Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№9, Сентябрь 2018

АКТУАЛЬНО

Инесса КАПРАН
Русский лес

 

Далеко за пределами России, в солнечной Австралии вот уже более 40 лет существует компания по производству дверей «КЕЛСО». Её директор — потомственный старообрядец Михаил Моисеевич Овчинников. Талантливый бизнесмен, общественный деятель и меценат, Михаил Овчинников являет собой яркое подтверждение того, как вера помогает человеку добиться успеха во всём, в том числе в бизнесе.

Прапрадед Михаила Моисеевича из старообрядцев-казаков, со всей своей огромной семьёй — 12 сыновей — в своё время переселился с Дона в Забайкалье в период гонений на старообрядцев. Там они построили село Доно. К революции 1917 года здесь насчитывалось около 500 домов. Отец и мать Михаила после революции были вынуждены бежать в Китай, в район Трёхречье, где и родился Михаил. Жили скромно, но счастливо, сохраняя строгий порядок в общине. Работали все от мала до велика, без пьянства и лени. После установления коммунистического режима в Китае жить стало намного сложнее.

В 1962 году большая семья Михаила Овчинникова — отец, мать, двое братьев и пять сестёр — была вынуждена переехать в Австралию. Спустя три года после переезда Михаил решился начать собственное дело. Сначала работал строителем, затем открыл свой магазин, занялся производством дверей. Спустя более 40 лет после открытия компания «КЕЛСО» стала известна в Австралии и далеко за её пределами. Сейчас это самая крупная в стране компания по продаже дверей и стройматериалов. Каждую неделю продаётся несколько тысяч дверей. «Келсо» — самая успешная компания в среде соотечественников. В 2003 году она получила сразу две премии в престижном национальном конкурсе на звание «Лучший этнический бизнес 2003 года».

Являясь атаманом Сводно-казачьей станицы Австралии, Михаил Моисеевич Овчинников на собственные средства в 2016 году открыл 1-й Русский Музей в Австралии, который известен уже за пределами Сиднея и встречал гостей не только со всей Австралии, но и из России и Японии. Музей постоянно пополняется новыми экспонатами благодаря пожертвованиям русской общины и продолжает выполнить важную миссию воспитания и сохранения исторической памяти в подрастающих поколениях.

Став директором 1-го Русского музея в Австралии, Михаил Моисеевич сотрудничает со многими общественными и государственными организациями в России: Фондом «Русский мир», Координационным Советом соотечественников, Библиотекой-фондом «Русское зарубежье» имени А. И. Солженицына, Приморским краевым отделением Русского географического общества — Обществом изучения Амурского края.

Михаил Моисеевич, как и многие русские эмигранты, ощущает себя сыном России и мечтал о встрече со страной, которую всегда воспринимал как отчизну. Два десятилетия назад свидание с любимой страной наконец состоялось. Он стал часто бывать в России. В июле 2018 года Михаил Моисеевич вновь побывал в России с целью наладить совместный бизнес с поставками лесоматериалов в Австралию. Своими впечатлениями от поездки он поделился с сотрудниками секции Дальневосточный информационно-культурный центр «Русское зарубежье» Приморского краевого отделения Русского географического общества — Общества изучения Амурского края.

— Начинал я бизнес со строительства домов своими руками, — рассказывает Михаил Овчинников. — Последние тридцать лет занимаюсь поставкой комплектующих для строительства домов. Одним из основных материалов является лес — брус и доска. Основные поставщики пиломатериалов в Австралию — Китай и Новая Зеландия. Я много раз пытался купить лес в России (ведь это моя родина и хотелось как-то задействовать соотечественников), но все мои попытки заканчивались неудачей, так как цена была не выгодная, а я бизнесмен и не могу работать себе в убыток.

Прошло много лет, но мысль о России, о русских людях не даёт ему покоя. Сейчас у него успешный бизнес, один из самых больших в Австралии. И Овчинников решил потратить в очередной раз время и деньги, чтобы разобраться: почему так происходит? Россия самая большая страна, владеющая огромной территорией, на которой произрастает большое количество леса. В своих многочисленных поездках по России он постоянно задаётся вопросом — почему люди живут так бедно? Почему вынуждены ездить за десятки километров на работу, проживая в посёлках в непосредственной близости от заготовок леса? Где те самые пилорамы, на которых перерабатывают спиленный лес?

— В очередной приезд в Россию, — говорит Михаил Моисеевич, — я начал понимать, почему так происходит и что, по моему мнению, нужно сделать, чтобы ситуация в лесопромышленности улучшилась... Поэтому я и решил поделиться своими наблюдениями с российской общественностью.

***

Приморский край — это один из районов, где постоянно добывают лес. Переговорив с людьми, которые профессионально занимаются заготовками леса, Овчинников увидел очень грустную картину. В Партизанске, например, ещё совсем недавно работали девять лесопилок, а к его приезду осталось только две. Из Красноярска и из этого региона идут просто эшелоны, но опять же круглого леса.

— Я попытался отследить весь процесс от получения разрешения на вырубку леса и до реализации готовой продукции, — делится Овчинников. — Разговаривал с простыми мужиками, лесорубами, которые валят лес. Они с огорчением говорят, что их профессия постепенно уходит в прошлое.

Чтобы получить разрешение на вырубку, нужно участвовать в аукционе, перечислить депозит (а это немалые деньги). Оказывается, зайти в лес — тоже нелёгкое дело. Нужно купить валочники, снаряжение, необходимую технику. Зачастую к выделенным участкам просто нет никаких дорог, которые счастливому обладателю лесорубочного билета необходимо проложить непосредственно в тайге, прорубая для дороги лес, строить мосты, засыпать скальником топкие места и отсыпать дорожное полотно, чтобы по нему могли двигаться не только трактора, но и лесовозы.

А где взять деньги? Кредиты дорогие. Да и под них необходимо обеспечение... Вот здесь-то и появляется наш сосед-инвестор из Поднебесной. Китайские посланцы передвигаются по российским просторам лесных угодий, как у себя дома, владеют информацией по всем нашим аукционам: где, когда, в каких количествах можно скупить российский лес. «С деньгами проблем нет, аукцион должен быть выигран!» — вот какую задачу ставят перед своими «ходоками» китайские инвесторы. Китай занял лидирующее место в мире по продаже леса, и всеми силами старается укрепить такую позицию. Этому способствует и правительство Китая, субсидируя компании и покрывая разницу в цене закупки.

В результате лучшие леса Российского государства очень быстро оказываются в руках расторопных и активных предпринимателей из Китая. И после этого даже мужик из деревни, чьи предки жили, охотились, заготавливали для своих домов лес, вынуждены идти на поклон к китайским хозяевам, чтобы обогреть свой дом в сибирские морозы. Выкупая официальный лес и зайдя на деляны, так называемые новые хозяева к официально выкупленному лесу прихватывают ещё и рядом стоящий, и получается уже другая картина по себестоимости. Вот и идут эшелоны с уже «оптимизированной», но очень удобной и доступной ценой в Китай.

— Вот так по всему миру расходится российский лес в китайской упаковке, — подводит итоги Михаил Моисеевич. — А что же наш русский мужик? Заехал я на территорию некогда большого лесоперерабатывающего комплекса в Красноярске. Июль, самая пора работать на всю катушку, лесные дороги давно просохли, вези да пили без остановки. Познакомился с директором. Зовут его Павел, он встретил меня в рабочей одежде и поведал свою историю.

У него был отлаженный сбыт лесоматериалов в Москве, но имея перебои в поставках, решил устранить этот пробел. Нашёл территории с цехами, складскими помещениями, офисным зданием, но с разукомплектованным оборудованием. Самое главное — в непосредственной близости от заготовок леса. Затянул поясок, и шаг за шагом начал восстанавливать заброшенное ранее производство. Что можно, отремонтировал, используя русскую смекалку, поменял дорогостоящие импортные детали на российские. Что-то докупил и с большими трудностями, но с верой в светлое будущее запустил производство. Как и мечтал — замкнутый цикл от распиловки до получения конечной продукции.

При осмотре предприятия, рассказывает Михаил Овчинников, он увидел оборудование, которое позволяет выпускать продукцию высочайшего качества и соответствует всем международным ГОСТам. Пиление, сушка, склейка, строжка, шлифовка, то есть всё то, что должно быть на современном предприятии. Не увидел гость из Австралии одного: потока продукции. Тот объём, что делает Павел сегодня, — всего десять процентов от производительности завода. На вопрос, почему так, Павел ответил: нет сырья...

Нет сырья? Михаил Овчинников не верил своим ушам, так как за день до этого любовался необъятными просторами сосны, лиственницы, ели и многих других деревьев, до которых от места его производства можно доехать за 3–5 часов.

— Я видел комплексы, которые спиливают до тысячи кубометров в день, — говорит Михаил Моисеевич, — а на территории завода Павла лежало не более сотни кубометров круглого леса. Где лес, который пилят по соседству?

Оказывается, практически всё уходит в Китай. Даже то, что заготовляют немногочисленные лесорубы, продаётся китайцам. Ведь они расплачиваются сразу и наличными. Вот такой круговорот. Павел сказал, что заработанные ранее деньги он вложил в ремонт и реконструкцию предприятия. Кредиты дорогие, и получить их — целая проблема, дотации ему не дают. Денег на закупки не хватает, конкурировать с китайцами нет никаких возможностей. Он не может взять большой заказ, который помог бы ему выйти на полную мощность. Всё хорошее сырьё идёт мимо. Вот и бьётся он с этим заводом уже который год и бросить его не может. Ведь сколько денег, времени и сил туда вложено! Павел готов производить много качественной продукции, но разорвать замкнутый круг он не в состоянии…

Аналогичная ситуация наблюдалась и в Иркутской области, где было вырублено и бесконтрольно вывезено в Китай огромное количество леса. Сейчас она здесь меняется, слава Богу. Идёт борьба с бесконтрольными вырубками. Но то, что уже произошло в лесной промышленности России, наложило отпечаток на всю мировую торговлю лесом. В Австралии предприятия по переработке лесоматериалов не в силах конкурировать с китайскими поставщиками. Существует проблема закрытия австралийских и новозеландских деревообрабатывающих компаний. Более 200 компаний закрылось только в Новой Зеландии, не выдержав конкуренции с Китаем. Отдельно бы хотелось подчеркнуть закрытие большого числа компаний по производству лесоматериалов и в России, причиной которых стала также конкуренция с Китаем.

Почему в России лесная отрасль стабильно убыточна? В общемировой практике используется универсальный показатель эффективности лесопользования — объём снятия древесины с одного гектара. Для Российской Федерации этот показатель составляет всего 0,2. Здесь Россия далека от мировых лидеров, уступая Германии (4,9), Финляндии (2,3) и даже Китаю (1,4).

Лесной кодекс, принятый в 2005 году, по мнению российских специалистов, убил всю систему лесного хозяйства в стране, отдав леса в аренду. Лесная отрасль испытывает постоянное недофинансирование, что приводит к её крайне низкой рентабельности. Объём платежей в бюджет страны с одного гектара леса составляет чуть более 20 рублей. Остальные деньги, полученные от этого криминального бизнеса, оседают чёрным налом у региональных браконьеров.

В России специально для борьбы с нелегальной вырубкой и продажей леса была внедрена система ЕГАИС — Единая государственная автоматизированная информационная система учёта древесины и сделок с ней. По российским источникам информации, только за последние два года количество выявляемых правонарушений по фактам незаконного оборота леса увеличилось в шесть раз. Одним из важных решений, увеличивающих рентабельность лесной отрасли, мог бы стать запрет на экспорт леса-кругляка, любой древесины, не относящейся к готовым изделиям. Надо разрешить лишь экспорт изделий с обработкой хотя бы от обрезной доски до бруса. Восстановление вырубленных лесных массивов не менее важно. Вместо одного вырубленного дерева необходимо посадить как минимум два.

— Я уверен, — считает Овчинников, — что можно наладить систему и создать такие условия, при которых станет возможно перерабатывать древесину в России и отправлять готовую продукцию в другие страны.

Инвесторам не должно быть выгодно отправлять круглый лес за границу. Россия должна выступить главной страной при решении этой проблемы. Правительству РФ необходимо поддержать развитие малого и среднего бизнеса по производству леса, запретить или приостановить продажу леса-кругляка, начинать развивать и поддерживать производство готовой древесины. И прежде всего — поднять пошлины на 100% на экспорт леса-кругляка.

— Все люди должны жить хорошо, — уверен Михаил Овчинников. — От бизнесменов до обычных работников. Государство должно открывать возможности для нового бизнеса, всячески способствовать и поддерживать существующие, чтобы в свою очередь владельцы и директора компаний могли заботиться о своих сотрудниках и платить им достойную заработную плату. Ведь счастливые сотрудники — это успешный бизнес, а успешный бизнес работает во благо страны.

Мнение известного австралийского предпринимателя, душой болеющего за Россию и русский народ, заслуживает внимания со стороны правительственных органов России, отвечающих за состояние российской лесной промышленности.

Владивосток

КАПРАН Инесса Константиновна,

председатель секции Общества изучения Амурского края «Русское зарубежье»

ПО ТЕМЕ

Китай свой лес бережёт,

а наш уничтожает

Вся южная половина Иркутской области представляет собой почти сплошную лесосеку, даже на космических снимках видны огромные пустоши. В прошлом году там было нелегально вырублено и вывезено в Китай более миллиона кубометров российской древесины.

Наша страна по площади лесов — первая на планете. В России около 25% всех мировых запасов леса, в 3 раза больше, чем в США и Канаде, вместе взятых, свыше 50% мировых резервов ценных хвойных пород. Во-вторых, и это главное, нефть, газ и другие полезные ископаемые добываются и не восстанавливаются, то есть рано или поздно они закончатся. А лес, если к нему относиться бережно и рачительно, будет жить вечно, принося огромную пользу всему народу — и экономическую, и экологическую. Особенно это относится к сибирской и дальневосточной тайге, которую справедливо называют одними из главных «лёгких планеты» и нашим национальным достоянием.

Увы, это национальное достояние сейчас варварски уничтожают. Площадь лесных массивов сокращается пугающими темпами, уже потеряны миллионы гектаров зелёных насаждений. Ущерб от рубки леса в России с каждым годом растёт. За последние пять лет объёмы незаконных вырубок леса увеличились на 70%!

Практически всё это российское богатство, ставшее статьёй экспорта, уходит в виде древесины в Китай. В Амурской области, по официальным данным природоохранной прокуратуры, под вырубку отдано более половины (!) государственного лесного фонда. И это лишь легальные объёмы. Масштабы теневого бизнеса как минимум не меньше.

Ильгар МУСАХАНОВ

http://новости-мира.ru-an.info/


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru