Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№8, Август 2018

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей ЛУЦЕНКО
Реформа: вопросы по пути

 

В Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы РФ, утверждённой распоряжением правительства в 2012 году, отмечается, что пенсионная система должна быть адекватной современному экономическому развитию России и международным стандартам. Соответствуют ли этим положениям новации с повышением пенсионного возраста, предлагаемые сегодня как правительством, так и некоторыми экспертами?

В условиях глобального падения рождаемости и общего старения населения повышение пенсионного возраста, безусловно, актуально для всего мира. Эта мера в последние десятилетия регулярно обсуждается на законодательном и общественном уровне в большинстве стран. Однако продвижение в этом направлении осуществляется медленно и осторожно. Достижение желаемых целей при проведении очередных изменений в возрасте выхода на пенсию зависит от множества факторов, и не в последнюю очередь от того, насколько адекватно государство представляет себе его краткосрочные и долгосрочные экономические и социальные последствия.

Отодвигая возраст выхода на пенсию, государство рискует вместо экономии средств за счёт освобождения пенсионной системы от бремени выплат «молодым пенсионерам» получить перенос этого бремени с Пенсионного фонда на фонд занятости, а также на самих несостоявшихся пенсионеров и их семьи.

В Швеции повышение пенсионного возраста всего на 1 год (с 65 до 66 лет), планировавшееся ещё в 1993 году, было в своё время отложено. Инициированное правительством исследование финансовых показателей проекта реформы продемонстрировало её экономическую неэффективность именно в плане резкого увеличения затрат на выплату пособий по безработице. Особенно — в сопоставлении с незначительностью роста объёмов долгосрочных пенсионных накоплений. Поэтому большинство зарубежных стран осуществляют подобные реформы крайне медленно и осторожно, одновременно предпринимая целенаправленные шаги по компенсации негативного эффекта от таких новаций, способных проявиться в сфере занятости и отразиться на общем уровне благосостояния населения.

Значимым элементом процесса гармоничного повышения пенсионного возраста является его поэтапный, распределённый во времени характер, а также введение новых и развитие существующих программ содействия занятости пожилых трудящихся.

В 2009 году правительство Франции приняло постановление, обязывающее предприятия с численностью работников более 50 разработать к следующему году собственные «стратегии занятости пожилых». В целом ряде стран ЕС (Франция, Португалия, Чехия и др.) реализованы системы продления сроков выплаты пособия по безработице либо предоставления длительно безработным лицам предпенсионного возраста квазипенсионных выплат, которые обычно равны пособию по безработице или несколько превышают его. Вообще на программы содействия занятости пожилых в Европе ежегодно тратят значительные суммы. Причём определённую часть целевых получателей услуг по этим программам составят именно пожилые люди, испытывающие трудности с поиском работы: женщины старше 50 лет с опытом работы и женщины старше 45 лет без опыта.

В настоящее время одним из наиболее перспективных подходов к индивидуализации процесса выхода на пенсию является обеспечение работникам возможности изъять пенсионные накопления ранее достижения ими законодательно установленного пенсионного возраста, а также увеличение процента этих накоплений, доступного работнику, досрочно выходящему на пенсию. По свидетельству специалистов, в большинстве стран сегодня эти меры проходят стадию проработки и пока являются скорее актуальными задачами развития трудового и пенсионного законодательства, чем реально действующими механизмами.

Повышение пенсионного возраста проводится в зарубежных странах достаточно регулярно. В 1980-е годы он повышался в среднем до 60 лет. В 1990-х годах большинство экономически развитых стран подняли возраст выхода на пенсию выше 60 лет. Одна из наиболее высоких возрастных планок, 67 лет, была установлена в Исландии и Норвегии. Однако дискуссии о необходимости дальнейшего повышения пенсионного возраста продолжаются и в новом тысячелетии. В некоторых странах уже предприняты промежуточные шаги по поэтапному повышению пенсионного возраста. Реформой 2005 года в Финляндии были созданы условия для «гибкого» выхода на пенсию начиная с 63 и до 68 лет. С 2004 года законодательства Дании, Германии и Великобритании предусматривают постепенное повышение пенсионного возраста с 67 до 68 лет.

До начала глобального экономического кризиса основным аргументом в пользу дальнейшего повышения пенсионного возраста были финансовые проблемы самих пенсионных систем. Они вызывались общими для всех стран процессами: рост числа получателей пенсионных выплат, сокращение трудоспособного населения, падение рождаемости, старение нации. Глобальный кризис пополнил перечень этих причин ещё и бюджетными ограничениями, снизившими вероятность серьёзной поддержки пенсионных фондов за счёт государственного финансирования, сокращением их инвестиционной активности и уменьшением объёмов пенсионных отчислений в условиях роста безработицы и общего экономического спада.

Представляется, что в России наиболее целесообразными были бы именно активное содействие занятости населения старшего возраста, выравнивание занятости этой категории лиц по регионам и жёсткие меры по ограничению возрастной дискриминации. Это благоприятно сказалось бы и на объёмах пенсионных накоплений, и на уровне безработицы. Одновременно надо совершенствовать здравоохранение и популяризировать грамотный подход к своему здоровью в масштабах страны.

По данным Международной организации труда, в Австрии, например, пенсионный возраст составляет 65 и 60 лет (соответственно для мужчин и для женщин). В Бельгии — 65 и 60 лет, в Дании — 67 лет (для мужчин и женщин). В Финляндии — 65 лет, во Франции — 60 лет (планируется повысить до 62 лет). В Германии — 65 лет (намечено повысить до 67 лет). В Италии — 62 года, в Нидерландах — 65 лет, в Швеции — 65 лет, в Великобритании — 65 и 60 лет (сейчас повышается для женщин до 65 лет). В Португалии, Испании — 65 лет. Средний пенсионный возраст для мужчин и женщин в странах ЕС сегодня 65 лет.

Другими словами, в мире наблюдаются следующие тенденции.

1) Выравнивание пенсионного возраста для мужчин и женщин, а точнее, «подтягивание» женского пенсионного возраста до мужского.

2) Повышение пенсионного возраста для мужчин и женщин. В Европе нет ни одной страны (кроме Белоруссии), где стандартный пенсионный возраст был бы такой же низкий, как в России. Для мужчин у нас он ниже общеевропейского на 5 лет, а для женщин — на 10.

Конвенция Международной организации труда № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения» и другие международные акты определяют лишь верхнюю возрастную границу: стандартный пенсионный возраст не должен превышать 65 лет. Следовательно, более низкий пенсионный возраст допустим, если для этого имеются соответствующие основания. В другой Конвенции МОТ № 128 «О пособиях по инвалидности, по старости и по случаю потери кормильца» указывается, что повышенный пенсионный возраст может устанавливаться с учётом демографических, экономических и социальных критериев, оправдываемых статистикой. Из этого следует, что стандартный пенсионный возраст может быть и выше определённого Конвенцией МОТ № 102.

Международная практика свидетельствует о том, что пенсионный возраст устанавливается национальным законодательством в зависимости от продолжительности жизни. В Азии, например, продолжительность жизни и мужчин, и женщин 69 лет. В Африке — около 55 лет, в Европе — более 75 лет, а в Северной Америке — почти 80 лет. Поэтому наиболее низкий пенсионный возраст — в странах Азии и Африки, а наиболее высокий — в Европе (кроме Восточной) и Северной Америке. При увеличении продолжительности жизни повышается и работоспособный период пожилых граждан, что также учитывается при разработке пенсионных реформ.

Теперь сравним продолжительность жизни и стандартный пенсионный возраст в нашей стране и других странах Европы. В России она составляет около 67 лет, в том числе для мужчин 60,7, для женщин 73,4 лет. В Европе — 80,6 лет (77,8 для мужчин и 83,4 для женщин). Продолжительность жизни в России, входящей в восточный регион Европы, ниже на 13–14 лет, особенно у мужчин, которые живут меньше, чем европейцы, на 17 лет (женщины — на 6 лет).

Вот почему пенсионный возраст в России ниже европейского на 5 лет для мужчин и на 10 лет для женщин. Однако при этом россияне находятся на пенсии по старости меньшее число лет, чем граждане других европейских стран. Причина — более короткий период жизни после достижения преклонного возраста. В России продолжительность жизни граждан, достигших 60-летнего возраста, около 17 лет. В Западной и Северной Европе она более 23–24 лет.

Безусловно, старение населения замедляет экономический рост из-за сокращения соотношения работающих и неработающих граждан в пользу последних. Причём во Франции и Швеции это взаимовлияние не столь существенно, как в Германии или Италии. Отдельные страны узаконили связь между демографией и размерами пенсий. Например, Италия и Швеция ввели фиксированные взносы, от накопления которых исчисляются пенсии. Сумма взносов увеличивается на определённый процент, зависящий от таких демографических показателей, как ожидаемая продолжительность жизни, коэффициент демографической нагрузки и рост заработной платы. Старение населения приводит к снижению коэффициента замещения, то есть соотношения между размером заработной платы и размером пенсии. Кроме того, продолжительность жизни снижает цену накопленного аннуитета.

Германия пошла по другому пути. Она сохранила структуру фиксированных пенсий, дополнила её индексацией по коэффициенту роста заработной платы (во многих странах индексация производится по коэффициенту роста цен), а также ввела «показатель устойчивости». Он представляет собой соотношение численности плательщиков взносов к численности пенсионеров, отражающее финансовую устойчивость пенсионной системы в долгосрочной перспективе. Таким образом, ежегодный перерасчёт пенсии зависит от двух факторов: изменения размера фонда оплаты труда за вычетом уплаченных взносов (прямо пропорционально) и изменения коэффициента демографической нагрузки (обратно пропорционально). Это значит, что новая пенсионная формула будет приводить к снижению размера пенсии по мере уменьшения заработной платы.

В настоящее время фонд выплаты пенсий в Германии составляет 48% от фонда оплаты труда, что соответствует коэффициенту замещения в размере 70% от чистого заработка. К 2035 году, когда старение населения достигнет своей максимальной величины, фонд выплаты пенсий сократится до 40% от фонда оплаты труда. Поэтому Германия повысила пенсионный возраст, установила индексацию пенсий с учётом коэффициента демографической нагрузки, ввела накопительные пенсии за счёт взносов граждан.

Другим существенным фактором, влияющим на финансовую устойчивость пенсионной системы, служит продолжительность выплаты пенсии, то есть период после достижения пенсионного возраста. Согласно проведённым расчётам, ожидаемая продолжительность жизни будет увеличиваться каждые 3 года вплоть до 2030 года. Этот процесс характерен для всех европейских стран.

Весьма оригинальный способ сохранения финансовой устойчивости пенсионной системы нашла Швеция. Несколько лет назад условно накопительная пенсионная система, финансируемая за счёт взносов, стала регулироваться с помощью механизма «автоматической балансировки». Его суть заключается в долгосрочных актуарных расчётах активов и обязательств системы. При недостаточности средств ежегодная индексация пенсий автоматически приостанавливается до восстановления финансового равновесия системы.

Сократить период выплаты пенсии можно с помощью следующих мер — повышение пенсионного возраста и сокращение оснований для назначения досрочных пенсий. Обе меры очень непопулярны среди населения. В результате реформы 1992 года Германия отменила большинство оснований для назначения досрочных пенсий. Закон был введён в действие в 1997 году, но переходный период продолжался до 2017 года.

В Великобритании, Германии, Дании и Франции повышается пенсионный возраст. Это происходит медленно и постепенно. В Германии повышение началось с 2011 года и достигнет 67 лет в 2029 году. 18 лет составят две трети от прогнозного увеличения продолжительности жизни, что позволит стабилизировать соотношение между продолжительностью трудовой деятельности и получением пенсии.

В отдельных странах право на пенсию зависит не столько от пенсионного возраста, сколько от страхового (трудового) стажа. В частности, в Германии 45 лет уплаты взносов дают право на получение пенсии в полном размере до достижения 65 лет. В других странах требования к страховому стажу намного ниже. Например, в Греции, Италии и Франции они различаются по профессиональному критерию. С увеличением продолжительности жизни такие пенсионные системы становятся дорогостоящими.

Соотношение численности граждан пенсионного возраста и граждан трудоспособного возраста называют коэффициентом экономической зависимости (иждивенчества). При этом к трудоспособным относят лиц в возрасте от 15 лет до достижения ими стандартного пенсионного возраста. С учётом того, что верхняя граница трудоспособного возраста не во всех государствах одинаковая, этот коэффициент рассчитывается по каждой стране. Его также принято определять с учётом единого стандартного пенсионного возраста по всем странам на уровне 65 лет.

Коэффициент экономической зависимости пожилых граждан имеет тенденцию к повышению, и причина этого — старение населения. Например, в Северной Европе коэффициент составлял в 1980 году 22,7%, а в 2010 году — уже 25,5%.

В России процесс старения населения начался значительно позднее, чем в странах Западной Европы, но к концу XX — началу XXI века достиг за короткий срок своего пика. Если в Европе старение населения происходило постепенно и приводило к некоторому сокращению его естественного прироста, а затем к стабилизации численности (с учётом миграции — даже к росту), то в России наблюдалась принципиально иная ситуация. Её можно охарактеризовать как демографическую катастрофу и национальное бедствие. Таких темпов сокращения естественного прироста населения не было ни в одной другой стране. Главная причина трагедии — стремительное падение рождаемости за короткий срок и резкий рост за тот же период смертности среди всех возрастных групп населения. Превышение числа умерших над числом рождённых будет характерно и для последующих лет.

В России доля граждан пенсионного возраста, 55 и 60 лет и старше, составляет 31,9 млн, или 22,4%. В других развитых странах доля таких граждан больше. В Бельгии и Дании — 24,0%, в Финляндии — 24,6%, в Германии — 25,9%, в Греции — 26,3%, в Италии — 27,4%. Следовательно, низкий пенсионный возраст в России пока ещё не приводит к повышенной пенсионной нагрузке на трудоспособное население и не даёт оснований для его повышения в ближайшей и даже среднесрочной перспективе.

По расчётам специалистов, доля пожилых людей в общей структуре населения будет увеличиваться во всех развитых странах. В России к 2030 году она также повысится, но не превысит аналогичных показателей по другим странам. Таким образом, особой угрозы процесс старения для нашей страны не представляет, хотя резкое снижение рождаемости за последние двадцать лет существенно обострило демографическую ситуацию.

В России, как уже отмечалось, стандартный пенсионный возраст ниже, чем в Европе, однако это вовсе не означает, что необходимо его незамедлительно повышать. Установленный пенсионный возраст в России полностью соответствует низкой продолжительности жизни в стране. У нас низкий хронологический пенсионный возраст, то есть возраст, определяемый по числу полных прожитых лет. Однако биологический пенсионный возраст, определяемый по различным показателям, характеризующим состояние здоровья человека, вовсе не низкий. Для мужчин он даже высокий. Низким его можно будет считать, когда продолжительность жизни в нашей стране, в том числе и время предстоящей жизни на пенсии, приблизится к европейской, а стандартный пенсионный возраст останется тем же.

Международная практика свидетельствует о том, что продолжительность жизни в развитых странах возрастает примерно на год за пять лет. В Западной Европе она составляла, например, в 1950–1955 годах около 68 лет и повысилась к 2000 году до 76 лет. В России для достижения европейского показателя потребуется как минимум 25–30 лет. Будем надеяться, что это произойдёт раньше. Отметим, что за последние 10 лет продолжительность жизни в нашей стране возросла на два года.

Увеличение стандартного пенсионного возраста всегда и везде вызывает противодействие населения. К нему надо готовиться заблаговременно, всесторонне и тщательно. Люди должны понять, что оно объективно необходимо, проводится не с фискальной целью и не ради увеличения прибыли работодателей, а в целях обеспечения достойного уровня пенсионного обеспечения, предусмотренного Конституцией РФ.

Суть реформирования пенсионного обеспечения можно сформулировать так: нашей стране, народу нужна подлинная система обязательного пенсионного страхования, выстроенная с соблюдением страховых принципов, признанных мировым сообществом, а также стандартов, предусмотренных международными актами и Конституцией РФ. На первом этапе такая система должна соответствовать Конвенции МОТ № 102, которую Россия обязана ратифицировать и выполнять. А Россия пока не ратифицировала ни одной Конвенции по вопросам пенсионного обеспечения.

В нашей стране уплата страховых взносов возложена лишь на страхователя. Между тем одним из базисных принципов обязательного пенсионного страхования является личная ответственность каждого работника, как и его работодателя, за своё благосостояние в пенсионный период. Оно обеспечивается его участием в формировании пенсионного фонда.

Нужно незамедлительно восстановить личный страховой тариф застрахованных и довести его постепенно до 3% заработка с одновременным снижением в такой же степени подоходного налога. При ограничении заработка, до которого взимаются страховые взносы с работодателей, данная мера приведёт к существенному пополнению собственных доходов Пенсионного фонда России. В перспективе уплата совокупных страховых взносов в сочетании с достаточно высокой пенсией, заработанной многолетним трудом, и жёсткой неотвратимой ответственностью работодателя (вплоть до конфискации имущества) приведут к снижению теневой экономики, что подтверждает международный опыт. Незаконно функционирующая экономика снижает страховые взносы не менее чем на 30% и сдерживает повышение пенсий.

Изложенные предложения неразрывно связаны с другим вопросом — введением прогрессивного налогообложения высоких доходов. Оно предлагалось многими специалистами и даже отдельными группами депутатов, но всегда отвергалось правительством. Подобный налог есть во всех других странах, он должен быть и в нашей стране. Причина отклонения введения такого налога вполне очевидна — нежелание высокооплачиваемых чиновников и представителей бизнес-сообщества делиться с бедными. Между тем по совокупному объёму страховых взносов и налогам, передаваемым в бюджет ПФР, наша страна отстаёт от других государств.

Кроме того, на ПФР возложили немало расходов, которые не должны им осуществляться за счёт страховых взносов. Возложили по привычке с советских времён, когда государство распоряжалось взносами как своей собственностью, хотя они являлись собственностью застрахованных. Таких «чужих» расходов достаточно много: на выплату заработной платы персоналу фонда и его территориальных органов, материальное оснащение всех подразделений, строительство зданий и сооружений, оказание адресной помощи, проведение юбилейных мероприятий и т. д. Все подобные расходы не связаны непосредственно с пенсионным обеспечением.

Предложенные методы и способы пополнения ресурсов пенсионных фондов используются во всех развитых странах, они вполне приемлемы и для России. По ориентировочным расчётам, при их использовании доходы ПФР могут возрасти более чем в два раза. Перестройка доходной базы обязательного пенсионного страхования, её значительное пополнение требуются для пересмотра всей системы определения размеров страховых пенсий по старости и их повышения до уровня, обеспечивающего достойную жизнь.

В страховых пенсионных системах пенсия по старости исчисляется по установленным нормам на основе среднемесячного заработка и с учётом продолжительности трудовой деятельности (страхового стажа). Среднемесячный заработок подсчитывается за разные периоды, обычно длительные. В Австрии, например, он определяется за период наиболее высоких доходов в течение 15 лет, в Бельгии и Люксембурге — за весь период трудовой деятельности. Подсчёт среднего заработка предполагает приведение прошлых заработков в соответствие с достигнутым уровнем оплаты труда в экономике ко времени установления пенсии и изменениями к этому времени в уровне цен на потребительские товары и услуги.

Во всех таких системах в уровне пенсий отражается как заработок, так и длительность страхового стажа. Причём за основу принимаются определённые стандарты заработка и стажа, а конкретный размер пенсии застрахованного зависит от того, насколько имеющиеся у него заработок и стаж отклоняются от стандартных показателей. Коэффициенты наращивания пенсии различны. Общий размер страховых пенсий по старости за многолетний труд практически во всех странах составляет обычно 50–70% заработка. Причём доход граждан в этих странах значительно выше, чем в России.

Конкретные нормы и стандарты содержатся в Конвенции МОТ № 102, ряде других актов данной организации, а также в Европейском кодексе социального обеспечения. Конвенция определяет минимальные нормы пенсии по старости типичного её получателя как определённый процент к его среднему заработку. Их вполне можно рассматривать в качестве международного стандарта, определяющего достаточный, удовлетворительный, справедливый уровень пенсии, а согласно Конституции РФ — как достойный уровень пенсии.

Необходимо незамедлительно вводить систему исчисления пенсии, которая предусмотрена Конвенцией МОТ № 102, то есть исчислять пенсию на основе фактического заработка и длительности трудового (страхового) стажа. Размер пенсии должен исчисляться в разумном соотношении с размером пенсии типичного получателя (п. 5 ст. 65 названной Конвенции), то есть их пенсия может быть выше или ниже пенсии типичного получателя, в зависимости от уровня заработка и длительности страхового стажа. В перспективе каждый застрахованный, имеющий соответствующий страховой стаж, должен получать две пенсии: социальную, как и любой другой нетрудоспособный человек, а вторую — свою, заработанную многолетним трудом.

В России имеются резервы, которые в значительной степени уже использованы в других развитых странах. Это, прежде всего, существенное повышение производительности труда и его оплаты, являющиеся основой для эффективного функционирования страховой пенсионной системы. Создать за короткий срок такую страховую пенсионную систему невозможно, но приступить к её формированию необходимо как можно быстрее.

***

В завершение ещё несколько соображений.

При повышении пенсионного возраста необходимо учитывать ряд факторов.

Во-первых, при более позднем выходе на пенсию резко увеличится общее число безработных, а в особенности число безработных граждан в молодом и предпенсионном возрасте. Иначе говоря, повышение пенсионного возраста означает не замещение недостающей рабочей силы, но увеличение числа людей, которые работы не получат.

Во-вторых, как правило, чем старше работник, тем он чаще болеет. При этом при длительном лечении размеры выплат по больничным листам могут быть сравнимы с размерами затрат на пенсию.

Так называемые сроки дожития, то есть пребывания на пенсии, определяемые как разность между средней продолжительностью жизни и возрастом выхода на пенсию, в большинстве развитых стран превышают российские.

Доля мужчин, не доживающих до 65 лет.

Исландия, Швейцария — 10%;

Швеция, Италия, Нидерланды, Мальта, Норвегия — 11%;

Литва — 36%;

Молдавия — 37%;

Украина, Белоруссия — 40%;

Россия — 43%.

Другими словами, необходимо прежде добиться повышения продолжительности жизни, а затем, при необходимости, решать вопрос об увеличении пенсионного возраста.

Наконец, повышение пенсионного возраста приведёт к значительному удешевлению рабочей силы. Низкая стоимость рабочей силы является главным препятствием повышения производительности труда и технологического развития, а стало быть, и экономического роста в России (Пояснительная записка «К проекту федерального закона «О моратории на повышение возраста, достижение которого дает право на пенсию по старости» от 15.05.2018).

Принятие решения о повышении пенсионного возраста в России свыше 60 и 55 лет (соответственно мужчинам и женщинам) неизбежно вызовет рост безработицы среди молодых граждан. Ведь многие пенсионеры будут оставаться на прежней работе, так как прожить на нынешнюю страховую пенсию, особенно в городах, становится все труднее из-за роста цен на товары и услуги, в том числе в сфере ЖКХ, за проезд на транспорте всех видов, роста налогов и других платежей.

В этих условиях многим выпускникам институтов, колледжей, школ и других образовательных организаций будет ещё сложнее трудоустроиться, что катастрофически скажется в будущем на восполнении и ротации квалифицированных специалистов на предприятиях и организациях страны.

Вот результаты актуарного анализа демографических условий повышения пенсионного возраста, опубликованные в статье «Актуарный анализ демографических условий повышения пенсионного возраста» (журнал «Пенсия», № 36, июнь 2016 года). Несмотря на тенденцию старения населения, значения ключевых демографических показателей, непосредственно влияющих на функционирование пенсионной системы, сложившиеся на сегодняшний день и на предстоящие десятилетия, не дают основания для повышения действующего норматива пенсионного возраста. Основным ограничителем для обеспечения достойного размера пенсий является не низкий пенсионный возраст, а низкие размеры зарплаты и предельно высокая дифференциация работников по её уровню. Только при зарплате, равной и выше средней в экономике, человек может заработать пенсию в размере прожиточного минимума (1,0 ПМП) за 16,4 года, в размере 2 ПМП — за 33 года, а для получения пенсии в размере 3 ПМП — 49 лет. Работники с меньшей зарплатой вообще не будут иметь возможности сформировать достойную пенсию за разумную продолжительность жизни.

До тех пор, пока проблема повышения заработной платы не будет решена, любые параметрические преобразования внутри самой пенсионной системы не принесут ни экономического, ни социального эффекта. Актуарное моделирование показывает, что в условиях подлинно страховой системы при сложившейся и прогнозируемой продолжительности жизни, при установлении тарифа страховых взносов на уровне 25–26% (даже при полном его учёте в пенсионных правах) обоснованным является повышение к середине 2040 годов пенсионного возраста до 62–63 лет, но не более. Проблему экономии бюджетного трансферта и долгосрочной финансовой устойчивости страховой пенсионной системы повышение пенсионного возраста решить в принципе не может.

ЛУЦЕНКО Сергей Иванович,

аналитик


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru