Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№3, Март 2019

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Василий ТРЕСКОВ
Бросок генерала

 

Двадцать лет назад, 24 марта 1999 года, Югославию начала бомбить натовская военщина. Россия стала единственной страной в мире, которая выступила против варварских бомбардировок и сделала всё возможное, чтобы защитить братскую страну от дальнейшего разрушения. Одним из активных участников противодействия силам агрессора был нынешний заместитель председателя комитета Государственной Думы по обороне Виктор Заварзин, в те годы генерал-лейтенант.

Те события и ныне, двадцать лет спустя, кровоточат в памяти сербского народа. Они предупреждают об опасном авантюризме американских властей, способных ради своих корыстных интересов уничтожить любую страну.

— Разделить Югославию, — рассказывает Виктор Михайлович, — было истинной целью натовцев. А потом — насаждение «прозападных ценностей», демонстрация силы, уничтожение государственности. Американцам нужна была «маленькая победоносная война», чтобы решить свои внутренние проблемы. И 24 марта 1999 года НАТО фактически развязала настоящую агрессию против суверенного государства, начав бомбардировки Союзной Республики Югославии.

За 78 дней операции самолёты США и других стран НАТО совершили более 35 тысяч боевых вылетов. ВМС США и Великобритании наносили удары крылатыми ракетами. Всего было выпущено свыше 23 тысяч бомб и ракет, в том числе по крупным городам — Белграду, Приштине, Ужице, Крагуевацу.

В первую очередь варварскому уничтожению подверглись объекты гражданской инфраструктуры. Уничтожались мосты, промышленные предприятия, железнодорожные станции, и даже больницы — более 20, детские сады, школы — 300 зданий, православные храмы. Погибли свыше двух тысяч мирных граждан, более семи тысяч получили ранения. Более того, эта операция уносила жизни людей и после её окончания, поскольку натовцы использовали в боеприпасах радиоактивный обеднённый уран.

О последствиях этой войны надо помнить всегда. Уже в то время мы предупреждали: совершив агрессию против суверенного государства, переступив через международные правовые ограничители в использовании военной силы единожды, НАТО может сделать это и в будущем.

Прецедент был создан. Теперь мы видим — пошла цепная реакция. Именно на Балканах был дан старт цветным революциям. И последствия бомбардировок мы ощущаем до сих пор.

Какие усилия предпринимала Россия по урегулированию кризиса?

— Был предпринят комплекс политических и дипломатических мер, использовались международные организации, в том числе площадки ООН и ОБСЕ. Нам удалось достигнуть вполне приемлемых договорённостей. Главным образом, удалось сохранить страну от тотального разрушения, спасти тысячи жизней. Удалось добиться прекращения боевых действий и выступить в качестве миротворцев, причём как самостоятельная сила, не подчиняясь НАТО.

— Здесь, конечно, нельзя не вспомнить о легендарной операции российских десантников под вашим командованием.

— Да, 11 июня 1999 года мы провели уникальную операцию — марш-бросок российских десантников из Боснии в Косово с задачей упредить натовцев и занять стратегически важный аэродром Слатина в 15 километрах юго-восточнее города Приштина. Я получил приказ возглавить десантный батальон. Все наши бойцы понимали, какая ответственность ложится на весь личный состав. На карту была поставлена честь нашей страны.

Нам удалось скрытно для натовцев проникнуть на территорию Косова и Метохии и взять под контроль стратегический объект — аэропорт Слатина и подготовиться к прибытию основных сил Российского контингента. При этом необходимо отметить героические и квалифицированные, с точки зрения военной науки, действия активного участника тех события, майора Юнус-Бека Евкурова, нынешнего главы Ингушетии, находившегося в тот момент в составе международного миротворческого контингента.

Когда мы двигались в сторону Приштины — зрелище было ужасное: разрушенные дома, дороги, железнодорожные станции, нескончаемый поток беженцев. Пройдя маршем более 600 километров, без потерь, в ночь с 11 на 12 июня 1999 года батальон вошёл в Косово. Встречи в Приштине с сербами, которые составляли большинство населения города, напомнили военную хронику 1945 года. Цветы, улыбки. Мы вошли в Косово, не только чтобы защитить мирное сербское население, но и чтобы сохранить православные святыни.

Уже потом мне рассказали, что в нашем Генеральном штабе мой доклад о занятии аэродрома произвёл эффект полной неожиданности. Оказывается, в это время в Министерстве обороны России уже несколько часов находилась американская делегация во главе с заместителем госсекретаря США Строубом Тэлботом. Он тянул переговоры, чтобы задержать принятие российского решения о вводе наших войск в Косово с целью упредить вторжение НАТО в регион. Почти одновременно с нами к Приштине двигался английский батальон. Мы опередили англичан буквально на 40 минут. Надо было видеть лицо британского генерала Майкла Джексона, командовавшего группировкой войск НАТО на Балканах, когда он на аэродроме увидел российских десантников.

Нам удалось наладить конструктивный диалог и взаимодействие, а самое главное — избежать инцидентов. Поскольку мы удерживали единственный аэропорт в регионе, то могли диктовать натовцам и свои условия. Нам была выделена зона ответственности, в том числе и аэропорт Слатина.

Никто не ожидал в то время от России столь решительных действий. От изумления и возмущения до восхищения — так можно охарактеризовать в то время реакцию Запада на марш-бросок нашего десанта в Косово. В итоге нам удалось обеспечить российское присутствие в Косово. В то время мы фактически выступили гарантом сохранения территориальной целостности Сербии.

Была ли реальная опасность конфронтации с натовцами?

— Конечно, на войне как на войне, возможно всё. Кроме того, по нашим данным, натовцы планировали предпринять вооружённую акцию против нас, но она сорвалась. Возможно, они были деморализованы решительным настроем наших десантников. Это особая категория воинов, которые всегда, во все времена и при любых обстоятельствах способны действовать грамотно и решительно, проявляя при этом личное мужество, героизм и отменные навыки боевой подготовки. Не зря главный девиз десантников таков: «Никто кроме нас!».

В истории российской армии приштинская операция навсегда останется примером высокого профессионализма, умелого взаимодействия сил и средств, мужества и стойкости российских десантников перед лицом грозного противника, умения наших бойцов выполнять непростые задачи в самых сложных условиях.

Кроме того, Россия продемонстрировала, что является равным игроком на международном политическом поле, и с её интересами следует считаться.

Как участник тех памятных событий, считаю, что наша акция явилась очередным знаком и символом российско-сербской дружбы. Россия всегда готова прийти на помощь братьям-сербам. Это ещё раз подтвердил недавний визит президента Путина в Сербию. Оказанный Владимиру Владимировичу тёплый приём подчёркивает тесную историческую, культурную и религиозную близость наших народов.

— Виктор Михайлович, за участие в югославских событиях вы были награждены орденом Мужества, медалью за номером 1 «Участнику марш-броска 12 июня 1999 года Босния — Косово». А как сербы оценили ваши действия?

Сербское руководство вручило мне наградное боевое оружие и орден от имени президента. Я удостоен высокой чести стать членом клуба генералов и адмиралов Сербии.

ТРЕСКОВ Василий Ильич,

писатель, публицист

От редакции:

Несколько подробнее о майоре Юнус-Беке Евкурове, который сегодня является главой Ингушетии. Он находился тогда в составе международного миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине. Майор получил секретное задание: с группой из 18 военнослужащих подразделения специального назначения ГРУ ГШ ВС России скрытно проникнуть на территорию Косова и Метохии. Надо было взять под контроль стратегический объект аэропорт Слатина и подготовиться к прибытию основных сил Российского контингента.

Ю. Евкуров поставленную задачу выполнил, и его группа, действуя под различными легендами, тайно для окружающих сербов и албанцев, в конце мая 1999 года взяла под полный контроль аэропорт Слатина. Подробные обстоятельства операции до сих пор засекречены. За неё Евкуров в 2000 году удостоен звания Героя России. Затем отважный офицер поступил в Академию Генштаба.

Нельзя не вспомнить ещё об одном событии. 24 марта 1999 года премьер-министр России Евгений Примаков отправился с официальным визитом в США. Но узнав уже в полёте о решении НАТО бомбить Югославию, распорядился развернуть борт, находившийся над Атлантическим океаном, и возвратился в Москву. Это событие вошло в историю как «разворот над Атлантикой». В то же время оно знаменовало поворот России к новой внешней политике, возрождение нашей государственности и первую после развала СССР демонстрацию: с Россией нельзя разговаривать с позиции силы.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru