Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№7, Июль 2018

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Мария МОХОВИКОВА
Вызовы миграции

 

В Москве 4 июня 2018 года прошла Международная конференция «Вызовы современных миграционных процессов». Организаторами мероприятия стали Фонд Ханнса Зайделя и Институт лингвоцивилизационных и миграционных процессов фонда «Русский мир». Обсуждение состоялось в рамках трёх секционных площадок. Их темы: общие вызовы нелегальной миграции, международное сотрудничество по борьбе с нелегальной миграцией, необходимость нового международно-правового регулирования в сфере миграции и гражданства. В работе конференции приняли участие научные сотрудники Института Европы РАН, Института этнологии и антропологии РАН, РУДН, Института государства и права РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова. Фонд «Русский мир» на конференции представлял его исполнительный директор Владимир КОЧИН.

Международная конференция «Вызовы современных миграционных процессов» стала очередной дискуссионной площадкой в налаженном при содействии фонда «Русский мир» и Института Европы РАН диалоге российских, германских и французских специалистов в сфере миграции. Конференции в таком формате проводятся с 2015 года, привлекая политиков, учёных, сотрудников специальных ведомств и журналистов.

Организаторами и партнёрами в этот раз выступили фонд Ханнса Зайделя и Институт лингвоцивилизационных и миграционных процессов фонда «Русский мир». Они смогли создать атмосферу открытого диалога. Эксперты выступили в трёх основных группах. В первой секции была дана обобщённая картина по ситуации в сфере миграции в Европе и России.

Положение в сфере внешней миграции в Европе охарактеризовал Маркус Фербер, первый заместитель председателя комитета по экономике и финансам Европарламента, заместитель председателя Фонда Ханнса Зайделя. Он акцентировал внимание коллег на тенденции снижения количества пересекающих внешние границы Евросоюза мигрантов по сравнению с 2015 годом.

По сравнению с максимумом 2015 года, когда, по данным Агентства Европейского союза по безопасности внешних границ Frontex, границу пересекли 1,8 миллиона человек, в 2016 году мигрантов было немногим больше 500 тысяч. А в 2017 году их численность составляла порядка 200 тысяч человек. За первые 3 месяца нынешнего года — всего 20 тысяч человек. Таким образом, число иммигрантов, которые незаконно прибыли в страны — члены ЕС в 2017 году, уменьшилось на 60% по сравнению с 2016 годом.

Условно говоря, отметил Маркус Фербер, нелегальных мигрантов в Европе делят на три группы. Это беженцы из стран, где ведутся боевые действия. Это те, кто подпадает под действие Женевской конвенции 1951 года, то есть кого преследуют в своей стране и к кому применимо запрещение на возвращение в то государство, откуда они бежали. А ещё экономические беженцы, уезжающие из своих стран из-за низкого уровня жизни на родине. По мнению немецких коллег, с одной стороны, необходимо проводить работу по противодействию переправке мигрантов непосредственно в тех регионах, откуда идёт наибольший поток в настоящее время — Северная Африка, Ближний Восток и Южная Азия. Но, как справедливо заметил выступающий, наладить интеграционные процессы с государственными службами на местах достаточно сложно. У многих стран нет возможностей по развитию полицейских структур, а преступный бизнес поставки беженцев в страны Европы, напротив, широко развит.

Фонд Ханнса Зайделя провёл исследование, — и о нём упомянул Маркус Фербер, — касавшееся «бизнес-модели» по забросу мигрантов в страны Европы. Оно показало, что треть ВВП Ливии наполняется за счёт мигрантов. Торговля людьми носит ужасающий характер, практически все женщины и 35% детей, сходящих на европейский берег из мигрантских лодок, подвергались насилию. Это говорит о колоссальных психологических проблемах прибывающих мигрантов на фоне множества других проблем, связанных с прибытием большого количества людей другой религии, другой ментальности и традиций, и, как следствие, крайней сложности в адаптации и интеграции в европейские общества.

Что же можно сделать? По мнению выступающего, Агентство Frontex должно перейти к оперативной деятельности, а также унифицировать существующие 27 видов предоставляемых убежищ. И что самое главное — навести порядок в странах кризиса, проводя единую политику в отношении государств Африки. Планируется, что Евросоюз выделит 1,85 миллиарда евро на помощь африканским странам, чтобы те смогли справиться с миграционным кризисом. Для этого они должны осуществлять проекты у себя в странах, создавая и совершенствуя полицейские структуры, как, например, в Ливии, с итоговой целью поддержания мира и стабильности в странах, откуда идут основные потоки нелегальной миграции.

Российский опыт оценки масштабов и противодействия нелегальной миграции представила в презентации заведующая лабораторией экономики народонаселения и демографии экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Ольга Чудиновских. В ходе конференции возник такой вопрос: «Россия входит в пятёрку стран — лидеров по числу международных мигрантов. Имеет ли к этому отношение нелегальная миграция?». В своём докладе российский эксперт ответила на этот вопрос отрицательно: «У нас другие особенности, другая природа миграции, другой социум у стран исхода миграционных потоков. В настоящее время из 11 миллионов уроженцев других стран, постоянно проживающих в нашей стране, 95% имеют российское гражданство. Почти 3 миллиона — бывшие жители Украины, 2,5 миллиона — из Казахстана».

Ольга Чудиновских назвала характерную черту миграционной ситуации в России — это преобладание временной и краткосрочной миграции иностранных граждан. Временная трудовая миграция является в нашем случае основной средой формирования незаконного движения мигрантов. Чтобы упорядочить миграцию, в России в 2012 году принята Концепция государственной миграционной политики до 2025 года, а за период с 2012 года по настоящее время принято свыше 50 нормативных правовых актов. Эти документы устанавливают более строгие правила пребывания и работы иностранных граждан в Российской Федерации, в том числе снижают рост «цены» допуска на рынок труда, ограничивают сроки пребывания мигрантов, в отдельных случаях вообще запрещают въезд. Кроме того, усилена ответственность принимающей стороны за нарушение правил оформления или работы иностранцев.

Приводя примеры практической работы государственных учреждений с мигрантами в России, Ольга Чудиновских отметила критерии, которые приняты для оценки незаконности миграции у нас в стране. «Недокументированным мигрантом», в первую очередь, считается иностранец, въехавший в страну по недействительным или поддельным документам, а также нарушивший правила пребывания. В том числе превысивший срок разрешённого пребывания или работающий без разрешительных документов. В презентации были приведены примеры наиболее частых нарушений правил въезда в соответствии с основными установленными статусами иностранцев, перечислены правила доступа иностранцев на российский рынок труда.

При этом отмечалось, что риски незаконного въезда невелики, оценку незаконной миграции по данным пограничного контроля делать трудно. Статистика пограничного контроля показывает, что по мере оснащения пунктов пропуска учёт пересечений стал более точным. Разность, которую считали «оставшимися нелегалами», сократилась почти в десять раз с 1998 года.

Несоблюдение правил пребывания и миграционного учёта — вот самая распространённая причина среди выявленных случаев нарушения закона. Это 41% остальных нарушений. Для сравнения: незаконное осуществление иностранным гражданином или лицом без гражданства трудовой деятельности в Российской Федерации составляет 17,5%.

Если говорить о трудовой деятельности на территории России, то важным фактором легальности или нелегальности является оформление патентов на работу. По статистике, представленной Ольгой Чудиновских, только четверть мигрантов из Азербайджана, Молдовы и Украины приобретали патенты на работу. А среди трудовых мигрантов из Таджикистана и Узбекистана таких уже около 50%.

Охарактеризовав ситуацию с внешней миграцией у нас в стране, она подчеркнула несколько основных положений, на которые стоит обратить внимание. В первую очередь — нелегальная миграция должна быть предметом профилактики и сокращения с переводом потоков в пользу легального сегмента. Необходимо совместное решение вопросов с государственными структурами стран исхода трудовых мигрантов. Кстати, подходы российских и зарубежных коллег довольно близки. Среди специфических выводов, основанных на отечественной практике, главный — это безусловный учёт долгосрочной перспективы при принятии нормативных документов, чтобы новые, более сложные и затратные регуляторы не уводили проблему в ещё большую «тень».

Дискуссия экспертов коснулась внутриполитического согласия внутри стран по вопросам миграции, а также взаимопонимания на евразийском пространстве по установлению стабильности в Ливии, Сомали, Афганистане и Ираке. На этом направлении ждать помощи от заокеанских коллег не приходится. Как заметил Маркус Фербер, «эта модель, связанная с тем, что проблемы решаются путём разрушения и ухода, для того чтобы потом проблему решали другие, вряд ли самая успешная стратегия, которую можно было придумать. Европейцы вынуждены наблюдать её во многих регионах мира. Я не думаю, что стоит брать пример с подобной стратегии решения проблем».

Практически единодушно участники дискуссии отмечали важность учёта этнокультурной составляющей при приглашении групп мигрантов. Российские коллеги говорили о том, что в определённой степени сохраняются культурная и языковая общность постсоветских стран, из которых приезжают трудовые мигранты. Тем не менее, отмечали они, есть необходимость обучения приезжих русскому языку.

Немецкие эксперты, в свою очередь, отмечали опыт Люксембурга по привлечению трудовых мигрантов из Южной Европы, интеграция которых проходила значительно легче, чем аналогичный процесс легально приглашённых трудовых мигрантов из Турции. Несмотря на то, что масштабная иммиграция турецких рабочих началась в 1960-е годы и сейчас в Германии растут второе и третье поколения тех первых трудовых мигрантов, проблема интеграции и адаптации их в немецком обществе до сих пор сохраняется.

В ходе дискуссии по возможным решениям вопросов, связанных с миграцией, отмечалось, что важно проводить чёткую дифференциацию между легальным рынком трудовых мигрантов и беженцами из Африки, к объёмам которых Европа просто не готова.

Акцентируя внимание во второй секции на международном сотрудничестве в сфере решения проблем с нелегальной миграцией, эксперты во вводных докладах отразили максимально возможный спектр вопросов. Об особенностях практического подхода говорил Бернхард Эггер, исполнительный директор Баварского ведомства криминальной полиции из Германии. Каролин Галактерос, журналист, геополитик, руководитель исследовательского центра «Жеопрагма» из Франции, посчитала, что в миграционной политике нужно учитывать мнение политологов. Людмила Букалерова, заведующая кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики РУДН, остановилась на юридических аспектах проблем миграции. Владимир Зорин, заместитель этнологии и антропологии РАН, говорил об этнологических подходах в миграционной политике.

Бернхард Эггер, обращая внимание на возросшую сложность практической работы, маркерно выделил наиболее болезненные, требующие безотлагательного решения основные проблемы. И уже отталкиваясь от этих проблем, остальные выступающие предлагали пути решения в своей конкретной сфере.

Условно разделяя весь спектр обсуждаемых вопросов на сегменты, можно выделить основные блоки проблем и возможных путей их преодоления.

Нормативно-правовой аспект, связанный несовершенством правового поля, необходимостью его доработки в соответствии с новыми условиями. В этом сегменте требуется некоторая ревизия нормативных актов по предоставлению статуса, особенностям проверки документов, определения личности, а в перспективе — и учёт возможных сложностей при отстаивании своих прав «обеспеченными» беженцами в судебном порядке.

Институциональный аспект — создание новых структур и механизмов взаимодействия между компетентными ведомствами. Организация сети Центров по приёму беженцев, расширение их полномочий, вынесение баз и центров по работе с беженцами в страны исхода, Турцию или граничащие с ними государства Северной Африки. В этой связи необходимо многоуровневое правовое взаимодействие с властями стран исхода.

Идея была поддержана российскими экспертами, которые считают, что создание фильтрационных центров в нашем случае также можно было бы перенести в страны СНГ и вести совместную работу по созданию баз данных мигрантов. Причём такая работа может иметь место, по словам руководителя центра французских исследований Института Европы РАН Юрия Рубинского, в рамках договорно-правовых отношений как в СНГ, так и в рамках ЕАЭС, Таможенного союза или ШОС.

Управленческий аспект — необходимость изменения стандартов в работе госслужащих, отвечающих за работу с мигрантами на всех этапах, то есть приём, размещение, снабжение, оформление, проверочные мероприятия.

Сфера обеспечения безопасности — усиление защиты границ, превентивные меры, борьба с криминальными группировками, организующими нелегальную миграцию и контроль внутри страны. Опасно не учитывать сетевую специфику и объём средств, вращающихся в криминальном бизнесе, связанном с миграцией. Международная организация по миграции считает, что в таком бизнесе ежегодно оборачивается от 7 до 12 миллиардов долларов.

Объединила же все аспекты — с эмоциональностью француженки, но с широтой геополитика — Каролин Галактерос, которая отметила необходимость цельного и конвергентного видения проблемы миграции в Европе и России. «Мы развиваемся в разных условиях, — сказала она, — но мы сталкиваемся с угрозами, которые весьма похожи. Это угрозы, которые касаются самого существования наших стран, и это приводит нас к международному сотрудничеству прагматического характера. Мы должны отбросить идеологические предрассудки и заняться чисто человеческими проблемами. Нам надо освободиться от определённых комплексов и принять то, что существует в реальности. Иногда наши государства борются с ветряными мельницами, а сегодня много раз говорили, что миграция — это бизнес. Часто мы не осмеливаемся ставить проблемы таким образом, как их нужно ставить. Мы прикрываемся принципами гуманизма и политкорректности, но нужно быть реалистами и прагматиками. Тогда мы сможем защитить людей, иначе у нас ничего не получится».

МОХОВИКОВА Мария Николаевна,

доцент кафедры теории регионоведения МГЛУ, пресс-секретарь фонда «Русский мир», кандидат политических наук


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru