Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№5, Май 2018

ДИСКУССИЯ

Александр ВОИН
Национальное и общечеловеческое

 

Противостояние глобализма и национализма — один из главных, если не самый главный фактор, определяющий развитие событий в современном мире. Сегодня во всём мире наступает национализм. Национализм в широком смысле слова, понимаемый как примат не только этнического, но и государственного над общечеловеческим.

Причина такого наступления в том, что глобализм, который до недавнего времени доминировал на планете, навязывая себя всему миру, на самом деле не служил и не служит ни общечеловеческим интересам, ни даже национальным или государственным интересам конкретной страны, в частности США, где он как бы имеет свою штаб-квартиру. Он служит интересам лишь мировой финансовой олигархии.

Это хорошо видно хотя бы из того, что и в самих США сегодня не просто поднялась волна протеста против глобализма, но и одержана локальная победа в виде избрания президентом Трампа. Победа локальная, потому что США являются лишь местом, где находится глобалистский штаб, а сам же нынешний глобализм не имеет родины. Вместо родины — капитал, который может храниться в любых банках мира. И потому победа Трампа не означает ещё, что этот финансово олигархический глобализм «почил во Бозе».

В противостоянии с нынешним олигархическим глобализмом, к тому же ещё подбитым неолиберальной идеологией с пропагандой тех же однополых браков, национализм выглядит предпочтительнее. Но уже сегодня, когда национализм ещё не восторжествовал окончательно над олигархическим глобализмом, видно, что национализм — хоть этнический, хоть государственный — это не тот путь, который может привести человечество к светлому будущему. Выбор между финансово олигархическим глобализмом и национализмом — это выбор между холерой и чумой.

При Обаме Америка проводила глобалистскую внешнюю политику, а при Трампе проводит державническую. И много от этого изменилось для России и других стран мира? Раньше противостояние Америки и России мотивировалось идеологическими причинами, а теперь геополитическими. Но хрен редьки не слаще. И если где-то в мире Америка ослабила своё давление, то там тут же усилилось противостояние между местными государствами и народами.

Существует ли третий путь? Он был предложен Карлом Марксом, и решивших идти по нему сегодня хватает. Мало того, в России и не только, но в ней особенно, наблюдается возрождение идей, питаемых марксизмом, а КПРФ и ещё некоторые партии прямо претендуют на идеологическое наследие Маркса. Но претендовать — не значит наследовать. Исконный марксизм — это глобализм, только не финансово-олигархический, предполагающий, что весь мир должен объединиться под властью олигархов и для их удовольствия, а пролетарский, то есть предполагающий объединение под эгидой мирового пролетариата на благо всех трудящихся. И даже об отмирании государства как такового после этого объединения Маркс поговаривал.

Что же касается нынешних российских марксистов, то они даже слово «пролетариат» плохо выговаривают, заменив его некими туманными «трудящимися». А что касается глобализма, пусть даже пролетарского, не говоря уже об отмирании государства, это для них, как красная тряпка для быка. Не меньше, чем для самых отпетых националистов или державников, с которыми вместе они и ходят на выборы. И учителем социализма у них — не Маркс и не Ленин, а Сталин. И социализм они понимают как то, что править будут они, то есть КПРФ. С обязательной оговоркой: «осуществляя власть народа» (или трудящихся). Таким образом, реально сегодня конкурируют финансово-олигархический глобализм и этнический, или державнический, национализм вкупе с религиозным или идеологическим фанатизмом той или иной масти. А может ли быть путь, отличный от марксистского?

Чтобы ответить на этот вопрос, вглядимся пристальнее в понятие «народ». По сути, в каждом народе есть как минимум два народа. Например, в русском есть народ Пушкина, Гоголя, Достоевского, Толстого, Тургенева, Чехова, Бунина, Куприна, Есенина, Окуджавы, Высоцкого, Солженицына и т. д. И есть народ батюшек-царей, Сталина, Берии, лагерных стукачей, шариковых и холуёв, исполнителей хором «Спасибо партии» и «Сталин — наш отец». Аналогичный расклад есть в любом другом народе, но я пишу о русском.

Так вот, первому народу не нужно властвовать над другими народами, хотя и власти над собой других народов он не приемлет и готов защищать Родину, не щадя живота. Его забота — сделать самого себя, то есть свой народ лучше, достойнее, для чего не грех и у других поучиться хорошему, а не властвовать над другими народами, заявляя, что мы лучше всех и потому имеем право. А другой народ считает, что он лучше всех уже потому, что он русский, или еврей, или американец. Или потому что исповедует правильную веру и конфессию (суннизм, шиизм, православие, протестантизм). Или несёт правильную идеологию (либеральную, марксистскую). И потому имеет право над другими властвовать.

Короче, первый народ — это любовь к своему при уважении к чужому, а второй народ — это ненависть ко всему чужому под предлогом любви к своему. Когда в обществе доминирует первый народ, общество и страна процветают духовно, культурно, материально и с соседями больше мира. Когда доминирует второй народ, духовность и культура подменяются национальной кичливостью, религиозным фанатизмом, лицемерием, идеологическим догматизмом и внешней обрядовостью. Ненависть к соседям быстро перекидывается внутрь страны — на «пятую колону», иноверцев, инородных и т. п. В науку, как и в прочие сферы, набивается тьма бездарных карьеристов, госаппарат разбухает, всем заправляют чиновники, экономика трещит.

При доминировании первого народа необязательно изо всех усилий поддерживать мир с соседями, ибо это зависит и от соседей. А поскольку соседи могут быть агрессивными, то и при доминировании первого народа приходится заботиться о способности отразить агрессию. Уже из одного этого ясно, что невозможно построить рай в одной отдельно взятой стране. Тем более в наш век, когда страны завязаны и перезавязаны между собой самыми разными связями и когда есть множество общечеловеческих, порой экзистенциальных проблем, и количество и суровость их непрерывно возрастает. Чего стоит только одна проблема атомного вооружения и разоружения, без разрешения которой человечество постоянно находится под угрозой катастрофы, вплоть до самоуничтожения.

Не только рай невозможно построить в одной отдельно взятой стране, но и шансов на выживание у человечества нет без объединения усилий всех стран для решения общечеловеческих проблем. А такое объединение требует организации. То есть это уже некая глобализация. К тому же по нарастающей идёт естественный процесс глобализации, связанный с научно-техническим прогрессом. Сегодня невозможно ни экономически, ни культурно полностью отгородиться от всего остального мира без существенного ущерба для страны.

Так можно ли как-то сочетать объединение усилий всех народов для разрешения проблем, стоящих сегодня перед всем человечеством и, наконец, для его выживания, с национализмом? Сочетать это с национализмом пещерным, национализмом шариковых, убеждённых, что они лучше всех, потому что они русские или евреи, американцы или советские (с пролетарским происхождением), невозможно. А вот с национализмом, лучше сказать, патриотизмом народа Пушкина, можно, если он восторжествует во всех странах и будет выработан правильный мировой порядок и поддерживающие его институты. И это путь единственный и неизбежный для выживания человечества, к тому же — путь эволюции нашей Вселенной и всего живого в ней. Альтернатива ему — самоуничтожение человечества.

Эволюция от изначальных частиц и до современных народов и государств шла по линии объединения более простых элементов в более сложные при сохранении индивидуальности исходных элементов, но при таком их взаимодействии в новом, более сложном элементе, которое «шло на пользу» этому новому элементу, способствовало его устойчивости, выживанию и т. п. Кварки и глюоны объединялись в атомы, атомы — в молекулы, молекулы — в цепочки молекул, затем появляется живая клетка — объединение множества цепочек молекул, клетки объединяются в организмы, в частности в человеческие, люди объединяются в племена, племена — в народы и государства. Сегодня на очереди объединение всего человечества.

Причём при каждом объединении вошедшие в него элементы сохраняли в основном свою «индивидуальность», но определённые изменения, необходимые для успешного функционирования объединения, всё же происходят. Например, при объединении атомов в молекулу атомы практически полностью сохраняют свою «индивидуальность», только некоторые электроны из внешних их орбит начинают двигаться по-другому. А при объединении племён и народов в государства происходит определённое изменение их обычаев, традиций, культуры.

Но несомненно, что объединение объединению — рознь. Объединения могут быть устойчивыми и неустойчивыми. Это хорошо видно как на примере химических соединений, так и на примере объединения племён и народов в государства. Для устойчивости объединения должны быть устранены противоречия между входящими в объединение элементами при максимальном сохранении их индивидуальности.

Почему нужно сохранение индивидуальностей, хорошо видно на примере живого организма. Организм, состоящий из одинаковых, полностью утративших свою «индивидуальность» при объединении клеток, вообще немыслим. Эволюция живых организмов шла по линии создания организмов с максимальным разнообразием клеток, но не бессмысленным разнообразием, а обусловленным их функциональной предназначенностью.

Что мешает объединению сегодняшних народов и государств по третьему, не финансово-олигархическому и не псевдопролетарскому пути? Мешает «шариковость» во всех её видах: религиозно-фанатичная, националистическая и догматически идеологическая. Преодоление этой «шариковости» — прежде всего в признании первичности общечеловеческого интереса, перед национальным или иным групповым. Но одного этого мало, поскольку общечеловеческий интерес можно понимать по разному, и каждая разновидность «шариковых» тут же заявит, что именно их идеология (к тому же догматически понимаемая) или их религия, национальная идея и есть общечеловеческий интерес. И потому они должны править остальным миром для блага всех других, не понимающих своего счастья. «А кто не хочет быть счастливым, того — к акулам».

Поэтому необходима теория, философия, которая определила бы, прежде всего, куда, к какому состоянию мы, человечество, хотим прийти. Затем должны быть сформулированы правила общежития народов в этом общечеловеческом объединении. Такие, чтобы максимально сохранялась и развивалась их индивидуальность, но не в ущерб общечеловеческим интересам. В частности, должна быть сформулирована и обоснована общечеловеческая система ценностей, оставляющая место ещё и дополнительным национальным ценностям, не противоречащим общечеловеческим. И наконец, должна быть выработана конструкция институтов, поддерживающая этот мировой порядок.

Надо сказать, что, несмотря на буйное наступление национализма и других видов фанатизма, несмотря на всё ещё продолжающееся доминирование финансово-олигархического глобализма с либеральной идеологией, понимание необходимости всего этого заметно проглядывает в современном информационном пространстве. В СМИ и в Интернете бродит значительное количество проектов, а чаще — прожектов, иногда в страницу текста, но клятвенно обещающих наступление тотального всеобщего счастья немедленно по принятии этого нехитрого вздора и благостного блеяния. Встречаются и более серьёзные проекты. Но между глашатаями этих проектов нет общего языка, они не слышат друг друга и не способны договориться, кто из них прав, а все остальные вынуждены выбирать между этими проектами не на основе научной обоснованности каждого из них, а на основе индивидуальных предпочтений.

Понятно, что таким образом невозможно договориться всему человечеству и принять единый проект. И даже если бы это каким-то чудом произошло, то нет никакой гарантии, что это будет хороший проект, а не очередное заблуждение, которое приведёт ко всемирному третьему Рейху или иного вида катастрофе.

Я не случайно употребил выше выражение «научная обоснованность». Именно научная обоснованность — ключ к решению и этой, и многих других проблем, стоящих сегодня перед человечеством и перед каждым народом. Мы не в состоянии сегодня договариваться не только по общечеловеческим проблемам, но и по проблемам, стоящим внутри каждого общества. Хотя бы по поводу экономических реформ сегодня в России (и на Западе не лучше). Причина — нет единого языка, общепризнанного метода обоснования истины. Такой метод существует и более-менее работает в сфере естественных наук. Но и там он не представлен в явном виде (эксплицитно) и работает на уровне стереотипа естественнонаучного мышления.

А в сфере гуманитарных и общественных наук есть тьма школ, между которыми практически нет общего языка, и они не способны прийти к единому мнению ни по какому вопросу, в частности, по вопросам разрешения территориальных конфликтов: как при их справедливом разрешении должны учитываться исторический, демографический, культурный, языковый, экономический и другие факторы. А если эти вопросы не имеют научно обоснованного решения, то понятно, что происходит вокруг них в реальной политике.

Отсюда вывод: проблемы, стоящие сегодня перед человечеством, требуют прежде всего философского разрешения.

Киев

ВОИН Александр Миронович,

руководитель Международного института философии и проблем общества, кандидат физико-математических наук

ПО ТЕМЕ

Общемировые проблемы,

возникшие под влиянием глобализации

Серьёзным негативным последствием глобализации может быть переход контроля над экономикой отдельных стран от суверенных правительств к наиболее сильным государствам, многонациональным или глобальным корпорациям и международным организациям. Современный корпоративный капитал фактически контролирует политическую жизнь развитых стран. Национально-государственные образования как таковые утрачивают роль активных агентов жизни и мирового сообщества. Глобализация уменьшает способность правительств к манёвру.

В качестве угрозы можно отметить потенциальный рост безработицы в результате перевода компаниями стран с высокой стоимостью рабочей силы части своих производственных мощностей в страны с низкой оплатой труда. Экспорт рабочих мест может оказаться нежелательным для экономики ряда государств. Происходит перераспределение рабочей силы. В результате рабочие с более низкой квалификацией остаются невостребованными, в их среде растёт безработица, их доходы падают. Следующую угрозу связывают с мобильностью рабочей силы. Массовая миграция населения, приобретающая глобальный характер, превращается в серьёзный источник обострения социально-экономической обстановки в мире. В условиях глобализации все страны попытаются привлечь талантливых специалистов и квалифицированных работников, охотно предоставив им визы и впустив на свой рынок.

http://studbooks.net/1723855/ekonomika/


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru