Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№5, Май 2019

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

На пути к Победе

 

«Солдатский труд», пожалуй, самый известный снимок из альбома «Великая Отечественная», классика жанра. Каждый раз при взгляде на этого чернорабочего войны перехватывает горло... Никакого пафоса, никакой внешней героики. Только солдатский труд, как метко назвал этот свой снимок военный корреспондент ТАСС Израиль Абрамович Озерский.

«В настоящее время мы стараемся поднять патриотизм масс историческими примерами героики русского народа, вспоминаем подвиги времен Александра Невского, Суворова, 1812 года и т. п. Это хорошо. Однако мне кажется, что вместо того, чтобы «откапывать» таких старинных покойников, было бы целесообразней использовать в первую очередь живых героев, проливавших кровь за русскую землю и русский народ». Это из письма новосибирского рабочего Сталину, написанного в мае 1942-го, за три года до Победы. Но для того, чтобы стать живым героем, нужно было выжить. И на передовой, и в тылу.

Публикуем подборку документов, дающих хорошее представление о том, что творилось на фронте и в тылу в те четыре страшных года.

Письмо В. Е. Маркевича И. В. Сталину

о поднятии патриотического духа

22 мая 1942 г.

Высокоуважаемый вождь Иосиф Виссарионович!

Имею три срочных предложения, которые, кроме Вас, никто разрешить не сможет.

В настоящее время мы стараемся поднять патриотизм масс историческими примерами героики русского народа, вспоминаем подвиги времен Александра Невского, Суворова, 1812 года и т. п. Это хорошо. Однако мне кажется, что вместо того, чтобы «откапывать» таких старинных покойников, было бы целесообразней использовать в первую очередь живых героев, проливавших кровь за русскую землю и русский народ. Разве мало имеется в живых участников прошлой империалистической войны, колотивших немцев и в Пруссии, и в Австрии, получивших за это боевые награды, раны, увечья? А разве не найдутся инвалиды русско-японской войны, обороны Порт-Артура (это — не оборона Сингапура). Вероятно, окажется и несколько ветеранов более старых войн...

Следует выявить участников прежних войн. Выпустить специальные медали и ордена из мельхиора, латуни и стали с соответствующими надписями, вроде «Родина — своему защитнику», «Почёт и слава храбрым», «Родина чтит своих героев», «Кровью добыл, носи со славой» и т. п. В торжественной обстановке вручить такие медали и ордена ветеранам прежних войн (ордена выдать тем, кто имел соответствующие боевые награды). Окружить ветеранов некоторым вниманием, заботой, любовью.

Это сильно поднимет патриотизм народа. Масса увидит, что мы чтим героев, инвалидов и ветеранов, защищавших отечество.

Второе предложение. Были войны — Гражданская, затем с белофиннами. Мы внешне ничем не отличили участников прошлых войн. Если выпустили юбилейную медаль в память ХХ-летия Красной Армии, то тем более следовало выпустить медали в память войн, чтобы публике видно было, что данный человек свою голову под пули подставлял, кровь проливал за Родину, а не потерял руку или ногу, цепляясь за вагоны или в ещё более глупых обстоятельствах. Такие медали следует выпустить.

Третье предложение. У нас много раненых на войне, часть из них опять возвращается в строй.

Раненого необходимо отметить какой-либо звёздочкой, нашивкой или другим знаком. Все, видя человека с двумя-тремя звёздочками, будут невольно почитать его как пострадавшего за Родину, за советский народ.

Живые участники войн — герои, ветераны и инвалиды окажутся незаменимыми агитаторами и будут поднимать героику советских народов, культивировать дух самопожертвования, храбрости, отваги и непобедимости.

Предполагаю, что Вы с этим согласитесь, и поэтому решил обратиться к Вам с настоящим письмом.

С боевым приветом, искренне Вам преданный В. Е. Маркевич,

ветеран, всегда готовый к защите Родины.

Адрес: г. Новосибирск, просп. Сталина, д. 6, кв. 60, Владимиру Еронимовичу Маркевичу

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 464. Л. 131–133.
Опубликовано: Вестник Архива Президента
Российской Федерации.
Война 1941–1945. М., 2010. С. 158

Постановление Государственного Комитета Обороны СССР

о военнослужащих, находящихся в плену

27 декабря 1941 г.

В целях выявления среди бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и в окружении противника, изменников Родины, шпионов и дезертиров, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Обязать Наркомат обороны (тов. Хрулёв) создать в пределах армейского тыла сборно-пересыльные пункты для бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и окружении противника, обнаруживаемых в местностях, освобождаемых частями Красной Армии от войск противника.

2. Обязать военные советы фронтов, армий и командование соединений и подразделений войсковых частей Красной Армии при освобождении городов, сёл и иных местностей от войск противника обнаруживаемых бывших военнослужащих Красной Армии, как находившихся в плену, так и в окружении противника, задерживать и направлять в распоряжение начальников сборно-пересыльных пунктов Наркомата обороны.

3. Для содержания указанных выше категорий бывших военнослужащих Красной Армии и обеспечения их фильтрации НКВД СССР организовать специальные лагеря:

В Вологодской области — для Карельского, Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов;

В Ивановской области — для Западного и Калининского фронтов;

В Тамбовской области — для Брянского и Юго-Западного фронтов;

В Сталинградской области — для Южного фронта,— назначив начальниками лагерей опытных оперативных работников НКВД.

4. Для обеспечения работы по проверке бывших военнослужащих Красной Армии и выявления среди них изменников Родины, шпионов и дезертиров, НКВД СССР организовать в каждом из перечисленных выше лагерей Особые отделы.

5. Лиц, в отношении которых после проверки их Особыми отделами не будет установлено компрометирующих материалов, начальникам лагерей передавать соответствующим военным комиссариатам — по территориальности.

6. Обеспечение организуемых НКВД лагерей помещением, казарменным инвентарём, постельными принадлежностями, питанием, отоплением, необходимым обмундированием и санитарной обработкой возложить на Наркомат обороны (тов. Хрулёв).

7. Возложить перевозку бывших военнослужащих Красной Армии от сборно-пересыльных пунктов до специальных лагерей НКВД на Управление военных сообщений Красной Армии (тов. Ковалёв), а конвоирование их в пути следования, а также несение охраны лагерей — на войска НКВД СССР. Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 265. Л. 112–112 об.
Опубликовано: Вестник Архива Президента
Российской Федерации.
Война 1941–1945. М., 2010. С. 99–100

Заявление Советского правительства

об ответственности гитлеровских захватчиков

и их сообщников за злодеяния,

совершаемые ими в оккупированных странах Европы

14 октября 1942 г.

Чрезвычайный Посланник и Полномочный Министр Чехословацкой Республики г. Фирлингер и представитель Французского Национального Комитета г. Гарро передали через Народный Комиссариат Иностранных Дел на имя Председателя Совета Народных Комиссаров СССР И. В. Сталина коллективную ноту правительств Чехословакии, Польши, Югославии, Норвегии, Греции, Бельгии, Голландии и Люксембурга и Французского Национального Комитета, подписавших 13 января с. г. «Декларацию о наказании за преступления, совершённые во время войны».

В этой ноте выражено пожелание, чтобы со стороны Советского Союза было сделано предупреждение об ответственности за злодеяния, совершаемые гитлеровцами в оккупированных ими странах. 14 октября Народным Комиссариатом Иностранных Дел по поручению Советского Правительства направлено г-ну Фирлингеру и г-ну Гарро следующее заявление:

«Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И. В. Сталин, ознакомившись с обращённым к нему призывом представителей стран, временно оккупированных гитлеровской Германией, сделать торжественное предупреждение об ответственности за злодеяния, совершаемые гитлеровцами на захваченных ими территориях, поручил Народному Комиссариату Иностранных Дел довести до сведения правительств Чехословакии, Польши, Югославии, Норвегии, Греции, Бельгии, Голландии и Люксембурга и Французского Национального Комитета нижеследующее заявление Советского Правительства:

Советское Правительство и весь советский народ относятся с чувством братской солидарности и с глубокой симпатией к страданиям и к освободительной борьбе народов оккупированных гитлеровской Германией стран Европы. Бедствия, унижения и мучения, причиняемые этим народам гитлеровской тиранией, тем более понятны народам Советского Союза, что гитлеровские захватчики во временно оккупированных ими советских районах совершают в чудовищных масштабах свои злодейские преступления, массовые убийства мирных граждан, разрушение городов и деревень, ограбление и разорение населения, зверские насилия над женщинами, детьми и стариками, увод в рабство сотен тысяч людей.

Сообщённые Советскому Правительству в полученном им коллективном обращении сведения о зверствах гитлеровских оккупантов и их сообщников снова подтверждают повсеместный и предумышленный характер их кровавых преступлений, свидетельствуя о том, что немецко-фашистское правительство и его сообщники, стремящиеся поработить народы оккупированных стран, разрушить их культуру и унизить национальное достоинство, поставили себе также целью прямое физическое истребление значительной части населения на захваченной территории.

Советское Правительство в то же время констатирует, что германским фашистам не удалось ни методами устрашения и подкупа, ни путём разжигания расовой розни, ни грабежами и голодом, ни кровавыми расправами сломить волю европейских народов к борьбе против оккупантов за освобождение и восстановление независимости своих стран. Не страшась неизбежных жертв, которые несёт с собой эта справедливая освободительная борьба, и не зная ни пощады к врагу, ни компромиссов с ним и его пособниками, патриоты в угнетаемых гитлеровцами странах применяют все доступные средства борьбы с захватчиками, вплоть до развертывания народного партизанского движения.

Мужественные борцы за честь, свободу и независимость народов, угнетаемых гитлеровцами, не останавливаются ни перед чем, чтобы нанести гитлеровским оккупантам и германской военной машине максимально возможный ущерб, они срывают военно-промышленное производство на оккупированных территориях, действуя разными методами, от замедления темпов и ухудшения качества работы до забастовок, массового ухода с производства, порчи машин и продукции, диверсионных актов на заводах, электростанциях, шахтах; они организуют бойкот сельскохозяйственных поставок немецким угнетателям; они срывают мероприятия гитлеровцев по вербовке и увозу в Германию иностранных рабочих, обрекаемых на рабский труд для производства оружия, предназначенного против союзников угнетённых народов Европы; они, борцы против гнёта германских разбойничьих империалистов, уничтожают или портят военные и сырьевые запасы оккупантов, они нарушают коммуникации врага, разбирая рельсы, взрывая мосты и пуская поезда под откос, вызывая аварии на торговых судах и военных кораблях, разрывая телеграфную и телефонную связь; они оказывают практическую помощь действиям союзной авиации над оккупированной гитлеровцами территорией; они саботируют мероприятия военных и гражданских оккупационных властей; они наказывают смертью виновников, организаторов и исполнителей гитлеровского насилия и террора, так же как и предателей, помогающих оккупантам. Наиболее ощутимый ущерб нанесён врагу в тех странах, где, наподобие великому движению народных мстителей-партизан, борющихся против оккупантов на временно оккупированных гитлеровцами советских территориях, верные патриоты бесстрашно вступили на тот же путь вооружённой борьбы с захватчиками, как это имеет место в особенности в Югославии.

Не подлежит сомнению, что успешное развитие этой славной освободительной борьбы во всех её проявлениях станет одним из самых важных условий окончательного разгрома общего врага и приблизит час возмездия, к которому столь справедливо призывают представители оккупированных гитлеровской Германией стран.

В нотах Народного Комиссара Иностранных Дел В. М. Молотова от 25 ноября 1941 г. «О возмутительных зверствах германских властей в отношении советских военнопленных», от 6 января с. г. «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях», от 27 апреля с. г. «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных ими советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления», направленных всем правительствам, с которыми Советский Союз поддерживает дипломатические отношения, Советское Правительство возложило «всю ответственность за бесчеловечные и разбойничьи действия немецких войск на преступное гитлеровское правительство Германии» и заявило, что «гитлеровское правительство и его пособники не уйдут от суровой ответственности и от заслуженного наказания за все их неслыханные злодеяния, совершённые против народов СССР и против всех свободолюбивых народов». Советское Правительство сообщило также, что его органы «ведут подробный учёт всех этих злодейских преступлений гитлеровской армии, за которые негодующий советский народ справедливо требует и добьётся возмездия».

Ознакомившись ныне с вновь полученной информацией о чудовищных злодеяниях, совершённых и совершаемых гитлеровцами по приказу правительства и военных и гражданских властей Германии на территории Франции, Чехословакии, Польши, Югославии, Норвегии, Греции, Бельгии, Голландии и Люксембурга, и предавая поступившую от представителей этих стран информацию широкой гласности, Советское Правительство настоящим вновь заявляет во всеуслышание, со всей решительностью и непреклонностью, что преступное гитлеровское правительство и все его пособники должны понести и понесут заслуженное суровое наказание за злодеяния, совершенные ими против народов Советского Союза и против всех свободолюбивых народов на территориях, временно оккупированных немецкой армией и ее сообщниками.

Советское Правительство одобряет и разделяет выраженное в полученной им коллективной ноте законное стремление обеспечить передачу в руки правосудия и привлечение к ответственности виновных в указанных преступлениях и приведение в исполнение вынесенных приговоров. Советское Правительство готово поддержать направленные к этой цели практические мероприятия союзных и дружественных правительств и рассчитывает, что все заинтересованные государства будут оказывать друг другу взаимное содействие в розыске, выдаче, предании суду и суровом наказании гитлеровцев и их сообщников, виновных в организации, поощрении или совершении преступлений на оккупированной территории.

Советское Правительство согласно с заявлением Президента Соединенных Штатов Америки г. Рузвельта, сделанным им в его речи 12 октября, по вопросу о наказании «нацистских лидеров, конкретно ответственных за бесчисленные акты зверств», а именно, что «клика лидеров и их жестоких сообщников должна быть названа по имени, арестована и судима в соответствии с уголовным законом». Всему человечеству уже известны имена и кровавые злодеяния главарей преступной гитлеровской клики — Гитлера, Геринга, Гесса, Геббельса, Гиммлера, Риббентропа, Розенберга и других организаторов немецких зверств из числа руководителей фашистской Германии. Советское Правительство считает, что оно, так же как и правительства всех государств, отстаивающих свою независимость от гитлеровских орд, обязано рассматривать суровое наказание этих уже изобличённых главарей преступной гитлеровской шайки как неотложный долг перед бесчисленными вдовами и сиротами, родными и близкими тех невинных людей, которые зверски замучены и убиты по указаниям названных преступников. Советское Правительство считает необходимым безотлагательное предание суду специального международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии, из оказавшихся уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии.

Возобновляя в данный момент своё предупреждение о всей тяжести ответственности, которую должны понести преступные гитлеровские правители и все их пособники за совершаемые ими чудовищные злодеяния, Советское Правительство считает своевременным подтвердить выраженное в его официальных заявлениях убеждение в том, что гитлеровское правительство, признающее только грубую силу, «должно быть сломлено всесокрушающей силой свободолюбивых народов», ибо «интересы всего человечества требуют, чтобы как можно скорее и раз навсегда покончить с шайкой оголтелых убийц, именуемой правительством гитлеровской Германии».

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 540. Л. 50–58.
Опубликовано: Вестник Архива Президента
Российской Федерации.
Война 1941–1945. М., 2010. С. 190–193

Записка П. К. Пономаренко И. В. Сталину

о действиях партизан на коммуникациях

9 июля 1943 г.

Товарищу Сталину И. В.

Действия партизан на коммуникациях наносят большой ущерб захватчикам. По имеющимся данным, за два года войны партизаны спустили под откос около четырёх тысяч эшелонов. Помимо материального ущерба, задержки в движении, вызываемые действиями партизан на коммуникациях, достигают в среднем 15–18%, не говоря уже о серьёзном сокращении движения из-за снижения скорости поездов и прекращения на ряде участков ночного движения ввиду действий партизан.

Однако, несмотря на огромное значение борьбы партизан на коммуникациях, дезорганизация перевозок противника по железным дорогам не достигла ещё таких размеров, чтобы иметь оперативное влияние на положение немецких фронтов.

Объясняется это тем, что последствия многочисленных диверсий: крушений эшелонов, взрыва мостов и порчи железнодорожного оборудования, проводимых разновременно на огромной сети, — немцы сравнительно быстро исправляют.

Из этого, конечно, следует, что количество диверсий на железнодорожном транспорте следует непрерывно и всеми возможными средствами увеличивать, однако если мы увеличим их вдвое и втрое, то при всём огромном положительном значении для борьбы с врагом этого факта коренная дезорганизация железнодорожного движения всё же не будет достигнута.

С весны этого года многие партизанские отряды и бригады по указанию штабов партизанского движения стали разрушать железнодорожное полотно противника путём растаскивания и уничтожения рельс. Это оказалось серьёзнейшим средством дезорганизации коммуникаций.

Для примера можно привести следующий факт: в Белоруссии в мае месяце было выведено из строя 150 км жел. дорог. В условиях, когда немецкие оккупанты часть рельс со вторых и станционных путей отправили в переплавку, а запасы израсходовали на восстановление путей, выходящих из строя при диверсиях партизан, — это оказалось таким сильным ударом, что немецкое командование мобилизовало все рельсовые ресурсы, привлекло к этому вопросу внимание всей железнодорожной администрации, поставило на восстановление путей сапёрные части и только через месяц опубликовало официальное сообщение о том, что наконец-то силами сапёров и местного населения «150 км железнодорожной линии, которая была разобрана партизанами на восточном фронте, восстановлены».

Партизанский отряд Королёва, участвовавший в этой операции, между станциями Осиповичи и Татарка взорвал рельсы по стыкам на расстоянии 2 км. Движение поездов на этой важной линии было приостановлено с 17 июня по 2 июля. Для возмещения рельсы немцы взяли с неработающей линии Осиповичи — Могилёв.

Это касалось 150 км железнодорожного пути, или в рельсовом исчислении 25 тыс. рельс, причём следует сказать, что добрая половина из них были не перебиты, а растащены, и немцы не могли возвратить их обратно для восстановления.

Можно себе представить, какой оперативный эффект имела бы операция, проведённая одновременно повсеместно и закончившаяся уничтожением 200–300 тыс. рельс...

Не подлежит сомнению, что германское командование за счёт рельсового проката и съёмки вторых, а также второстепенных путей на первый раз восстановило бы пути и ликвидировало длительную задержку, но всё дело в том, что после первого одновременного удара партизаны систематически разрушали бы во всё возрастающих масштабах рельсы на других или восстановленных участках.

Непрерывное уничтожение рельс в таких размерах приведёт противника к катастрофическому недостатку рельс. Манёвренные запасы рельс, при которых немцы обходятся сейчас, при описанном выше положении никакого выхода не дадут.

Центральным штабом партизанского движения такая операция разработана с привлечением Украинского штаба партизанского движения в отношении дорог Украины.

Эта операция, которой, по нашему глубокому убеждению, суждено сыграть выдающееся историческое значение в деле разгрома немецких захватчиков, покоится на совершенно реальных основах, заключающихся в том, что:

а) На всех коммуникациях имеются партизанские отряды, могущие получить и, безусловно, выполнить наши задания.

б) Лёгкость проведения подобной операции.

Командиры партизанских отрядов и диверсионных групп и партизаны операцию по уничтожению рельс считают наиболее доступной и безопасной, могущей быть произведённой в любых условиях, при любой охране, так как она не требует долгой задержки на полотне, маскировки зарядов и пр. Кроме того, партизанские отряды и бригады помимо широкого проникновения одиночек на полотно, как правило, могут овладевать перегонами и выводить их сразу из строя целиком.

в) Огромная экономичность операции.

Для того чтобы перебить пополам рельс, весящий в среднем 500 кг, оказалось достаточным, как доказано нами вопреки существующему официальному наставлению, не 400 граммов взрывчатого вещества, а только 100 граммов. Таким образом, одной тонны тола достаточно для уничтожения 10 тысяч рельс, а для уничтожения рельс в размере 1 миллиона штук требуется всего 100 тонн тола.

Центральным штабом партизанского движения массированная операция по уничтожению рельс врага подготовлена полностью. Все необходимые материальные ресурсы для выполнения операции также имеются.

Прошу об оказании следующих мер помощи:

1. Выделить 180 самолёто-вылетов самолётами Ли-2 и Си-47 в течение 5–6 дней, начиная с 12 июля, для выброски взрывчатых веществ в намеченные нами точки для проведения первого одновременного удара по магистралям.

2. Выделить 220 целевых самолёто-вылетов для доставки взрывчатого материала и принадлежностей для взрыва в течение июля — августа для продолжения нанесения систематических ударов по рельсам врага.

3. Ввиду того, что в настоящее время для взрыва рельс 100-граммовыми шашками нам приходится разрезать 400- и 200-граммовые шашки, обязать тов. Ванникова изготовить в июле — августе 150 тонн 100-граммовых толовых шашек по образцу, представленному Центральным штабом партизанского движения.

Прилагаемые проекты решений по этому вопросу прошу утвердить.

П. Пономаренко

АП РФ. Ф. 3. Оп. 50. Д. 475. Л. 60–64.
Опубликовано: Вестник Архива Президента
Российской Федерации.
Война 1941–1945. М., 2010. С. 285–287

Письмо маршала Г. К. Жукова генералу Ф. И. Голикову

с анализом подготовки военных кадров, исходя из опыта военных действий в период Великой Отечественной войны

22 августа 1944 г.

При разработке плана использования и создания кадров Красной Армии после войны нужно, прежде всего, исходить из опыта, который мы получили в начальный период Отечественной войны.

Чему нас учит полученный опыт?

Во-первых, мы не имели заранее подобранных и хорошо обученных командующих фронтами, армиями, корпусами и дивизиями. Во главе фронтов встали люди, которые проваливали одно дело за другим (Павлов, Кузнецов, Попов, Будённый, Черевиченко, Тюленев, Тимошенко и др.).

На армии ставились также мало изученные и неподготовленные люди. Иначе и не могло быть, так как подготовленных ещё в мирное время кандидатов на фронты, армии и соединения не было. Людей знали плохо. Наркомат обороны в мирное время не только не готовил кандидатов, но даже не готовил командующих — командовать фронтами и армиями.

Еще хуже обстояло дело с командирами дивизий, бригад и полков. На дивизии, бригады и полки, особенно второочередные, ставились не соответствующие своему делу командиры. Короче говоря, каждому из нас известны последствия командования этих людей и что пережила наша Родина, вверив свою судьбу в руки таких командующих и командиров.

Вывод: Если мы не хотим повторить ошибок прошлого и хотим успешно вести войну в будущем, нужно, не жалея средств, в мирное время готовить командующих фронтами, армиями, корпусами и дивизиями.

Видимо, в мирное время нужно иметь два-три комплекта и командиров дивизий и полков, которые бы обеспечили полное развертывание армии и трёх-четырёхмесячное ведение войны.

Каждому командующему фронтом и армией иметь заранее отобранного и подготовленного заместителя.

Во-вторых, мы, безусловно, оказались неподготовленными с кадрами запаса.

Все командиры, призванные из запаса, как правило, не умели командовать полками, батальонами, ротами и взводами. Все эти командиры учились войне на войне, расплачиваясь за это кровью наших людей.

В-третьих, мы не имели культурного штабного командира и, как следствие, не имели хорошо сколоченных штабов.

В-четвертых, в культурном отношении наши офицерские кадры недостаточно соответствовали требованиям современной войны. Современная война — на 8/10 война техники с техникой врага, а это значит, нужно быть культурным человеком, чтобы уметь быстро разобраться со своей техникой и техникой врага и, разобравшись, грамотно применить свою технику...

В-пятых, существовавшая в мирное время система обучения и воспитания наших кадров не дала нам для войны образцового и авторитетного командира.

Наши академии, школы и курсы неправильно учили командные кадры, а именно:

1) Теоретическое обучение шло явно в ущерб практическому обучению. Опыт войны показал, что только те командиры оказались хорошими командирами, которые выросли на полевой работе, а не в кабинетах. Следовательно, главный упор в будущем должен быть в обучении командира — это работа в поле, в обстановке, близкой к боевой.

2) Наши командиры очень плохо знали и знают технику (авиацию, артиллерию, танки и пр.). Нужно каждого командира, от командира батальона и выше, в будущем обязательно прикомандировать в спец. части на 6–10 месяцев для капитального изучения сердца техники.

3) Волевые качества нашего командира — инициатива, умение взять на себя ответственность, развиты явно недостаточно, а это очень пагубно сказалось на ходе войны в первый период. Следовательно, этот важнейший вопрос нужно решить также капитально.

Что касается Ваших соображений об оставлении возможно большего состава командного состава в рядах армии в мирное время, я считаю в основном их правильными, но при этом я только за оставление нужных и способных кадров, а не таких, как у нас были, вроде провалившихся.

Г. К. Жуков

Опубликовано: Великая Отечественная война. 1941–1945.

Военно-исторические очерки. В 4-х кн.

М., 1999. Кн. 3. С. 480–481


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru