Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№9, Сентябрь 2018

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Юрий БОЧАРОВ
Зачем нам кухарки в муниципалитете?

 

Снова выборы, хотя и не досрочные и не в Кнессет, а очередные в муниципальные советы. Пройдёт ещё немного времени и все наши заборы, мусорные баки и балконы будут украшены призывными лозунгами и растянутыми в наигранной улыбке лицами всевозможных кандидатов в градоначальники.

ЧТО ОНИ ОТ ВАС ХОТЯТ?

Одни будут обещать «царство божие» на земле, другие пугать вселенскими катастрофами. Но суть у всех пропагандистских сообщений одна: хочешь жить хорошо и достойно, а главное, комфортно и спокойно, голосуй за меня!

Глядя на это буйство фантазии, а порой и на явную шизофрению кандидатов, всегда задаюсь вопросом, а зачем нам это? Какая нам от них польза?

И как мне кажется, этот вопрос возникает не только у меня. Ведь ни для кого не секрет, что из-за возраставшей апатии избирателей к деятельности местных властей их явка к избирательным урнам падает повсеместно. На предыдущих муниципальных выборах в 2013 году явка была одной из самых минимальных, всего 50,9%. Меньше было только в 2003 году — 49,3%. Выходит, что лишь половину от имеющих право голоса избирателей хоть как-то интересовало, кто будет править их городом в ближайшие пять лет.

Падение интереса граждан к избирательным процедурам наблюдается последние четверть века. Если в первое двадцатилетие с момента образования государства Израиль явка на муниципальных выборах составляла от 82% до 73%, то с 1978 по 1998 год явка уже колебалась от 59,3% до 56,9%.

«БОЛЬШИЕ ГОРОДА» И ЛЕГИТИМНОСТЬ ВЛАСТИ

Потом стало ещё хуже. Первыми интерес к собственной жизни и городскому самоуправлению потеряли жители городов больших (по израильским масштабам). В 2013 году в 50 городах страны право голоса принадлежало 2,6 миллиона избирателей, или 55% от имеющих это право по всей стране. Суммарная явка в этих городах составила 1,1 миллиона человек, или 44%. Самая минимальная явка была зафиксирована в Бат Яме (26,8%) и Кирьят Яме (28,2%). В самых крупных населённых пунктах явка также была особенно низкой. Так, в Тель-Авиве лишь 33,3% избирателей пришло на избирательные участки, в Хайфе — 35,2%, в Иерусалиме — 37,1 %, в Ришон Леционе — 39,5%.

Насколько легитимна власть в городе, где «победивший» мэр имеет поддержку лишь каждого пятого избирателя, а для попадания в состав муниципалитета в качестве депутата достаточно и одного процента избирателей?

Не поэтому ли у нас каждая кухарка «справедливо» считает, что может управлять государством? Ведь для этого ей надо лишь всеми правдами и неправдами дотащить до урны пару сотен избирателей, особенно ничего не понимающих бабушек из двух-трёх хостелей?

ЗАЧЕМ НАМ ВООБЩЕ МУНИЦИПАЛИТЕТ?

И если роль градоначальника, у которого все права и рычаги управления города, как-то ясна, то роль всех остальных депутатов порой просто непонятна. Чем они там руководят, что делят и, главное, как они могут быть нам полезны? Зачем они нам?

Вспомните, когда вы в последний раз обращалась в муниципальные службы и что получили в ответ? Чаще всего мы как бы вообще не пользуемся их услугами напрямую. Платежи за аренду и воду, да и штрафы мы в основном платим через банк. Когда ж возникают проблемы с их перерасчётом, а особенно утечкой воды, то приходится ходить, ругаться и доказывать, что в твоей однокомнатной квартире нет бассейна, и ты не мог выпить 30 кубов за месяц. Но кому это помогает?

Когда у вас под домом несколько дней лежит и воняет неубранный мусор или гора поломанной старой мебели, когда засохшее дерево грозит свалиться на детскую площадку, на которую при этом нельзя выйти из-за покрывающего её слоя собачьего дерьма, мы как бы снова вспоминаем о муниципалитете. Мы даже пытаемся дозвониться туда. И что мы слышим? Автоматическое сообщение, что с нами «рады» побеседовать и просят набрать десяток цифр, чтобы попасть туда, куда нам вроде нужно. А когда с десятого захода вы добираетесь до какого-то ответственного служителя, то слышите в ответ лишь просьбу вооружиться терпением и уверение, что всё будет когда-нибудь «беседер» (в порядке). Это бесит ещё больше.

Мы вспоминаем о муниципалитете, лишь когда возникает проблема с записью в детский садик, что у нас во дворе, в который мы не можем записать своего ребёнка, потому что мест в нём нет. Или когда нам предлагают школу в другом районе. Мы ходим по бесконечным коридорам, сидим в очередях среди таких же недовольных и что мы слышим? «Кахе бе арец» (Так всё в Израиле). «Ие беседер» (Не волнуйся, и всё будет в порядке). Так зачем же нам такой муниципалитет? И кто вообще «рулит» нашей жизнью в городе? Муниципальные служащие или избранные нами депутаты?

КАКОВА РОЛЬ МУНИЦИПАЛЬНОГО СОВЕТА?

А если серьёзно? Какова роль муниципального совета? Какие у него права, обязанности и возможности? Откуда у него вообще деньги, как и на что он их тратит? Кто и как принимает об этом решения? И почему практически всегда эти решения не в нашу пользу?

Мы регулярно платим городские налоги. Мы платим непомерно высокий земельный налог. На нас бешеные тарифы за свою и общественную воду, за уборку, за озеленение. При этом нас ещё регулярно штрафуют за парковку на нашей же улице.

Десятки, а порой и сотни миллионов шекелей ежегодно собирает муниципалитет со своих граждан, но куда и как он их тратит — почему-то тайна за семью печатями. При этом мы постоянно слышим, что денег ни на что не хватает. Ни на кондиционеры в детские сады, ни для охранников в школах, ни на уборку улиц, ни на борьбу с собачьим дерьмом в наших скверах.

Не стоит и забывать, что львиную часть своего расходного бюджета муниципалитет получает в виде дотаций из различного рода министерств и ведомств, и в первую очередь — из МВД. Недаром ультрарелигиозные партии, и в частности ШАС, так бьются на всех коалиционных переговорах за контроль над МВД. Ведь тот, кто контролирует бюджет, контролирует и мэра города, а значит, всегда может решить вопросы своего электората.

Не зря лозунг партии Исраэль ба Алия «МВД под наш контроль», запущенный в 1999 году, до сих пор в ходу. Кто контролирует МВД — контролирует город.

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ

Главная проблема выборов: кто в них участвует? Кто хочет стать в вашем муниципалитете «вашим» представителем? Очередная кухарка или человек с соответствующим образованием и опытом?

К сожалению, люди с опытом, со стажем и работающие на солидных и хорошо оплачиваемых должностях, чаще всего не рвутся в политику. Им там скучно, неинтересно, невыгодно. Никто не хочет пачкаться, ведь недаром говорят, что «политика — грязное дело». Зачем уважаемому профессору или ведущему специалисту серьёзного предприятия идти в депутаты городского совета? Что он там может решить? Ведь недаром говорят: один в поле не воин! А как избрать солидную (по числу мандатов) фракцию, если русская улица практически везде раздроблена и в основном очень пассивна? Ведь в большинстве городов страны численность русскоязычных избирателей варьируется от 15% до 45%, что позволяет взять практически под полный контроль городской совет. Но почему этого не происходит?

К сожалению, так складывается жизнь в Израиле, что, несмотря на все наши знания, опыт и достигнутые высоты как в труде, так и в политике, мы всё ещё чуть-чуть «чужие». Нас всё ещё стараются поучать «савлануту» (спокойствию) и при первой же возможности напоминают, что мы «Руссия», а значит, не такие, как они! Поэтому я до сих пор голосую за представителей «русской» улицы, так как уверен, что среди нас достаточно грамотных и образованных людей, что смогут навести порядок хотя бы в наших «олимовских» городах.

ЧЕМ ЗАНИМАЮТСЯ ДЕПУТАТЫ ГОРСОВЕТА?

Заседают, обсуждают, голосуют.

А чем занимаются члены городского совета в свободное от заседаний время? Ведь по закону депутаты должны лишь раз в месяц просидеть пару часов на своём общем собрании. При этом, согласно тому же закону, депутат вправе пропустить пару заседаний муниципального совета. Отозвать его за бездеятельность либо за полное предательство интересов электората, его избравшего, не может никто.

Избранный депутат — это как зубная паста, выдавленная из тюбика. Назад не засунешь. Каденция — его. И это стоит помнить.

В тот момент, когда на избирательных участках заканчивается подсчёт голосов и якобы «ваш» представитель становиться депутатом, он больше от вас не зависит.

Согласно закону, он свободен в своих действиях, и может тут же поменять политическую окраску, переходить из фракции во фракцию, объявлять себя «независимым» и заключать любое, выгодное лишь ему, коалиционное соглашение. Так как же нам избрать «своего» депутата? Такого, что не переметнётся в чужую коалицию, не «ляжет» под мэра за «30 сребреников»? И зачем нам такие депутаты?

Тем более что в составе муниципалитета работает от нескольких десятков до нескольких тысяч муниципальных служащих, отвечающих за ведение городского хозяйства и получающих при этом солидную зарплату. В их руках находятся проблемы и школьного образования, и спорта, и детские сады, и уборка мусора, и освещение с озеленением, и многое, многое другое.

Это в основном профессионалы, порой очень неплохо выполняющие свою работу, хотя в большинстве своём бюрократы. Им дан стол (бюро) в муниципальной службе. И этот стол даёт им не только хлеб, но и власть. Такова система нашего управления городом.

При этом, «по закону», депутаты не могут вмешиваться в работу сотрудников муниципалитета, не могут давать им указания, требовать скидки или поблажки для своего электората.

Здесь есть, правда, свои нюансы.

БЮДЖЕТНЫЙ ПИРОГ

По закону, после утверждения Кнессетом государственного бюджета деньги на образование, развитие культуры, социальную поддержку и так далее передаются городским властям, и те уже распределяют их по конкретным объектам.

От этого распределения (и от тех депутатов, кто им распоряжается) в очень значительной мере зависит, какому району города будет отдано предпочтение, какая школа будет отремонтирована, где будет обновлена система водоснабжения, ликвидированы свалки, улучшен транспорт, отведено место для строительства.

Кстати, в каждом муниципалитете есть как минимум десяток комиссий, которые в основном и возглавляют депутаты.

Есть серьёзные и очень «денежные» комиссии типа финансовой или конкурсной, отвечающие за все городские подряды. Есть комиссии по скидкам, а также по проектированию и строительству. А есть и «пустые», то есть безденежные комиссии, которыми обычно не интересуются «наши» депутаты, но они всё равно нужны городу. Например, это комиссии, определяющие названия улиц и увековечивающие исторические объекты или решающие вопросы религиозного образования или состояние арабской культуры в городе. Есть много чего нужного и необходимого.

Вопрос лишь в том, какой депутат их возглавляет и чьи интересы он при этом отстаивает?

КАЧЕСТВО ВЛАСТИ

Немаловажный вопрос: а хватает ли образования или элементарных знаний у этого избранника народа, чтобы руководить комиссией с оборотом в десятки, а порой и сотни миллионов шекелей? Или его используют в качестве подсадного «дурака»?

В официальных помощниках у него значатся специалисты — городские чиновники: адвокаты, бухгалтера, начальники отделов. Исходя из их предложений и профессиональных рекомендаций, председатель комиссии (депутат) принимает решение.

А если он, как говорится, «ни в зуб ногой» по данной теме? Может ли депутат, имеющий музыкальное образование и опыт по настройке роялей, возглавлять строительную комиссию? Может ли вчерашний сантехник определять городскую культуру? А бывший воспитатель детского сада — руководить городской медицинской комиссией? По закону, может всё! А по факту? Нужен ли нам такой представитель с незаконченным средним образованием, отвечающий за безопасность или воспитание наших детей?

К сожалению, как показывает практика, может! Ведь по большому счёту депутат ни за что не отвечает. И многие из «наших» народных избранников, особо не вдаваясь в подробности, навешивают на себя, как ордена, названия якобы возглавляемых ими комиссий, при этом не особо утруждаясь организацией их работы.

Ведь в принципе и без комиссии, без депутата работа в городе движется. Хотя он (депутат) потом с удовольствием расскажет бабушкам и новеньким избирателям, как много сделал для города в качестве какого-то председателя какой-то комиссии.

Так зачем же нам такой депутат? И если нет других, то стоит ли вообще идти на выборы?

Согласно справочнику, муниципальный совет — выборный орган местного самоуправления. То есть это орган самоуправления жителей города. Так как же мы самоуправляемся? И главное, почему так плохо? Может, пришло время задуматься над тем, кого и как мы выбираем?

Я хожу на все выборы. Почему? Живу здесь. И надежда умирает последней. Я очень хочу, чтоб в моем городе и в моей стране всё-таки наступил порядок и восторжествовал закон, чтоб соблюдались наши права, учитывались наши интересы, чтобы мы жили счастливо и, главное, спокойно.

В принципе, в основе городского самоуправления лежит забота о каждом члене семьи, проживающей в городе. А я переживаю за свой дом, за свою семью. Может быть, пора защитить наши дома? Пойти на выборы. И сделать выбор, за который не будет стыдно.

А кухарки, которые всё провалили... Пусть топают на свою кухню.

Израиль

БОЧАРОВ Юрий Борисович,

политолог

ПО ТЕМЕ

В Великом Новгороде и районах

закончилась регистрация кандидатов

В пятницу 3 августа завершилась регистрация кандидатов и списков кандидатов. Всего зарегистрировались 442 кандидата: 318 — по спискам и 124 по одномандатным округам.

«В муниципальных районах было выдвинуто 89 кандидатов. На регистрацию представили документы 85 кандидатов, 80 кандидатов продолжат борьбу по выборам в муниципальных районах», — рассказала председатель избирательной комиссии Новгородской области Татьяна Лебедева.

По словам Татьяны Лебедевой, видеонаблюдение будет осуществляться на 19 или 20 избирательных участках, поскольку на всех 92 участках нет возможности поставить камеры. Компания Ростелеком предложила поставить камеру на одном участке за 45 тысяч рублей. На 92 участках это стоило бы 92 млн рублей, что не по карману местной администрации.

http://2018.vybor-naroda.org/lentanovostey


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru