Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№4, Апрель 2018

АКТУАЛЬНО

Евгений ВАСЬКИН
Знать свойства своего народа

 

Новая экономическая политика современной России — зов нашего времени. Сегодня для страны это вопрос выживания. Многие проблемы ждут своего решения, и я лишь хочу сделать выводы только по некоторым, с моей точки зрения, чувствительным аспектам в нашей национальной экономике.

Первый вывод: будущее России зависит от формирования новой экономической политики, от формирования новых личностей, новых управленцев с высоким нравственным убеждением.

Экономика в современном мире — это передовая линия, где формируется величие страны и могущество. Здесь кадры решают всё, а самый ценный капитал — это управленцы. Управление теперь становится высоким искусством.

Чтобы овладеть этим искусством, нам нужно привлекать не только экономистов, но и политологов, социологов, историков, философов и психологов. У них есть свои собственные представления. Иногда их прогнозы бывают более точными, чем у экономистов.

Президентом России поставлена задача по формированию новой модели российской экономики.

Наша нынешняя модель основана на эксплуатации сырья, и она уже изжила себя. Её требуется радикально менять. Вопрос сегодня не в том, нужна ли нам модель, а в том, какой она должна быть. Если говорить об основных, ключевых вызовах, с которыми России предстоит столкнуться в обозримом будущем — это прежде всего вопрос понимания, куда мы движемся в новом времени. Опасно не осознавать, чего мы хотим.

У нас нет идеи национального развития, поэтому нет понятной долгосрочной социально-экономической стратегии развития. Мы только слышим слова «нефтяная игла», диверсификация, модернизация. Или о том, что Россия должна быть конкурентоспособной и самодостаточной. Пока что это заклинания, которые не претворяются в дела.

Экономика развивается быстрее, чем мы успеваем понять законы её развития, её движения, и тем более научить этому студентов. Мы проигрываем в гонке за качество новых управленческих знаний, за качество и внедрение эффективных управленческих технологий.

Мир переходит к глобальной технологической трансформации. Поиск новых инженерных технологий будет всё время нарастать. Путь к прогрессу будут прокладывать именно современные технологии.

Наступает тотальная информационная диктатура, диктатура информационно-коммуникационных технологий. И грядёт вторая когнитивная революция. Первая такая революция превратила Homo Sapiens из заурядной обезьяны во владыку мира, способного творить и разрушать. А вторая когнитивная революция преобразует человека во что-то абсолютно другое. Может быть, в киборгов. Наше место вполне способны занять более развитые формы жизни, чьи возможности многократно превысят наши. Изменится мир не только вокруг нас, но и мир внутри разума и тела.

Обыденным явлением становится виртуальная реальность. Мир меняется. Эти изменения не остановить. Необходимо создавать новые подходы к управлению, новые требования к науке и образованию, к информатизации общества. Впереди — другая экономика и другая жизнь, новые задачи и новые возможности. Вся мощь российского интеллектуального потенциала должна быть направлена на подготовку новой экономической модели.

Мы этого не делаем, а только ставим задачи. Напомню: в 2001 году такой приоритет был сформулирован как инновационная экономика. Было сказано, что «в 2007–2010 годах мы переходим на инновационную экономику». Потом мы сформулировали приоритет модернизации экономики. Сейчас мы сформулировали приоритет цифровой экономики.

Мы постоянно меняем приоритеты. Опять слышатся голоса, что надо обогнать, не догоняя. Такая политика вполне вписывается в общую парадигму российской жизни, которую замечательно точно описал Пётр Чаадаев в знаменитом «первом философском письме» ещё в 1829 году. Вот его пророческие слова: «Мы так удивительно шествуем во времени, что по мере движения вперёд пережитое пропадает для нас безвозвратно. Это естественное последствие культуры, всецело заимствованной и подражательной. Внутреннего развития, естественного прогресса у нас нет, прежние идеи выметаются новыми, потому что последние не вырастают из первых, а появляются откуда-то извне. Мы растём, но не созреваем, мы продвигаемся вперёд, но в косвенном направлении, то есть по линии, не приводящей к цели».

И это правильно. Во время дискуссий крен обычно уходит в сторону вопросов «что происходит» и «кто виноват», а нам нужно сосредоточиться на вопросах «что делать в первую очередь» и «как делать».

Государство должно сконцентрировать свою поддержку на нескольких основных направлениях. И здесь чрезвычайно важно сосредоточиться на распространении опыта успешных отраслей и компаний. Необходимо ответить на вопрос, какие локальные части глобального пространства могут развиваться у нас быстрее других.

С моей точки зрения одной из таких частей может стать сельское хозяйство. Агропромышленный комплекс — важнейшая сфера национальной экономики. Россия может и должна стать одним из центров продовольственного влияния на планете. Наши просторы позволяют производить большие объёмы экологически чистых продуктов, потребность которых возрастает в мире с каждым годом.

Площади земель под органическое сельское хозяйство в мире за последние 16 лет увеличились в 4 раза. В 2014 году они составляли в Австралии 17,3 млн га, в Европе — 11,5 млн га, в Африке — 1,2 млн га, а в России — 101 тыс. га. У нашей страны огромный потенциал для экологически чистых продуктов — более 40 млн га выведенных из оборота сельхозугодий.

Для этого требуется новая индустриализация в интересах сельского хозяйства. Тогда мы сможем создать в отрасли платёжеспособный спрос, который подстегнёт развитие всех отраслей, начиная с лёгкой и заканчивая тяжёлой промышленностью, металлургией, машино- и авиастроением.

Продовольствие — это стратегическое оружие XXI века. Это влияние на отдельного человека, на семью, на страну, на целые континенты. Если страна владеет этим оружием — она влиятельна в мире. Это достижимая задача, к которой нужно отнестись как к ключевому, жизненно важному национальному проекту.

Пока вроде бы государственная поддержка аграриям есть, но на выходе — ситуация неустойчивого равновесия.

Дыра в реальном секторе экономики России в 2017 году выросла в 1,5 раза, несмотря на рост ВВП, о котором отчитался по итогам года Росстат. В банковских балансах, в балансах компаний и предприятий реального сектора экономики тоже растёт «дыра». В прошлом году 13 577 российских юридических лиц были признаны банкротами. В числе неплатёжеспособных оказались 12 стратегических предприятий и одно градообразующее. Тенденция: количество «усопших» коммерческих предприятий увеличивается, а количество новых — уменьшается. Увеличилась доля просроченных кредитов и долги населения перед банками. По статистике объединённого кредитного бюро эти долги выросли на 12 трлн рублей, причём половина этой суммы приходится на 2017 год.

Ещё интереснее ситуация в регионах. По данным Росстата на начало 2018 года госдолг российских регионов достиг 2,535 трлн рублей, то есть примерно 45,2 млрд долларов по нынешнему курсу.

Малоприятные события высветили и другие скелеты в шкафу российской экономической политики. В февральском «мониторинге» РАНХиГС отмечено, что разрекламированное импортозамещение идёт с отставанием. Продолжается зависимость российской промышленности от импорта. Доля российских предприятий, не готовых отказаться от закупок за рубежом технологий и сырья, с 2014 года не только не снизилась, но даже выросла.

Хочу обратить внимание ещё на одну «новеллу» в экономике.

В докладе федеральной антимонопольной службы, подготовленном к заседанию Госсовета по развитию конкуренции в регионах, указывается на оживление тенденций экономического сепаратизма. Власти субъектов федерации закрывают свои границы для продукции из других регионов, чтобы поддержать местных поставщиков. Это создаёт «угрозу для экономической целостности и национальной безопасности государства».

Учёные, исследовавшие причины разрушения европейского капитализма пришли к выводу, что развал ускоряется при постоянной нестабильности, присущей экономике, где нет места планированию, где низшие и средние классы общества теряют веру в систему. Я бы добавил ещё, что развал экономики ускоряет и умственная анархия.

Одна из самых больших проблем для страны, для будущего поколения — это то, что люди в условиях бедности научились выживать. Кажется, что здесь плохого? Беда в том, что бедность загоняет экономику в тупик, отнимает стимулы в работе, придавливает конкуренцию, сокращает потребительский спрос. Люди живут за счёт урожаев на своих грядках. На помощь им приходят ломбарды и структуры микрокредитования, так называемые «деньги до зарплаты». Замечу, что рынок микрокредитования в прошлом году зафиксировал серьёзное оживление.

Ещё одна проблема, которая лежит на поверхности — безработица явная и скрытая. А безработица — один из стимулов теневой экономики.

У «верхушки» есть понимание, что необходимо принимать новые, необычные решения, но накопленная инерция все ещё сильнее, все ещё позволяет самоуспокаиваться, сохраняя привычные формы жизни.

Ещё одна пища для осмысления — вопрос о правящей элите. Ответственный правящий класс с нравственной чистотой — это великое благо для страны. Правящей элите в любой развитой стране отводится большая роль в движении экономики и механизме управления. У нас же узкий круг высшей «просвещённой» элиты задаёт и осуществляет (прямо или косвенно) курс экономического и культурного развития страны, при этом не брезгуя манипулировать зрением власти. В этой ситуации население неизбежно превращается в средство осуществления такого курса, и одновременно — объекта воспитания. Граждане России и предпринимательский класс рассматриваются как объект командования и опеки, а дети — как «цифровые тунеядцы».

Мы сталкиваемся с новой формой господства элиты, с её новой окраской. Она становится некой иконографией власти. Многие судьбы предпринимателей не сложились потому, что были раздавлены в удушливых объятиях чиновников, бизнес-элиты и силовых структур.

Экономика должна в первую очередь обслуживать народ, но в жизни этого не происходит. Вместо того чтобы преодолевать избыточную социально-экономическую дифференциацию населения, чиновные структуры на местах продолжают легко жертвовать уровнем жизни людей. В статье 7 нашей Конституции записано: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Однако этот принцип претворяется в жизнь откровенно медленно.

Ещё в 1663 году Юрий Крижанич в книге «Политика» писал: «Где одна лишь казна богата, а вся страна убога, там скоро не станет силы».

Чтобы обеспечить необходимый экономический результат, нужно активно привлекать народные массы. Легитимация общественного сословия предполагает наличие важной оценивающей инстанции. Сегодня ситуация в стране такая, что вопросов, требующих осмысления, больше, чем ответов.

Чиновникам всех уровней и олигархам нужно возвыситься над собственными интересами, проявить высокий нравственный строй. А это реально лишь при условии, что они освободятся от оков эгоизма. Совесть — важнейший барометр человеческого развития.

Представляется, что нынешние составители прогнозов, планов, программ экономического роста страны во главу угла должны ставить экономический интеллект, одушевлённый мыслью, совокупность управленческих инструментов и подходов, что, в свою очередь, позволит правильно оценить ситуацию и найти оптимальное управленческое решение.

В басне Крылова «Воспитание Льва» есть замечательные слова, так для нас подходящие: «Важнейшая наука для царей: знать свойства своего народа, и выгоды земли своей». Некоторые наши руководители и чиновники свойства своего народа не знают, выгоды земли своей не осознают, а в остальном действуют абсолютно успешно.

Как выйти из ловушки, в которой мы оказались? Стандартная рекомендация — улучшать управление.

Почти во всех успешных странах и странах догоняющего развития для проведения перспективной экономической политики и институциональных реформ создавались генеральные агентства развития, подчиняющиеся непосредственно главе правительства. В некоторых случаях его роль играло специально образованное министерство. Именно эти организации готовили стратегию для нового рывка в развитии национального хозяйства.

Пора и нам приступать к подготовке масштабной общегосударственной программы по освоению цифровой экономики и всех новейших, связанных с ней технологий. Это прежде всего продвижение цифровых технологий, роботизированных процессов, искусственного интеллекта. Один пример: Китай выделяет к 2020 году около 200 млрд долларов на исследование проблем и практическое применение искусственного интеллекта, почти столько же — в развитие робототехники.

При этом важная роль в системе принятия управленческих решений отводилась взаимодействию государства с организациями, представляющими группы интересов — работников, работодателей, представителей гражданского общества. В процессе взаимодействия преодолевалось взаимное недоверие, определялись согласованные прогнозы и решения. Так повышалась вероятность успехов.

В современных условиях экономический рост базируется не на вовлечении в оборот дополнительных материальных и трудовых ресурсов, а на интеллектуальных технологиях и наиболее полном использовании человеческого капитала.

Экономическая модель должна соответствовать политической. Хотим конкурентоспособную экономику — должна быть конкурентоспособная политика. Конкурентоспособная политика — это политика равной конкуренции различных идей, партий, свободные выборы, свободное гражданское общество, свободный человек. Надо стремиться к прочному соединению общества и власти. Только так можно существенно улучшить положение человека и власти.

России помогут управленцы, стремящиеся к совершенству через углубление в себя, чиновники с просвещённым чувством истинного патриотизма, которые видят подъём родины в правильном и постепенном прогрессе.

Экономика и структура управления творят себя через людей, осуществляют их мысли и поступки.

2018 год по своим характеристикам, по всей видимости, будет напряжённый, накалённый и активный. Он будет исключительным для реформирования госструктур, создания новых кадров, новых инструментов и новой реальности. В российской политике ожидаются существенные коррективы.

Президент Владимир Путин на съезде Российского Союза промышленников и предпринимателей заявил о серьёзных намерениях разобраться с тем, что препятствует развитию экономики страны, зачистить всё, что мешает двигаться вперёд.

Мы должны свободно обсуждать вопросы хозяйственного устройства нашего государства, повышения эффективности её экономики и уровня управления. Каждое такое обсуждение — это не управление государством, но это заявление нашей гражданской позиции и права на участие в этом управлении.

Вся наша жизнь — это бесконечная череда «моментов выбора», которая не прекращается до самого последнего вздоха. Сегодня самый главный наш вопрос: «Чем мы хотим стать?». Самое главное наше желание: «Чего мы хотим хотеть?».

Если этот вопрос нас не пугает — значит, мы просто ещё не задумывались над ним всерьёз.

ВАСЬКИН Евгений Васильевич,

доктор экономических наук, профессор


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru