Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№4, Апрель 2018

ПОВЕСТКА ДНЯ

Владимир РАЗУВАЕВ
Информационная война
2. Приёмы, которые они применяют

 

У современной информационной войны свои законы и свои приёмы. Они разнообразны и, как правило, примитивны.

Главный закон информационной войны — враг должен быть разбит любой ценой. Это подразумевает вседозволенность и безответственность. Границ нет, этика забыта. Можно солгать или пустить в ход непроверенный материал. Быть некомпетентным. Передёргивать факты. Нападать на православие, заявляя, что оно — «ошибка России»1.

Можно открыто оскорблять целый народ и его президента. Вот заместитель руководителя Фонда «Потомак» Филлип Питерсен выступил с прямыми ругательствами в адрес президента России2. Хорошо, американский непризнанный стратег может себе позволить сказать глупость. И даже нагло себя повести. Другое дело — почему эту глупость с удовольствием печатает польская газета. Представим, что нечто подобное сказали бы любые российские СМИ в адрес польского президента. Или премьер-министра. Или вообще любого поляка.

Это — игра без правил.

Ещё один закон современной информационной войны — вести её, не думая о настоящем и будущем. Подлинные политики, отдавая генералам приказ начать боевые действия, уже имеют в голове идеи о том, как их закончить и что в результате их изменится. В информационной войне, которую ведёт Запад, о последствиях не думают. Можно, конечно, сослаться на отсутствие централизованного руководства. Но дело ведь не только в этом. Естественный вопрос: а чего добиваются традиционные СМИ, которые стремятся любой ценой опорочить Россию? Видимо, правильный ответ: отбросить её к началу 1990-х, когда она послушно выполняла все требования Запада и следовала почти всем моделям либеральной демократии. Но это невозможно. Отсюда возникает ещё один вопрос: а на чём же тогда закончить информационную войну? Она должна длиться вечность, так получается?

Последствия этого просчёта видны уже сейчас. Западные традиционные СМИ ввязались в бесконечные информационные наступления, которые постепенно становятся всё более неинтересны их аудитории. Одна часть аудитории уже полностью уверилась, что Россия — первопричина всего плохого, что происходит на планете, поэтому настойчивые повторения этого тезиса вызывают раздражение. Другой части аудитории данная тема безразлична. Третья (и растущая) часть стала всё больше сомневаться в справедливости антироссийских нападок. Это что касается Запада.

В России информационная война вызвала нежелательные для её инициаторов последствия. Произошло сплочение общества вокруг идеи национальной гордости. У части общества появилось озлобление против Запада. Возникло чувство, которое принято называть синдромом «осаждённой крепости». Прозападные политические силы оказались либо изолированными, либо маргинальными.

Всё это ещё раз косвенно доказывает, что западная аналитика в последние десятилетия провалилась. Она уже не способна ни оценивать ситуацию, ни её прогнозировать. Ущерб от этого, конечно, несут обе стороны.

А теперь о приёмах в идеологической войне. Первый из них можно условно назвать использованием метода априори. Исходит из посылки «все знают». Все знают, что Россия плохая и ведёт плохую политику. А потом уже можно говорить и писать всё, что угодно.

Вот что в результате получается. Дженнифер Рубин утверждает, что Россия «всё чаще осуществляет агрессии за рубежом и проводит репрессии внутри страны»3. Откуда ей пришла в голову эта идея, неясно. Доказывать её она не собирается. Анализировать — тоже. Но это неважно. Она просто начала с данного тезиса свою статью. Дальше можно не читать — и так всё понятно.

Более умно, на мой взгляд, подошёл к делу французский геополитик Жан-Сильвестр Монгренье. Он справедливо и убедительно пишет об огромном значении Чёрного моря для России4. Интересен и вывод: значит, НАТО должно укрепить свое присутствие в этом регионе. То есть Россия априори является врагом. Её интересы надо нарушать даже в наиболее болезненных для неё с геополитической точки зрения районах.

Довольно типичное проявление этого приёма в западной прессе в информационной войне против России состоит в следующем. Никаких доказательств злокозненности Москвы в киберпространстве немецкими спецслужбами не получено, однако они всё равно продолжают их поиск5. Иными словами, Россия априори виновата во всём, поэтому надо ей противодействовать.

В январе 2017 года Молли Маккью публикует в Politico статью с очень характерным подзаголовком: «Если вы понимаете, что Кремль собирается делать, то новости печальные»6. Типичный приём, который рассчитан на то, чтобы с самого начала разделить аудиторию на два лагеря: тех, кто понимает, что автор этого материала прав и опять же с самого начала разделяет его антироссийские позиции, и тех болванов, которые хотят сначала немного подумать, а потом уже выбрать свою точку зрения. Вот именно на этой основе и действует американская пресса последние годы.

Специфические вопросы: повлияла ли какая-то иностранная держава на американские выборы, действительно ли у Москвы есть компромат на Трампа или тайные связи с ним, и хотел ли Кремль его победы на выборах? Затем опять же очень характерное признание с опять же очень характерным выводом: мы не уверены, что эти вопросы поставлены правильно, да и основные ориентиры, все эти встречи, досье, твиты сами по себе не имеют особого смысла. А вот в совокупности они, как утверждает американская журналистка, свидетельствуют о последовательной кампании, которую Россия уже пробовала организовать в других местах.

В очередной раз всё решено уже с самого начала. Это первое. Формулировка вопросов вызывает сомнение у самого автора. Это второе. Основные предположения не имеют особого значения. Это третье. Однако всё в совокупности заставляет подозревать, что это делала Россия. Это уже четвёртое.

Есть тут какая-то логика? Есть — убеждённая русофобия. Неважно, что нет доказательств, главное: я, автор статьи, права, и Россия является агрессором, который стремится повлиять на Соединённые Штаты.

Бывают относительно осторожные и более профессиональные утверждения. Так, политический обозреватель Süddeutsce Zeitung Хуберт Ветцель в декабре 2016 года7 предпочёл следующую формулу: после того, что стало известно в последнее время, можно с уверенностью сказать, что Россия, вероятнее всего, пыталась оказать влияние на предвыборную кампанию в Соединённых Штатах с целью оказать поддержку Дональду Трампу. Здесь хотя бы есть «вероятнее всего», то есть не «абсолютно точно». Правда, этот намёк на сомнение полностью нейтрализуется последующей «уверенностью» автора.

В других случаях ситуация хуже. Например, постоянно повторяется тезис о том, что Россия собирается оккупировать Прибалтику в результате блицкрига8. Откуда такая уверенность, непонятно. Никаких данных об этом нет. Есть только сообщения о том, что этого события боится подавляющая часть прибалтийских политических кругов. Однако задам классический вопрос: а для чего ей, то есть России, это делать? Выход в Балтийское море у страны есть и так, зачем надо присоединять к себе заведомо недружелюбно настроенные страны? Да ещё платить за их содержание, как это делает сейчас ЕС. Однако тезис о том, что Россия собирается вернуть себе прибалтийские земли, напрочь утвердился в информационной войне. И даже привёл к переброске символического контингента НАТО в эти три государства.

Вот статья Эндрю Рота из The Washington Post о резком обострении ситуации в украинской Авдеевке в конце января — начале февраля 2017 года. В ней приводятся несколько цитат, однако решающее значение имеют слова временного поверенного в делах Кейт Бернс (США), сказанные на экстренном заседании Постоянного совета ОБСЕ. Она винит во всём случившемся «объединённые российско-сепаратистские силы», а потом призвала именно Россию остановить насилие и прекратить попытки захвата новых территорий за пределами линии соприкосновения9. И это притом, что сама украинская сторона незадолго до этого признала, что начала постепенно занимать «серую зону» между противниками.

Ещё один приём западных СМИ в информационной войне — откровенная пристрастность. Довольно типично освещение прошлых и текущих событий в газете The New Yorker в начале марта 2017 года10. Сначала тема: вмешательство государств во внутриполитические процессы других стран. Здесь проблем нет: все они пытаются это делать. Затем идут примеры. Причём сначала все они основаны на попытках СССР и России вмешаться в дела США. Я не буду оспаривать или подтверждать эти утверждения: у меня никогда не было доступа к архивам КГБ. Но в рассматриваемой статье получается, что Москва пыталась повлиять на внутриполитические дела непосредственно в США. А уже затем делается признание, что Вашингтон всего лишь пробовал сделать это в странах третьего мира.

На самом деле это хороший ход, создающий впечатление беспристрастности журналистики. Вроде бы — все виноваты. Все пытаются создать для себя выгодный внешнеполитический фон. Но есть ли беспристрастность в этой статье? СССР и Россия пытались вторгнуться в святая святых демократии — США, а те — только в страны, находящиеся на периферии мира. Абсурд по определению. Особенно учитывая многочисленные попытки Соединённых Штатов повлиять на политическую жизнь России.

The Telegraph от 8 декабря 2016 года поместил статью Кона Кафлина с утверждением, что, несмотря на все попытки Кремля скрыть своё вмешательство в дела Запада, никто в разведывательном сообществе не сомневается в его злокозненных намерениях11. Правильнее было, конечно, сказать: несмотря на отсутствие доказательств о вмешательстве. Как бы то ни было: однозначность и пристрастность. Россия виновата априори. И по инерции.

Вот точка зрения некоторых бойцов украинского батальона «Днепр», высказанная ими во время встреч с Марие Краруп и транслированная в датской Berlingske в январе 2017 года12. Суть её такова. На Украине очень много представителей «пятой колонны», в особенности в рядах Оппозиционного блока. Их надо судить. Мы сражаемся с регулярными российскими войсками, представителей Донбасса против нас почти нет. Украина является форпостом свободы против тиранической России, которой нельзя верить. Россия и ранее Советский Союз относились к Украине как к неполноценной стране.

Типичная для украинской пропаганды точка зрения. Но здесь интересно, как мне кажется, что люди, которые говорили с представителем датской прессы, искренне в неё верили. Их в этом убедили, причём главную роль сыграли украинские СМИ. Придёт время, возможно, когда подавляющее большинство жителей западных стран будут искренне повторять нечто подобное.

Адам Лашер в The Independent в январе 2017 года увидел явное доказательство российского вмешательства в американскую предвыборную кампанию в том, что известный в определенных кругах Константин Рыков, «бывший член партии «Единая Россия», которого часто называют пропагандистом Кремля», послал своим подписчикам в «Фейсбуке» приглашение на ночную вечеринку по случаю инаугурации Трампа13. Это, конечно, очень убедительное доказательство козней Москвы в США.

А теперь типичная картина освещения западной прессой событий в Сирии: российские и сирийские самолёты уже несколько месяцев бомбят восточную часть Алеппо, а «мишенями для них являются больницы, волонтёры оказывающих помощь организаций, а также гражданские жилые дома». На этот раз отличился Пол Маклири в Foreign Policy в декабре 2016 года14. Ни слова об исламских радикалах, которые терроризировали Алеппо.

Ещё один приём современной информационной войны со стороны Запада — односторонность. Вот публикация интервью украинского премьер-министра Гройсмана немецкой газетой Bild в середине февраля 2017 года15. Других мнений не существует. Не было даже попыток взять интервью у любого российского дипломата. Если бы были, то Bild обязательно упомянула бы об этом.

Швейцарец Пауль Флюкигер в статье в январе 2017 года16 во время обострения ситуации в Авдеевке и Макеевке написал, что украинские эксперты утверждают: Россия намеренно нагнетает ситуацию, чтобы проверить реакцию Запада. Очень типично для большинства западной прессы изложить точку зрения антироссийской стороны и не поинтересоваться мнением российских экспертов. Деградация традиционных западных СМИ? Нет, скорее, изменение их принципов. И характерная черта информационной войны.

Передёргивание тоже реанимировано в рамках информационной войны. И остается её неотъемлемой частью.

Владимир Путин, по мнению Independent17, которая ссылается на источники в американской разведке, был лично вовлечён в хакерские атаки во время предвыборной кампании в США. Это предложение первое. За ним следует второе, уточняющее, — российский президент продиктовал, как полученный материал должен был быть использован. Разумеется, всё внимание — на первое предложение.

Я верю в информированность американской разведки, как и в профессионализм российской контрразведки. Но я не верю, что в Вашингтоне кто бы то ни было имел сведения о том, что российский президент лично отдал соответствующие распоряжения. Цель оценок американской разведки относительно якобы имевшего место российского вмешательства в выборы в США состояла в том, чтобы отмести сомнения по поводу того, что именно по приказу Владимира Путина был осуществлён взлом почты Национального комитета Демократической партии США. Так, во всяком случае, считает Сеймур Херш в The Intercept в январе 201718. Допускаю, что американская разведка в России работает хорошо. Но отнюдь не очень хорошо, если она не узнала заблаговременно о сецессии Крыма. Вывод: откуда же она узнала, что именно президент Российской Федерации лично распорядился осуществить взлом архива почты Демократической партии США?

3 января 2017 года The Daily Mail опубликовала фотогалерею российского министерства обороны19. Естественно, снабдив снимки своими подписями. В результате российские минёры в Сирии превратились в убийц, действующих в городе, который разрушили «путинские войска». Там было несколько интересных открытий, впрочем, ставших обычными для британской журналистики. Например, фотография с русской надписью «Мин нет» была истолкована как «победное граффити, оставленное русскими». Американская мина «Клеймор» с соответствующим клеймом на корпусе была объявлена русской.

Вот другая статья20. Оказывается, Республиканская партия США приняла решение, к тому же на самом верху, поддержать Владимира Путина, что выглядит шокирующим. Это — серьёзное нарушение американской традиции. Проблема в том, что Республиканская партия не принимала решения поддержать Путина и Россию. Откровенное передёргивание.

Использование непроверенных данных едва ли можно полностью причислить к приёмам информационной войны. Больше того, как мне представляется, время от времени такое решение можно и нужно считать обоснованным, когда материал представляет общественный интерес. Однако Фрэнсис Фукуяма высказал следующую мысль: «Использование непроверенных данных и информации в качестве оружия в руках тех сил, которые привержены авторитаризму, оказалось достаточно плохим опытом, однако именно этот подход во время прошедших американских выборов пустил глубокие корни»21.

В ноябре 2016 года Крейг Тимберг опубликовал в The Washington Post вызвавшую огромный интерес статью, отчасти основанную на материалах The ProOrNot Team, которая характеризует сама себя как независимую команду, занимающуюся распознаванием пропаганды. Естественно, в первую очередь речь идёт о российской пропаганде в США. Команда заявила, что обнаружила 200 вебсайтов, которые можно охарактеризовать как орудия Кремля. Причём подчёркивалось, что этими вебсайтами пользуются по меньшей мере 15 миллионов американцев22. Утверждалось, что анонимная команда экспертов раскрыла изощрённую схему российской пропаганды, которая была направлена против Хиллари Клинтон и поддерживала Дональда Трампа.

Характеризуя эту сенсацию, Адриан Чен в The New Yorker в декабре 2016 года использовал понятие «сумбур». И добавил: больше всего поражает широта критериев, которые применяются для определения каналов распространения пропаганды. Один из них: публиковались ли на сайте материалы, повторявшие линию российской пропаганды.

Это, по его мнению, реальное подтверждение краха американской аналитики, которая используется ведущими СМИ. Ещё большая проблема в том, что The ProOrNot Team хотели остаться и остались анонимными. Они мотивировали это боязнью мести русских хакеров. Страшно было.

Однако посмотрите на это обстоятельство с другой стороны. Я имею в виду со стороны одной из ведущих американских газет. Неизвестно откуда и неизвестно от кого в редакцию попадает некий информационный и аналитический материал, за который к тому же не хотят брать деньги. Что, вообще-то говоря, подозрительно. Газета, не долго думая, решает его использовать. Не проверив. Просто потому, что это очень жареная тема и, что самое главное, идёт в русле либерального мейнстрима.

Иными словами, нам нет дела ни до чего, кроме того, что неизвестный материал соответствует нашим пожеланиям в данный момент. Это одна из самых примечательных черт современной американской и вообще западной журналистики.

Лауреат Пулитцеровской премии Сеймур Херш в интервью The Intercept в январе 2017 года подверг резкой критике американские СМИ за то, что они транслировали утверждения сотрудников американской разведки о действиях российских хакеров во время предвыборной кампании в США в 2016 году без уточнения, что речь идёт о неподтверждённых фактах23. Естественно, на его мнение никто не обратил внимания.

Очень близок к данному приёму другой, который можно условно обозначить как бездоказательность. В нашумевшем докладе американского разведсообщества о действиях «российских хакеров» во время предвыборной кампании в США в 2016 году очень много утверждений, и нет свидетельств того, что они верны. Разумеется, спецслужбы должны оберегать свои источники информации. Здесь нет никаких вопросов. Проблема в том, что независимые СМИ, опираясь на эти источники, ставят себя в двусмысленное положение перед аудиторией.

Два источника подтвердили BuzzFeed в декабре 2016 года, что Россия помогала распространять поддельные новости в ходе мер, направленных на оказание влияния на президентские выборы в США. Доказательств у них не было, однако они заявили, что это не подлежит сомнению. Они даже не знали, каким образом она это сделала. Однако ресурс всё-таки опубликовал эти их откровения24.

Сеймур Херш выступил с критикой американских журналистов за некритическую трансляцию высказываний директора Национальной разведки и директора ЦРУ по поводу действий России во время предвыборной кампании в США, хотя им были прекрасно известны неоднократные случаи лжи и введения общества в заблуждение данными представителями руководства американского разведывательного сообщества25. Реакции, конечно, никакой не было.

Довольно стандартно обсуждение Алексом Галло действий в России во время президентских выборов в США26. Сначала в статье идут два риторических вопроса. Первый: цель Путина заключалась в том, чтобы повлиять на результаты президентских выборов в США? Второй: или он хотел подорвать веру в американскую демократическую систему? Далее следует не менее риторическое замечание, что на эти вопросы надо найти ответы. Однако, судя по тексту материала, ответы уже найдены.

Рено Жирар в Le Figaro от 6 декабря 2016 года довольно любопытно охарактеризовал западный подход в освещении осады Алеппо и Мосула27. С 2013 года западная пресса не отправляет своих репортёров к мятежникам в Ираке и Сирии. Однако без малейших колебаний выставляет их (мятежников) информацию, не проверяя её. За пять лет, написал Жирар, старый чёрно-белый взгляд на ситуацию не изменился: в Сирии речь идёт о «тиране и убийце» Башаре Асаде, а в Ираке — о благородных союзниках Запада. Причём число жертв среди мирных жителей в двух городах приблизительно равно. Однако в случае с Алеппо западная пресса находится на стороне исламистов, а при осаде Мосула — на стороне нападающих.

Следующий приём я условно назвал как заблаговременный удар. Речь идёт о применении неподтверждённой информации о тех событиях, которые должны произойти в дальнейшем. Филип Джиральди в довольно взвешенной статье в The American Conservative обратил внимание на то, что критики России в Конгрессе начали заблаговременно использовать неподтверждённые обвинения американской разведки в адрес России для того, чтобы блокировать любые возможные инициативы Трампа по налаживаю отношений с Москвой28. Тем самым достигались минимум две цели: наносился удар по президенту США, и ещё больше подрывалась репутация России.

Шведский исследователь Ян Гийу в Aftonbladet, 7 февраля 2016 года писал следующее: итак, Россия де-факто воюет со всем ЕС. Вся торговля закончена, культурные и экономические связи прекращены, все активы Российской Федерации в Европе изъяты. Не спешите паниковать, речь идёт только о возможном сценарии. Однако его вывод однозначен: с точки зрения шведа, таким образом Россия потерпела самое сокрушительное политическое поражение29.

Шведский генерал-майор Бьёрн Андерссон заявил, что российские войска могут подойти к границам Швеции за три дня30. Что им там нужно — никто не знает.

Польская Nova Konfederacja опубликовала интервью с заместителем руководителя Фонда «Потомак» Филлипом Питерсеном о том, как будет вестись война с Россией в Прибалтике и в Польше31. Возможно, что военные по долгу службы должны рассматривать различные варианты и сценарии предстоящих событий, в том числе и вооружённых конфликтов. Другой вопрос — зачем это нужно газете. Единственно возможный ответ: ещё больше закрепить имидж России как агрессора.

Для того чтобы поддерживать в людях страх и даже ужас перед зарубежным противником, следует в первую очередь изображать его всемогущим и вездесущим. Затем, когда этот образ закрепится в сознании людей, мало кто решится оспаривать откровенную пропаганду и даже откровенную ложь, потому что будет бояться попасть в список орудий иностранного зла. Это — явь нашего времени. И она обращена прежде всего против России. Об этом написал Гленн Гринвальд32. Мусульманские террористы не пользуются таким вниманием, как козни Москвы.

Вообще приём, согласно которому Россию следует видеть в качестве монстра современной международной политики, применяется очень часто. Например, российский разведывательный корабль ССВ-175 «Виктор Леонов» в одиночку напугал Соединённые Штаты, находясь примерно в тридцати милях от восточного побережья страны. Данный факт вызвал негативную реакцию в американском истеблишменте, в том числе обсуждался в Конгрессе. Между делом сообщается, что российские истребители только что прогудели над противолодочным кораблём США в Чёрном море. И то, и другое (то, что «прогудели») выдаётся автором статьи Марком Галеотти как агрессивные намерения Кремля33.

Иными словами, российский корабль у американских берегов — это угроза. Постоянные набеги военных судов США в Чёрное море — это демонстрация мира. А вот облёты их российскими самолётами — это опять же угроза. Вообще-то всё это глупо, однако именно на этом живёт американская пресса.

Довольно специфически высказался бывший сотрудник аппарата Совета национальной безопасности при нескольких президентах США Уильям Ллойд Стирмен, сказав, что НАТО — это единственный барьер на пути вмешательства России на Украине. При этом лучшим ответом альянса на агрессивную ядерную политику Москвы в Европе он считает подтверждение принципа коллективной самообороны согласно 5-й статье договора НАТО34. Непонятно, при чём тут Украина, которая членом Альянса не является.

Боюсь, что не смогу найти однозначного определения следующему приёму: то ли ложь, то ли ошибки, то ли элементарное незнание. В каждом случае это выглядит по-разному. Например, Die Zeit в декабре 2016 года утверждала, что в жёсткой борьбе Азербайджану удалось добиться независимости от СССР35. Ошибка? Тогда в нужную сторону. Незнание действительности или нежелание её знать? Тоже в нужную сторону. Безграмотность? Опять же в прежнем направлении. Значит, и это — приём в информационной войне.

Или ещё утверждение: Россия ведёт на Украине войну, с аннексией Крыма Россия опрокинула мирный послевоенный порядок в Европе. В результате ни одна из пограничных с ней стран не может быть уверена в безопасности своих границ36.

Однако Россия не ведёт войну на Украине. Иначе бы от последней давно бы ничего не осталось. Мирный послевоенный порядок в Европе был решающим образом опрокинут в результате вооружённого вмешательства Запада в югославские проблемы. Затем последовало расширение НАТО и поддержка антиправительственному перевороту в Киеве. А что касается государств, которые граничат с Россией, то абсолютную убежденность в своей целостности демонстрируют США и Япония (морские границы), Северная Корея, Китай, Монголия, Казахстан, Азербайджан, Белоруссия. Правда, Украина, Польша и прибалтийские страны то ли искренне встревожены, то ли демонстрируют это чувство, но им это выгодно. Что касается скандинавских государств, то опасения почти никогда не высказываются на правительственном уровне. Неужели автор не знал эти элементарные вещи? Ну, грамотное незнание тоже является частью информационной войны.

По понятным причинам существенная часть западных СМИ сейчас уделяет много внимания событиям на Ближнем Востоке. При этом появляется удивительный парадокс, который можно объяснить только существованием информационной войны: очень часто и очень много пишется о «военных преступлениях» России в Сирии, но последнее время почти ничего не говорится о военных преступлениях запрещённого в России «Исламского государства».

Ложь в политике — вещь обыкновенная. Причём далеко не всегда за неё наказывают. Довольно интересно утверждение прессы, что отделением Калифорнии от Соединённых Штатов руководят из России37. Сделано оно было исключительно на том основании, что председатель движения «Да, Калифорния» в начале 2017 года преподавал английский язык в Екатеринбурге.

Довольно интересный приём продемонстрировал Сэм Джонс в Financial Times38, когда на основании предположений неких неназванных экспертов счёл, что за всеми кибератаками на западные институты стоит Россия, точнее — ГРУ Генштаба. Пикантность ситуации здесь, с моей точки зрения, состоит в том, что ГРУ давно уже так не называется. О какой квалификации этих экспертов может идти речь, если они даже этого не знают.

Фантастическое интервью Хердрид Мюнклер в Die Welt39. Сталин использовал голод и репрессии, чтобы уничтожить национальное движение на Украине и сделать эту страну советской. После такой фразы автора нельзя называть исследователем. Сразу и окончательно. Голод в ту пору был на всей территории СССР, репрессии — тоже. Национальное движение на Украине в это время практически отсутствовало. Страны не было ни раньше, ни в то время, о котором говорила Мюнклер. В начале 1930-х годов Украина уже была советской.

Дальше — больше. Оказывается, российский президент порою был почти готов отказаться от Украины. Аргумент: ведь он начал эту войну40. Оказывается, Путин вообще не является законно избранным президентом. Могу понять право на мнение слаборазвитой немецкой исследовательницы, но не могу понять, как вроде бы солидная германская газета публикует эту чушь.

Древний приём, который называют двойным стандартом, я специально отнёс во вторую половину главы, чтобы не начинать с того, что всем известно. Die Welt опубликовала статью о секретном натовском Центре кибербезопасности41. Создание его — вполне естественное и логичное мероприятие, учитывая опасность современных кибератак. Однако Центр подаётся как исключительно средство защиты. Верю, что такое возможно. А почему тогда подобная же структура в рамках российского министерства обороны расценивается как исключительно средство нападения?

Двойная мораль — это, к сожалению, норма западной прессы в настоящее время. Вот потрясающее заявление посла Латвии в ЕС Саниты Павлютэ-Десландес: «На нас распространяется их вещание, и есть часть населения, которая смотрит это каждый день. Они (русские. — В. Р.) также комментируют не только то, что происходит в России, в других странах мира, на Украине, но и вопросы, вызывающие обеспокоенность внутри страны — то, что происходит в нашей стране, и именно здесь кроется опасность»42. Иными словами, латышская пресса может комментировать события в России, а когда это делают российские СМИ в отношении Латвии, это становится угрозой, причём очень серьёзной.

В марте 2017 года Государственный департамент США осудил действия полиции против участников несанкционированных антикоррупционных маршей в нескольких городах России. В ответ Майкл Сайнато в CounterPunch напомнил, что нападения и заведение дел против сотен участников несанкционированных маршей в Соединённых Штатах являются общей практикой. И привёл длинный список аналогичных случаев. Причём эти действия либо замалчиваются западными мейнстримовскими СМИ, либо объясняются ими как результат насильственных действий со стороны протестующих43. Эти факты не были упомянуты ни в одном материале, которыми разразилась мейнстримовская пресса после российских событий.

Глупости и ошибки свойственны не только некоторым журналистам, которых можно подозревать в легкомыслии и незнании, но не более того. А вот бывший посол США в Москве Майкл Макфол, например, написал, что Россия вторглась в Сирию44. Вообще-то российские ВКС прибыли туда по приглашению правительства, которое всем миром признано законным, вне зависимости от отношения к его методам борьбы с оппозицией. Не знать этого высокопоставленный дипломат не мог.

Очень распространённый приём в информационной войне можно условно назвать страшилками. Акцент делается на бездоказательное нагнетание напряжения. Вообще-то нормой для западных СМИ стали открытые обсуждения сценариев вторжения российских войск в разные части мира и начала войны Запада против России. Речь в данном случае идёт о взглядах Филиппа Фабри. Своеобразная точка зрения. Явное нагнетание напряжения, один из откровенных приёмов западной прессы. Вопрос о том, зачем это нужно, здесь останется без ответа. Просто потому, что ответ на него ясен.

Вот Kernews публикует обширное интервью с Филиппом Фабри о войне России против НАТО45. Естественно, агрессором становится Москва. Боевые действия начнутся, согласно его сценарию, в декабре 2018 года. Закончатся они в ноябре 2023 года. Разумеется, поражением злокозненной России. Захватывающая эпопея. Начинается она, впрочем, с военной операции Москвы в Ливии для формирования пророссийского режима в этой стране и укрепления влияния в Египте. Затем, в октябре 2018 года Россия, по мысли Филиппа Фабри, должна вторгнуться в Прибалтику. Давайте на этом остановимся, просто чтобы не терять даром времени.

Никакая военная операция России не приведёт к появлению пророссийского режима в Ливии. Этот вопрос даже не может обсуждаться. Тем более эти действия не приведут к улучшению отношений Москвы с Каиром. Это тоже глупо обсуждать. Не менее глупо всерьёз рассказывать о возможности вторжения российских войск в Прибалтику, где население, мягко говоря, к ним не расположено. Дальше обсуждать всерьёз предложенный сценарий бессмысленно. Этот французский эксперт совершенно не разбирается ни в военных делах, ни в политике, ни в экономике.

Характерное название статьи Цезария Крыштопа в fronda.pl в декабре 2016 года: «Россия придёт к нам с войной, потому что она этого хочет»46. Очень любопытный материал. Сначала автор заявил, что не может знать, будет ли осуществлен военный сценарий нападения России на Польшу. Потом он начинает из этого сценария исходить в дальнейших рассуждениях. Абсолютно так же действуют и прибалтийские пропагандисты. Но почему-то никому из них не придёт в голову вопрос, а почему вдруг Москва может осуществить нападение на страну, где население априори враждебно ей, и которую ей наверняка не удастся удержать. Плюсов нет никаких, минусы — огромны. Зачем же тогда постоянно писать и говорить о российской угрозе? Глупый вопрос, но только не в рамках информационной войны.

Примечателен повсеместный выбор западными СМИ информационно рассчитанной терминологии, причём это явление уже устоялось и может считаться правилом. Когда речь идёт о вооружённой оппозиции сирийскому правительству в Сирии, это всегда повстанцы. В том числе тогда, когда речь заходит об откровенных террористах, против которых Запад осуществляет военные операции. Когда идёт характеристика вооружённых сил Донбасса, то это в лучшем случае сепаратисты. Или террористы. Или даже российские войска.

Классический приём информационной войны, разумеется, предвзятость. Вот Шон О’Нилл, журналист британской The Times пишет в январе 2017 года о предстоящем Высоком суде в Лондоне относительно требования Москвы в адрес Киева расплатиться наконец-то с займом на сумму 3 миллиарда: «Конфликт между Россией и Украиной, обошедшийся почти в 10 тысяч жизней в 2014 году, возобновился на этой неделе вдали от крымских полей боя»47. Честно говоря, всё, дальше читать не хочется. В Крыму боёв не было. Всё остальное — такая же предвзятость. Достаточно подсчитать количество строчек, посвящённых объяснению позиций двух стран. Естественно, что украинская точка зрения получила подавляющее преимущество в данном издании. Типичное для современного Запада освещение российской политики.

Дэниел Бенджамин, директор Центра содействия международному взаимопониманию Джона Слоана при Дартмутском колледже, опубликовал в The New York Times в январе 2017 года очень характерную для нынешнего этапа западной прессы статью, где утверждал, что Россия является плохим союзником в борьбе с терроризмом48. Характерность здесь состоит в доминировании утверждений над мнениями. Иными словами, не «я считаю, что», а это так, потому что я и все остальные так считают. О фактах в этом материале следует забыть с самого начала.

Начинается статья с утверждения, что президент Трамп с самого начала своей предвыборной кампании в качестве одного из своих основных доводов в пользу улучшения отношений с Россией выбрал тезис о взаимодействии в борьбе с терроризмом. Затем опять же следует утверждение: это плохая идея. «Партнёрство такого рода с Россией» (A partnership with Russia of the kind), которое предлагает Трамп, нанесёт серьёзный удар по успехам, которых достигли США в борьбе с этим злом, а также совершенно разрушит американские отношения с мусульманами-суннитами по всему миру. Опять утверждение. Не было даже сказано хотя бы символическое «я считаю».

Дальше — всё в том же русле. Борьба России с терроризмом никогда не имела важного значения. Она представляет, пишет Бенджамин, главным образом «неизбирательное насилие», которое влечёт за собой неоправданное безответственное убийство мирных жителей. Ещё одно утверждение, не подкрепленное фактами. На самом деле получается, «если так пишут в западной прессе», то так оно и есть.

Соглашательство с Россией в области борьбы с терроризмом, пишет Бенджамин, способно привести к разжиганию антиамериканских настроений и радикализации мусульман всего мира. Думать о том, что мы пойдём на этот риск, просто глупо49. Как видите, опять утверждение, основанное на полном совпадении с либеральным мейнстримом.

Ещё один типичный пример — редакционная статья в The Washington Post от 1 декабря 2016 года50. Заголовок: «Русский медведь наглеет». Впрочем, getting bolder можно перевести и как «смелеет». Дальше — фантастика. Оказывается, российские агенты в Венгрии участвуют в подготовке неонацистских военизированных формирований. The Washington Post на всякий случай оговаривается, что доказательства неполны, однако потом добавляет: но они очевидны.

Это действительно интересно и заслуживает прочтения. Оказывается, после перестрелки полиции с лидером движения «Национальный фронт», который якобы придерживается идеологии венгерских фашистов 1930-х годов, власти провели обыски и обнаружили значительное количество оружия. А вот затем Комитет национальной безопасности Венгрии (видимо, имеется в виду либо Управление государственной безопасности, либо Комитет по национальной безопасности парламента) сообщил, что российские дипломаты и люди, одетые в униформу российской военной разведки, были открыто вовлечены в полувоенное обучение членов неонацистской группы.

То есть российские дипломаты и люди, одетые в форму российской военной разведки, вели военизированную подготовку неонацистов в стране НАТО. Доказательства этому неполны, однако вполне очевидны. Так написано, во всяком случае.

Очевидно, они это делали в Венгрии. В какое-то секретное место приезжали российские дипломаты, представлялись перед «учащимися» и обучали их воевать с полицией и вообще брать власть. А потом (или вместе с ними) перед теми же неонацистами оказывались люди в униформе советской военной разведки и делали то же самое. Не забыв, разумеется, представиться.

Нет, есть ещё один вариант. Всё то же самое, но только на каком-то секретном полигоне в России. Туда отправлялись венгерские неонацисты, а потом к ним для обучения приезжали российские дипломаты и представители военной разведки в форме, чтобы научить их всяким нехорошим деяниям.

Вообще-то я в первый раз слышу, чтобы российские дипломаты обучали кого-либо ведению боевых действий. Они, вообще-то, этого не умеют, как я помню (вряд ли за двадцать пять с половиной лет с тех пор, как я работал в МИДе, что-либо изменилось). В том числе и те, не будем скрывать, которые в дипломатическом качестве работают под прикрытием. У них совсем другие функции и совсем другая подготовка. Больше того, я почему-то убеждён, что и те американцы, которые работают в посольствах зарубежных стран, опять же под дипломатическим прикрытием, тоже не очень сильны в этом деле. А если и сильны, то никогда не станут компрометировать себя. Раздавать пирожки на Майдане или присутствовать на антиправительственных митингах — это одно. А вот готовить боевиков в чужой стране — совсем другое дело.

Далее не менее интересное. Оказывается, у российских военных разведчиков есть особая форма. Если это так, то грош была бы цена тем, кто её им навязал. То же самое относится и к тем, кто стал бы её носить. Особенно когда они собирались на тренинги к венгерской неонацистской организации. Вообще-то это абсолютно противоречит всякой логике, но только не Financial Times и The Washington Post.

Мейнстрим в западной политической журналистике — во всём обвинять Россию. Примерно так же, как это делалось во время противостояния Красного Востока и Демократического Запада до конца холодной войны. Я, наивный человек, думал, что всё это в прошлом. Когда-то советская пропаганда обвиняла Запад в появлении вируса СПИД. Такое было. Сейчас на всех уровнях происходит нечто подобное. Только СССР уже давно нет. А приёмы остались.

Tagesspiegel51 в январе 2017 года писал о разоблачении «классического случая целенаправленной дезинформации»: некий ресурс из украинской Донецкой области проинформировал, что НАТО готовится к войне с Россией, перебросив на её границы три тысячи шестьсот танков. СМИ и блогеры сразу же продублировали эту новость, вплоть до Independent. На самом деле речь шла о восьмидесяти семи танках. Посыл новости, по мнению газеты, состоит в том, что НАТО — агрессор, а Россия находится под угрозой.

На самом деле всё куда сложнее, если только не рассматривать мир с русофобских позиций. Итак, некий небольшой интернет-ресурс из украинской Донецкой области нечто сообщил. Первый вопрос: а какой части украинской Донецкой области? Той, которая в ДНР или той, которая в составе основной части Украины? Впрочем, важнее то, какими мотивами руководствовался автор фейка. Отсюда второй вопрос: а почему было решено, что отсюда торчат «уши Кремля»? Аргументация газетной статьи совершенно не убеждает. Можно ведь предположить, что автор идеи был откровенным русофобом. Не верите? Почитайте украинскую прессу, там ежедневно появляется информация о том, что в ближайшее время с Россией всё будет очень плохо. Я подчёркиваю: ежедневно и по нескольку раз. Здесь как раз и говорится о том, что России будет очень плохо.

Вот ещё характерное утверждение, опубликованное журналистом Давидом Карретта в итальянской Il Foglio. Европейская служба внешних связей (EEAS) пришла к выводу, что дезинформация, исходящая из России, это часть продуманной государственной политики Кремля. Она направлена против ЕС, его лидеров и принципов. Цель: расколоть Европу52.

Здесь сразу же начинаются проблемы. Как отделить дезинформацию, которая, допустим, действительно исходит из России, от такой же, которая исходит из самих европейских стран? Ведь там немало противников ЕС и Соединённых Штатов, где тролли подключились к европейским процессам и вроде бы собирались (так, во всяком случае, писала пресса) поддержать Марин Ле Пен? Это невозможно. Пошли дальше. Ещё раз повторяю, допустим, что часть дезинформации действительно направлена из России. Однако никаких свидетельств того, что она была продиктована государством, нет. И зачем России, которая переживает в настоящий момент нелёгкое с точки зрения финансов и экономики время, раскалывать единую Европу? Москва как раз заинтересована в существовании стабильного и процветающего европейского партнёра. В случае его краха положение в нашей стране ещё больше усугубится.

Ну и наконец ещё один приём (только не думайте, что всё на этом кончается). Условно говоря, он может быть обозначен как «а почему они не говорят и не пишут на ту тему, на которую нам хочется». В статье Bild от 2 декабря 2016 года с гневом сказано, что Владимир Путин в своём послании Федеральному Собранию ничего не сказал об упрёках международного сообщества в адрес России, которая позволила сирийскому президенту Асаду устроить беспримерную бойню в Алеппо53. Ну, во-первых, российский президент тогда вообще почти ничего не сказал о Сирии, во-вторых, у него есть полное право самому формировать своё послание, не интересуясь мнением немецкого таблоида. Но не всё так просто и смехотворно. На деле мы видим здесь один из распространённых приёмов западной жёлтой прессы, вопрошающей: а почему всё происходит не так, как мы хотим? Нет, этого мы так не оставим.

Попытка свалить вину за собственное интеллектуальное банкротство и постоянные проблемы на иностранную державу — это неотъемлемый приём в современной информационной войне. Да и не только в современной. И, надо признать, это эффективный приём. С его помощью можно видеть вину во всём происходящем извне, не задумываясь о собственных недостатках и, главное, их исправлении.

Фрэнсис Фукуяма в одной из своих статей, вызвавших широкий резонанс в американской прессе, обратил внимание на лживость многих публикаций в СМИ в 2016 году и назвал этот год временем появления «мира, альтернативного существующему», когда информационные источники содержали противоречивые и непоследовательные данные и факты, так что всё требовалось ставить под сомнение54.

И напоследок в этой главе ещё один смешной факт. Подразделение, которое ЕС создал для борьбы с российской дезинформацией, постоянно называет этим термином утверждение, что на Украине в феврале 2014 года произошёл государственный переворот55. Иными словами, в Киеве (я не говорю: на Украине) произошла в то время легитимная смена власти?

Все факты говорят: бойцы информационной войны не гнушаются никакими приёмами, сколь нелогичными, лживыми или даже глупыми они ни кажутся на первый взгляд. В такой войне все средства хороши. А что касается победы... Вернусь к началу: она крайне сомнительна. И чем раньше осознают это в окопах СМИ, тем меньше жертв понесёт «вся прогрессивная общественность».

РАЗУВАЕВ Владимир Витальевич,

профессор Российской Академии народного хозяйства
и государственной службы

Примечания:
1 Polonia Christiana, 12.03.2017.
2 Nova Konfederacja, 31.01.2017.
3 The Washington Post, 09.02.2017.
4 Challenges, 14.02.2017.
5 Süddeutsche Zeitung, 06.02.2017.
6 Politico,18.01.2017.
7 Süddeutsche Zeitung, 12.12.2016.
8 The National Interest, 01.03.2017.
9 The Washington Post, 31.01.2017.
10 The New Yorker, 06.03.2017.
11 The Telegraph, 08.12.2016.
12 Berlingske, 26.01.2017.
13 The Independent, 20.01.2017.
14 Foreign Policy, 06.12.2016.
15 Bild, 09.02.2017.
16 Neue Zürcher Zeitung, 31.01.2017.
17 Independent, 15.12.2016.
18 The Intercept, 25.01.2017.
19 http://www.dailymail.co.uk/
20 Tablet, 11.01.2017.
21 http://inosmi.ru/politic/20170120
22 The Washington Post, 24.12.2016.
23 The Intercept, 25.01.2017.
24 https://www.buzzfeed.com/
25 The Intercept, 25.01.2017.
26 The Hill, 25.03.2011.
27 Le Figaro, 05.12.2016.
28 The American Conservative, 12.12.1016.
29 http://inosmi.ru/politic/20170125/
30 Verkkouutiset, 13.02.2017.
31 Nova Konfederacja, 31.01.2017.
32 The Intercept, 23.02.2017.
33 Foreign Policy, 23.02.2017.
34 The Wall Street Journal, 16.03.2017.
35 Die Zeit, 08.12.2016.
36 Die Zeit, 28.03.2017.
37 The New York Times, 21.02.2017.
38 Financial Times, 22.02.2017.
39 Die Welt, 02.03.2017.
40 Die Welt, 02.03.2017.
41 Die Welt, 28.02.2017.
42 The Guardian, 23.01.2017.
43 Counter Punch, 28.03.2017.
44 The Washington Post, 23.03.2017.
45 Kernews, 14.02.2017.
46 Fronda.pl http://www.fronda.pl/
47 http://www.thetimes.co.uk/article/
48 The New York Times, 23.01.2017.
49 The New York Times, 23.01.2017.
50 The Washington Post, 01.12.2016.
51 Tagesspiegel, 24.01.2017.
52 Il Foglio, 25.01.2017.
53 Bild, 02.12.2016.
54 http://inosmi.ru/politic/
55 Berlingske, 14.03.2017.



 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru