Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№11, Ноябрь 2017

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Виктор ГУЩИН
Чего добивается языковое «гестапо»

 

Окончание. Начало в № 10, 2017

КУРС НА ЛИКВИДАЦИЮ ОБРАЗОВАНИЯ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Закрепление за русским языком статуса иностранного и проведение политики репрессий в отношении носителей русского языка — вот какими были первые шаги в политике, направленной на выдавливание из страны русскоязычного населения и строительство так называемой «латышской Латвии», без национальных меньшинств. Следующий шаг — постепенное сворачивание существующих возможностей получения основного и среднего образования на русском языке вплоть до полной ликвидации школы с русским языком обучения.

Историк Татьяна Фейгмане, специалист по истории национальных меньшинств довоенной Латвии, пишет, что документированная история светского русского образования в Латвии имеет более чем двухвековую историю35. Указ об открытии в Риге первой школы с русским языком обучения императрица Екатерина II подписала 3 ноября 1788 года. В 1789 году 7 февраля школа была открыта36.

Конец XIX и начало XX века — это период расцвета русского образования в Лифляндии и Курляндии. Но это вовсе не означает, что нельзя было получить образование на других языках. Немецкий язык сохранял своё влияние в системе школьного образования, а в открытой в 1864 году Кришьянисом Валдемарсом в небольшом городке Айнажи первой мореходной школе учебный процесс шёл на латышском и эстонском языках37.

В период немецкой оккупации Курляндии и Лифляндии в 1915–1918 годах преподавание на русском языке в Курляндии было запрещено.

После образования независимого Латвийского государства политическая ситуация в стране некоторое время благоприятствовала сохранению образования на русском языке.

8 декабря 1919 года Народный Совет Латвии принял Закон об устройстве школ национальных меньшинств. Закон предусматривал право национальных меньшинств получать образование, включая среднее, на родном языке. Фактически он предоставлял национальным меньшинствам право на школьную автономию. В начале 1920 года при Министерстве образования Латвии были образованы русский, польский, немецкий, белорусский и еврейский национальные отделы, которые ведали вопросами школьного образования своего национального меньшинства38.

Как отмечает историк Олег Пухляк, к концу 1919/1920 учебного года в Латвии работали 127 русских основных школ (11 842 учащихся и 362 учителя). Кроме того, работали 12 средних школ (172 учителя и 1214 учащихся). В 1929/1930 учебном году в Латвии работали 231 основная школа (19 672 учащихся и 886 учителей). Средние школы были в Риге (5), в Латгале (5) и в Лиепае (1).

На русском языке можно было получить и высшее образование. 22 сентября 1921 года на основании устава, зарегистрированного советом Русского отдела Министерства образования Латвии, были учреждены Русские университетские курсы — высшее учебное заведение с обучением на русском языке. Финансирование деятельности Русских университетских курсов осуществлялось из бюджета государства39.

После государственного переворота 15 мая 1934 года положение национальных меньшинств резко ухудшилось. Одним из первых решений К. Ульманиса стала ликвидация школьной автономии. Уже в июне 1934 года был принят новый закон о народном образовании, который, правда, предполагал существование среднего образования и на языках национальных меньшинств. Но права национальных меньшинств при этом отдельно уже не оговаривались. В реальной жизни после установления авторитарного режима происходит резкое сокращение школ с русским языком обучения. Свою роль здесь сыграла инструкция о распределении учащихся по национальностям. Отныне русские могли учиться только в русской школе, евреи — в еврейской и т. д. Дети из смешанных семей, в которых хотя бы один из родителей был латышом, должны были учиться в латышской школе.

К концу 1930-х годов в Латвии остались только две русские правительственные гимназии: одна в Риге и одна в Резекне. Кроме этого, существовало небольшое отделение с русским языком обучения при Даугавпилсской 2-й городской гимназии.

После повторного обретения независимости в 1991 году Латвийское государство реанимировало политику в сфере образования, которая претворялась в жизнь с 1934 по 1940 год.

29 октября 1998 года Сейм Латвийской Республики принял новый закон «Об образовании», который вступил в силу с 1 июня 1999 года. Новый закон определял перевод системы школьного образования на программный принцип, а также предоставлял возможность бывшим школам с русским языком обучения разрабатывать и реализовывать собственные программы образования национальных меньшинств. Наряду с этими прогрессивными статьями в закон были включены статьи, реализация которых предусматривала ликвидацию общего среднего, среднего профессионального и высшего образования на русском языке и тем самым лишала русскую лингвистическую группу (около 640 тысяч человек — 33,4% учащихся государственных общеобразовательных школ) права на получение полноценного образования на родном языке.

В первой части пункта 9 нового закона об образовании говорилось, что с 1 сентября 1999 года образование во всех государственных высших учебных заведениях должно осуществляться только на государственном языке. В третьей части пункта 9 говорилось, что с 1 сентября 2004 года в государственных и самоуправленческих средних школах (10–12 классы), а также профессиональных учебных заведениях обучение осуществляется только на государственном языке.

В первой части 2-го пункта статьи 9-й определялось, что получение образования на других языках возможно лишь в частных учебных заведениях. При этом финансирование этих учебных заведений из государственного бюджета и бюджета самоуправлений допускается в тех случаях, если эти учебные заведения реализуют аккредитованные программы образования на государственном языке (статья 59, пункт 2).

Во второй части 2-го пункта статьи 9-й определялось, что получение образования на других языках возможно в государственных и учебных заведениях самоуправлений, которые реализуют программы образования национальных меньшинств. Но Министерство образования и науки указывает в этих программах предметы, которые изучаются на государственном языке.

На момент принятия закона в Латвии работали польские, еврейские, украинская, белорусская и другие школы национальных меньшинств, но количество учащихся в них составляло всего 0,4% от общей их численности.

Кроме того, 6-й пункт статьи 9-й говорил о том, что повышение квалификации и переквалификация, которые финансируются из государственного и бюджета самоуправлений, также осуществляются только на государственном языке. А 4-й пункт статьи 9-й гласил, что экзамены для получения профессиональной квалификации сдаются на государственном языке.

Закон ограничивал право выпускников школ национальных меньшинств получить высшее образование и научную квалификацию на родном языке. 5-й пункт статьи 9-й определял, что для получения академических (бакалавр, магистр) и научной (доктор) степеней необходимо подготовить и защитить научную работу на государственном языке40.

Таким образом, новый закон об образовании предусматривал полную ликвидацию среднего, профессионального и высшего образования на русском языке — языке крупнейшей в Латвии лингвистической группы.

Одновременно с принятием закона об образовании Министерством образования и науки были разработаны образцы четырёх программ образования национальных меньшинств, в соответствии с которыми бывшие школы с русским языком обучения должны были организовать учебный процесс. При этом преследовалась цель создать условия, когда к окончанию основной школы (то есть девятого класса) все или большая часть предметов преподавались бы на государственном языке.

В июне 1999 года Министерство образования и науки потребовало, чтобы основные школы выбрали и уже с 1 сентября 1999 года начали осуществлять обучение русскоязычных школьников по одной из предлагаемых программ билингвального образования. Общественное обсуждение этих программ не проводилось. В результате директора основных школ были вынуждены принимать решение в спешке и не понимая в полной мере различия между программами.

1-я модель билингвального образования предусматривала, что в 1-м классе 25–50%, во 2–3-м классах 50–80%, в 4-м классе 100% (за исключением родного языка и литературы), в 5-м классе 50%, в 6-м классе 70–80%, в 7–9-м классах 100% объёма содержания предметов изучается на латышском языке.

2-я модель предусматривала, что в 1–2-м классах 50–95% интегрированного содержания изучается на латышском языке, в 3–6-м классах 50–75%, в 7–9-м классах 40–60%. То есть география, история, введение в экономику, обществознание, учение о здоровье, и все предметы, которые изучались на латышском языке в начальной школе. На русском языке изучаются лишь родной язык и культура, музыка, иностранный язык, математика, физика, химия, биология, информатика.

3-я модель устанавливала, что, начиная с первого класса, постепенно увеличивается количество предметов, которые изучаются на латышском языке. Никакого билингвального образования при этом не предусматривалось, и к окончанию основной школы большая часть предметов должна изучаться на латышском языке.

4-я модель предусматривала, что в 1–3-м классах учащиеся осваивают все предметы на родном языке, за исключением латышского языка. В 4–6-м классах предоставляется выбор 40–60% содержания предметов, изучаемых на латышском языке. В 7–9-м классах география, история, обществознание, визуальное искусство, домоводство и спорт изучаются на латышском языке. Иностранный язык, математика, биология, физика, химия, музыка, информатика — билингвально41.

По сути, все четыре программы образования национальных меньшинств были призваны обеспечить постепенную ликвидацию в Латвии системы основного образования на русском языке.

В результате массовых протестов русскоязычного населения против ликвидации средней школы с русским языком обучения, проходивших в Латвии в 2000–2005 годах, националистическая элита согласилась с внедрением в учебный процесс средней школы языковой пропорции 60 на 40. Здесь 60 процентов — преподавание предметов на латышском языке или билингвально, а 40 процентов — преподавание предметов на языках национальных меньшинств, в том числе на русском.

Новый виток ужесточения языкового законодательства пришёлся на период после проведения 18 февраля 2012 года референдума по вопросу придания русскому языку статуса второго государственного. В 2012–2017 годах парламент Латвии и Кабинет министров республики приняли ряд решений, направленных на постепенную подготовку к окончательной ликвидации школы, в которой частично ещё сохраняется обучение на русском языке.

Первое решение касалось изменения требований к знанию латышского языка для русских школьников. Если до 2011 года русские школьники сдавали государственный экзамен по латышскому языку как иностранному, то с 2012 года они должны сдавать его уже как родной. Как следствие, резко ухудшились общие итоги этого экзамена для учеников русских школ. В 2009–2011 годах, когда русские школьники сдавали латышский как иностранный, доля получивших высшие оценки А или В была 32%. А среди латышей, для которых этот язык был родным, средний удельный вес отличников за три года составлял 41%. В 2017 году высшие оценки по латышскому смогли получить лишь 9% русских школьников, тогда как среди латышей их добились 47% учеников42.

18 июня 2015 года парламент Латвии принял поправку к закону «Об образовании», которая определяет, что «работать педагогом имеет право только человек, который лоялен Латвийской Республике и её Конституции». При этом понятие «лояльность» в латвийском законодательстве нигде не определено, что открывает широкие возможности для преследования инакомыслия43.

23 ноября 2016 года латвийский Сейм принял предложенные «Чёрным Карлисом» (министром образования и науки Карлисом Шадурскисом) поправки к закону об образовании. Эти поправки получили в народе название «поправки о лояльности учителей». Принятые поправки предусматривают возможность увольнения педагога или руководителя учебного заведения, если при обучении школьников он создаёт «неправильное отношение к другим, к работе, природе, культуре, обществу и стране»44.

8 августа 2017 года Кабинет министров ЛР утвердил инициированные К. Шадурскисом изменения правил по проведению централизованных экзаменов за курс средней школы, в соответствии с которыми был узаконен запрет для русскоязычных школьников отвечать на экзаменах на русском языке45. Предложение Министерства образования и науки предварительно с нацменьшинствами не обсуждалось. Возражения присутствовавших на заседании Кабинета министров представителей нацменьшинств И. Пименова, Е. Кривцовой и К. Чекушина во внимание приняты не были.

Как сообщила на своей странице в Facebook депутат Юрмальской думы от партии «Согласие» Елизавета Кривцова, сначала дискуссия на заседании Кабинета министров шла вполне корректно, а когда у министров стали заканчиваться аргументы, то разговор пошёл про оккупацию, нелояльность, сегрегацию, патриотизм и руку Кремля. «От улыбок не осталось и следа. В конце концов, чиновники из министерства признались, что, понимая невозможность согласовать идею с представителями русских школ, они решили пойти по процедуре, исключающей дискуссию по существу. Такая вот забота о детях и борьба с дискриминацией. Кабинет министров поддержал Шадурскиса», — вспоминает Е. Кривцова46. Для выпускников средних школ эти изменения вступят в силу с 2017/2018 учебного года, а для выпускников 9-х классов — с 2019/2020 года.

Одновременно с дискриминационными для национальных меньшинств изменениями в законодательстве Центр государственного языка активизировал проверки в школах с частично ещё сохраняющимся русским языком обучения.

В 2014 году Центр государственного языка провёл проверки в 99 школах — как в государственных, так и в частных. Наказали 55 учителей и 24 их помощника. Все они заплатили штраф в размере от 35 до 280 евро и получили 3–4 месяца на то, чтобы подучить язык и пройти повторную проверку47. В июне 2017 года Центр государственного языка составил протокол на директора Лиепайской 12-й средней школы Валерия Епископосова за то, что выпускной вечер 9-х классов прошёл частично на русском языке. В. Епископосов дал обещание, что это больше не повторится48. В июле 2017 года ЦГЯ оштрафовал Даугавгривскую среднюю школу в Риге за то, что на экзамене по математике пояснения ученикам давались на русском языке49.

ДАВЛЕНИЕ НА ОРГАНИЗАЦИИ РОССИЙСКИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ

После 2012 года были приняты решения, которые ограничивают также деятельность негосударственных организаций национальных меньшинств, включая возможность проведения ими совместных со школами мероприятий. В частности, Министерство образования и науки Латвии запретило администрациям школ поддерживать контакты с общественными организациями российских соотечественников не только в учебное время, но даже (например, 9 мая) после уроков.

15 сентября 2016 года Сейм Латвии принял в первом чтении поправки к закону «Об обществах и фондах», в которых говорится, что деятельность общественной организации можно будет частично или полностью остановить, если её деятельность создаёт угрозу безопасности государства50.

21 февраля 2017 года Кабинет министров утвердил новые требования для руководителей общественных организаций, в соответствии с которыми все члены правления организаций национальных меньшинств должны владеть государственным языком на высшую категорию (уровень С 1). Реализация этого решения может поставить под угрозу само существование общественных организаций российских соотечественников. Эти требования вступают в силу с 1 июня 2018 года51.

ВЫВОДЫ

Построить национальное государство в многонациональной и многоязычной стране можно лишь при условии насильственной ассимиляции национальных меньшинств и выдавливания за пределы страны тех, кто ассимилироваться не желает. Именно эту задачу, игнорируя международное право, правящая националистическая элита Латвии решает уже на протяжении более четверти века. Одними лишь акциями протеста против статуса русского языка как иностранного, а также против политики ликвидации образования на русском языке изменить эту ситуацию невозможно.

Сегодня нужна всесторонняя демократизация сформировавшегося в Латвии после 1991 года этнократического политического режима. Первый шаг для этого — немедленная и без всяких условий ликвидация института массового безгражданства и проведение первых после 18 марта 1989 года всеобщих выборов в местные органы власти, национальный и Европейский парламенты. Эти выборы должны состояться в кратчайшие сроки после ликвидации института массового безгражданства. Следующий шаг — отмена Декларации Сейма о легионерах и безусловный запрет любых форм глорификации нацизма и радикального национализма. Необходима отмена законодательства, которое прямо или опосредованно нарушает права национальных меньшинств на сохранение своего языка, своей школы и своей культуры. Среди других важнейших задач — правовая и историческая оценка текста Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики от 4 мая 1990 года с учётом действовавшего в тот период международного права. Нужно принимать новую, демократическую, конституцию, не отягощённую преамбулой и различными поправками этнократического характера. Только проделав подобную работу, можно вернуть к жизни лозунги Третьей Атмоды «Латвия — наш общий дом» и «Мы все в одной лодке». Иными словами, спасти Латвийскую Республику и её народ от самоуничтожения и вымирания.

Рига

ГУЩИН Виктор Иванович,
директор Балтийского центра исторических и социально-политических исследований, кандидат исторических наук

Примечания:
35 Фейгмане Татьяна. Русские в довоенной Латвии. — Рига: Балтийский русский институт, 2005. — С. 246.
36 Пухляк Олег. Русская школа в Латвии с древнейших времён до второй мировой войны в самых общих чертах и самом сжатом очерке. — «Образование и карьера», 15–28 марта 2006 года, № 6 (195).
37 Pope A. Burnieku gadsimts Latvija. Riga, 1989. — 29.–30. lpp.; Краевска Б. Христиан Иоганн Даль: капитан, педагог, полярник // Россия и Балтия. В. 4. С. 79–81.
38 Образование и язык в Латвии с 1919 года по наши дни. Составитель Владимир Соколов. — Рига, Союз граждан и неграждан, 1998 год. С. 14–16.
39 «Рижский курьер», 15 декабря 1922 года; Русские университетские курсы в Латвии. Юбилейный сборник (1921–1926). Второй выпуск. — Рига, 1926. Ковальчук Светлана. Русские университетские курсы. — «Образование и карьера», № 2 (099), 23 января — 5 февраля 2002 года; Гурин Александр. Деньги для русского вуза. 85 лет назад спонсором Русских университетских курсов стал Сейм. — «Ракурс», № 2 (245), 12-18 января 2008; Сергей Цоя. Русский институт университетских знаний в межвоенной Латвии. — Альманах Seminarium Hortus Humanitatis. Выпуск XXXII. Русский мир и Латвия: Арабажинские курсы. — Рига, 2013.
40 Закон об образовании ЛР, принятый Сеймом 29 октября 1998 года. http://www.pravo.lv/likumi/24_zoo.html
41 Бухвалов В. А., Плинер Я. Г. Реформа школ нацменьшинств в Латвии: анализ, оценка, перспективы. — Рига, 2008. — С. 12.
42 Солопенко Андрей. В вуз или ПТУ: шансы русских школьников на бесплатное высшее. https://ru.sputniknewslv.com/Latvia
43 Izglitibas, kulturas un zinatnes komisija ludz ieklaut Saeimas sedes darba kartiba likumprojektu «Grozijumi Visparejas izglitibas likuma» (Nr. 44/Lp. 12) tresajam lasijumam. http://titania.saeima.lv/LIVS12/saeimalivs12.nsf/0/
44 Grozijumi Izglitibas likuma. http://titania.saeima.lv/LIVS12/saeimalivs12.nsf/0/
45 08.08.2017. Izglitibas un zinatnes ministrija. Eksamenu kartosana latviesu valoda skolu absolventiem nodrosinas vienadas iespejas darba un izglitibas tirgu. http://www.mk.gov.lv/lv/aktualitates/eksamenu-kartosana-latviesu-valoda-skolu
46 Экзамены в школах будут сдавать только на латышском. https://ru.sputniknewslv.com/Latvia/20170809/5538628/shkoly-jekzameny
47 Александрова Юлия. Учителя Латвии: «Языковых репрессий нет!» — «Вести сегодня», 06.01.2015.
48 Выпускной в школе завершился штрафом от Центра госязыка. rus.DELFI.lv | 16 06.2017, 08:54. http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/vypusknoj-v-shkole
49 Рижскую школу оштрафовали за то, что на экзамене использовался русский язык rus.DELFI.lv | 11.07. 2017, 12:56. http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/rizhskuyu-shkolu
50 Grozijumi Biedribu un nodibinajumu likuma. http://titania.saeima.lv/LIVS12
51 Ministru kabineta noteikumi Nr. 95. Riga 2017 gada 21 februari (prot. Nr. 9 15. §). Grozijumi Ministru kabineta 2009 gada 7 julija noteikumos Nr. 733 «Noteikumi par valsts valodas zinasanu apjomu un valsts valodas prasmes parbaudes kartibu profesionalo un amata pienākumu veiksanai, pastavigas uzturesanas atlaujas sanemsanai un Eiropas Savienibas pastaviga iedzivotaja statusa iegusanai un valsts nodevu par valsts valodas prasmes parbaudi». https://likumi.lv/ta/id/288898


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru