Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№7, Июль 2018

ПОВЕСТКА ДНЯ

Владимир РАЗУВАЕВ
Россия как главный враг
Информационная война

 

В западной прессе в вину России ставится стандартный перечень обвинений и проблем. Нового в нём найти невозможно. Калька и инерция — ещё один верный признак информационной войны.

Итак, Россия в информационной войне — «агрессор, который готовит нападение на Запад». Политически, экономически, культурно и идеологически — «очень отсталая страна». В личном общении россияне, как правило, неприятны, разве что они придерживаются либеральных взглядов. Во внешней политике государство непредсказуемо. Во внутренней политике в России царит тоталитаризм, в лучшем случае авторитаризм. Низкий уровень во всём — от доходов до культуры.

Ну и, разумеется, крайне негативной и опасной фигурой является российский президент.

Все это повторяется из статьи в статью. Эти тезисы глубоко вдолблены в голову западному обывателю, если он только слушает и читает, но не думает.

Шведский автор Бу Пельнэс в газете Kristianstadsbladet высказал несколько интересных идей о современной России. Одна из них состоит в том, что Россия вооружается, стремясь любой ценой вернуть себе позицию сверхдержавы. Далее: всеобъемлющая коррупция и политическая безжалостность шаг за шагом «сталинизируют» российское общество. Все основы правового общества и свобода слова быстро уничтожаются.

Итак, Россия вооружается (причём это верно, учитывая ещё недавно существовавшую ситуацию с вооружением в армии из-за нехватки финансирования), но делает это для того, чтобы вернуть себе положение сверхдержавы. А вот тут стоп. Дело в том, что швед совершенно не знаком с ситуацией: Кремль не собирается вернуть Россию в положение сверхдержавы, такое попросту невозможно, речь идёт о стремлении к многополярному миру, в котором сверхдержав не будет.

Коррупция, конечно, в России есть, и это недопустимо. Как и то, что об этом пишет человек, совершенно незнакомый с предметом. Но коррупция ужасна, и тут я с Пельнэсом полностью согласен. Другое дело, что её наличие вовсе не означает «сталинизации» современной России. За коррупцию при ушедшем Отце народов могли и расстрелять — в отличие от нынешнего либерального режима.

Политическая безжалостность была проявлена со стороны власти, видимо, в отношении лидеров нынешней несистемной оппозиции. Примеров, правда, я не знаю, поэтому дискутировать на эту тему не собираюсь. Возможно, что Пельнэс знаком с ситуацией лучше меня.

В освещении внутренней политики России западные авторы делают упор на существование диктатуры и подавление попыток гражданского общества освободиться от пресса авторитарного государства. Причём каждый раз бездоказательно. Я это к тому, что такой тезис существует априори. Рейтинг Владимира Путина, как правило, не приводится. О растущем «уровне счастья» в России — ни слова. Об отсутствии значимой по размерам и влиянию внесистемной оппозиции, а также о причинах этого явления — тоже. Подразумевается, что режим подавил всё сопротивление. Поэтому с ностальгией вспоминаются массовые демонстрации 2011–2012 годов в Москве.

Датский исследователь Ларс Эренсверд в газете Politiken довольно точно, на мой взгляд, охарактеризовал отношение к России со стороны западных СМИ. Он начал с того, что в условиях отсутствия стратегии по отношению к России Запад попросту закрепил русофобию в своём мировоззрении и повестке дня. Исследователь соглашается с мнением многих политиков и СМИ, что Москва понимает только язык жёсткой силы, однако добавляет, что именно Запад продемонстрировал эффективность такой позиции, когда не проявил ни малейшего желания выслушать российские аргументы и считаться с российскими интересами. Запад просто проводил ту политику, которую считал нужной. Далее Эренсверд отметил, что заявления о России становятся всё более резкими и не учитывающими историческую реальность. Зато тех, кто пытается понять Россию, называют «полезными идиотами». На деле же поведение России рационально и объяснимо1.

Здесь отсылка к тому, что называется «двойным стандартом». Как раз Запад продемонстрировал России эффективность языка жёсткой политики, к которой она теперь и прибегает. Именно за это она стала мишенью в информационной войне. Примерно так рассуждает Эренсверд.

Власть в России — это преступная клептократия2, пишет Молли Маккью в Politico. Разумеется, без доказательств. О своём отношении к российской коррупции я уже говорил. Однако определение Маккью выглядит слишком уничижительно. Особенно если учитывать, что ей, видимо, не известен ни один достоверный пример этой самой клептократии. За исключением тех случаев, которые были выявлены российской правоохранительной системой, и когда речь шла об очень высоких должностных лицах.

Разумеется, речь идёт не об отсутствии в России коррупции. Задача воинствующей участницы информационной войны в подобном случае — найти жёсткое и эффектное определение. И оно найдено. Причём для всего руководства государства, а не для отдельных его представителей, замешанных в противоправных действиях.

В информационной войне удар ниже пояса, запрещённый удар — дело обычное. В данном случае речь идёт о религиозных проблемах, которые выносятся в СМИ. Оказывается, ошибка России состоит в том, что она приняла православие3, как утверждается в польской газете. Интересно, что бы сказали в Польше, если бы я написал, что ошибка этой страны в том, что она приняла католичество. Я не по поводу личного мнения автора — оно может быть специфическим. Я имею в виду исключительно газету, которая опубликовала такой материал.

По мнению американского аналитика, бывшего разведчика Джона Шиндлера, слова Владимира Путина о духовной безопасности России подразумевают, что все прочие версии христианства, кроме православия, нельзя пускать в страну4. Полнейшая чушь, основанная на абсолютном незнании реалий. Можно только посочувствовать американской разведке, где работают такие специалисты. По словам аналитика, постмодернистский Запад изображается в России как проект, который призван разрушить традиционную религию и семейную жизнь. Проблема в том, что традиционные устои христианства на Западе действительно разрушаются, а представление о традиционной семье в большой мере пересмотрено.

Особый разговор может быть об оценке частной жизни в России и влиянии на неё государства. Вольфганг Бюшер в Die Welt5 утверждает, что в России снизили наказания за домашнее насилие. Виновному теперь будет грозить только денежный штраф или задержание на 15 суток. Если пострадавшему не был причинён тяжёлый ущерб, то действие, так сказать, не выходит за рамки быта. Дальше автор, иронизируя, вспоминает русскую поговорку «Бьёт — значит любит». Сарказм автора вполне понятен, если бы не одно «но»: он так и не удосужился ознакомиться с текстом законопроекта. Иначе бы знал, что вторые зарегистрированные побои в семье уже трактуются как уголовное преступление со всеми вытекающими последствиями.

Примерно то же самое происходит с устоявшимся имиджем России в отношении прав ЛГБТ-сообщества. В подавляющем большинстве авторы утверждают, что его представители в России преследуются. Малая часть знает, что представители нетрадиционных «конфессий» преследуются только за открытую пропаганду своего образа жизни, особенно среди несовершеннолетних. И никто из защитников ЛГБТ-сообществ не знает, какое наказание следует за подобное нарушение.

Вообще, представления о современной России и её прошлом временами выглядят экзотически, если не сказать резче. Например, всё тот же шведский публицист Бу Пельнэс пишет, что мы помним, как место председателя Политбюро ЦК КПСС давало неограниченную власть, притом, что оно было лишено всякого официального блеска. Начнём с того, что такого поста вообще не было. Первый секретарь или генеральный секретарь ЦК КПСС не обладали неограниченной властью даже в рамках Политбюро.

Во многом отношение к России связано с укоренившейся на Западе русофобией. В январе 1854 года французская газета, называвшаяся Impartial, то бишь «Беспристрастный», написала следующее: «Ложь в политике и ложь в религии — это то, что представляет собой Россия. Её варварская сущность, стремящаяся подражать нашей цивилизации, внушает нам недоверие, а её деспотизм наполняет нас ужасом»6. Примерно такие же перлы заполняют зачастую современные западные СМИ. Россия виновата уж тем, что существует. Такие подходы были не всегда. В начале 1990-х годов я неоднократно посещал западные страны и хорошо помню, какой почти повсеместной поддержкой пользовалась горбачёвская и ельцинская Россия.

Очень интересна характеристика российской жизни, связанная с женским праздником. Корреспондентка Le Monde в Москве Изабель Мандро написала, что 8 марта 2017 года в Москве никакие выступления в защиту прав женщин не были разрешены7. Насколько можно понять из текста статьи, речь не идёт об официальном отказе разрешить проведение каких-то мероприятий. Отрицательную реакцию властей вызвали немногочисленные участницы то ли демонстрации, то ли митинга с файерами в руках и плакатами с надписью «Женщину — в президенты». Вообще-то для проведения публичных мероприятий во всем мире требуется согласование с местной властью. Едва ли оно было получено в данном случае. Впрочем, я опираюсь только на текст статьи, где прямо утверждается, что права женщин в России попраны. Даже странно, что это написала журналистка Le Monde, постоянно живущая в Москве.

Швейцарский журналист Беньямин Трибе заявил, что цветы в подарок женщинам на 8 марта в России — очень странная традиция8. Мужчины, оказывается, обязаны 8 марта заваливать женщин цветами. Причём жене дарят пышный букет, молодой влюблённый преподносит розы, а начальник дарит своим подчинённым-женщинам нечто более нейтральное. Вообще-то таких жёстких правил в России нет, но не будем привязываться к деталям. Дальше — больше. Оказывается, эта традиция идёт с советских времён, когда женщины работали наравне с мужчинами, но были обязаны заодно выполнять всю домашнюю работу, а потому праздник 8 марта является сомнительной традицией. Плюс к этому насилие в семье в России — большая проблема, и задабривание женщин цветами в праздник что-то вроде торговли индульгенциями. Судя по последнему тезису, автор — убеждённый протестант, хотя и непонятно, какой сексуальной ориентации.

По мнению автора, любовь россиян к цветам коренится в русской любви ко всему яркому и блестящему. Ну, простите, это уже шовинизм чистейшей воды. Вот так предки Трибе отправлялись в Африку, снарядившись всякими яркими бусами. Аналогия очевидна. И неважно, из какой страны Западной Европы они были. Так нашу страну воспринимают во вроде бы нейтральной Швейцарии. Поверьте, что мне очень неприятно было прийти к этому выводу. Не из моих личных национальных взглядов, просто потому, что человек, который публикуется в респектабельной швейцарской газете, даёт повод думать о себе таким образом.

И ещё о русских варварских традициях. Очень интересное замечание: русские не любят улыбаться случайным прохожим. В России улыбаются только хорошим знакомым, а вовсе не кому угодно. Такая традиция. На наши национальные традиции внимание не обращается. А как соотнести с этим норвежский обычай видеть в русских женщинах, одетых в юбки, проституток9? Или традицию немцев бурно праздновать Oktoberfest? Был я на таком праздновании в Мюнхене. Сложилось полное впечатление языческого обряда.

Дэниел Бенджамин, директор Центра содействия международному взаимопониманию Джона Слоана при Дартмутском колледже, написал в The New York Times, что в России давно стало привычным делом, когда государство убивает семьи террористов, а подозреваемых похищают и убивают без суда и следствия10. С чего он это взял — не понимаю. Но так постепенно складывается картинка внутренней жизни России. Суть такова. Господствует тоталитарный или авторитарный, но уж во всяком случае, деспотический режим. Женщины лишены прав, жён и детей можно избивать дома, причём безнаказанно. Русские очень мрачные и терпеть не могут беспричинно улыбаться прохожим на улицах. Государство направляет своих представителей для того, чтобы убить семьи террористов. Денег ни у кого нет, кроме олигархов, с экономикой очень плохо.

А теперь о внешней политике. Общий тезис: Россия стремится уничтожить Запад. Разбить его единство и подорвать его ценности. Или, по крайней мере, поставить их под сомнение.

Молли Маккью пишет в Politico, что глобальные цели Кремля заключаются в том, чтобы демонтировать НАТО, подорвать ценности либерального демократического мирового порядка и ослабить влияние США в мире11. В принципе я с этим согласен, за исключением нескольких важных ремарок. Москва не может ставить перед собой такие цели, потому что они для неё неосуществимы. Поэтому правильнее говорить о том, что все три пункта соответствуют интересам Кремля, но никак не являются его целями.

Безусловно, что Москва негативно относится к НАТО вообще и к его расширению на Восток, особенно к перспективе появления Альянса в Грузии и на Украине. Это совершенно очевидно и совершенно невозможно оспорить. Однако Россия не может даже претендовать на то, чтобы поставить перед собой цель уничтожить НАТО. Негативная ситуация в этой организации развивается без малейших российских усилий. То же самое можно сказать и о ценностях либерального мирового порядка и месте США в мире. Это — факт. Зато гораздо проще и выгоднее обвинить во всем страну, которая при всём желании не может «переплюнуть» Соединённые Штаты ни в одной сфере, за исключением некоторых видов вооружения.

Наверное, стоит напомнить, что первое расширение НАТО при нынешних поколениях состоялось в 1998 году, когда президентом был ещё Борис Ельцин. Истолковать его в Москве можно только однозначно: США и их союзники просто перестали обращать внимание на интересы России в области безопасности.

Когда президент США Билл Клинтон пошёл на расширение НАТО в Восточной Европе, это было фундаментальным шагом. Россия в тот момент была откровенно слаба, и можно было думать, что в краткосрочной перспективе такое решение «партнёров» не вызовет существенной ответной реакции. Вице-президент США Альберт Гор прямо заявлял в администрации США, что в той ситуации с Москвой можно было не считаться.

Другое дело, что не были приняты в расчёт даже среднесрочные перспективы, не говоря о долгосрочных. Легенда мировой дипломатии Джордж Кеннан назвал решение о расширении НАТО «стратегической ошибкой эпических масштабов». Министр обороны США Лес Эспин, командующий войсками НАТО в Европе генерал Джон Шаликашвили были категорически против расширения. Их поддерживали 19 сенаторов и некоторые аналитики. Однако с их мнением считаться не стали. Результат — новая холодная война, вспыхнувшая в середине первого десятилетия XXI века и резко усилившаяся после украинских событий.

Альберт Гор и его сторонники, на первый взгляд, были правы в той ситуации. Но им не хватило дальновидности. Стратегические внешнеполитические решения требуют анализа не только текущей ситуации, но и умения заглянуть в будущее. Здесь это сделано не было. Типичная американская ошибка в XXI столетии. Не менее характерно она видна на примере поддержки арабских цветных революций, которая привела к хаосу во многих странах региона. Все это позволяет утверждать, что отсутствие дальновидности в настоящее время является характерной чертой американской дипломатии. А потому Альберт Гор на деле очень ошибся.

Ещё больше ошибалась американская администрация в отношении последствий дальнейшего расширения НАТО, особенно когда речь идёт о Прибалтике. Бывший министр обороны США Роберт Гейтс писал: мы совершили ошибку, не посмотрев на мир с их точки зрения и не установив с ними (с Россией. — В. Р.) спокойные отношения. Он также утверждал, что одна лишь идея принятия Украины в НАТО стала для Москвы фундаментальной провокацией12.

Теперь о другом клише западных СМИ — российской агрессивности. Предсказания о скором нападении России на Европу распространены в западной прессе повсеместно. Их столько, что нет особой необходимости цитировать. На естественный вопрос: а зачем это России нужно, никто не отвечает. Зачем России вторгаться в Прибалтику и тем более в Польшу? В заведомо недружелюбные, если не враждебные к нашему государству страны. Дело ведь не только в том, чтобы их захватить, дело в том, чтобы их удержать. Почему-то это никому и в голову не приходит. Об агрессивных замыслах России в отношении стран Скандинавии вообще говорить смешно. Но именно это и делают западные СМИ.

Западноевропейские страны готовы понять антироссийские настроения восточноевропейцев, однако категорически не приемлют историческую озабоченность России в отношении своих соседей. В том числе тех же восточноевропейцев вне зависимости от их этнической принадлежности. Ещё один пример двойного стандарта. Результат? Он прискорбен. Москва становится всё более подозрительной и жёсткой. Запад занимает зеркальную позицию. Никто не выигрывает, все только теряют. Это в политике недопустимо. Да и не только в политике.

Довольно характерно утверждение Джорджа Сороса о том, что Россия стремится содействовать распаду ЕС, причём для этой цели она стремится наводнить Европу сирийскими беженцами13. Вообще-то Сорос — неплохой, судя по его капиталу, финансист, однако в последнее время он, если верить печати, потерял существенное количество денег на своих несбывшихся прогнозах. И логики у него тоже не хватает. Если Россия находится на грани краха, как он написал в одной статье, то ей откровенно невыгоден распад ЕС. Боюсь, что у этого спекулянта и дальше будут проблемы с прогнозами и логикой. Особенно если он будет придерживаться русофобии. Проблема в том, что он своими ошибками и русофобией тащит других за собой.

Цель России, безусловно, вовсе не тёплые, дружественные, союзнические отношения по всем вопросам с Соединёнными Штатами. Наверняка российский президент также не очень рассчитывает на «мужскую дружбу», о чём так часто пишут американские комментаторы. Однако задача Владимира Путина на настоящем этапе состоит в том, чтобы наладить деидеологизированный внешнеполитический диалог с Вашингтоном. Он должен касаться, в первую очередь, взаимных интересов.

Есть постоянные и очень настойчивые комментарии в отношении того, что Россия вмешивается во внутренние дела западного альянса. И даже пытается повлиять на них. Наверное, так и есть. Это — дипломатия, причём не только современная. Другое дело, что абсолютно так же действует и Запад. Тома Гомар, директор Французского института международных отношений, был согласен с тем, что американская администрация в 1996 году вмешалась в политическую жизнь России, чтобы обеспечить в последний момент переизбрание Бориса Ельцина14. Я свидетель: так оно и было. Кстати говоря, не только во время предвыборной президентской кампании в России в упомянутом году. Раньше и позже было нечто подобное.

Вообще зеркальный принцип характерен для внешней политики. Администрация Джорджа Буша-младшего возмутилась, когда российские войска вошли на территорию Грузии, чтобы предотвратить захват ею Южной Осетии. Это было расценено как вмешательство во внутренние дела Грузии. Но США занимались таким вмешательством на протяжении всего прошлого века и нынешнего столетия.

Очень своеобразная политическая статья Дэвида Игнатиуса15 касается российского шпионажа. В ней удивительно переплетаются реализм и элементы информационной войны. Причём последние связаны почти исключительно с сериалом «Американцы». Оказывается, ещё до 1917 года русские привнесли в шпионаж тонкое и безжалостное мастерство, причём они были неумолимыми противниками. Страшно читать такие вещи, особенно учитывая исторические данные о подходе Российской империи к нелегальному сбору информации. Ещё более страшно читать все это с учётом того, что вывод делается на основе коммерческого телевизионного сериала.

В статье есть прямо противоположные тезисы. Оказывается, русские шпионы вовсе не трёхметрового роста. Соединённые Штаты вовсе не являются для них постоянным врагом. Они собирают информацию о США, но и американские агенты делают то же самое в отношении России.

Есть ещё один уровень анализа. Игнатиус написал, что российские дипломаты, разведчики и бизнесмены постоянно хвастаются, что имеют очень высокий уровень доступа к американской информации. Причём преувеличивают этот уровень. Не знаю, откуда автор это взял. Честно говоря, убеждён, что он не имеет таких хороших связей с российскими дипломатами, разведчиками и бизнесменами, чтобы те начали ему хвастаться. Хотя с тех пор, как я был отчасти знаком с этой тематикой, могло что-то измениться. Вообще же, все три группы, названные американским журналистом, обычно предпочитают держать язык за зубами, даже когда говорят с друзьями, к которым Игнатиус явно не относится. И ещё я не понимаю, как он отличал дипломатов от разведчиков. Разве что у него была прямая наводка из ФБР. Но и эта организация временами профессионально ошибается.

Тома Гомар в Le Figaro написал, что было бы неверно освободить Россию и другие державы от ответственности за операции по дезинформации и дискредитации соперничающих политических режимов16. Конечно, так делать было бы глупо. Просто потому, что этим занимаются все страны. И занимались прежде. Разве это не делает Франция? Почитайте её прессу и заявления государственных деятелей. Очень много сознательной дезинформации. А далее — по списку, причём на первом месте, безусловно, будут Соединённые Штаты.

Другое дело, что Гомар утверждает: в Москве пробил час «управляемого хаоса». Имеется в виду фаза расформирования западного порядка, что предполагает в том числе девальвацию демократических режимов для оправдания режимов авторитарных. Общий результат — опять агрессия со стороны России. И это из уст умного и дальновидного специалиста.

Глава британской разведывательной службы МI6 Алекс Янгер выступил в The Telegraph с предостережением об угрозе, которую создаёт для национальной безопасности страны Россия, которая использует враждебную пропаганду и кибератаки17. Запад, видимо, по его мнению, этой самой враждебной пропагандой не занимается. Если Янгер действительно так думает, то он очень плохой и совершенно неинформированный глава британской разведки, придерживающийся принципа «мы можем, а они — нет».

По мнению East Stratcom, российская пропаганда в Европе оказалась очень успешной. Критикующие Кремль политики и журналисты подвергаются атакам анонимных интернет-троллей в социальных медиа. Об этом свидетельствуют немногие специальные опросы общественного мнения, в которых измерялось доверие «к отрытой дезинформации, насаждаемой прокремлевскими СМИ»18.

Давайте разбираться. Интернет-тролли — это не профессия, а образ жизни. Почитайте хоть немного об их психологии, и многое станет ясно. Но когда речь идёт об анонимных представителях сообщества, а потом априори делается вывод, что они связаны с российской властью — это чересчур. Почему-то никому не придёт на ум, что тролли, досаждающие Дональду Трампу, были наняты Демократической партией США и лично Хиллари Клинтон. Зато в случае с теми, кто критикует демократию Европы, всё ясно сразу же и непреклонно — это русские.

Вот так работают западные аналитические структуры. Неудивительно, что у США и ЕС имеются существенные проблемы. Скорее всего, они такими и останутся, пока аналитика будет подменяться голословными пропагандистскими утверждениями. Несмотря на то, что они делаются вроде бы с идеологических позиций, на деле всё происходило во многом из-за бессилия американских элит анализировать происходящее на международной арене и соответственно изменить не только свою точку зрения, но и своё поведение.

Эрик Херстадиус в шведской газете Affärsvärlden19 заметил, что приписывать русским гору мускулов, которых у них нет, может быть опасно. С одной стороны, Швеция может быть слишком покорной и спровоцировать русскую экспансию. С другой стороны, она может стать слишком конфронтационной и тем самым создать атмосферу излишней подозрительности.

Здесь интересна подмена понятий, вообще-то характерная для информационной войны. Иными словами, если СМИ заставят шведское руководство опасаться растущей силы России, то оно может стать уступчивым российскому давлению, и тем самым спровоцировать агрессию со стороны Москвы. Или экспансию. С одной точки зрения, это разумное размышление. Действительно, не надо переоценивать силы того, кто, как вам кажется, противостоит вам. Просто для того, чтобы ему не захотелось продемонстрировать свои возможности. С другой стороны, не меньшая ошибка и недооценивать его силы. Просто потому, чтобы не столкнуться с неприятным сюрпризом.

Проще, конечно, прийти к мысли, что Россия не собирается завоёвывать Швецию. Насколько я помню из своих исторических штудий, никогда не хотела. Был вопрос об аннексии Финляндии, однако это, как объяснил Александр I в приватном письме Чернышёву, стало результатом наказания Стокгольма за захватническую позицию во время последней войны между нашими странами. Таково было мнение самодержца.

Tagesspiegel20 в одной из своих январских статей 2017 года со ссылкой на экспертов утверждала: огромное количество фейковых новостей, обрушивающихся на европейскую демократию, «призвано улучшить имидж российского руководства во главе с Владимиром Путиным». Здесь, во-первых, неясно, были ли эти фейки хоть как-то связаны с российским государством. Во-вторых, естественен вопрос: при чём здесь Путин? То есть имидж президента РФ? Очевидно, авторы идеи исходили из того, что чем хуже представляется положение дел в Европе, тем лучше будет выглядеть российское руководство. Очень спорная мысль.

Ещё один типичный случай. В январе 2017 года была осуществлена кибератака на американский кинофестиваль «Сандэнс», повредившая кассовые системы. Случай был подан как результат действий России. Представитель фестиваля, правда, заявил, что у него нет причин полагать, что целью кибератаки был конкретный фильм. Зато режиссёр фильма, в котором утверждалось, что российское государство создало допинговую систему, предположил: именно это обстоятельство могло вызвать нападение хакеров21. Беда в том, что фильм The New Radical о кибергруппах вроде Anonymous мог взбесить любую из них. Фильм Zero Dayz о том, как иранский ядерный объект был поражён вирусом Stuxnet, мог вызвать ярость государственных структур США, Израиля, Ирана. Однако в The Hollywood Reporter основным подозреваемым стал, разумеется, Кремль.

Скептически относясь к Франсуа Фийону, автор Politico Пьер Брианшон написал, что тот стал делать такие внешнеполитические утверждения, которые «очень похожи на цитаты из пропагандистских руководств Владимира Путина»22. Оказывается, Фийон сказал, что аннексия (я предпочитаю термин «сецессия») Крыма — это плохо, однако была и интервенция НАТО в Косово в 1999 году. Невыполнение Москвой условий Минского соглашения по Украине тоже плохо, но Киев сам не выполняет свою часть обязательств23. На этом основании Брианшон обрушился на тогдашнего лидера президентской гонки во Франции. Ему не понравилось, что тот воспринимает аргументы Москвы. Сама их справедливость автором статьи не рассматривается. Достаточно того, что они идут вразрез с утверждениями европейского мейнстрима.

Особое место в современной идеологической войне занимает политика России в отношении Украины. Актуальность темы едва ли подлежит обсуждению, возможности для нападок на Москву — тоже. В редакционной статье The Washington Post24 высказывалась уверенность, что после разговора Путина с Трампом пророссийские силы на Украине начали самое крупное за много месяцев наступление потому, что Москва хотела проверить нового американского президента на крепость.

Вообще-то логичнее было бы предположить, что обострение конфликта было вызвано тем, что это официальная Украина захотела создать повод, чтобы в Вашингтоне даже не задумывались о продлении санкций. В принципе, это на поверхности: каждый раз, когда ЕС решала вопрос о санкциях против Москвы, возобновлялись боевые действия на востоке Украины, что давало повод упрекать Кремль в невыполнении Минских соглашений. Однако редакция The Washington Post предпочла пойти по обычному для западной прессы пути. Очередной штамп. Внутриполитическая ситуация на Украине выпала из поля зрения. Тот факт, что бои в Авдеевке нанесли серьёзнейший ущерб Ренату Ахметову, — тоже. Впрочем, это слишком тонкие вещи для американской газеты.

Вообще, тут интересно, как редакция объясняла позицию Кремля. Первое предположение: Путин был разочарован разговором с Трампом и решил подтолкнуть другую сторону. Второе предположение: он хотел сорвать запланированную встречу Петра Порошенко и Ангелы Меркель. Обе идеи крайне сомнительны. Обострение военных действий на востоке Украины в той ситуации было крайне невыгодно Москве. Срывать встречу Порошенко с Меркель таким образом — это неосуществимо, а потому глупо. Западная пресса упрекала российского президента во многом, но только не в глупости.

Рихард Херцингер в Die Welt настаивал, что если Россия будет вознаграждена за свою политику насилия в отношении Украины, это будет означать конец нынешнего европейского международного порядка и капитуляцию демократических стран. Все это случится в том случае, если президент Соединённых Штатов отменит санкции против России несмотря на то, что Кремль не собирается отказываться от Крыма и прекратить военную агрессию в восточной Украине25. Автор даже не задумывается, что Москва несколько раз официально заявила: вопрос с Крымом не предмет для обсуждения. Что касается Донбасса, то здесь главный вопрос — в выполнении Минских соглашений-2. Последнее — задача двух противоборствующих сторон на Украине. То есть официального режима и непризнанных республик.

Я категорически не согласен, что президент Виктор Янукович был пророссийским политиком. Свидетельств тому множество. Однако западная пресса продолжает настаивать на этой формулировке. В чём-то она права: если сравнивать его с преемником на президентском посту, то он точно пророссийский. Но не всё познаётся в сравнении. Есть тут старая проблема: хотя Янукович был, скажем мягко, неоднозначной фигурой, которого многие называют проходимцем, США не только на протяжении всей своей истории поддерживали, но и в настоящее время поддерживают многих проходимцев. Или сукиных сынов, если цитировать Франклина Делано Рузвельта.

Разумеется, в освещении украинских событий немало странных вопросов. На всех их задерживаться не стоит. Однако для примера надо бы привести следующий. The Telegraph поместил статью Кона Кафлина, где сказано: на Украине Запад столкнулся с тем, что Москва использовала силы, в которых трудно узнать российских военных, что позволило ей отрицать причастность к боевым операциям26. Здесь что-то трудно комментировать.

В целом я согласен с датским исследователем Ларсом Эренсвердом, который написал в Politiken: «Аннексия Крыма и украинский кризис могут также рассматриваться как оборонительная агрессия, как последняя возможность России предотвратить тотальное сдерживание»27. Тут хорошо бы сделать уточнение: речь шла не об аннексии (напомню, что я предпочитаю термин «сецессия») и не о сдерживании. Была совершенно очевидная агрессия против российских интересов в том геополитическом пространстве, которое Москва считает чрезвычайно важным для себя.

Особо надо коснуться образа российского президента Владимира Путина в западных СМИ. В информационной войне он, то есть образ, очень однобок. Впрочем, на то и современная информационная война.

О Владимире Путине появился целый вал публикаций в западной прессе. Вот откровенный упрёк: российский президент видит прямую связь между поддержкой Западом «цветных» революций в Грузии, Киргизии и на Украине, и тем одобрением, с которым западные страны, отнеслись к «арабской весне»28. Во-первых, президент Российской Федерации так никогда официально не высказывался. Во-вторых, он вполне мог так думать. А кто так не думал и не думает? Есть прямая связь между обоими этими процессами, и все это прекрасно понимают. В любом случае явно видна рука США и Запада. Едва ли кто-нибудь будет это отрицать. Бенджамин Родс, заместитель советника по национальной безопасности США в администрации Обамы, например, открыто признал, что Соединённые Штаты занимались свержением режимов по всему миру.

Общепринято мнение, что Путин занимает должность российского диктатора (Foreign Policy)29. Довольно глупое утверждение. Для того чтобы его опровергнуть, достаточно посмотреть процент поручений главы государства, которые не были выполнены. А речь шла о майских указах Путина 2016 года, где говорилось о повышении зарплат врачей, учителей и социальных работников30. Известно и огромное количество невыполненных указов и поручений президента правительству. А был бы Путин диктатором... Тем более что по Конституции российский президент имеет очень много полномочий (на мой взгляд, слишком много).

Очень часто имя Путина связывается в западных СМИ с недопустимыми нападками, которые находятся за гранью этического. Роб Вайл в Time обсудил идею о том, что российский президент является самым богатым человеком в мире31. Доказательства? Главным образом частные оценки Станислава Белковского, который вроде бы написал известный доклад против Михаила Ходорковского, а потом официально писал статьи в его защиту. Эти оценки основаны на предположениях и откровенном стремлении к популярности. И на якобы информации из конфиденциальных источников, называть которые он, естественно, не стал. Плюс к этому — ссылка на брошюру Бориса Немцова.

Продажа акций «Роснефти» в 2016 году трактовалась так. Вырученные деньги попадут не в казну, а в некую компанию, которая номинально принадлежит правительству, но в действительности — Путину и Сечину. Об этом написали журналисты Bloomberg Ирина Резник, Генри Мейер, Евгения Письменная и Илья Архипов. Доказательства? Да очень просто. По словам пяти источников вместо направления напрямую в бюджет, деньги отправятся… и так далее. И это всемирно известный Bloomberg. Правда, потом в статье говорится, что российское руководство отрицает, будто имеет прямой контроль над операциями «Роснефтегаза»32, но всё это уже — потом.

Путину не понравится, если американская разведка опубликует подробности о его зарубежных банковских счетах33. Это говорит эксперт по национальной безопасности Совета по международным отношениям (США) Макс Бут. На моей памяти с 2000 года западные спецслужбы и различного рода информационные структуры тщетно ищут эти счета. Если уж об этом знаю я, то должен знать и американский эксперт. Если он об этом не знает, то он не профессионал.

Аналитик разведывательной службы Джон Шиндлер назвал в The American Conservative Владимира Путина «кремлёвским медведем»34 потому, что он распорядился перебросить противокорабельные ракеты «Бастион» в Калининградскую область и разместить там комплексы С-400. Причины этих действий аналитик не рассматривает. При чём тогда тут медведь?

The New York Times в редакционной статье утверждала, что Путину на руку, когда Дональд Трамп поливает грязью НАТО35. Это один из примеров откровенного передёргивания, которое столь распространено в современной западной прессе. Начнём с того, что президент России, конечно, не испытывает ужаса, когда встречает скептическое отношение президента США к Североатлантическому альянсу в его нынешнем виде. Даже наоборот. Это совершенно очевидно, и ничего странного в этом нет. Я даже могу привести имя президента Соединённых Штатов, который был в восторге от того, что при его правлении распался Варшавский договор. Есть, однако, и другое обстоятельство. Дело в том, что Трамп никогда не «поливал грязью» (trash) НАТО. Он только говорил, что эта организация за десятилетия своего существования не менялась и что её члены должны платить за свою оборону, не перекладывая эту миссию на США.

В целом приём довольно типичный. Называется: передёргивание. Оно неоднократно встречается в современной западной прессе — идёт ли речь о России, её президенте, о Трампе или некоторых других объектах внимания СМИ. Нападения на российского президента, как мне представляется, явление во многом ситуационное. Оно возникает, когда глава российского государства резко выступает против идеи гегемонии США и вообще Запада в мировой политике. Когда он продолжает эту линию не только на словах, но и на практике, то информационная война против него лично становится сильнее.

Джон Шиндлер характеризует российского президента как коварного и ловкого заговорщика, который превратился в открытого националиста с яркой религиозной окраской36. Эту точку зрения разведчик назвал «православным джихадизмом». «Запад — это непримиримый враг Святой Руси, и с ним (у России. — В. Р.) не может быть прочного мира».

Вот ещё тема, которая стала разрабатываться в информационной войне против России опять же без обоснований и доказательств. «Беспрестанные атаки на Путина — характерная особенность последнего срока Обамы», — написал в Le Figaro президент Ассоциации по конкурентоспособности и экономической безопасности Франции Эрик Дельбек37. Я не согласен с этим утверждением, потому что беспрестанные атаки на российского лидера происходят очень давно. Атаки на Путина велись американской администрацией Клинтона, а потом Обамы, многие годы.

Путин, оказывается, пытается использовать западное правосудие в личных целях. Во всяком случае, такие попытки в ближайшее время участятся. Так писал Financial Times. Доказательство: избрание в ноябре 2016 года Александра Прокопчука на пост вице-президента Интерпола38. Это же насколько надо не представлять, чем занимается почтенная организация Интерпол, чтобы приписывать ей возможность быть инструментом политических амбиций отдельных политиков! Тем более в сфере правосудия.

Вообще-то, нет информации, что западное правосудие имеет претензии к президенту России как к частному лицу. А тогда зачем британской газете писать о его личных целях по случаю избрания российского представителя всего лишь заместителем президента Интерпола? Наши сограждане занимают разные посты и в других международных организациях. Например, в МАПРЯЛ — Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы. Их туда тоже «заслали» как агентов влияния Путина? Или выбрали за высокий профессионализм и авторитет в своей сфере? Короче говоря, скучно доказывать «британским учёным», что они ошибаются. Если только действительно ошибаются. Скучно и бессмысленно.

Зато, по мысли автора статьи Дэвида Кларка, его утверждениям могут поверить читатели Financial Times. Тогда это обстоятельство свидетельствует об уровне профессионализма редакционной коллегии издания. Или об уровне интеллекта его читателей.

Датская газета Politiken пишет в декабре 2016 года, что запрет российским легкоатлетам принимать участие в чемпионате Европы в Белграде — это «пощёчина для Путина»39. Ещё заголовок в той же датской газете: «Мегаплан ЕС должен оттеснить Путина и помочь климату». Речь идёт о большом энергетическом пакете Еврокомиссии40. Конечно, президенту России больше нечем заняться, кроме как читать датскую прессу, чтобы узнать, как ему в переносном смысле где-то дали по лицу или вытеснили с татами. Поневоле вспоминается басня Крылова про двух животных с несопоставимыми габаритами.

Когда речь идёт о российском президенте, западные СМИ не стесняются. Никакая этика, в том числе профессиональная, не подразумевается. Вот что написал Эрик Херстадиус в шведской газете Affärsvärlden41. Для того, мол, чтобы отпугнуть своих врагов, рыба-ёж может раздуться, чтобы увеличить размеры. Это и сделал президент Путин с помощью вторжений в Грузию в 2008 году и в Украину в 2014 году. Подразумевается, что величина Путина оказалась дутой. На самом деле Россия мала и слаба.

Вообще, при характеристике российского президента дело доходит до анекдотических сравнений и выводов. Датский журналист Сэмуэль Рахлин написал в Berlingske, что Путин физически является невысоким человеком, а потому опасен для Запада. Исследователь Ларс Эренсверд в Politiken написал, что существует вечное стремление лишить Путина признаков человечности. Это приводит к тому, что Запад не может заметить, чего хочет Кремль42. Не может или не хочет?

Впрочем, ради справедливости надо сказать, что в последнее время западные СМИ позволяют себе оскорбления и в адрес собственных лидеров. То, что говорится в адрес Дональда Трампа, надо собирать в отдельную книгу. Недавно британская газета Daily Mail опубликовала фотографию премьер-министра Терезы Мэй и первого министра Шотландии Николы Стерджен с предложением оценить, ноги какой дамы кажутся более эффектными43. О политических темах, которые затрагивались на встрече двух высоких чиновниц, ничего сказано не было. То есть Daily Mail продемонстрировала взгляд на политику в ракурсе ниже пояса. И после этого газета остаётся в лидерах общественного мнения?

Мало кому из иностранных руководителей приписывается такое всемогущество и вездесущность, как Владимиру Путину. Доказательств никаких. Однако американские демократы однажды поняли, что Путин хорошо подходит на роль всемирного злодея. Не потому, что таковым является, а потому что такой имидж ему сотворила западная пресса. Теперь следует только поддерживать такой имидж. И сделать это просто: если где-то что-то случилось, то виновный всем известен. Россия и её президент виноваты абсолютно во всём. Главным образом, в поражении Хиллари Клинтон на президентских выборах. А если кто-нибудь на Западе решится критически посмотреть на эту глупость, то его тут же объявят орудием Путина. Вот такая ставшая привычной практика нынешней информационной войны.

Между тем Путин «во вполне прозрачной и заявленной манере защищает интересы российского народа и не признаёт за звездно-полосатым флагом права колонизировать иностранные культуры и считать себя Империей Добра при любых обстоятельствах», — пишет в газете Le Figaro президент Ассоциации по конкурентоспособности и экономической безопасности Франции Эрик Дельбек44.

На вопрос журналиста, считает ли Генри Киссинджер, что целью Путина является дестабилизировать Запад, ответ следующий: «Нет. Точнее, да, в том смысле, что если бы Бог дал ему такой шанс, он бы с благодарностью согласился, но, по-моему, он не считает, что у него есть такая возможность... Мы опасаемся, что у него такая цель. А он боится, что наша цель состоит в том, чтобы подкопаться под него»45.

Реноме Путина в западных СМИ сегодня тем более удивительно, что ещё недавно они представляли его как диктатора увядающей страны, у которой нет шанса на будущее. Страна-бензоколонка. Теперь президент России вдруг оказался всевластным и всеведущим. Так считать теперь выгодно мейнстримовским СМИ на Западе. Выгодно, и правда тут ни при чём. Ещё одна из реалий информационной войны.

Напрашивается главный вопрос: почему именно Россия стала главным врагом для западной мейнстримовской прессы? На мой взгляд, ответ кроется в слишком быстром и непредсказуемом раньше росте нашей страны. Китай, при всём к нему уважении, поднимался медленнее. Добавим, что военная мощь России сегодня неоспоримо выше, чем у Китая. Завтра — ещё надо посмотреть. Третья причина: Россия — привычный враг, инерция здесь сказывается очень сильно. Четвертая причина неполиткорректна. Но она напрашивается. Для Соединённых Штатов и Западной Европы худшим врагом выглядит «белая» Россия, чем «жёлтый» Китай. Есть и пятая причина. Она коренится в Восточной Европе, в первую очередь в Польше. Именно эта страна, проигравшая некогда России в борьбе за восточноевропейское первенство, в основном и раздувает русофобские настроения на Западе.

***

Генералы и рядовые информационной войны — заложники текущей политической и экономической ситуации. Меняется ситуация — меняется тон публикаций и само их направление. Это хорошо видно на примере прошедшего недавно в Санкт-Петербурге международного экономического форума. По крайней мере, в дни работы форума снизился градус русофобии во многих западных СМИ.

Вероятно, в этом и кроется ответ на вопрос: когда закончится эта безобразная война. Она закончится в мире без санкций, в условиях надёжного международного сотрудничества. Не раньше.

РАЗУВАЕВ Владимир Витальевич,

профессор Российской Академии народного хозяйства

и государственной службы

Примечания:

1 Politiken, 03.12.2016.

2 Politico, 18.01.2017.

3 Polonia Christiana, 12.03.2017.

4 The American Conservative, 01.12.2016.

5 Die Welt, 29.01.2017.

6 Bloomberg, 18.01.2017.

7 Le Monde, 08.03.2017.

8 Neue Zürcher Zeitung, 08.03.2017.

9 NRK, 08.03.2017.

10 The New York Times, 23.01.2017.

11 Politico, 19.01.2017.

12 Politiken, 03.12.2016.

13 The Guardian, 11.02.2017.

14 Le Figaro, 19.01.2017.

15 The Washington Post, 07.03.2017.

16 Le Figaro, 19.01.2017.

17 The Telegraph UK, 08.12.2016.

18 Berligske, 20.01.2017.

19 Affärsvälden, 24.01.2017.

20 Tagesspiegel, 24.01.2017.

21 The Holliwood Reporter, 23.01.2017.

22 Politico, 17.02.2017.

23 Там же.

24 The Washington Post, 31.01.2017.

25 Die Welt, 29.01.2017.

26 The Telegraph, 08.12.2016.

27 Politiken, 03.12.2016.

28 The New Yorker, 06.03.2017.

29 Foreign Policy, 13.12.2016.

30 https://www.gazeta.ru/business/

31 Time, 23.01.2017.

32 http://www.inopressa.ru/article/

33 Foreign Policy, 13.12.2016.

34 The American Conservative, 01.12.2016.

35 https://www.nytimes.com/

36 The American Conservative, 01.12.2016.

37 Le Figaro, 17.01.2017.

38 Financial Times, 01.12.2016.

39 Politiken, 02.12.2016.

40 Politiken, 30.11.2016.

41 Affärvärled, 24.01.2017.

42 Politiken, 03.12.2016.

43 Daily Mail, 28.03.2017.

44 Le Figaro, 17.01.2017.

45 The Times, 21.01.2017.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru