеобщее значение, принудить человечество подчиниться ей, желание всякую мораль переиначить, преодолеть, уничтожить — всё это наше собственное достояние» («Закат Европы», гл. 5).

Хватит, наверное, мышиной, крючкотворной возни с WADA, МОК, ВТО и прочими западными спортивными и якобы торговыми структурами. Хватит унижаться, клянчить места на всевозможных Играх и саммитах. Эти «фаустовские» люди будут всегда и везде пытаться строить нас по ранжиру. Нужно держать дистанцию и достоинство. У нас более неотложные дела на Ближнем Востоке, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Задействовав группировку ВКС в Сирии, Россия реализует тезис о «сторожевом государстве» выдающегося русского философа Николая Фёдорова. Мы защищаем христианскую цивилизацию от варваров ИГИЛ и прочих безбашенных «интелей». Это наша духовная миссия.

У братьев Стругацких в лице Ивана Жилина нет решения «как вернуть людям души, сожранные вещами». А у кого есть? У Ф. Ницше, О. Шпенглера, К. Маркса, К. Г. Юнга? У них тоже нет.

Зато есть у выдающегося православного философа Николая Николаевича Фёдорова (1829–1903). Он теоретически решил проблему коллективной духовности путём сознательного раскола коллективного либидо на экстравертную (космическая экспансия, регуляция природной стихии) и интровертную («музейное дело», культ почитания предков) установки. Для коллективного либидо всегда должен быть уклон (Gefael, по Юнгу), зримые, понятные всем цели. Николай Фёдоров их обозначил. Экстравертному, либеральному ощущению «all inclusive» в качестве типологического, консервативного противовеса необходим культ памяти, почитания предков, «музейное дело». Всё это самым достойным образом должно быть профинансировано. Поисковые, волонтёрские отряды по поиску останков воинов, погибших в двух мировых войнах надо и пропагандистски, и финансово усилить. А «где деньги, Зин»? Деньги — в МОК и ВТО.

Зачем государству финансировать международные, западные, бюрократические структуры, где рулят «фаустовские люди»? Пускай этим займётся частный бизнес. «Тянул» же добровольно Абрамович целую Чукотку. Для русской цивилизации не имеет значения, «кто сколько килограммов выжал и сколько мячей закатил» здесь и сейчас. Российский престиж не должен зависеть от сборной Словакии по футболу, от чиновников МОК и WADA…

Плюс культ Юрия Гагарина, Космоса и всего, что с ним связано. В школах стоит организовать отряды передовой молодёжи, классы юных космонавтов (для экстравертного типа учеников), остальных (интровертного типа) обучать музейному, поисковому делу.

И картинка в заключение. «Вася, поехали в Турцию!» — «Нет, мама, в музее мы готовим новую экспозицию на конкурс». В итоге мама привозит Васе новую кожаную куртку, а сын показывает диплом областного конкурса ученических музейных экспозиций.

Так реализуются потребности противоположностей, так образуется должное для жизни общественное напряжение. Далее вполне уместен вопрос: а где у Васи папа? А «папа у Васи силён в математике». Поэтому несёт службу в качестве офицера-навигатора на атомной субмарине «Иван Жилин», постоянно курсирующей в океане для сдерживания «фаустовских людей», озабоченных «волей к власти»…

Красноярск

ХАРЕБИН Олег Сергеевич,
публицист


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru