Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№5, Май 2018

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Виктор ГУЩИН
Латвия: тест на неонацизм

 

В XX веке Латвия дважды из рук России получала независимость. И дважды после этого начинала строить так называемую «латышскую Латвию», или «Латвию для латышей», то есть недемократическое государство, в котором права русского национального меньшинства и других национальных меньшинств на сохранение своего языка, своей школы и своей культуры существенно ограничивались.

В начале XX века это строительство началось с небольшой демократической отсрочкой — после государственного переворота 15 мая 1934 года. Во второй раз — фактически одновременно с принятием 4 мая 1990 года Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики. Её основные положения повторяли основные положения идеологии радикальной части западной латышской эмиграции: о непрерывности существования Латвийской Республики де-юре с 1918 по 1990 год, а также о 50-летней оккупации Латвии Советским Союзом. Эти положения не только отрицали действовавшее в то время международное право, но и создавали правовую основу для возрождения идеологии и практики этнократического политического режима К. Ульманиса, существовавшего в 1934–1940 годах, а также для политической и исторической реабилитации латышских нацистских коллаборационистов периода немецкой оккупации Латвии в 1941–1945 годах.

Построить «латышскую Латвию», мононациональное и моноязычное государство в многонациональной и многоязычной стране можно лишь при условии насильственной ассимиляции национальных меньшинств и выдавливания за пределы страны тех, кто ассимилироваться не желает. Политика в сфере гражданства и языковая политика для достижения этой цели играют важнейшую роль.

Именно поэтому первым шагом после принятия 4 мая 1990 года Декларации независимости стало принятие Верховным Советом ЛР 15 октября 1991 года Постановления «О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации». По этому документу 893 тысячи постоянных жителей Латвийской ССР были лишены права стать гражданами Латвийской Республики по принципу оптации, то есть в результате своего свободного волеизъявления.

Постановление не только привело к ликвидации всеобщего избирательного права. С этого времени стало возможным говорить о том, что новая латышская политическая элита фактически приватизировала Латвийское государство, де-факто стала несменяемой, поскольку всеобщие выборы в стране больше не проводились. Следствием этого решения стало также постепенное формирование антироссийской внешней и антирусской внутренней политики и постоянное усиление направленной против национальных меньшинств информационной войны в латышских СМИ. Оголтелая русофобия постепенно была возведена в ранг государственной идеологии и политики.

Именно на этом информационном и политическом фоне латвийский парламент принимает два важнейших идеологических документа: Декларацию об оккупации Латвии (1996) и Декларацию о Латышском легионе (1998). А ещё — законы о языке и об образовании, которыми русский язык на территории Латвии был объявлен иностранным и для русской школы был назначен крайний срок существования — 2004 год.

Политолог Лоренс Бритт (Lawrence Britt) в статье «Fascism Anyone?», опубликованной в 2003 году в журнале «Free Inquiry», выделил 14 признаков, идентифицирующих фашизм в той или иной стране. Назовём некоторые.

1. Оголтелый национализм.

2. Пренебрежение к общепризнанным правам человека.

3. Выявление «врага» как объединительная основа.

4. Преимущественное положение силовых структур.

5. Контроль над СМИ и цензура.

6. Маниакальное увлечение национальной безопасностью.

7. Необузданное кумовство и коррупция.

8. Мошеннические выборы.

Латвия сегодня не является фашистским государством, то есть здесь сегодня нет открытой террористической диктатуры по образцу фашистской Италии или национал-социалистской Германии. Однако для Латвии все вышеперечисленные признаки в той или иной степени отражают реальную политику Латвийского государства в отношении к национальным меньшинствам, к истории страны и к борьбе с инакомыслием. Российский социолог Ж. Тощенко рассматривает радикальный национализм как форму нацизма. С этой точки зрения сегодняшнее Латвийское государство не только недемократическое и этнократическое, но и неонацистское.

Признаками идеологии и практики этнократии в современной Латвии являются:

1) утверждение о непрерывности существования первой Латвийской республики де-юре с 1918 по 1990 год;

2) утверждение о «советской оккупации» с 1940 по 1941 год и с 1945 по 1990 год;

3) создание института массового безгражданства и отказ от всеобщего избирательного права при проведении выборов в органы власти любого уровня;

4) определение за русским языком статуса иностранного, хотя русское национальное меньшинство является традиционным для Латвии, то есть существует более 300 лет;

5) проведение политики, направленной на ликвидацию традиционной для Латвии школы с русским языком обучения, которая существует с 1789 года, то есть более 200 лет;

6) языковые репрессии;

7) политическая поддержка антироссийских и неонацистских политических сил в Грузии, на Украине и в других странах;

8) оголтелая русофобия;

9) сознательное очернение истории Латвии в составе СССР.

Признаками идеологии и практики неонацизма в современной Латвии являются политическая и историческая реабилитация Латышского добровольческого легиона СС, отказ от привлечения к судебной ответственности латышских нацистских коллаборационистов, виновных в массовых преступлениях против человечества. И наоборот, привлечение к уголовной ответственности бывших партизан, воевавших на стороне Антигитлеровской коалиции. А также утверждение, что «советская оккупация» по своим последствиям была намного более тяжёлой для латышского народа, чем оккупация нацистской Германией, что фактически ведёт к политической и исторической реабилитации оккупационной практики нацистской Германии.

Следует признать, что идеологическая этнократизация и нацификация латвийского общества затрагивает сегодня в первую очередь латышей. Среди них существует недовольство проводимой правящей элитой политикой в сфере экономики, здравоохранения, образования и социальной защиты населения. Но национальную политику, то есть политику в отношении национальных меньшинств (массовое безгражданство, иностранный статус русского языка, курс на ликвидацию основного и среднего образования на русском языке, оголтелую русофобию и др.) абсолютное большинство латышей сегодня старается не замечать или даже поддерживает. В результате ультраправые политические силы Латвии, которые к тому же получают поддержку со стороны ультраправых политических сил Европы и США, чувствуют себя очень уверенно.

Что же касается нелатышской части населения, то оно в массе своей продолжает оставаться на демократических позициях.

Сегодня можно назвать несколько форм ненасильственного сопротивления демократических (преимущественно русскоязычных) сил Латвии политике строительства так называемой «латышской Латвии».

Это привлечение внимания международной общественности к факту создания в Латвии института массового безгражданства (института апатридов), сохранение которого в течение уже более четверти века ставит под сомнение легитимность всех органов власти и принимаемых ими решений.

Привлечение внимания международной общественности к проведению в Латвии недемократических псевдовыборов в местные органы власти, национальный парламент и Европейский парламент.

Это организация массовых акций протеста против иностранного статуса русского языка. 18 февраля 2012 года состоялся референдум по вопросу придания русскому языку статуса второго государственного, на котором вся русская община Латвии поддержала данное требование.

Организация массовых акций протеста против ликвидации школы с русским языком обучения. В 1998–2005 годах в Латвии прошли массовые акции в поддержку сохранения русской школы, в том числе три Родительские конференции, так называемая «Школьная революция» 2003–2005 годов. В октябре 2017 года вновь начались акции протеста против решения правительства к началу 2020/2021 учебного года окончательно перевести школы национальных меньшинств только на государственный язык обучения.

Это организация массовых акций протеста против ежегодных шествий бывших солдат Латышского добровольческого легиона СС и их современных последователей.

А также научная критика официальных концепций истории Латвии. Латвийские русские историки постоянно публикуют книги и статьи, проводят научные конференции по научной критике различных проявлений исторического ревизионизма в Латвии.

И ещё — обращения в Генеральную прокуратуру Латвийской Республики и Полицию безопасности Латвии с целью привлечения к ответственности оголтелых русофобов и неонацистов. Последний пример такой деятельности — попытка привлечь к ответственности депутата сейма от ультраправого Национального объединения Эдвинса Шноре, который сравнил русских Латвии со вшами. Однако Полиция безопасности отказалась возбуждать уголовное дело в связи с высказыванием Э. Шноре. После этого латвийский правозащитник Владимир Линдерман обратился в Генеральную прокуратуру России с заявлением, в котором просил привлечь Э. Шноре к ответственности, а секретарь Латвийского комитета по правам человека (F.I.D.H.) Александр Кузьмин и председатель правления Русского общества в Латвии Татьяна Фаворская обратились в Капитул государственных наград Латвийской Республики с требованием отобрать у Шноре орден Трёх звёзд. Согласно Положению о государственных наградах, это можно сделать, если обладатель государственной награды совершает поступок, позорящий Латвийское государство. 31 октября 2017 года Капитул государственных наград Латвийской Республики официально отказал А. Кузьмину и Т. Фаворской в удовлетворении их требования.

Особую роль в борьбе демократических сил Латвии против наступления нацизма играют русские СМИ. Однако их число уменьшается, а количество читателей стремительно сокращается.

В целом антифашистские силы Латвии переживают сегодня далеко не лучшие времена.

Сегодня в противостоянии латвийских ультраправых и русскоязычных демократических сил ключевым вопросом становится судьба русской школы. Защитить её можно лишь при условии ликвидации без всяких условий массового безгражданства и проведении первых после 18 марта 1990 года выборов в местные органы власти, национальный и Европейский парламенты на основе всеобщего избирательного права. Следующий важнейший шаг — разработка и принятие новой, демократической конституции Латвийской Республики, не отягощённой, как ныне действующая, различными поправками и преамбулой этнократического характера.

Понятно, что в условиях сегодняшних внутриполитических реалий, а также международной обстановки эти предложения — едва ли не из области фантастики. Но если ставить перед собой задачу строительства демократической Латвии, решать эти вопросы всё равно придется. Рано или поздно!

Если же сделать это не удастся, то вряд ли стоит сомневаться в том, что латвийские ультраправые пойдут до конца в окончательной ликвидации школы с частично ещё сохраняющимся русским языком обучения. Это, никаких сомнений, приведёт к быстрой массовой замене русских учителей на латышей. Что в свою очередь спровоцирует новую волну отъезда из страны как русскоязычных школьников и их родителей, так и оставшихся без работы русских учителей.

После этого позиции ультраправых в Латвии станут ещё сильнее, в том числе и за счёт привлечения в свои ряды «правильно воспитанной» русскоязычной молодёжи. Пример Украины — лучшее тому подтверждение. А позиции демократических сил будут ещё больше ослабевать. В итоге объявленная в 1990 году ультраправыми политическими силами цель построения «латышской Латвии» будет достигнута. На северо-западной границе России появится более непримиримая по отношению к России, нежели сегодня, «прибалтийская Украина» со всеми вытекающими из этого для России и Европы негативными внешнеполитическими последствиями. В том числе постоянные провокационные попытки латвийских ультраправых втянуть Россию и Европу в крупномасштабный вооружённый конфликт.

Рига

ГУЩИН Виктор Иванович,

координатор Совета общественных организаций Латвии

ПО ТЕМЕ

Русский язык в Латвии:

нарушено двенадцать конвенций

Ольга СУХАРЕВСКАЯ, магистр внешней политики, правовед

Решение властей Латвии о сдаче с 2018 года централизованных экзаменов исключительно на латышском языке стало завершением многолетней политики дискриминации национальных меньшинств в стране. Национальная политика Латвии нарушает 12 основополагающих международных конвенций в области защиты прав человека и ряд деклараций международных организаций.

Латвия является единственной в Европе страной, где гражданство и права человека обусловлены его национальным происхождением. Именно этот этнократический подход порождает весь комплекс проблем, включая и образовательные.

Этнократия полностью противоречит нормам международного права, которые обязалась выполнять официальная Рига. Так, Всеобщая декларация прав человека гласит, что «каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашёнными настоящей декларацией, без какого бы то ни было различия, как то в отношении… языка, религии, политических или иных убеждений, национального… происхождения». Об этом же говорит и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод.

Согласно нормам Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, «не допускается любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках… родового, национального или этнического происхождения, имеющее целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни». В свою очередь, Международный пакт о гражданских и политических правах гласит, что «в тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве… пользоваться родным языком».

Как член ЕС Латвия несёт все обязательства в соответствии с Хартией Европейского союза об основных правах, статья 21 которой прямо запрещает дискриминацию по признаку этнического происхождения, языка, религии или убеждений, политических или любых других взглядов, принадлежности к национальному меньшинству. Но если все перечисленные документы, как и любые акты международного права, имеют рекомендательный характер, то Директива Совета Европейского союза 2000/43/ЕС от 29 июня 2000 года, имплементирующая принцип равного обращения с людьми независимо от их расового или этнического происхождения, является обязательной к исполнению.

Руководство Латвийской Республики не может не отдавать себе отчёта в резком расхождении национального законодательства в сфере защиты прав национальных меньшинств, поскольку количество критических докладов, резолюций и выводов ООН, ОБСЕ, Совета Европы, ЕС, Европарламента и других международных организаций исчисляется десятками.

https://ru.sputniknewslv.com/opinion/20171024/6252946/html


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru