Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№2, Февраль 2019

Александр ВОИН
Раскол

 

Очередной конфликт между Россией и Украиной — на этот раз религиозный, из-за автокефалии — лишний раз показал, что духовное возрождение на почве религии, якобы произошедшее после развала Советского Союза в России и Украине, на самом деле является псевдовозрождением. Чувства, страсти верующих, связанные с этим конфликтом, не имеют по сути никакого отношения к христианскому учению, которое используется лишь как прикрытие и оправдание политических и национальных амбиций.

Новый раскол наводит на грустные размышления. Можно ли было его избежать? Не знаю... Религиозность большинства верующих и в России, и в Украине сегодня сводится к соблюдению обрядов. Невежество по части учения доходит до того, что многие православные считают, что католики — это не христиане. Такое представление запросто вылетает из уст телеведущих, и никто их не останавливает. Похоже, что даже в Средние века верующие больше разбирались в сути учения, чем сегодня. Религия стала инструментом политиков для разжигания ненависти к политическим противникам. И языки пламени этой ненависти уже вспыхивают на Украине и в России.

Подлинного возрождения религии в России и Украине не произошло, потому что в основе нынешнего якобы возрождения лежало ложное представление, будто царская Россия представляла собой идеальное общество, и в частности, в ней была совершенно правильная религия и все были счастливы. И всю эту идиллию разрушили проклятые большевики, и теперь, когда их власть кончилась, нужно просто вернуться к прежней идиллии. При этом забывается, что эту идиллию разрушили вовсе не большевики. В Февральскую революцию большевики не играли сколь-нибудь существенной роли, но её поддержало большинство народа. А это значит, что никакой идиллии не было, а вся система, включая такую её важную составляющую, как религия, просто сгнила. Попытка возродить то, что сгнило, ничего не меняя, обречена на провал.

Почему христианская религия сгнила в царской России, а заодно и в других странах мира, и почему во всём мире продолжают с большей или меньшей силой полыхать религиозные конфликты?

Главная причина заключается в проблеме толкования Учения, данного Богом людям и изложенного в Библии. С этой проблемой столкнулись уже древние евреи сразу после получения Завета от Бога в Синае. Ещё сильнее эта проблема проявилась в истории христианства. Из Евангелий видно, насколько плохо апостолы, ученики Иисуса Христа понимают Его. А сразу после Его смерти началась вакханалия толкований, включающая написание множества евангелий, откровений, посланий и т. п. Они писались мало того что каждым апостолом, но и вообще кем попало и как угодно. Эти писания противоречили друг другу и иногда даже порочили самого Иисуса Христа, (что наносило большой вред Церкви). В конце концов Церковь была вынуждена создать канон в виде нынешнего текста Библии, уничтожив по возможности все те евангелия, откровения и послания, которые не вошли в этот канон, включая, например, евангелие и многие другие тексты апостола Петра, которому Иисус сказал, что на нём, как на камне, обоснует святую Церковь.

О том, что эти тексты существовали, мы знаем по так называемым апокрифам, то есть дошедшим до нас отрывкам из этих текстов или упоминаниям о них у других авторов. Но и это не помогло. На основе разного толкования Учения христианство начало ветвиться на разные конфессии. Сначала большие: православие, католичество, протестантство, затем на более мелкие: баптисты адвентисты и т. д. И наконец появились секты, которых насчитывается уже тысячи и которые продолжают возникать чуть ли не каждый день. Они отклоняются от исходного учения настолько, что непонятно, почему они вообще называются христианскими.

Но и внутри конфессий продолжалось разное толкование, что вынудило пап запретить простым людям не только толковать, но даже читать Библию. Но то толкование Учения, которое они сами навязывали народу, было настолько далеко от истины, что привело к таким явлениям, как инквизиция, религиозные войны, массовое истребление еретиков и т. п. Кончилось это появлением протестантизма, который начался с требования Лютера разрешить каждому читать Библию и понимать её по своему разумению. Что немедленно и привело к новому буйству самых диких толкований Учения. В результате бедный Лютер кончил тем, что стал истреблять еретиков, отклоняющихся в толковании Учения уже от канона Лютера.

Получается, что свобода толкований приводит к свободе излагать со ссылкой на Иисуса Христа любую ахинею, включая веру в реинкарнацию, церкви для адептов ЛГБТ и сатанизм. А запрещение свободы толкований с навязыванием всем «единственно правильного» толкования, приводит к догматизации учения, к искажениям вроде инквизиции и индульгенций.

Эти бесконечные метания от догматизма к анархии толкований и наоборот привели к увяданию религии. Действительно, как можно верить в Бога, если согласно Учению Бог один и истина одна, а толкований Учения несть числа. Которое из них правильное, невозможно разобраться, а запрет толкования приводит ко всяким мерзостям. Многие христианские в прошлом страны, особенно европейские, сегодня по инерции числятся христианскими. Их следовало бы называть постмодернистскими, неолиберальными или ещё как-нибудь в этом роде. Потому что система ценностей, которую исповедует большинство их граждан, другая. Но и те граждане, которые продолжают ходить в церковь или обращаются в процессе «возрождения», делают это либо по инерции, не вникая в Учение и лишь соблюдая обряды, либо в порядке новой моды. Вчера было модно быть «панком» и ходить в причёске «ирокез», а сегодня модно носить крестик и ходить время от времени в церковь. Незначительная часть ударилась в религиозный фанатизм, заключающийся не в углублённом изучении Учения, самоотречении, уходе от мира и т. п., а в разжигании ненависти к представителям других религий и конфессий.

Но возможно ли подлинное возрождение религии? Такое возрождение возможно только на основе принятия правильного толкования Учения с доказательством всем его правильности. Но может ли быть такое осуществлено в принципе?

Как видим, у святых отцов это не получилось. Тогда за дело взялись ученые атеисты, которые создали даже специально предназначенную для толкования Библии науку герменевтику. Как и положено учёным, они стали придумывать методы толкования. Но, как и отцы церкви, кончили тем, что разбились на множество школ, каждая со своим методом толкования. И сегодня там доминирует школа, которая считает, что и толковать в Библии нечего. Поскольку она вообще не содержит цельного непротиворечивого учения, а состоит из собрания разных утверждений разных авторов, которые могут сколь угодно противоречить друг другу.

Но, раз уж мы добрались до научных толкований Учения, то есть до попыток науки найти правильное, истинное толкование, то возникает вопрос: а сама наука обладает общепринятым методом установления истины, в частности, истинности своих теорий? Поскольку, если она таким методом не обладает, то не приходится ожидать, что она способна предложить единственно правильное толкование Учения, даже если оно в принципе существует.

В сфере гуманитарных и общественных наук мы наблюдаем картину, аналогичную той, что и в сфере религии или герменевтики. Представители этих наук разбиты на множество школ, между которыми нет общего языка, и они не способны принять всем сообществом какую-либо теорию как доказанную и отбросить конкурентные. Учёные-естественники обладают способностью договариваться и принимать, пусть не сразу, какую-либо теорию как доказанную и отбрасывать конкурентные, как это имеет место в случае механики Ньютона, электродинамики Максвелла, квантовой теории света и т. д. Это наводит на мысль, что по крайней мере в сфере естественных наук такой метод существует, хотя он и не был до сих пор представлен эксплицитно.

Если учёные-естественники находят общий язык, то возможно применение этого метода с соответствующей адаптацией в сфере гуманитарных и общественных наук. Этот метод может быть использован и для научно обоснованного толкования Библии. Адаптация заключается в том, что, во-первых, речь идёт о рациональной, а не теологической части Учения. То есть о вопросах, что есть хорошо и что плохо и как люди должны жить, а не о вопросах, что такое Царство Небесное, Бог ли Иисус Христос или только Сын Божий и т. п. Вот где почва для любого раскола!

Во-вторых, в качестве постулатов для рационального толкования Учения (аналогичных постулатам физической теории или аксиомам в математике) я принимаю только высказывания Бога Отца, данные в виде заповедей и закона евреям в Синае, и высказывания Иисуса Христа, записанные по памяти евангелистами. Всю историческую и пророческую часть Ветхого Завета, Екклесиаст, псалмы, Песнь Песней, книгу Иова, отсебятину евангелистов, не говоря о позднейших толкователях, зачисленных церковью в святые, я, в отличие от богословов, не считаю за святое, и рассматриваю просто как толкования частных лиц, которые могут быть как верными, так и не верными. Полученные таким образом постулаты непротиворечивы, а значит, могут служить основой для непротиворечивого цельного учения.

Киев

ВОИН Александр Миронович,

руководитель Международного института философии и проблем общества, кандидат физико-математических наук


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru