Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№12, Декабрь 2018

ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА

Евгений МЕЛОКУМОВ
Прибыль и духовный капитал

 

На правду и цены нет — учит нас русская пословица. Каков всем нам доступный, объединительный для всех образ будущего России? Как мы его представляем? Как и призваны представлять — в преемственности великой духовной традиции, возникшей в полноте отечественной культуры, исторически сформированной соборной культуры, наследниками которой в преемственности её творческих свершений и духовного синтеза мы сегодня являемся. Жизнь не оценить; на жизнь, как на правду жизни, нет цены.

Наша традиция предстаёт перед нами как традиция духовная и единая, воплотившая всю духовную деятельность единого народа в её разнообразии и религиозной многоконфессиональности. В этом видении единым предстаёт перед нами само православие, без разделения на «старообрядцев» и «новообрядцев». Так и новое экономическое мышление в новой соборной культуре сохранения жизни и миротворчества представляет собой тот практический синтез синтеза теоретического, на пути которого рождаются новые этически не нейтральные понятия денег, богатства, прибыли. А ещё — духовное: этически не нейтрально рождаются именно те понятия и представления, которые жизненно необходимы для осмысления и ответа на исторические вызовы зарождающейся новейшей эпохи.

Синтез в теоретической экономике складывается вокруг представления о деньгах (и соответствующем представлении денег) как энергетической функции состояния мировой экономики, деньгах как энергии цивилизации, выраженной экономически. И это представление о деньгах согласовано с теорией экономического роста таким образом, что деньги как энергетическая функция состояния не определяют сами себя, тем самым теория денег и становится способной интерпретировать теорию экономического роста.

Религиозными основаниями для этих представлений являются места из текста пророчества ветхозаветного пророка Исайи (55:2): «Зачем отдавать серебро за то, что не хлеб, и трудовое своё за то, что не насыщает» и толкования на него протопопа Аввакума: «Ох, увы, ценившим сребро не в хлебы и труд не в пост». Протопоп Аввакум уточняет и в определённом смысле развивает пророка Исайю. Благодатный, благочестивый труд согласуется представлением о деньгах как этически не нейтральной свободной энергии социального действия. Потому «сребро», отданное не на благое, не на то, что насыщает, что не становится общим для всех богатством цивилизации в результате действия «со всеми и для всех», не становится и деньгами, то есть этически не нейтральным богатством. Это серебро не может быть осознано в качестве энергии и тем самым не является деньгами.

Деньги — это не капитал, который накапливается, но энергия, которую сохраняют. Таково теоретическое положение, которое сегодня уже доказательно обосновывается в теоретической экономике. Представление о человечестве как едином трансцендентном субъекте мирового хозяйства идёт от Сергея Булгакова: «хозяйство есть процесс столько же материальный, сколько духовный». Это представление соединяет в себе философское и духовное видение, которое предваряет формирование новых научных средств анализа и синтеза. Теперь мы знаем: только понимая деньги как экономическую энергию, мы в состоянии ответить на вопрос — что из того, что мы называем прибылью, ею не является.

Наша духовная хозяйственная традиция — всеобъемлющая. Она активно формировалась на протяжении второго тысячелетия в устном творчестве и в письменных источниках. Творчество всего русского, российского народа формировало эту традицию. И линии синтеза на современном языке социальной экологии и миротворчества на рубеже третьего тысячелетия отражают в себе так или иначе всю российскую историю, всё, что было выстрадано народом на протяжении столетий. «Там русский дух, там Русью пахнет»,пишет Александр Пушкин.

Идея всечеловеческого служения и внимание к нравственному миру человека в творчестве Достоевского дополняются глубоким видением им социальных основ хозяйственной жизни. В «Подростке» применительно к теории денег он пишет: «Деньги, конечно, есть деспотическое могущество, но в то же время и высшее равенство, и в этом вся главная их сила. Деньги сравнивают все неравенства». Велик вклад классиков девятнадцатого столетия в формирование общей традиции. Среди них Александр Пушкин, Николай Гоголь, Фёдор Достоевский, Николай Фёдоров, Николай Лесков, Николай Чернышевский, Лев Толстой и многие другие. Мы в полной мере можем оценить их труды уже с позиции сегодняшнего дня, через духовное осмысление крупнейшего события в нашей истории — Великой Отечественной войны и всего творчества народа на протяжении двадцатого столетия. Победа в Великой Отечественной войне стала Победой всечеловеческой, во имя мира во всем мире, во имя сохранения человеческого в человеке. И наша традиция запечатлела этот духовный подвиг народа. Нами осознано, что сохранение человеческого в человеке совершается во всечеловечестве.

Многострадальная история наша и дала нам духовную идею, которую с надеждой искал Достоевский в последние годы жизни со словами: «История у нас дала бы духовные идеи». Идею как служение и предназначение: соборность — как братство и миротворчество в общности соборной, всечеловеческой. Духовное видение того, что миротворчество соборно, и сообщает ему всечеловеческое, экологическое звучание. Без разделения по национальному, религиозному, культурному либо другому признаку, без разделения на своих и чужих, живых и мёртвых, без разделения ценой, которая становится так называемой ценой крови и ценой жизни.

Наше всё! Не слукавили

Мы в суровой борьбе,

Всё отдав, не оставили

Ничего при себе.

Так пишет Александр Твардовский от лица павших. В этих словах мы находим видение хозяйственной природы жизни тем духовным зрением, которое открывается людям на границе жизни и смерти, отдающих свою жизнь, спасая других людей, спасая весь мир от фашистской чумы, сохраняя человеческое в человеке. Воскресение в культуре сохранения жизни и миротворчества — без стремления к вознаграждению, в общности всечеловеческой.

В «Живых и мёртвых» Константин Симонов пишет о нравственной проблеме, выражая её словами «добрый за чужой счёт», произнесёнными партизаном. Фарисейство и лицемерие сегодняшнего дня, религиозное и научное, с явным или неявным смешением добра и зла в этической нейтральности представлений о хозяйственной жизни, неизбежно выдаёт себя в тщеславном (равно как и силовом!) целеполагании (со стремлением управлять благодатью!) и лукавстве жизни за чужой счёт. Сребролюбие как «корень всех зол» и сопряжено на духовном плане восприятия с соблазном жить за чужой счёт. Характерно, что терроризм сегодня как общемировая проблема — это историческая производная по фарисейству и фашизму, которые, «управляя» благодатью и смертью, действуют за чужой счёт.

О выстраданном в истории нравственном правиле «быть не за чужой счёт добрым, быть добрым не за чужой счёт в общности всечеловеческой» свидетельствует хозяйственная традиция православия, где слово «моё» не заслоняет слово наше. Это этически не нейтральное видение хозяйственной природы жизни и богатства — «в полноте времён и единстве земного и небесного» и одновременно социальное действие, когда «не всё дозволено». Это становится хозяйственным выражением того, что миротворчество соборно. Наш единый народ в подвиге соборной святости показал миру, что жизнь не оценивается ценой, что у Победы всечеловеческой нет цены, что она бесценна. И только жизнь за чужой счёт сопрягается с её оценкой ценой. Победа свята в бессмертии павших — в соборном Всечеловечестве. Павшие в Великой Отечественной войне вошли в вечность основоположниками культуры сохранения жизни и миротворчества.

«Труд в пост», этот благодатный труд, труд во благо людей и является тем понятием, которое вводит протопоп Аввакум в толковании на книгу пророка Исайи. Это не просто труд и не так называемый труд вообще, или абстрактный труд. В духовно-нравственной экономике уже на уровне представления о ней происходит отказ от этически нейтральных понятий, с которыми оказывается «всё дозволено» — дозволено то смешение добра и зла (представление о деньгах как капитале и реализует данную этическую нейтральность), когда их различение становится невозможным. Именно деньги как экономическая энергия цивилизации и становятся тем представлением, которому соответствует труд одухотворённый, экологический, как труд самоотверженный, во взаимопомощи и творческой самоотдаче, без стремления к вознаграждению и стремления управлять сознанием людей. При этом каждый день задаётся вопрос — не обеспечивается ли собственное благосостояние за чужой счёт.

Истинный пример самоотверженного труда, его духовный источник — это святой подвиг нашего народа в Великой Отечественной войне, труд солдат и тружеников трудового фронта, всех наших Миротворцев во имя сохранения жизни и человеческого в человеке. Они заложили духовные основания этой хозяйственной культуры миротворчества. Это их одухотворённый и спасительный труд днём и ночью в беззаветной самоотдаче стал источником экономической победы. Денежные взносы из сбережений советских людей и экономия средств, сопровождавшая процесс ценообразования на продукцию предприятий в условиях контроля над себестоимостью без образования прибыли, стали одним из решающих факторов, позволивших сохранить общую стабильность в экономике и одержать финансово-экономическую победу. Это была подлинно народная экономика в единстве мышления и духа народного самосознания с верным видением хозяйственной природы жизни (когда не делают собственностью то, чем распоряжаются) и категории прибыли (в её соотношении с понятием эффективности) на протяжении всей эпохи военной мобилизационной экономики, или военно-освободительного коммунизма 1941–1945 годов.

Незаменимый, бесценный теоретический и практический вклад в экономическую победу над фашизмом внёс Николай Вознесенский. В работе «О советских деньгах» он также пишет о деньгах, которые способны не превращаться в капитал. Для него как экономиста также неприемлемо «противопоставление бюджета и кредита» в тех возможных условиях, когда обеспечивается «безэмиссионное хозяйство». Выпуск в обращение денег не сопровождается в хозяйственной практике этой эпохи порождением внутри системы новых долгов. В современной же мировой экономике превращённые в капитал деньги, вместе со страхованием, превращаемым в спекуляцию, делают то, что каждый доллар прироста мирового ВВП сопровождается в разы превосходящим этот рост увеличением долгов всех перед всеми.

Под руководством Вознесенского была успешно проведена первая послевоенная пятилетка с восстановлением народного хозяйства, проводилась политика снижения цен. И все это ещё раз свидетельствует о том, что духовная прибыль (!) как раз отрицает понятие так называемого духовного капитала. Однако это не было осознано на рубеже 1950-х годов и особенно в поздний советский период, когда строительство социализма уже открыто сопровождалось «капитализацией» экономического сознания. Критикуя капитализм, на деле строили «капиталистический социализм», не приходя к осознанию проблемы в самом понятии капитала, равно как следствий из этого.

Условием разрешения долгов в мировой экономике является действенное осознание их как экономической энергии (не капитала, но энергии!) и тем самым осознание этической не нейтральности богатства. Рождение и разрешение долга совпадает по времени, что не допускает идею страхования «имущественных интересов». Таким образом, следуя новому экономическому мышлению культуры сохранения жизни и миротворчества, вместо того, чтобы подчиняться тезису о том, что «жизнь — это капитал, который со временем исчезает», мы говорим о жизни, которая в свете энергий социального действия переходит в жизнь вечную.

Две концептуальные линии синтеза в традиции русской экономической мысли представляют христианский социализм и народно-освободительный коммунизм. Сергей Булгаков выражает апостольский христианский социализм, а Фёдор Достоевский — соборный. Пётр Кропоткинсимвол коммунизма свободного, а Николай Вознесенский — освобождающего.

Эти линии синтеза имеют один образ соответствия (пользуясь языком «социоморфизмов» Александра Богданова) в геоэкологической соборности человечества, естествознании и общем деле (Василий Докучаев), этом синтезе синтеза, который естественно возникает вместе с представлением мировых субстанциональных денег как энергетической функции состояния мировой экономики.

Как на деле в культуре сохранения жизни и миротворчества сочетаются (и должны сочетаться) теоретические, прикладные и практические аспекты нашей интегрированной энерго-экологической стратегии, утверждающей взаимосвязь энергетических и денежно-кредитных факторов? Осознание этого начинается уже с рассмотрения нашего способа думать об экономических, социальных, экологических вопросах в их взаимосвязи, когда мы задаём себе вопрос: что значит быть, а не казаться эффективным, быть, а не казаться справедливым? Ответ предполагает осознанную конструктивность, то есть конкретный способ построения решения, некоего «глобального сечения», в котором теоретическое согласуется с предполагаемым практическим, равно как согласуется с наблюдаемыми фактами. Возможность и перспективы структурной перестройки отечественной экономики в наше время и достижение нами в перспективе хозяйственной самостоятельности непосредственно связаны с данным рассмотрением.

Быть, а не казаться, эффективным — значит быть способным проявить ту эффективность, которая исходит из сердца, будучи этически не нейтральной. Не бывает эффективности без души. Неконструктивна так называемая эффективность, которая не проходит через сердце человека. Формальный нравственный выбор при оппозиции между добром и злом остаётся этически нейтральным, допускающим смешение добра и зла. Эффективность в смысле этической не нейтральности предполагается благорасположенностью к добру. По сути, этот вопрос уточняется другим, с ответом на него, предполагающим понимание денег, богатства и прибыли как этически не нейтральных понятий: что из того, что вы называете прибылью, ею не является? Это именно уточнение понятия прибыли, когда согласованы без противоречий введённые и задействованные экономические понятия. Только этически не нейтральное и логически не противоречиво!

Итак, утверждается (с учётом изложенного ранее), что понятие эффективности в экономике зависит от способа определения денег. И справедливость, о которой мы думаем, как о правде, которая этически не нейтральна, указывает нам на то, что понятие эффективности не может и не должно подменяться тщеславным целеполаганием как функции неких интересов. К которым так или иначе примешивается соблазн жить за чужой счёт. Далее мы соотносим наше понятие эффективности (как производного от инвариантного понимания денег как экономической энергии, но не как капитала) с тем пониманием производительности (обобщающее понятие производительности труда), которое лишено противоречий его традиционного в устоявшемся смысле понимания. Так, рост производительности труда сегодня может фактически означать и рост безработицы. Мы приходим к понятию обобщённой производительности мировой экономической системы, которое лишено этих противоречий, и это понятие внутренне самосогласованно с теорией экономического роста как роста этически не нейтрального.

Инвариантным образом определяемая производительность, зависящая от энергоёмкости мировой экономики, подобно эффективности, выражается в безразмерных единицах, которые также позволяют соотносить в одной размерности величины полезности (в нашем случае автотрофно-экологической полезности инвестиций и потребления) и понесённых затрат — уже с точки зрения принятия в некотором смысле оптимальных решений. И, таким образом, мы приходим к известному тезису о ценности жизни по Николаю Фёдорову: «Что может быть равноценно жизни? Жизнь жизни равна». В действии со всеми и для всех, полезности взаимодействия со всеми и для всех в сохранении жизни, мы освобождаемся от жертвенного мышления, оценивающего жизнь так называемой ценой жизни. В лучшие годы управления советской экономикой этот тезис сочетался с повышением производительности труда на фоне снижения цен.

Нам необходимо осознать, что формальный рост ВВП, как и показатель ВВП на душу населения (это понятия, относительно которых деньги превращаются в нашем сознании в капитал, «полагая» свой рост и определяя самих себя), никак не могут становиться для нас обобщающими критериями качества макроэкономического регулирования или стратегическим ориентиром для структурных преобразований в экономике. Достаточно заметить, что они допускают ту внутреннюю несогласованность между понятиями, в результате которой считается эффективным формальный рост при ухудшении состояния занятости населения, снижении доли квалифицированного труда. Мы приходим к выводу, что именно принцип эффективной занятости населения как полной занятости при восстановительном природопользовании (будучи этически не нейтральным) оказывается по-настоящему фундаментальным по сравнению с опять же этически нейтральным принципом эффективного спроса. Именно этическая нейтральность косвенно характеризует внутреннюю несогласованность понятий в современных экономических представлениях.

Искомый духовный синтез синтеза открывается нам в той точке, где соединяются экологическое и этическое в свете логического анализа того, как мы рассуждаем, создавая модель реальности с использованием экономических категорий. Тем самым мы убеждаемся, что возможная и так необходимая нам хозяйственная самостоятельность возникает в своих принципах и своих духовных основаниях внутри отечественной хозяйственной традиции, которая предполагает становление нового экономического мышления культуры сохранения жизни и миротворчества. Хозяйственная самостоятельность предполагает на этой открывающейся перспективе экономической Дороги Жизни наше всечеловеческое служение.

Чтобы в свете нашей традиции определить возможности новых структурных преобразований в российской экономике, обратимся к именам Александра Богданова, Николая Вознесенского, Виктора Глушкова, Василия Леонтьева, Георгия Морозова. Делая это, мы несколько сужаем рассмотрение, но получаем исторически обусловленные, акцентированные выводы.

О взаимосвязи технического и социального (с формированием философии техники) много говорится в работах Александра Богданова. Именно возникновение всё новой техники и технологий при сопутствующем разделении труда предопределяет существование управленческого выбора между различным образом организованными направлениями в исследованиях, выбора при разработке и внедрении новых образцов (со всеми социальными последствиями такого выбора). Здесь проявляется концептуальное сопряжение технического и экономического, рассмотрение которого выявляет возможность технически обусловленного разделения труда, которое происходит не за чужой счёт. Осознание денег как энергетической функции состояния и позволяет реализовывать это новое соединение труда через его разделение не за чужой счёт: в этом не управляя сознанием людей и действуя со всеми и для всех, по Николаю Фёдорову.

Следуя терминологии Богданова, новым соборным принципом социальной (и этически не нейтральной) техники становится соборное творчество в культуре сохранения жизни и миротворчества. Здесь человек уже не рассматривается «орудием коллектива» или «отдельных людей в коллективе», но в сотворчестве действует со всеми и для всех, с осознанием деятельного, творческого характера взаимозависимости индивидуального и коллективного. Далее на пути синтеза в макроуправлении нами могут быть востребованы организационные идеи из творческого наследия Николая Вознесенского — об общем принципе эффективной занятости населения и о порядке проведения реиндустриализации российской экономики. Рядом — механизмы снижения цен, в их комбинации с проектом электронной экономики Виктора Глушкова и сходные с ними мысли о «программировании» экономики по Василию Леонтьеву. А всё это — в сочетании с рассмотрением экологических аспектов, понимаемых в смысле экологии социальной, соединяющей экономику и естествознание.

Любопытна для исследователей задача снижения цен на необходимое нам — и выявление этого необходимого — в производстве и потреблении при новом качестве экономического роста на пути реиндустриализации. А этот путь — исторически воспринятая идея, понимаемая сегодня в смысле мировых субстанциональных, или обобщённых, денег как функции хозяйства. В новейшую эпоху такие задачи можно решить с новой версией существовавшей в СССР Общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации для народного хозяйства — ОГАС. Но в сочетании с двухуровневой денежной системой, включающей беспроцентные экологические деньги (структуру экологических частных денег). Создание полноценной электронной промышленности и собственной элементной на пути этих преобразований, с интеграцией в мировое хозяйство на новых принципах, позволит в перспективе, обеспечивая необходимую производительность труда и конкурентоспособность, производить российские персональные компьютеры. Это, к сожалению, не удалось в своё время сделать в СССР.

Важным признаком действенного управленческого синтеза и нового мышления, одновременно критерием качества макроэкономического управления, характеризующим качество преобразований в этической не нейтральности прибыли, экономического роста и т. д., является наша способность возродить российский лес. Возрождение российского леса, этих лёгких всей планеты, успехи в его защите характеризуют качество управления в целом. Это не только качество собственно природоохранных мероприятий, когда сегодня фактически ликвидирована комплексная система управления лесным хозяйством.

Крупнейшим теоретиком и практиком лесного хозяйства в нашей стране является Георгий Морозов. Русская школа генетического почвоведения, основанная Василием Докучаевым, идейно предшествовала становлению и развитию ландшафтоведения. Здесь необходимо отметить, что понятие биогеоценоза, введённое Владимиром Сукачёвым, существенным образом, с точки зрения хозяйствования, отличается от широко воспринятого нами понятия экосистемы. Отличие состоит в том, что рассмотрение функционирования биогеоценозов в ландшафтах предполагает возможность создания территориально структурированных природно-антропных комплексов в порядке восстановительного природопользования — с комплексным управлением сопряжёнными рисками влияния человека на среду и среды на человека.

Тем самым природа уже на уровне понятий, которыми мы пользуемся, становится защищённой нами от произвольно понимаемого понятия прибыли. Все мы знаем о частичной реализации в советское время проекта строительства защитных лесополос. Не всегда, однако, мы говорим о том, что до сих пор в сельском хозяйстве мы пользуемся тем, что было достигнуто при его реализации. Возрождение этого жизнеутверждающего проекта на российской земле так же важно, как создание универсального машиностроения и электронной промышленности с собственной элементной базой. Наряду с новыми подходами к решению общей для всех задачи энергетической и продовольственной безопасности, это является предпосылкой к великому мирному освоению человечеством Космоса.

В российской широкой традиции экономической мысли получает концептуальное доказательство и гипотеза о том, что жизнь человечества за счёт прироста производительности биосферы сопряжена с возможным ростом народонаселения Земли. Эти идеи связаны с именами Николая Тимофеева-Ресовского и Анатолия Тюрюканова. Эффективный прирост биосферы предполагает восстановительное природопользование, центральное место в котором занимает представление о деньгах как энергии цивилизации (соответствующих представлениях о прибыли и неположительном проценте), и понятие биогеоценоза в ландшафтоведении, основанного на идеях генетического почвоведения.

Важным обстоятельством при концептуальном доказательстве этой гипотезы является тот факт, что в едином человечестве — во Всечеловечестве — духовно осознанное не за чужой счёт становится общезначимым экологическим и этическим представлением. О страховании, или гарантии, в самом сильном смысле этого слова можно исключительно говорить, как о единой, одной на всех гарантии самой природы, за счёт которой мы все живём. Другими словами, истинное добро и богатство, когда мы в Бога богатеем, когда они не за чужой счёт. Именно в этом случае богатство, без внутренних противоречий, становится этически не нейтральным понятием, богатством, определяемым этически не нейтральными деньгами для единого человечества в его экологической соборности — богатством во Всечеловечестве.

МЕЛОКУМОВ Евгений Витальевич, эколог, независимый эксперт

Статья подготовлена с использованием результатов

работы семинара «Геоэкологическая экономика»

Московского общества испытателей природы в 2016–2017 годах.

ПО ТЕМЕ

Глобальное перераспределение средств:

одни богатеют за счёт других

Человеческое общество время от времени переживает периоды перемен — происходит перераспределение средств. Глобальные изменения, происходящие в обществе, всегда становятся причиной перераспределения средств. «Экспроприация экспроприаторов», а попросту «грабь награбленное» — это всего лишь один вид перераспределения средств, но не единственный.

Когда экономика одних стран бурно развивается, а экономика других стран приходит в упадок — тоже происходит перераспределение средств от одних в пользу других. Перераспределение средств — это умение правильно сориентироваться, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте.

Перераспределение средств — это когда одна группа участвует в распределении богатств, а другая устранена от участия. Сейчас снова наступила эпоха перемен глобальных.

Средства — это реальные активы. Бумажные деньги перестают быть мерилом стоимости. Колоссальная эмиссия денег. Отсюда все ускоряющийся рост цен. Отсюда обесценивание нашего труда и наших сбережений.

Новое перераспределение средств — это неизбежность. Оно наступит в ближайшее десятилетие. Грядущее перераспределение средств — это умение сконцентрировать в своих руках настоящие богатства, а не фальшивые. Если у вас нет никаких настоящих активов, кроме бумажных, то вы в опасности. Бумажные деньги имеют иллюзорную ценность. Куда направить свои деньги, чтобы принять участие в будущем перераспределении средств? В случае катаклизмов с долларом и любой другой резервной валютой, откуда и куда потекут средства? Вспомним золотое правило: «У кого золото, тот устанавливает правила!». Золото — это ковчег спасения во время бумажного потопа.

Чем больше истинных активов в стране, тем больше у неё суверенитета в будущем. Об этом мало информации, об этом почти никто не говорит. А зачем крупным игрокам рынка информировать об этом население? Это не в их интересах. Внимание обывателей переключают на второстепенные вопросы и умышленно создают препятствия на приобретение средств. Глобальные изменения, подготовка к которым идёт полным ходом, коснётся каждого в обозримом будущем.

https://www.molodostivivat.ru/


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru