Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№12, Декабрь 2018

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Константин ТРОИЛИН
Истина

 

А что мы, собственно, знаем об этой самой «истине»? Оказывается, в самом распространённом виде, только то, что некий римлянин Понтий Пилат, прокуратор Иудеи, немного удивлённо поинтересовался у Спасителя (не более чем чудаковатого самозванца неясного происхождения в глазах пришлого иностранца): «Что есть истина?».

Этот насмешливый скепсис античного римлянина на обывательском коде (очень запутанном и у каждого своём) означает: «Не надо заглядывать в запредельные и заумные пространства. Мир — это нагромождение хаотически сопряжённых случайностей, не более того. Адекватному человеку достаточно употреблять слова: «право», «правда», «справедливость», «добро»…

Право? Так это превосходство правой руки (десницы) над левой. Нашим предкам биологическая асимметрия казалась неоспоримой и незыблемой данностью. Среди людей левши в меньшинстве. Сейчас мы, конечно же, понимаем, что это всего лишь превосходство силы над слабостью. Всего лишь!

Правда и справедливость — того же порядка. Сколько имеется живых существ (в том числе и людей) — столько и справедливостей. «Если волчица убьёт и съест олениху — свершится великая несправедливость для оленихи. А если олениха убежит — и вторая, и третья — то волчица умрёт от голода. Свершится несправедливость для волчицы». Справедливость у каждого своя. Сколько нас живёт на планете? Семь миллиардов? Больше? Столько и справедливостей. Есть люди, которые даже защищают права животных. Хотя те даже и представить не могут, что у них есть какие-то «права». Правда и справедливость временно группируются вокруг какого-то частного вопроса, защищая интересы какой-либо видовой (корпоративной) общности, право — всегда на стороне индивидуальной силы или коллективной власти.

Добро? Антагонист Зла? В русской культуре «Бр-р!» значит — страшно. После последнего пика ледникового похолодания (20 тысяч лет назад) — с Южного Урала, от восхода солнца, через реку Ра (Волга) на Русскую равнину порядка 17 тысяч лет назад проникла культура «отца богов» БУРИ. Что-то вроде бродячих цыган, но коровопасы. Кровососы и молочники, наподобие современных кенийских масаев. Тотем Ночного Сыча и Летучей Мыши. Эта культура локализовалась порядка 15 тысяч лет назад в районе озёр Белое, Онега, Ладога в культуру БОР («отца Одина»). «Разгорелся Сыр-Бор»: проторусская культура «Мать Сыра Земля» не приветила Бора.

Позже, 13–11,5 тысячи лет тому, при таянии сибирского (так называемого Сартанского) ледника из Западной Сибири, с территории современной Барабинской степи, через тот же Южный Урал и ту же Ра-Волгу пришли могучие охотники БЭР (медведи). Присев на теремок пяти тотемов, возглавляемый племенем тотема Волк («волчок — серый бочок»), сибирский шестой тотем Бэр-Медведь развалил его. «И стали тогда они строить теремок краше прежнего». В одном из вариантов медведь прямо сообщает: «Я вам всем пригнётыш!».

Было основано первое патриархальное русское царство БЭР-ЙЭН-ДЕЙ, Берендей (тот самый «зверь 666» с точки зрения бедуинов южных пустынь), с подчинённым тотемом «Серый Волк» (будущей культурой Царевича Ивана). Начало эпохи господства всего Благо Родного над Рябым. Барона над рабом, барина над работником, буржуазии над рабочими. «Времена» до прихода этих самых «БР» кодификаторы идеалистически и обозначили как «до БР», Добро. «Раньше всё было лучше».

Идеология господства «Бар — Раб» закрепилась на западе АДДА и на юге АЛЛА, а в русской культуре не прижилась, трансформировалась в морально-этический закон: всё, что мне благоприятствует, Добро — всегда побеждает; всё, что враждебно, Зло — всегда проигрывает. Ни о какой объективности и универсальности этих двух «биполярных» систем речи не идёт. Обобщённую схему «Добро — Зло» поддерживают частности: «хорошо — плохо», «тепло — холодно», «сытно — голодно», «весело — грустно» и т. п.

Русское Зло происходит от «Зе Ло» (Зе Лао) — Первый Закон (или Закон Первого), который, по преданию меотийцев и более поздних эллинов, вводил Лаомедонт (Лао — закон, Мед — мудрость, Онт — присхождение) из линии первого царя Дардана (тотем Змея, стихия Вода — Земля, созвездие оси прецессии Дракон). В Аттике вся эта культура именовалась «деспот Дракон» (плохо), у финикийцев «бог Драгон» (почитание). Малоазийская Троя — одна из промежуточных баз экспансии в Средиземноморье этой гармоничной (что не значит «хорошей», а только структурно «троичной») культуры.

Биологическое симметрично-асимметричное превосходство силы «Бар» над слабостью «Раб» и асимметричное этой пропорции духовное превосходство «Добра» над «Злом» (тоже в свою очередь симметрично-асимметричное) — и между собой соотносятся как Симметрия и Асимметрия. Но это не тавтология, а наглядный пример того, как простое укрупняется в более сложное, при этом не меняя сути алгоритмов: тех же Симметрии и Асимметрии.

Можно ещё жить самым естественным «материальным» образом, отмечая в окружающем мире замечательные признаки, явления — учитывая их, даже почитая, но не возвеличивая до крайности. Все люди племени собираются и решают, как им жить дальше. Веское слово имеет совет старейшин, самых опытных и мудрых. Для охоты, для войны, для принятия быстрых решений избирается самый сильный, смекалистый и удачливый мужчина — вождь. Если связать три одинаковых шеста между собой, получается жёсткий, без всяких подвижек равносторонний треугольник — символ внутриплеменного договора. Если ночью разжечь три костра треугольником — можно не опасаться никаких хищников. Три шеста упертые в землю, связанные в вершинах (строенные) — первый элемент строительства. Это — алгоритм Гармония.

А ещё — можно «послать весь мир куда подальше» (в прямом смысле): «Вы мне все надоели. Я уйду в далёкое недоступное для всех вас место и построю там свой мир вечного блаженства. Варианты: в чащу леса, в пустыню, в горы, на необитаемый остров, в тот самый хрестоматийный «град на холме». Пусть расцветают все цветы. Самое главное — мой личностный внутренний баланс, покой — нирвана». Или наоборот, дать зарок на «абр-камне» и стать «абреком» — объявить войну всему миру. Это — Вариативность (все варианты индивидуального, мелкогруппового антиобщественного образа жизни: от равнодушного игнорирования общества как такового до войны с любыми проявлениями общественных укладов).

***

И сколько дальше ни ломай голову, но все идеологические «измы» распределяются по четырём алгоритмам — и остаётся всего один алгоритм: жить всегда в центре мира, на перекрестье дорог, обобщая и анализируя все возможные варианты бытия и принимая решения, которые могут победить любого врага. Вначале вы собираете все возможные варианты, их может быть много, но число всегда конечно. Отбрасываете пограничные «экстремальные функции»: жестокость, изуверство, и наоборот: идиотическую бессмысленность. Отбираете самые важные детали и строите из них равносторонний треугольник гармонии поверх бесформенного поля вариативности. Точку пересечения трёх биссектрис возвышаете. Получается треугольная призма, новое качество: объём по сравнению с плоскостью.

Это — Оптимальность. Самый сложный, но и самый развивающий алгоритм. Процесс метаморфоз качества во всё более сложные формы. Собственно, это и есть алгоритм развития и строительства нашего Космоса. Два крайних (для нас) этапа: Эволюция биологических видов, а с момента, когда в процесс включился Разум — Антропогенез. И не надо биологическими законами Эволюции кодировать развитие человека и его общества, как это бесконечно делает множество невежд-идеологов.

Только с этого момента мы немного начинаем приближаться к осознанию категории «истина», осмысливая логическую формулу: «Оптимальное утверждение, выведенное посредством анализа всех возможных вариантов, которое никто не может опровергнуть, и есть истина».

Истина — это не продукт всеобщего галдежа-спора, в котором каждый имеет своё мнение, и в результате которого все почему-то «обязательно» должны прийти к «консенсусу». Идеалистическая, то есть совершенно нереальная фантазия. Истина не рождается в спорах! Консенсус — это приведение к единому мнению силой, процесс наподобие заточки карандаша на конус, проявление одиозности. Истина же имеет выражение формулы. Например: «В прямоугольном треугольнике сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы». Пройдитесь по линии предлагаемых доказательств, линейкой сами всё «механически» промерьте. Ни добавить — ни отнять. И пользуйтесь (если есть такая необходимость), всегда безоговорочно верно.

Современный мир переполняется несправедливостью, все кричат друг на друга, обвиняя во лжи. Кто прав? Кто виноват? Главный аргумент: «Сам дурак!» Кажется, никто и не собирается «усложнять» себе жизнь осмыслением дополнительных пунктов к бинарной схеме. Моё мнение — Добро; все, кто мне перечит — Зло. Точка.

В священных писаниях (и священных преданиях) нет прямого ответа Спасителя прокуратору. Ответ притаился в самой Его земной жизни, деяниях и, как итог, в проповеди: «Любовь». Его прямая речь: «Я на то родился и пришёл в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего». После этих слов, представитель культуры Капитолийской Волчицы (Бар — Раб) и полюбопытствовал…

Как известно, все попытки построить какую-либо формулу Любви ни к чему не привели. Любовь, конечно, всеобъемлющая универсальная сила, и это осознают многие: «Любовь чудеса творит!». А всё же — иррациональна, совершенно «эфемерна». Люди, считающие себя «практичными», просто отмахиваются: «Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Эта блажь каких-то мягкотелых романтиков не имеет никакого прикладного значения в реальной жизни. То ли дело — физическая Сила. Что может быть проще и эффективней?».

Исчерпывающей формулы Любви нет, но есть сопутствующий признак: «Не делай никому того, чего не хотел бы сделать для себя».

Совершенно логично, что, даже не зная структуру Истины, сопоставляя любую политическую позицию и любые деяния с проявлением (ипостасью) Истины — Любовью (через её сопутствующий признак), можно всегда оставаться на истинной дороге развития. А всегда оставаться на стороне Истины — это самая высшая степень прагматичности.

«Все дороги ведут в Вавилон» — где тот Вавилон? «Все дороги ведут в Рим» — где тот Рим? В современном мире многие убеждённо утверждают: Вашингтон решает все вопросы. Но где все Империи Силы минувших тысячелетий? В прахе! Все имперские чванливые дороги, построенные на костях «недоразвитых» соседей, исчезли. «Дорога в никуда неотвратимо ведёт в никуда».

«Дойдёт только идущий по дороге Истины!».

Подставьте к идеям, речам, и главное, деяниям руководителей Западного сегмента цивилизации и Русского мира простенькое, как ситчик, слово Любовь (с сопутствующим определителем) и сопоставьте, как они соотносятся. Вы без всяких разночтений убедитесь, что Россия стоит на дороге Истины. Если же бесконечно вести споры в бинарных категориях «добро — зло», «хорошо — плохо», «право», «правда», «справедливость» — то «дискуссия» так и останется в замкнутом круге анекдота: «Вас Ивановых не поймёшь. Маньке, значит, к которой я хожу — хорошо, а тебе, Ванюша, так получается, — плохо? Вы уж как-нибудь определитесь».

У Запада — своя имперская «правда», своё «право» избранных, своя «справедливость» силы. Для России значения всех этих категорий — полярно иные. Все «круглые столы» приведут только к окончательной констатации данного факта. И тогда после шаткой эпохи Митры (договорённостей) придёт категоричное время Варуны (войны). В «благородном поединке» определится: на чьей стороне «правда». И тогда: «Горе побеждённому!». В таком сезонном чередовании политических эпох наши предки мыслили «суть вещей», пока Спаситель не предложил Любовь в качестве распознавателя Истины: указал на выход из казавшегося фатальным круга войны и мира (оттого и Спаситель).

***

А в чём спасение? Допустим, подавляющее число людей на планете уже убедилось, что Русский мир предрасположен более к истине, нежели западная волчья стая «W». И что? Ведь в Нагорной проповеди сказано: «(…) не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую (…)».

То же асимметричное Добро — хотя бы «с кулаками». Зачем осознавать истину, если она не имеет никакого практического значения, тем более применения?

Эта заповедь противопоставлена ортодоксальному иудейскому постулату симметричного ответа — мести: «око за око и зуб за зуб».

Но противопоставление — это всего лишь инструмент асимметрии бинарного порядка «добро — зло», «плохо — хорошо». А Спаситель несёт культуру истины, главным когнитивным методом которой является объёмная перекрёстная аналитика. Конечные продукты здесь те самые «утверждения-формулы», с которыми невозможно спорить (самым наглядным и мощным из которых является Любовь). Собственно, а откуда нам известно об этой заповеди?

От апостола Матфея. Матфей (Дар Яхве), иудей, из презираемой иудеями касты мытарей (сборщиков налогов), последовавший за Спасителем и позже начавший самостоятельно проповедовать среди иудеев за Христа. Иудейские притчи, чудеса, наставления (заповеди), хроники жизни и деяний Иисуса (создававшиеся несколькими поколениями самих же иудеев после земной жизни Спасителя) были собраны в иудейскую Благую Весть (Евангелие), которую и обозначили: «от Матфея». Направленность этого сборника читается очень чётко: в сторону человека и человечности, за гуманизм в противовес жёсткой запретительной системе табу ортодоксального иудаизма. Но эта альтернатива ортодоксальности — всего лишь популистская эмоция, к ней вопросов даже больше, чем к ветхозаветной догме. Можно бесконечно спорить над версиями. Если пощёчину мне даст мать или любимая женщина за какую-то мою провинность — можно принять ещё хоть сто пощёчин. Почему только одну? А если какой-то изверг на улице из-за угла выпрыгнет? Так и пришибить его на месте не грех. Если такого не остановить — он следом может кого-то и убить… Перечень подобных рассуждений велик, и к истине «заповедь Матфея» не имеет никакого отношения. Вернее, эта (именно Матфея) заповедь является частной составляющей в объёме других вариантов на пути принятия исчерпывающего оптимального решения.

До мозга костей дети одиозной иудейской культуры, последователи Матфея даже понять не могли, что категоричное отрицание Зла «на законодательном уровне» — не имеет никакого отношения к оптимальной истине. Симметричное (до абсолютной бесконечности) увеличение числа древнейших запретов (табу) в субтропиках и южнее продолжается до настоящего времени. «Не пей вино», «не ешь свинину», «не ешь рыбу без чешуи», «не входи в обуви в дом», «не ходи с открытым лицом (для женщин)»… Делай то, не делай этого. Культурологи давно уже сбились со счёта всех этих заповедей, и с удивлением продолжают отмечать появление всё новых и новых. Табуирование не является признаком культуры объёмной, оптимальной истины, которую извне и нёс Спаситель в одиозную Иудею. Любое табу сразу же обрастает вопросами, сомнениями, разночтениями, что мы и отмечаем в дискуссиях по каждому из пунктов заповедей Матфея.

***

Всех, конечно же, интересует не образ пощёчины, а самая предельная грань борьбы за жизнь. Как в самой культуре Истины решается вопрос убийства себе подобных, какова должна быть реакция на агрессию?

Самозащита священна! Если перед тобой капает бешеной слюной убийца-зверь — твоё право накормить самим собой хищника, насытить его. Но если ты взрослый сильный мужчина, а за тобой — все твои близкие, которых ты любишь, то во имя Любви ты обязан вступить в бой с агрессором и победить его. В противном случае ты — трус и предатель. Если можешь не убивать и обеспечить безопасность — не убивай.

Кроме математической погрешности неадекватных субъектов, эта формулировка воспринимается всем человечеством безоговорочно, без каких-либо ограничивающих вводных: «в случае», «при условии», «кроме ситуации, когда»… Эта неоспоримая формула создана по всем законам истины, в свете которой «подставление другой щеки» воспринимается нелепостью.

А почему такая уверенность, что Спаситель думал подобным образом? Ведь никаких письменных свидетельств тому нет. Так ведь иудею Матфею и всей культуре иудеев позволительно иметь своё собственное частное мнение, а Спаситель — от культуры Истины, рассуждает только в системе оптимальных формул. И возлюбить «врага своего, как самого себя» не имеет никакого отношения к примеру Матфея о пощёчине. Настоящий, духовно глубокий человек сострадает побеждённому им хищнику, который (казалось бы) только что угрожал его жизни. Мы не глумимся над трупами поверженных врагов, а достойно предаём земле. Не убиваем пленных. Выражение «крокодиловы слёзы» применимо только к лживому агрессору-убийце.

Для людей «от истины» никакого вопроса: «Что иудеи делают в христианстве?» — не существует. Для того и предусмотрены сразу аж четыре Евангелия! Не надо даже и пытаться делать какие-то глупейшие ревизии. Если иудеям так удобно — пусть хотя бы через привычные им табу приобщаются к «разумному, доброму, вечному». Ни к чему плохому десять заповедей Евангелия Матфея не призывают. Это — иудейское понимание Христа. В исламе, кстати, тоже есть своё собственное представление о «пророке Исе». Очень своеобразное. Надо уметь прислушиваться к иному мнению. Необходимо только говорить конкретно: это мнение сугубо Матфея и иудейской культуры, а не Спасителя.

Понимание христианства иудейской культурой — от Матфея.

Взгляд со стороны кельтов — от Луки. Лука — это «звонкая охотничья лайка, верный спутник и помощник кельтского верховного бога Езуса (Иезуса), близкий родственник такой же лайки Лока русских торков и скандинавского Локи.

Мнение «тринадцатого колена Дана» (исключённого Ездрой из числа «избранных народов» после Вавилонского плена) — от Марка. Ма Арка — мать, род, люди Полярной Арки (Арктики). Северные приполярные даны; балтийская Марка Дания, исторических выходцев с Дона, долгое время сама себя называла Христианией. Средиземноморские данайцы, балтийские даны, истоковые дончаки — влиятельная сила в мире. Именно то самое шекспировское «датское королевство», в котором с определённой точки мирового развития пошло «что-то не так». А именно, со времени укрепления города Лан-Дон на Темзе. Донские казаки на своём гербе вонзили чёрную стрелу-змею возмездия в белую лань Елень, мировой символ лжи и предательства.

И наконец, самое главное свидетельство близкородственной культуры — осевого географического меридиана «IОАНН»: I — Древо Мира, из Африки к Дону. «…Див збися вверху Древа», когда полки князя Игоря входили в Задонщину. АННА — север, Русская равнина. О — свет полярной звезды, Кольский полуостров — Евангелие от Iоанна. Осевой меридиан давно поделен на части государственными границами, но влияние его изначального культурного единства несут в себе (без всяких сомнений!) все без исключения люди планеты.

Вокруг оси культуры IОАНН вращаются и все коды происхождения Спасителя.

Iоанн Предтеча — культура, предшествовавшая Его земной жизни и деяниям, из которой он напитался азами истинности.

Iоанн Зеведдей (Евангелист) — из рыбаков; Его ученик, самый юный и любимый, в котором, несомненно, Спаситель видел Своё продолжение.

АННА — Его бабка: «Зимняя», «Снежная», изначально приледниковая тундра на широте городков Анна и Новая Анна, воронежской и волгоградской областей (в окружении обширнейшего ареала древнейших стоянок), при потеплении разросшаяся во всю русскую равнину.

Елизавета или Елисовета (Завет Ели или Совет Ели) — мать Iоанна Предтечи, сестра матери Марии Эль Азар (русские фамилии Азаровы, Елизаровы). Эль (Ель) — «Великий Круг (народ) терков» (на юге — тюрков). Аз, АЗЗА — «Аз есм Свет»: Азов — Кавказ — Казбек — Назрань — Нарзан — Алазань — Азербайджан — Мазандаран (с северо-запада на юго-восток). В сердцевине — поляна Азау, по преданию — изначальное убежище рода Эль Азар.

В Назарете, в поселении рыбаков и «вольного служивого сословия» азатов, не плативших податей никакой власти (в том числе и иерусалимской), оттого не числившихся ни в чьих переписях — Спаситель и жил от рождения. Древо Ель мы почитаем на Рождество. Водный Крест: исток реки — устье, правый берег — левый берег. Иордан — один из пятидесяти сыновей Дона (Донбеттыра, батюшки, царя Даная). По правому берегу: Донец, Днепр, Десна, Днестр, Дунай… По левому: Ардон, Феагдон, Кармадон, Урсдон, Раздан, Сидон, Иордан… до Македонии.

Iосиф (Плотник, Обручник) — отчим и выдающийся наставник, из коренных (в прямом смысле) иудеев, преподавший Иисусу исчерпывающие иудаистические знания. Жить в административных границах Иудеи, в совершенстве знать её культуру — не значит быть по национальности иудеем. Назарет — поселение азатов, колена Дана, северо-кавказского и донского истока, поддерживавшие ессейскую — инородческую ветвь иудаизма). Иродиане, фарисеи, саддукеи, ессеи — матричная квадрига иудаизма двухтысячелетней давности, самим фактом своего существования опровергающая идеологию одиозного абсолютизма. «Гой еси, добрый молодец!». Некогда, пожелание благого естественного пути, под культурным центром которого наши предки подразумевали район Пяти Гор (Пятигорска), Ессентуков.

А всего апостолов — двенадцать. И другие восемь, кроме евангелистов, представляют каждый свою культуру и имеют каждый своё, очень своеобразное мнение о христианстве. Нам предлагают не догму, не табу, которые мы должны безропотно исполнять, не рассуждая, а объёмную информацию для аналитики, и «всякий, кто от истины слушает гласа», информацию изучает и принимает решения, «с которыми невозможно спорить». А к случаям, в которых ситуация выглядит пока совершенно запутанной — подставляет определитель «Любовь». Истинный христианин вмещает в себе все одиозные частности, но люди частностей не могут вместить в себе общую картину мира.

Христианство переполнено разного рода одиозниками, которые полагают, что являются единобожниками. Их право. Необходимо запастись большим терпением, чтобы и они начали ощущать мир объёмно, а не только «от своей лоханки». В четвёртом веке мыслители с трудом на двух вселенских соборах оторвали церковь от единобожия, утвердив канон гармоничной Троицы: «Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа». Но дальше: к оптимальности не пустила младенческая западная цивилизация. Римский католицизм так и застыл в бездыханном треугольнике гармонии (постоянно усекаемом асимметрией), а «осевой меридиан» IОАНН пробует развиваться по оптимальной Любви. Не являясь по факту в большинстве своём таковым, но двигаясь по дороге Истины. И так произошло, что самой могучей церковью Любви (более половины всей паствы Востока) стала именно Русская.

Остальные (и католицизм, и восточные) тают на глазах. Случайность? Нет. Подобное явление объяснимо, только если понимать, что исток культуры Истины бьёт на канонической территории Русской Церкви. Исток полноводен, а, растекаясь по землям, иссякает. Пришло время твёрдо обозначить истинное утверждение: «Спаситель нёс Истину-Т в южную одиозную Иудею от культуры севера АННА, Эль Азар, стихии Воды — Дона, двух рыб-рун: Дон-Волга и Ока-Волга». В этом самом истоке культуры истины Русская Церковь и развивается самым естественным образом и покровительствует нескольким иссыхающим автокефалиям, скромно избрав себе пятую строчку в иерархическом реестре.

***

На самом деле нам не нужно никакое первенство. Цифра «5» — один из символов Оптимальности, логического алгоритма Истины, имеющий уже в научной дисциплине «Логика» обозначение «Т». И не надо слушать никаких невежественных переводчиков. Т — это и есть культура Истины, смысл которой и раскроется самым естественным образом немного позже. Русская истинная христианская Церковь к двадцать первому веку внутренне переросла асимметричный определитель «православная», но в дань традиции держится за него, не торопится смущать неокрепшие мозги той части своих прихожан, которые только становятся на путь осознания категорий истинности. Что называется: «хоть горшком назовите». Главное — это деяния. И всё же последние события (как раз деяния той же православной Константинопольской автокефалии № 1) указывают: делать логический шаг от асимметрии к оптимальности придётся, и очень скоро. Угрозу раскола можно перевернуть в Рассвет. Но только Истина может бескровно победить «добро» завоевателей, «справедливость» агрессоров, «правду» воров, «право» лжецов... Иначе: «добро на добро», «право на право» — война.

Западные элиты прекрасно осведомлены о бесспорности формулы «Самозащита священна» и всепобеждающей мощи её реакции. Вспомните, как ковбои в вестернах, не поделив салунную певичку, до изнеможения, как удавы, упирают взгляды друг в друга, откинув фалды плащей над поясными «кольтами». Первый, кто сделает движение к пистолету — агрессор, и пристреливший его «оппонент» чист перед законом. Презумпция самозащиты.

В данном контексте необходимо указать на культурное преступление британской цивилизации, перенёсшей в девятнадцатом веке, на гребне своего колониального могущества, географический «нулевой меридиан» к себе на остров, в Гринвич, в результате чего рассыпались все мировые кодировки. Ведь та же Западная Европа теперь — Восточная! Сторонники российского Пулковского меридиана (наследника Александрийского, очень близкого не только географически, но и по культурному коду оси IОАНН) в то время не смогли воспрепятствовать нахрапистости колонизаторов. Островитяне разрушали и разрушают мир сознательно, лишая людей знаний о прошлом, чтобы в новодельном недоразумении, с историей в несколько веков, позиционировать себя «природными» господами. Именно из Британии шло финансирование культурологического проекта «Фоменко и Носовский», по смыслу которого «новая хронология» всей человеческой цивилизации — считанные века, соразмерные выходу из дикости в цивилизацию западных отшельников.

Да и Бог с ними! Мы уже смеёмся над глумливым примитивизмом «новой хронологии», посредством которой предполагалось «взломать программу» нашей культуры, возраст которой и есть сам человек! Бывало и хуже. В тринадцатом веке наши предки жестоко били западный «крестовый поход» — на Неве и Чудском озере. В семнадцатом веке гнали из Москвы польско-литовское ворьё. В восемнадцатом — аж под Полтавой (только вдумайтесь!) уложили в землю целую армию совершенно обезумевших шведов. В девятнадцатом веке в заснеженных полях России сгинула «Великая» франко-европейская армия, а всего поколение спустя Севастополь героически отстреливался уже от британо-франко-американской атаки. В двадцатом веке пришлось вначале выжимать с окраин английских и американских интервентов, а позже уничтожать совершенно чудовищную фашистскую германо-европейскую чуму. Но лезут и лезут: наглые, бесконечно лживые. Пришли уже в родное Поднепровье, невзначай перепутали техасские прерии со степями Херсонщины.

Запад вновь готовит агрессию. Конечно же, смешно слушать запугивания о бесполезности сопротивления, так как объём экономики некоего свободного мира «что-то как-то там на порядок превышает». Смешно даже представить, как нули фондовых биржевых котировок (во многом дутые) будут реально воевать. В тринадцатом веке всего-навсего восьмисоттысячная монгольская ойкумена с примитивной натуральной охотничье-пастушьей экономикой взяла под контроль восьмидесятимиллионную цивилизацию Китая, двадцатимиллионную Среднюю Азию, пятнадцатимиллионную Русскую равнину и т. д. Рядом: и тот же Кир (на белом верблюде во главе горстки северян-прикаспийцев), уничтоживший Вавилон и основавший Персию; и македонец Александр, с отрядом конных ретов-гетайров и пеших гоплитов-фалангистов, рассыпавший в прах мировую монополию Персии.

Особо нелепо выглядят потуги идейных хищников, чья сущность давно уже хорошо понятна окружающим народам, позиционировать себя невинной жертвой с помощью самой невероятной лжи, в ими же конструируемом конфликте. Эти элементы лжи слишком смехотворны, чтобы на них даже обращать внимание. Но есть одна позиция «прагматичного западного обывателя», которая в состоянии реально наполнить западные армии солдатами.

«Да, мы, возможно, несовершенны. А кто совершенен? Наверное, безоглядное применение силы — это нехорошо. Но мы — вершина эволюции и обязаны защитить достигнутые западной культурой моральные и эстетические ценности от недоразвитых претендентов, от надвигающейся азиатчины». Это основная позиция защиты даже очень-таки приличных внешне «партнёров по дискуссии».

И что — спорить с ними об «истине»? Время теологических диспутов закончилось. Запад уже живёт в «пострелигиозном» мире.

***

Но давайте обобщим, что же прояснило нам само существование и взаимное сосуществование мировых религий? Неужели наши предки зря спорили тысячелетиями напролёт и даже проливали кровь каждый за свою веру? Неужели сам набор мировых верований — «хаотичная случайность»?

Иудаизм — это симметрия во всех проявлениях: одиозность, избранность, первенство, главенство — Единобожие. Допускается только фонетическое (письменное) обозначение Бога и никого (и ничего) рядом.

Ислам — то же самое Единобожие, но в непримиримом антагонизме стволу, считающее себя самым первым и самым главным. «Нет Бога кроме Аллаха, а Мохаммед Его Пророк». Допускается только ступенька подчинённости, последовательности, естественная, как тень для человека. Младшие подчиняются старшим, женщины — мужчинам, дети― родителям, слабые — сильным, рабы — рабовладельцам. «Алла Ак Бар!» Никакой близнечности, никакой симметрии. Это — религия асимметрии.

Симметрия и Асимметрия давно бы уже себя взаимно «сократили», как противоположные математические знаки, если бы их постоянно не умиротворяла третья сила: племена гармоничного договора, изначально — митраисты. Никакой мистики. Мы уже говорили: значительная часть людей, даже бóльшая — пыталась жить в гармоничных обществах. Общий сход племени, веское слово старейшин, авторитет вождя — равносторонний треугольник в принятии решений, трёхступенчатый суд. И что плохого в этой Гармонии?

Митра постоянно коленопреклоняет то Льва, то Быка (образы экстремальных: Симметрии — Асимметрии), подчас просто их убивает. В левой руке Митры — факел посвящения и просвещения; в правой — треугольник: для взаимоотношений внутри племени — строительный мастерок, для внешних соседей — разящий клинок. Это и есть те самые «двойные стандарты» масонского демократического Запада. Древнейший азийский митраизм проник на Балканы, в Аттику только порядка трёх тысяч лет назад посредством «богини» Деметры (АДДА — Запад, Митра: западный договор, порядок; через территории Дмитрия).

Тот, кто переводит термин «демократия» как «власть народа», попадает в очередную западную культурологическую ловушку. Потому что в западных полисах власть принадлежала только здоровым мужчинам, потомкам первопоселенцев, без всякого права голоса для женщин, рабов, увечных, инородцев. А народ — это всё, что народилось на земле. В России и первопоселенцев-то никаких нет. Демократия — это власть городского (полисного) демоса ИЗБРАННЫХ. Так или иначе, но то, что тройственная, гармоничная система общественного устройства была «изобретена» на Западе — очередная и бесконечная ложь западных культурологов. Митраизм только в поздней стадии своего существования приобрёл признаки культа, религии. А изначально это был просто троичный естественный уклад жизни, который разрушался вдруг приходом к власти (на время) какого-нибудь «льва» или группы «быков». Католическая Церковь и её производные — «протестантские» конфессии, вся структура масонской (заговорщической) Западной Демократии — это всего лишь Митраизм, полностью изученный и отработанный в Азии за все прошедшие тысячелетия антропогенеза. Всем, успевшим заскочить внутрь треугольника — блага «Строительного Мастерка», внешнему миру — «Разящий Меч». Усечённый (асимметричный) алгоритм Гармонии, в последнее время наполняется нарастающим влиянием островной отшельнической Вариативности.

На юго-востоке Азии — союз завершённых алгоритмов Гармонии и Вариативности на Симметричном столпе: «Мир моему дому и мир вашему дому!» — «Оставьте меня в покое в моих цветущих джунглях, на моих островах блаженных». «Я стремлюсь только к нирване». Это — мировая религия буддизм (поддерживаемая конфуцианством и обширной группой «восточных верований»).

И наконец, Русский мир, которому приходится постоянно учитывать самые разные векторы воздействия (подчас и противостоять им). Самый естественный алгоритм выживания для него — Оптимальность. Русская Церковь Христа не может быть никакой иной, кроме как церковью Любви и Истины, иначе нас просто бы уже не существовало. Сам по себе «русский дух» волжского-южноуральского происхождения то испарялся, то вновь набирал силу (как в сказках) точно в соответствии со своими исконными асимметричными пристрастиями к «правде», «справедливости», но в последние века всё более и более стал сливаться с культурой истины (следует честно отметить: не без возвратов к своему антагонистическому прошлому). В настоящее время сотни народов не считают для себя зазорным встать рядом с определением «русский», как к очень близкородственной «оптимальности», откуда рукой подать до «истинности». Победа в огромной войне, выход в Космос, социальный и миролюбивый характер внешней и внутренней политики — чётко различимые параметры.

Волгоград

Окончание следует

ТРОИЛИН Константин Андреевич, архитектор, культуролог


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru