Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№1, Январь 2018

ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА

Олег ХАРЕБИН
Фактор Юнга

 

Термин «либидо» приводится здесь не во фрейдистском смысле, а в юнгианском — в качестве энергетического феномена, коллективно-духовного напряжения общества, необходимого для активного приспособления к объективной реальности. Любая энергия рождается из разнополярности.

НЕЗНАНИЕ ЗАКОНОВ НЕ ОСВОБОЖДАЕТ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Равновеликость баланса необходима, по Н. Я. Данилевскому, для «возбуждения духа» и взаимообуздания. Иначе наступает односторонность и деградация.

Физиологические и биологические особенности мужчин и женщин, так сказать, на виду у всех. А психологические различия типических установок — экстравертной (либеральной) и интровертной (консервативной) — всех людей без исключения большинству политиков (если не всем) неведомы. Причём типическая разница настолько значительна, что выраженные экстраверт и интроверт (Х. Клинтон, Д. Трамп) не могут прийти к согласию ни по одному из вопросов в дискуссии (если они искренни).

Незнание законов не освобождает от ответственности. А незнание психологических закономерностей приводит к политическому провалу и к моральной катастрофе политиков вроде Д. Камерона, М. Ренци, Х. Клинтон. Первые два, премьер-министры Великобритании и Италии, устраивали референдумы и их же проигрывали. Команда кандидата в президенты США Х. Клинтон создала мощнейший медиаресурс и уверовала в победу (как и все европейские политэлиты, вплоть до украинской). К тому же заявку на победу мощно поддерживал административный ресурс президента Обамы.

Как говаривал Козьма Прутков, «люди подобны колбасам и есть то, чем их начинят». Однако на выборах в США сработал фактор К. Г. Юнга (1875–1961). Этот выдающийся швейцарский учёный в начале ХХ века выдвинул тезис об экстраверсии-интроверсии — различных способах восприятия и приспособления к объективной реальности. Поэтому пропаганда штаба Клинтон была эффективна лишь для экстравертов-либералов, в основном жителей американских мегаполисов. То есть преимущественно для глобалистов «мирового города» О. Шпенглера, где «нет народа, а есть масса», оторванная асфальтом и бетоном от земли и национальных традиций. Совсем не случайно движение ЛГБТ зародилось в недрах Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса. Провинциальное же население США небольших штатов и «земских городов» (О. Шпенглер) преимущественно консервативно, то есть интровертно. Именно на такого рода людей опирался Трамп в своей предвыборной кампании. Консерватору ты хоть «кол чеши на голове» вбросами и компроматами — для него внешний мир изначально враждебен. А вместе с ним (с миром) — и все СМИ. Тем более навязчивая пропаганда на грани здравого смысла, вызывавшая зачастую обратный эффект. Поэтому Трампу для победы было достаточно аккаунта в «Твиттере» и толики доброжелательности телеканала Fox News.

Аналитики и политологи всякий раз попадают впросак из-за непонимания базовых основ психики. Одной пропаганды, знания исторических фактов, абстрактной геополитической риторики уже недостаточно, чтобы работать с коллективной ментальностью на длительную перспективу. Пример СССР достаточно красноречив. Ни статус второй мировой державы, ни победа над фашизмом не спасли страну от распада. Почему? Потому что коммунистическая установка была глобалистской, «интернациональной» (ничьей), оторванной от веры, традиций предков, взятая извне примитивно материалистически.

Именно консервативная, интровертная установка исполняет сохраняющую функцию души, «лица» народа в виде религиозного, политического и культурного феномена. В 1721 году Пётр Великий, создав Святейший Правительственный Синод и подчинив Церковь интересам государства, грубо попрал живой русский православный организм, который вполне достойно противостоял выходкам ещё Ивана Грозного. Более значимо Церковь проявила себя во время Смуты 1612 года, во времена Минина и Пожарского, потому что была свободна по отношению к государству, имела выраженное русское «лицо». Это «лицо» Пётр I так заретушировал, закамуфлировал, загнобил, что у правящей элиты «русскость» чуть было не исчезла.

Любой живой политический, религиозный, государственный организм характерен функцией саморегуляции, самоорганизации, как во времена Минина. Длительная односторонность (в чём угодно) приводит к деградации. Наше прозападное культурное подражание, «европейничание» — по Н. Я. Данилевскому, привело к деградации династию Романовых, упорно бравших невест для наследников из немецких высших аристократических слоев. «Друзей Запада» (О. Шпенглер) некому было поставить на место. Допетровское, дониконовское православие, старообрядчество, имеющее «русское лицо» со времён Ивана Грозного и Минина — Пожарского было дискредитировано и дискриминировано как Петром Великим, так и его царствующими потомками, загнано в Сибирь, на Кавказ, в Прибалтику и на Дальний Восток, распылено по окраинам империи.

Ни инстинктивная попытка Николая Второго приобщения к «русскости» через Г. Распутина, ни Указ «Об укреплении начал веротерпимости» 1905 года, как явно запоздалые, не остановили процесса деградации династии и империи, несмотря на экономический взлёт России 1910–1915 годов. Выходит, главное в жизни народов и государств — не только экономика и материальное благополучие, а национально ориентированная элита и способность общества к саморегуляции, самоорганизации, самокоррекции.

Функция саморегуляции — в свободной игре разнонаправленных психических потоков экстраверсии-интроверсии. Взять, например, типично экстравертно-либеральную, глобалистскую администрацию Обамы — Клинтон 2008–2016 годов. По способу приспособления к объективной реальности она вполне аналогична материалистической структуре СССР Ленина — Троцкого. И там, и там равенство — классовое и гендерное. И там, и там — движение вовне, разжигание «красных», «цветных» революций, примат внешних идеологических целей над внутренними. Навязчивая, довольно убедительная риторика для масс. И в обоих случаях — энантиодромия Юнга: попытка ввести во власть социальный или гендерный низ — «трудовой народ». Ленинская экстраверсия разжигания «общемирового революционного пожара» дала сбой после войны с Польшей в 1919–1921 годах, когда Антанта (особенно Франция) вступилась за Польшу. Обамовская экстраверсия «арабской весны» тоже застопорилась в Сирии, после развертывания группировки ВКС России в 2015 году. Всё, приехали. Начинается движение либидо вспять — интроверсия. Далее приход консерватора-интроверта во власть (Сталин, Трумэн, Трамп).

Основное отличие интровертной установки от экстравертной — ориентация на внутренние, субъективные чувства и ощущения. На общественное мнение интроверту наплевать. Он ищет и находит врагов, реальных или мнимых, создаёт военные блоки и наносит упреждающие удары по тем, кто не может реально ответить или заведомо слабее (советско-финская война 1939–1940 годов, атомная бомбардировка Японии по приказу Г. Трумэна в 1945-м, удар Трампа по Сирии «Томагавками»). И теперешняя угроза Трампа нанести упреждающие удары по КНДР или Венесуэле вполне реальна.

Обама не ударил в 2011 году по Сирии не потому, что проникся гуманизмом, а потому, что он — типичный представитель экстравертно-либеральной установки, зависящей от общественного мнения. Интроверту-консерватору вообще наплевать на общественное мнение. М. Горбачёв сдал СССР как типичный либерал-экстраверт, зависимый от западного общественного мнения. Его политику продолжил глобалист-экстраверт Б. Ельцин. Хотя по логике саморегуляции либидо М. Горбачёва должен был сменить решительный консерватор-интроверт типа А. Лебедя с сохраняющей, сберегающей традиционные ценности установкой. Не случилось — функция саморегуляции не сработала. Зато сейчас консервативная установка в России набирает обороты. В. Путин уже дважды встречался с митрополитом Корнилием, главой старообрядческой церкви РПСЦ. Старообрядцы суть хранители допетровской «русскости». Старообрядческая жёстко консервативная установка сегодня жизненно необходима России. Экономический бум России 1910–1915 годов обусловлен не в последнюю очередь старообрядческой эйфорией после Указа 1905 года «Об укреплении начал веротерпимости».

Наш духовный дисбаланс в том, что российские консервативная и либеральная установки не равновелики, не равны, как, скажем, в США, ни в политическом, ни в религиозном отношениях. Они не создают «возбуждения духа», духовного напряжения, что вызывает малую последовательность во внешней и внутренней политике… Духовный дисбаланс виден в культурной подражательности Западу. При этом нужно иметь в виду, что государства с несостоявшейся дифференциацией либидо (не прошедшие процесс типологического раскола), такие как Испания, Португалия, Италия, Греция, Ирландия, пребывают в качестве политических, экономически периферийных субъектов. Там ниже уровень жизни, бóльшая коррупция, бóльшая безработица по сравнению с психологически дифференцированными странами. Хотя климатические и географические условия там лучше, чем у дифференцированных англичан, немцев, бельгийцев, голландцев, швейцарцев. Но морально-духовная атмосфера недифференцированных народов «оставляет желать» дифференциации, психологического взросления.

LIBIDO AMERICANA

С момента образования республиканской и демократической партий США к середине XIX века установилось равновеликое равенство консервативной и либеральной установок после Гражданской войны 1861–1865 годов, когда либеральная установка промышленного Севера воевала с консервативным рабовладельческим Югом. После победы северяне не стали добивать консерваторов, дискредитировать, изгонять из страны — превращать их в изгоев общества, как это случилось с нашими консерваторами, так называемыми раскольниками, в середине XVII века после церковных реформ патриарха Никона.

Таким образом, была заложена биполярная американская морально-духовная политическая система — либерально-консервативная. В те времена консервативные позиции занимали в основном демократы, сейчас — обратная ситуация.

Это равновеликое равенство консервативной и либеральной установок создаёт постоянный очаг психологического напряжения, необходимого для повышенного жизненного тонуса, для движения вперёд в собственно американском политическом и духовном контексте. У нас такого «очага» нет, вводные поступают сверху, и мы двигаемся как бы по принуждению.

В США «ослы», демократы, выступают сегодня в качестве выразителей экстравертной типической установки, «слоны», республиканцы, соответственно, интровертной. Экстраверсия — это центробежное (прочь от центра) движение вовне. Интроверсия — центростремительный поток либидо, направленный к центру, к успокоению и осмысливанию существующего положения вещей (status quo).

Коммунистический романтик-либерал Никита Хрущёв в своём экстравертном, направленном вовне порыве, разместил атомное оружие на Кубе в 1962 году, тем самым напугав своей политической непредсказуемостью не только США, но и консервативную часть советской коммунистической элиты, поспешно убравшей его путём заговора в 1964-м. Консервативная элита настолько сильно закрутила консервативные гайки, что сорвала резьбу с балансовой либидозной либеральной горизонтали — консервативную установку можно мыслить как вертикаль, обращённую к центру. Духовных скреп в виде движения центробежного и центростремительного потоков либидо навстречу друг другу в нашей коллективной психике уже не было, и СССР «приказал долго жить» после августа 1991 года.

«Хороший человек» и приличный консерватор Л. Брежнев на пару с «кондовым» консерватором-идеологом М. Сусловым, как и все нормальные люди, полагали, что всё, что хорошо для них (консерваторов), должно быть хорошо для всех — и либералов в том числе. Любой «нормальный» человек — пленник собственной типологической установки — консервативной или либеральной.

Те же, кому удаётся выйти за пределы собственного психологического типа и посмотреть на мир с противоположной стороны, становятся гениями, ибо начинают провидеть будущее. К примеру, о том, что происходило в веке двадцатом и происходит сейчас, вполне применимы следующие пассажи Ф. Ницше: «Начинается эпоха варварства; науки будут поставлены ей на службу». И ещё: «Начинается время борьбы за господство над земным шаром — она будет вестись во имя основных философских учений» (F. Nietzsche. Schriften und Entwurfe 1876–1885).

РАЗЛИЧИЕ УСТАНОВОК И ИНСТИНКТ САМОСОХРАНЕНИЯ

К. Г. Юнг и не скрывал, что пришёл в психологию, основательно ознакомившись с философией Ф. Ницше. Мощным художественно-философским оком заглянув в гуманитарное наследие человечества, «выродок» («Обитаемый остров» братьев Стругацких) Ф. Ницше понял, что человечество подвержено воздействию разнонаправленных психологических потоков: «дионисийского опьянения» (экстраверсии) и «аполлинического начала» (интроверсии).

«Дионисийское опьянение» суть растворение себя в инстинктах и влечениях, какого бы низкого пошиба они ни были, а также — в объектах феноменального мира. Квазифилософия ЛГБТ и культ потребления вполне вписываются в этот «дионисийский» фрагмент видимой реальности. «Дионисийцы» постоянно нуждаются в новых софистических, околофилософских, псевдонаучных, интеллектуальных движениях и организациях типа теософских, антропософских, сайентологических, масонских, экзистенциальных и прочих обществ. По сути, речь идёт об игре в элитарность для рядовых членов и наживе руководящей верхушки. Для экстравертов-либералов мир дружелюбен, все — «друзья» или, на худой конец, «партнёры».

«Аполлиническое начало» — сдержанная, созерцательная установка консервативного жизненного уклада людей. Более ограниченная в инстинктах, влечениях и потреблении традиционной моралью. Для консерватора мир враждебен. Поэтому «классический» консерватор выстраивает оборонительные системы, ищет и находит «врагов». Консерватор-интроверт мыслит подобно А. Шопенгауэру: «Лучшее — враг хорошего». Он склонен к медленным эволюционным переменам, а то и стоянию на месте. «Семь раз отмерь, один отрежь» или «Тише едешь, дальше будешь» — типично русские консервативные пословицы.

Коммунисты, благодаря архаичной, но эффективной в условиях России энергетике архетипа «вождь — племя», сохранили Россию и поставили её на моральный и политический мировой пьедестал рядом с США после победы над фашизмом. А при царизме мы даже в тройку ведущих мировых держав не входили. Значит, может коммунистическая установка быть эффективной? Может, если её вовремя реформировать, как это сделал в Китае Дэн Сяопин.

Вообще-то, инстинкту самосохранения всё равно, что в наших головах и душах — православие или коммунизм.

Мы, русские, повинуясь его безмолвному притяжению, принимали на веру нигде и никем не опробованную коммунистическую идеологию. Скажете, не все приняли, не все возрадовались? Да, многие не приняли и «не возрадовались». Но пошли. Потому что их построили и повели. Люди не сопротивлялись — сработал инстинкт самосохранения... Когда, наконец, цели выживания после победы над фашизмом были достигнуты, то жёстко консервативное сталинское архетипическое ярмо нужно было сбрасывать. Хрущёва уже никто не боялся, его осмеивали в анекдотах.

Такой же «Эксперимент» («Град обречённый» Стругацких), начали реформами Дэн Сяопина китайские товарищи. Этот «Эксперимент» продолжается, и временами успешно. А у нас? Игра противоположных психических, энергетических потоков?

МОМЕНТ ИСТИНЫ

«Момент истины» настал, когда начало работать напряжение противоположностей — после раскола на ХХ съезде КПСС архаичного коммунистического архетипа на либеральную и просталинскую установки. Возникла особая коллективно-духовная атмосфера повышенного жизненного тонуса как равновеликая игра разнонаправленных энергетических потоков — центробежных и центростремительных. Они-то и образовали конденсированный творческий «выхлоп»: в науке, промышленности и культуре.

Классики мировой фантастики Иван Ефремов («Туманность Андромеды», 1956) и братья Стругацкие («Полдень, XXII век», 1962) явили себя миру после пребывания в атмосфере «хрущёвской оттепели». Мы почти оформились типологически и психологически, повзрослели. В качестве доказательства морально-духовной состоятельности общества запустили спутник Земли в 1957 году и пилотируемый космический корабль с Юрием Гагариным в 1961-м.

А ведь первый русский учёный, провозгласивший космическую экспансию, был русский православный философ Николай Фёдоров, незаконнорождённый сын князя Гагарина. Один Гагарин (Н. Ф. Фёдоров), наставник К. Э. Циолковского, возвестил о выходе за пределы Земли, второй полетел в Космос! А ещё говорят, что символическое видение объективного мира оторвано от реальности...

Между тем «консервативный демон», одностороннее интровертное движение либидо к центру, не встречая либерального сопротивления, устремилось к точке психологического «невозврата» (затухания либидо), после устранения либерала-экстраверта Хрущёва в 1964 году. «Точка спокойствия» консервативной коммунистической элиты зафиксирована в 1970-х подписанием договоров ОСВ-1, Заключительного акта Общеевропейского совещания по безопасности в Хельсинки, ОСВ-2. На «закуску», в качестве прощального советского хлопка дверью, — московская Олимпиада 1980 года.

Либидо в его консервативной части, не встречая либерального препятствия, потекло в пустоту. Оно уже не могло взмывать на духовные, культурные, научные вершины, захватывать в свой поток основную часть народа. И это эмоционально ощущается в выдающемся памятнике «хрущёвской оттепели» — фильме Г. Данелия «Я шагаю по Москве» 1963 года.

Насыщенность жизнью, общий эмоциональный подъём хрущёвского периода ещё чувствовались в фильме Э. Рязанова «Берегись автомобиля» 1966 года. Но какая разительная перемена в фильме того же режиссёра «Гараж» 1979 года. Там уже другая духовная атмосфера — с явным привкусом деградации советской консервативной модели. Символ «точки невозврата», затухания либидо реализовал в «Гараже» сам Э. Рязанов, всё действие фильма проспавший в обнимку с чучелом бегемота! Коммунистическая, консервативная часть либидо затухла, уснула и мировая держава № 2, «основной акционер» в Великой Победе над мировым злом, фашизмом, развалилась сама по себе — без войн и организованной оппозиции.

Консерваторы вообще отличаются более взвешенным подходом, долгим обдумыванием, осторожностью в ситуациях, не требующих мгновенного реагирования. Поэтому их действия более продуманы и выверены в отличие от либералов, которые мгновенно реагируют на всё, с потрясающим энтузиазмом окунаются в объективную реальность, но потом не знают, как «выныривать» с достойным лицом. Но, тем не менее, именно они, либералы, реализуют развивающую установку.

Провальный путч консерваторов в 1991 году открыл либералам «пути Господни». Но и гайдаро-чубайсовская либеральная установка оказалась неполноценной, затухла сама по себе. Почему неполноценной? Потому что не была взращена и выпестована собственно российским опытом. Либералы-экономисты 1990-х, психологически больные «европейничаньем» Н. Я. Данилевского, взяли установку бездумно извне, на Западе, и попали впросак.

Почему в XX веке рухнули две империи — православная Российская и коммунистический СССР? В ряду самых разных причин — психологические факторы: нарушался процесс коллективного психологического развития, не произошла дифференциация нашего общества, как в США после Гражданской войны 1861–1865 годов. Равновеликие противоположные психические потоки, консервативный и либеральный, не раскалывают государства и народы, а наоборот — ведут к бóльшему единству и бóльшей сплоченности, потому что создают «возбуждение духа». Это и есть духовные скрепы, без которых государства разваливаются на ровном месте. В Китае коммунизм и капитализм равновелики, и это суть китайские «духовные скрепы».

Германия, несмотря на проигрыши в двух мировых войнах и полуподчинённое до сих пор положение по отношению к США, пребывает в морально-духовном тонусе, гибко реагирует на вызовы времени, например, на поток беженцев из Азии и Африки. Немцы ФРГ и ГДР объединились в конце ХХ века. Нас же американцы планомерно разделяют с Украиной по причине пониженного общего духовного тонуса.

На церковных и политических верхах православной Византии пели «симфонические» песни недифференцированной консервативной духовной одинаковости. Подавлялись религиозные расколы, развивающие механизмы дифференциации либидо, ереси: арианство, монофизитство, монофелитство. Эти ереси исповедовали жители Египта, Сирии, Палестины, Карфагена, которые почти мгновенно отпали от Византии с началом арабского вторжения. Арабы более терпимо относились к еретикам, жителям византийских окраин, нежели православные христиане в Византии. Примерно так же вела себя по отношению к «раскольникам» Русская православная церковь. В итоге сегодня количество прихожан католической ветви христианства, прошедшей стадию расколов, превышает миллиард человек, православных же — порядка 200 миллионов.

Худо-бедно либеральные установки реализуются сейчас в экономической сфере, наращивается и оформляется собственно российский либерально-экономический опыт под бдительным оком патриотов-консерваторов. Надо признать, что основания для мощной консервативной установки в России неоспоримы. Огромнейшая территория страны требует ответственного отношения, выверенных политических решений, системного подхода, плановости, политической предсказуемости. Но и двигаться надо! Только незаурядно мыслящий человек способен отличать и чувствовать собственные консервативные или либеральные границы, за которыми следует признание и допущение противоположностей для развития или самообуздания.

«РОССИЯ, ВПЕРЁД!»

Естественно — «вперёд», но куда и зачем, на каких философских и моральных основаниях? «Красное здание» сегодня у нас на хранении, на консервации. Если уйдут из жизни очевидцы успехов и падения СССР, то и компартия «почит в бозе»? Отнюдь. Коммунисты России имеют чёткую, внятную материалистическую идеологию, солидное количество избирателей. Скорее, «почиют» партии, ориентирующиеся на одного лидера без внятно оформленных общезначимых морально-философских концепций.

Чтобы двигаться вперёд, нужны опоры, уходящие корнями в прошлое и опыт успешных свершений. Таких опор две: коммунизм и православие. Но они противоположны и «на дух не переносят друг друга»? Хотя коммунисты — уже «переносят».

А ведь есть ещё мусульмане, иудеи, буддисты.

Только православного или только коммунистического коллективного «лучевого питания» («Обитаемый остров» Стругацких) уже явно недостаточно. В Германии, светском государстве, существует дотационная система «корпораций общественного права». Религиозные общины евангелистов, католиков, иудеев получают немалые деньги от государства (до 15 млрд евро). В некоторых немецких федеральных землях православные общины тоже получают государственные пособия. Взамен религиозные «корпорации» берут на себя часть социальных функций государства: участвуют в работе детских садов, приютов для инвалидов и психиатрических лечебниц.

У нас подобные тенденции тоже есть. Но нет законодательно прописанной системы государственно-религиозного партнёрства.

Значительная часть властной элиты тяготеет к православию, значит, должны быть и партии с выраженно христианскими ценностями. Тем паче что есть действующая православная матрица — РПЦ. Кроме типологической дифференциации, консервативно-либеральной, необходима и мировоззренческая — рационально-иррациональная, то есть научно-религиозная.

Мы долго, с постоянным комплексом неполноценности, искали учителей в Византии, Италии, Голландии, Германии, Франции... Сейчас посматриваем на Восток. И это правильно — западноевропейское духовное наследие вполне разумно уравновесить философскими концепциями Востока.

Ещё лучше выработать собственные концепции духовного и культурного развития. В экономике сильна непредсказуемость внешних факторов, некоторая зависимость от гигантов вроде Евросоюза, КНР и США. А вот во внутреннем, духовно-культурном развитии у нас все карты на руках. Есть РПЦ, РПСЦ (старообрядческая церковь) численностью в полмиллиона человек. Есть и староверы-беспоповцы. Обе ветви старообрядчества сохранились, выжили, потому что были самостоятельными, живыми духовными организмами, несмотря на системную дискриминацию со стороны Священного Синода и царского правительства вплоть до 1905 года.

Дифференциация в нашем случае есть процесс психологического развития, взросления, обусловленный разделением и признанием противоположностей в праве на существование. Материалистическая установка должна признать религиозную, и наоборот. В 2014 году Россия признала референдумы жителей Донбасса и Луганской области, а также президентские выборы на Украине, в результате которых её президентом был избран Пётр Порошенко. Мы признали политические противоположности.

Вышеизложенные идеи вполне согласуются с теоретическим материалом, изложенным в труде К. Г. Юнга «Психологические типы». Оттуда же взята цитата: «Длительная односторонность есть варварство, сознательная двойственность — признак высшей культуры…».

Такой «высшей культурой» обладал убитый в Киеве в апреле 2015 года писатель, журналист, честный и искренний человек Олесь Бузина, одинаково почитавший как украинскую, так и русскую культуру.

Только следуя путём Бузины, Украина имела шанс на реальную «незалежность» после распада СССР. Мирная, духовная и культурная борьба на Украине консервативной (пророссийской) и либеральной (прозападной) установок, «сознательная двойственность», могла бы стать залогом сохранения и развития украинского общества.

Но пророссийская установка была кроваво подавлена. Возникло односторонне прозападное либерально-бандеровское движение вовне, на Запад. Поэтому неостановим распад государственности — нарушен равновеликий консервативно-либеральный баланс украинского либидо. Функция саморегуляции украинцев не работает.

***

Рано или поздно, по естественным причинам, Владимир Путин уйдет из большой политики. Что будет с Россией? В течение сотен лет мы, русские, россияне проецировали образ Отца на всех российских правителей — царей и генсеков КПСС. Таким образом мы избавлялись от личной ответственности за будущее, выстраивали материальное благополучие, радовались нашим победам. А пришло ли кому-нибудь в голову, что верхи в основном реагируют на «вызовы»? На остальное уже нет времени…

Противоположные установки должны воевать — духовно, дискурсивно, морально, интеллектуально. «Врагов народа» нет! Есть враждебное России одностороннее, не сдерживаемое функцией саморегуляции консервативно-либеральных противоположностей движение коллективного либидо к распаду государства. Впрочем, надежда и вера в будущее России умирают последними.

Красноярск

ХАРЕБИН Олег Сергеевич, публицист


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru