Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№8, Август 2017

АКТУАЛЬНО

Владимир РАЗУВАЕВ,
Владимир В. РАЗУВАЕВ

Анатомия русофобии

 

Сегодня в России термин «русофобия» стал использоваться часто. Может быть, даже слишком часто. Конечно, нельзя отрицать, что она существовала и существует. Особенно на Западе, и тому немало примеров и в прошлом, и в настоящем. И все-таки необходимо отметить огромное различие между русофобией и антироссийскими настроениями. Это, убеждены, разные вещи.

В первом случае мы имеем дело с устоявшимися ненавистью, страхом и презрением, во втором — с несогласием и отрицанием, которые носят ситуационный характер. Попробуем разобраться в том, что мы назвали «анатомией русофобии».

У русофобии давние корни. Швейцарский политик и журналист Ги Меттана написал очень интересную книгу «Русофобия: тысяча лет недоверия». Занимательное чтение, кстати говоря. Однако у нас нет места для пересказа.

В 1930-х в Финляндии существовало так называемое Карельское академическое общество. Эта правонационалистическая организация ставила своей целью расширить границы страны за счёт Советского Союза. В программной статье общества говорилось: «Мы должны научиться сами и научить других ненавидеть русских так глубоко и сильно, чтобы корни этой ненависти не исчезли и после смерти. Давайте уберём имя дьявола из наших ругательств и вставим в них вместо этого «русский». Шведы тоже убеждены, что именно Россия постоянно нападала на них, хотя все было, как правило, совсем наоборот. Такого же мнения придерживаются поляки, пусть даже они плохо знают историю.

Габриэль Михалик в польском общественно-политическом еженедельнике «Do Rzeczty» в мае 2017 года пишет, что Россия стала одновременно дьяволом и зомби. Кому-нибудь после этого высказывания нужно доказательство русофобии польского журналиста? Или упомянутого издания? Для тех, кто интересуется или сомневается: дата публикации — 31 мая 2017 года. Вообще очень любопытная статья, много говорящая о том, как в Польше относятся к России.

Никакого анализа в русофобии не требуется. Проверок фактов — тоже. Глобальные цели Кремля состоят в том, чтобы подорвать основы либерального демократического мира, разрушить НАТО и ЕС, ослабить влияние Соединённых Штатов в мире, подорвать доверие американцев к их ценностям и учреждениям. Русские напали на Украину, теперь угрожают Прибалтике, Скандинавии и Польше. Они поддерживают крайне правых националистов в Европе, виновны в военных преступлениях в Сирии, вмешались в выборы в Соединённых Штатах. Когда речь заходит о русских, то любое обвинение становится легальным и непререкаемым. Доказательств не требуется.

Одна из коренных исторических причин русофобии, как нам кажется, это географическая удалённость России от тех мест, которые почему-то считались и сегодня сами себя считают центром цивилизации. Это обстоятельство в своё время позволяло распускать о Московии различные слухи, причём необычайного характера. Как ни странно, даже в современную эпоху высоких технологий и скоростных телекоммуникаций это обстоятельство остаётся в силе. Интересно, что сравнение России, например, с тоже отдалённой Гренландией тут не действует. С Австралией — тоже. Причина, очевидно, кроется в других факторах, о которых речь пойдёт дальше.

Однако перед этим затронем один вопрос, который, как нам кажется, прямо касается темы. Речь идёт об имидже перманентной отсталости России, что прямо корреспондирует с только что названным тезисом. Например, Игорь Торбаков на портале EurasiaNet.org (редакция которого находится в Нью-Йорке) в мае текущего года прямо пишет, что наша страна всегда была отсталой, однако жаждала, чтобы западные страны относились к ней как к равной. Признания она не добилась, в результате чего на протяжении столетий стала воображать себе мнимые угрозы со стороны Запада. Кроме того, Россия, оказывается, является недостаточно просвещённым государством. Естественно, никаких аргументов в поддержку этой точки зрения не приведено.

Очевидной причиной русофобии является культурное своеобразие русских и России в целом. Итальянский историк Франко Кардини утверждает, что русофобия — это одно из проявлений страха в отношении чего-то иного. Мы думаем, что он стопроцентно прав. Россияне просто по ряду причин были и остались другими. Эта особость вполне укладывается в общие нормы. Достаточно сравнить разницу даже в ведущих англосаксонских странах, чтобы прийти к такому же выводу. Однако для России делалось и делается исключение. Возьмём, например, дневники противной стороны в битве под Бородино. Тогда русские стояли часами под огнём французской артиллерии, однако ни на шаг не отступили. Это было сочтено как проявление рабской покорности. Однако если бы так вели себя на поле боя англичане или испанцы, то было бы решено, что это — мужество и преданность своей стране.

Такое же неприятие связано с оценками поведения россиян в настоящее время. Мы привыкли улыбаться только тогда, когда у нас для этого есть повод. На Западе другая модель поведения. Однако это не означает, что, во-первых, она более правильная и, во-вторых, её следует навязывать всем подряд и оскорбляться, когда её отвергают. Вообще, культурная сфера — дело очень деликатное. Китайцы, например, привыкли плеваться, некоторые этносы — тереться носами. С точки зрения русофобов, Россия — это территория, которая с запада граничит с цивилизацией. Причём речь идёт об устоявшемся мнении.

Польский историк Анджей Хвальба писал на портале Interia в июне 2017 года, что контакты российских граждан с польскими во время отпусков ограничены. Россияне, видите ли, на отдыхе держатся обособленно от всех. Причём не только от поляков. Да, это наша национальная культурная особенность. Усиленная плохим знанием иностранных языков. Можно подумать, что пребывающие на отдыхе польские граждане прекрасно владеют русским и постоянно ищут контакты с россиянами.

Одна из основных причин русофобии, на наш взгляд, состоит в том, что Россия очень сильна. Может быть, даже слишком сильна, если речь идёт о восприятии Запада. Британский генерал Джордж де Ласи Эванс в XIX веке был сторонником упреждающей войны с Россией и предлагал поставлять оружие в страны на её западной границе. В середине XIX столетия один британский журналист пошутил, что противники России считают, что она может завоевать Луну. Сейчас примерно та же ситуация.

Русофобии практически не было в начале 1990-х. Причины вполне понятны. Правда, тогда некоторое отсутствие недоброжелательства соседствовало с откровенным пренебрежением. На всех уровнях. Добавим к этому, что Россия в последние годы стала слишком неуступчивой и начала отвечать ударом на удар, как это было на Украине. Вот это повернуло её восприятие у наших партнёров, стало вызывать ожесточение и оголтелую критику в адрес Москвы и вообще граждан Российской Федерации.

К этому тезису, пожалуй, надо добавить необходимый для внутренних нужд образ внешнего врага. Эдвард Люс писал в газете Financial Times в июне 2017 года, что западная, особенно англосаксонская демократия находится в кризисе, вызванном целым рядом причин, но в основном — стремлением к потребительству. В США и Великобритании процветает меритократия, зато нет гибкости в области социальной мобильности. Постепенно растёт социальное напряжение, что непосредственным образом отразилось в Брекзите и на итогах президентских выборов в Соединённых Штатах в 2016 году. В этой ситуации вполне естественно искать причину изменений извне, а не в недостатках собственной системы. Проще всего обнаружить злокозненного неприятеля, который подрывает устои либеральной системы. Китай находится далеко, а с Россией у англосаксов, да и не только у них, давние счёты.

Далее, конечно, необходимо сказать об историческом соперничестве и исторических обидах. Великобритания в XIX и начале ХХ века вела против России так называемую «Большую игру» в Азии, соперничая за присутствие в этом регионе. У Редьярда Киплинга в рассказе «Ким» есть очень образное описание русских офицеров, отправившихся с агентурной деятельностью в Афганистан. Это были враги. Жестокие, грубые и неотёсанные. Именно в таком виде русские предстают и в подавляющем большинстве современных голливудских фильмов. Так что феномен русофобии с этой стороны вполне объясним.

В случае с частью населения современной Польши мы имеем сочетание проигранного исторического соперничества с историческими обидами. И кроме того, пожалуй, нескрываемое чувство польского цивилизационного превосходства над «варваром», которое отмечал ещё маркиз де Кюстин. Читать современную польскую прессу, когда речь идёт об отношении к России, временами бывает трудно. Профессор Бронислав Лаговский в своей книге «Польша, больная Россией» подчеркнул, что Польше свойственна порой карикатурная русофобия. Довольно интересно, что в России негативные чувства к Польше и полякам у подавляющего большинства граждан отсутствуют. Как нам представляется, во многом это связано с недостатком информации о позиции основной части польских СМИ, польского руководства и основной части польского населения. Иначе была бы другая ситуация.

Польский историк Анджей Хвальба пишет на портале Interia в июне 2017 года, что на польское отношение к России влияют, в частности, воспоминания о том, как наша страна подавляла в XIX веке польские восстания. Наверное, он прав. Другое дело, что восставшие хотели не только свободы для «коренной» Польши — им нужно было ещё присоединить территории Украины и Белоруссии, которые некогда находились в составе Речи Посполитой. Эта часть уравнения почему-то из восприятия России выпадает.

Действительно, история отношений двух стран противоречива и неоднозначна. При желании обе могут предъявить друг другу серьёзные претензии. Пока это, однако, делает только Польша. Результат налицо.

Вообще русофобия, на наш взгляд, это болезнь слабых и обиженных. Для русофобии характерен стиль, который, как мы уже указывали выше, вкратце можно назвать «цивилизационное превосходство».

Одно воспоминание по теме. Дело было давно, на Крите, где проводилась международная конференция по европейской идентичности. Один из авторов этой статьи как раз собирался писать диссертацию на эту тему, и ему очень хотелось поговорить с английским профессором, который считался одним из ведущих специалистов в этой области. Но, услышав его публичные высказывания относительно России, отказался от желания побеседовать с мэтром в области культурологии. Не захотелось почувствовать себя «варваром». Унизительно.

Прославленный французский историк Жюль Мишле в русских видел недочеловеков. Сейчас эта точка зрения превалирует у «элит» Украины. Мнение наших украинских оппонентов не хочется здесь фиксировать, потому что пришлось бы написать отдельную книгу о том, как укры вырыли лопатами или палками Чёрное море, и о том, как они цивилизационно и генетически превосходят клятых москалей, по ошибке занимающих рядом географическое пространство. Впрочем, остальные соседи по Европе в этом отношении не одиноки. Бертхольд Зеевальд в газете «Die Welt» называет казаков «дикими» (Wie die wilden Kozaken zu Russlands Idolen wurden — Как дикие казаки, бывшие в России кумирами).

Очень деликатным и в то же время показательным моментом русофобии являются последствия разногласий между конфессиями. Обычно об этом не пишут и не говорят, однако этот аспект в русофобии действительно присутствует. Недовольный ходом русско-шведской войны Даниэль Дефо как-то назвал Петра Первого «нехристем», а потом ещё и «сибирским медведем». Впрочем, эти термины можно назвать лишь следствием раздражения — русофобом английский политик, агент и писатель уж точно не был. Однако он считал православных «недостаточно» христианами. Эту позицию втайне или открыто сейчас разделяет немало людей на Западе. Швейцарский журналист Ги Меттан объясняет столетия русофобии в Европе и вообще на Западе религиозным расколом между католичеством и православием. Очень существенно эти настроения проявляются в Польше.

Один из самых главных корней русофобии — это страх, который католический Запад испытывал в отношении православных славян. Отсюда и предрассудки вплоть до обвинений в каннибализме, как заметил итальянский историк Франко Кардини. Именно русофобия подтолкнула Францию, Великобританию и Сардинию в период Восточной войны, которую у нас принято называть Крымской, поддержать мусульманскую Турцию, а не христианскую Россию. В этом же ряду историческое презрение и зависть в отношении православной Византии. Православие — ошибка России, потому что это раскольническая религия, пишут в польской прессе. Интересно, как подобная фраза из уст российских авторов в отношении католичества воспринималась бы в Польше... Но им «можно», потому что за нападки на православие их никто преследовать не будет.

Не надо считать, что раздражение западной прессы против политики России и её самой вызвано главным образом сецессией Крыма. Достаточно просмотреть архивы западных СМИ, чтобы выяснить, что откровенное недовольство Москвой существовало и гораздо раньше, просто не выражалось в такой жёсткой форме. Относительно недавно всё было ясно и понятно: «конец истории», полная победа Запада, Россия повержена и никогда больше не встанет с колен. В конце 2000-х выяснилось, что всё не так. Либеральный мир начал подавать признаки деградации, хотя это и не было замечено аналитиками. Россия продемонстрировала свою военную силу в Грузии, пусть и сделала это недостаточно эффективно. Затем обнаружились первые признаки реального обострения ситуации на Западе. Возникли сомнения в том, что он действительно победил. В таком положении проще всего было попытаться найти внешнего врага и обвинить его в собственных проблемах.

Ещё одной из причин русофобии является, как нам кажется, фальсификация или, скажем мягко, неверная информация. Достаточно вспомнить историю публикаций двух сфабрикованных «завещаний»: Петра I и Екатерины II. В настоящее время показательна судьба неподтверждённых обвинений России во вмешательстве в президентские выборы в Соединённых Штатах в 2016 году. Пётр Лисевич пишет в «Gazeta Polska» в июне 2017 года, что было уничтожено 250 тысяч чеченцев, причём из них 40 тысяч детей, Путин, оказывается, является демонстративным гомофобом, а на Кавказе существуют концлагеря, в которых людей сжигают живьём. Во всех случаях речь идёт не об ошибках, а о преднамеренном распространении заведомо ложных данных. Вообще-то в России такие деяния расцениваются как подлежащие уголовному преследованию. Однако в Европе другие стандарты и другие законы. Особенно когда речь идёт об обвинениях в адрес России. США в этом плане ничем от своих союзников не отличаются.

К нашему великому сожалению в русофобии присутствует либо расизм, либо этническая нетерпимость. Русофобия вообще сродни антисемитизму, только она не осуждается и не преследуется. Юка Нуммела в газете «Kansan Uutiset» пишет, что огромное количество финских СМИ допускают расистские выпады в сторону русских. Можно было бы ожидать больших проблем, если бы они касались другого народа. Но в данном случае делается исключение. Абсолютно такова же ситуация и в других странах Запада.

Есть, конечно, явные глупости. Мы знакомы со статьями, в которых совершенно серьёзно рассматривались сценарии нападения России на страны Скандинавии. Правда, авторам не приходит в голову, зачем это нужно Москве. Это уже не русофобия, а откровенная глупость. Или желание помочь национальным вооружённым силам получить побольше из государственного бюджета. Впрочем, первое и второе могут сочетаться. Официальный представитель Государственного департамента США Джон Кирби в октябре 2014 года произнёс фразу, которая наверняка переживёт её автора: «Россия стоит на пороге НАТО». Другое дело, что такие настроения нарастают.

Русофобия затягивает, потому что она похожа на трясину, из которой практически невозможно выбраться. Сенатор Джон Маккейн действительно болен определённой болезнью и находится в трясине. Его личное отношение к Владимиру Путину и те оскорбления, которые он регулярно делает в его адрес, в общем контексте — частность. Совсем другое дело, что он действительно ненавидит Россию и русских в целом. Во всяком случае об этом говорят его поведение и высказывания. Он вообще убеждён, что любой оппонент господствующих в США антироссийских взглядов — это лжец. Типичная точка зрения русофобов.

В настоящее время русофобия нарастает, что объясняется прежде всего истощением западной цивилизации, которая нервно реагирует на всё, что оказывает ей скрытое или открытое сопротивление. Русофобия не затрудняет себя доказательствами и логикой. Она является главным образом лишь реакцией на бессознательное понимание угрозы грядущего краха. Создаётся полное впечатление, что покойный Леонид Шебаршин, начальник внешней разведки, а потом и. о. председателя КГБ СССР, был абсолютно прав, когда заявил, что Запад хочет от России только одного — чтобы её не было. Нельзя сказать, что никто на Западе не видит опасности растущей русофобии. Но нельзя отрицать и того, что трезвые голоса крайне редки и практически не оказывают влияния на настроения СМИ и общества в целом.

РАЗУВАЕВ Владимир Витальевич,
профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы,

РАЗУВАЕВ Владимир Владимирович,
обозреватель «Независимой газеты»

ПО ТЕМЕ

Скоро Запад объявит, что Сталин был страшнее Гитлера

Латвийский политик Руслан Панкратов (экс-депутат Рижской Думы, руководитель правозащитной организации «Верните наши имена!») прокомментировал снос советских памятников в Польше.

22 июня 2017 года Польский Сейм принял поправки к закону о запрете пропаганды коммунизма, которые предусматривают снос советских монументов по всей стране. За внесение поправок проголосовали 408 депутатов, против — семеро, ещё 15 воздержались. Поправки в законе предполагают демонтаж не только «прославляющих тоталитарную систему» памятников, но и табличек, монументов и бюстов. Кроме того, оговаривается удаление коммунистических элементов из названий школ, других социальных учреждений, зданий, сооружений и объектов общественного достояния, улиц и площадей.

Принятые меры дадут общественности чёткий сигнал о том, что государство «реализует конституционный принцип, запрещающий тоталитарный режим, осуждает и обличает все действия, связанные с продвижением тоталитарных взглядов». Латвийский политик предлагает оценить эти события в общем контексте «войны смыслов», которую совокупный Запад ведёт против России и русского народа.

По мнению Панкратова, война с памятниками нацелена на то, чтобы стереть из памяти польского народа факт его спасения Красной Армией от нацизма: «Хочу сказать, что психологическая, а в данном контексте даже психоисторическая война ведётся параллельно «горячей» на Украине и в Сирии. Главная цель очевидна — психосфера нации, народности. Проще говоря, нужно сломать волю страны-мишени, внедрить в подсознание её народа новые смыслы, образы и ценности. На этой базе уже будет произведён подрыв политических и экономических возможностей».

Как считает Руслан Панкратов, «война смыслов» разворачивается прежде всего за историю страны-мишени. «Её начинают сначала порочить, выявлять «не лучшие» моменты, высмеивать, пытаются заставить забыть или придать отрицательный смысл тем или иным историческим фактам. В Латвии, к примеру, сейчас разворачивается информационная кампания, что нынешняя плохая экономика — это потому, что «советская оккупация», дескать, оставила страну в руинах. Идут попытки идентификации Сталина и Гитлера, перекладывания ответственности за развязывание Второй мировой войны именно на Советский Союз», — считает политик. По его мнению, операция по развалу СССР не увенчалась полным успехом, поскольку нынешняя Россия восстановила субъектность и имеет свои интересы и представления практически по всему спектру международных отношений.

Панкратов считает, что критический склад ума, здоровый скепсис, высокий уровень духовной развитости, непредвзятый анализ фактов помогают противостоять зомбированию. Однако параллельно с процессами психологической манкуртизации происходит сужение пространства политического влияния России. Через серию цветных революций меняются режимы уже в целом ряде стран, с которыми у Москвы стратегически важные отношения.

Пока России нечем противостоять западной пропаганде. Вслед за сносом советских памятников в сопредельных странах будет объявлено, что Гитлер являлся невинной овечкой на фоне кровожадного Сталина. «Это реальность завтрашнего дня, к ней надо готовиться», — заключает Руслан Панкратов.

https://eadaily.com/ru/news/2017/07/10/


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru