Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№6, Июнь 2019

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей ЛУЦЕНКО
Кто кошмарит потребителя

 

КОЛЛЕКТОРЫ ВЫКУПАЮТ КРЕДИТЫ

Не так давно президент Владимир Путин обсудил с главой Центрального банка России Эльвирой Набиуллиной ситуацию в сфере финансов. В числе прочих проблем была поднята тема наведения порядка на рынке микрокредитования. Президент предположил, что Центробанку этим не очень хочется заниматься.

Э. Набиуллина возразила: главный банк страны занимается этой проблемой, наводит порядок. В частности, снижается число микрокредитных организаций. Если пять лет назад их было в стране 4,5 тысячи, то сегодня — только 2 тысячи. «Микрокредитные организации не должны заниматься ростовщичеством, — подчеркнула Э. Набиуллина, — пользоваться тем, что люди, у которых не очень большие доходы, идут и получают кредиты по высоким ставкам. Были приняты решения, чтобы постепенно уменьшать предел задолженности, который может быть у человека: когда-то человек мог иметь 4 долга; до недавних пор 3 долга. С января этого года — уже 2,5, а с 1 января следующего года — полтора. То есть это уменьшает предельную задолженность заёмщика перед микрофинансовыми организациями».

Тем не менее, и президент об этом знает, в стране работает целая сеть нелегальных кредиторов, которые не зарегистрированы в Центральном банке и которые активно ведут незаконную рекламу своей деятельности. Поэтому сейчас Центробанк ставит вопрос об ограничении доступа к сайтам, рекламирующим деятельность незаконных микрофинансовых организаций. Предлагается увеличить их ответственность. В том числе запретить даже законным микрофинансовым структурам передавать кредиты незаконным коллекторским организациям. Неформальные коллекторы выкупают кредиты и потом, что называется, кошмарят людей. Здесь Центробанк должен наводить порядок вместе с Генпрокуратурой. Сейчас обсуждаются, по словам Э. Набиуллиной, два варианта: увеличение административной ответственности, потому что штрафы очень низкие, или введение уголовной ответственности.

Уступка права требования возврата кредита субъектам небанковской сферы противоречит специальному законодательству. Кредитные учреждения, уступая права требований коллекторским агентствам, сами создают негативную социальную обстановку. Включение банком в кредитные договоры ряда условий (в том числе в отношении переуступки прав требований третьим лицам) ограничивает свободу гражданско-правовой воли заемщика и свободу договора. То есть ставят реализацию субъективных прав граждан в зависимость от воли банка.

Кредитными учреждениями нарушается специальная процедура информирования потребителя о возможности его отказа в отношении уступки кредитором прав (требований) третьим лицам. Права потребителей в их отношениях с банком регулируются Гражданским кодексом РФ, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами. Отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать и из договоров на оказание возмездных услуг. То есть направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд гражданина, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности.

По закону «О защите прав потребителей» исполнитель обязан своевременно предоставлять клиенту необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора, а по отдельным видам услуг перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются правительством. Информация о реализуемых исполнителем услугах в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей. В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей, условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Например, стороны не вправе включать в кредитный договор условие, допускающее нарушение банковской тайны. Не допускается понуждение к заключению договора за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. В силу п. 1, 2 ст. 857, ГК РФ банк гарантирует тайну банковского вклада и банковского счёта, операций по счёту и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом.

При совершении сделки по уступке права требования права и обязанности кредитора в полном объёме переходят третьему лицу. По закону, круг третьих лиц, которым возможна уступка права требования, является ограниченным. Требование о наличии лицензии, а также наличие кредитной организации на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам договор кредитования, так и на все действия, выступающие объектом обязательств по предоставлению кредита и его возврату. Следовательно, уступка права требования возврата кредита субъектам небанковской сферы незаконна.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных» персональными данными является любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определённому или определяемому физическому лицу. При этом лица, получившие доступ к таким данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных.

Таким образом, передача информации, составляющей банковскую тайну физического лица, допускается только с его письменного согласия. При этом согласие должно предусматривать передачу данных конкретному лицу, а не любым третьим лицам без ограничения. В противном случае кредитное учреждение может быть привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Кроме того, незаконные действия банка по переуступке права требования третьим лицам, разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, подпадают под действие ст. 183 УК РФ. Это ответственность за неправомерное разглашение сведений, составляющих банковскую тайну. Соответственно, уступка банком права требования по кредитному договору, заключённому с гражданином, другому лицу, не обладающему специальным правовым статусом, которым обладал первоначальный кредитор, является нарушением банковской тайны. В соответствии с ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, установленные законодательством о защите прав потребителей, влечёт наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей. Пунктом 1 статьи 819 ГК РФ установлена специальная правосубъектность кредитора. Денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация (имеющая соответствующую лицензию). При совершении сделки по уступке права требования права и обязанности кредитора в полном объёме переходят новому кредитору.

Иногда банк требует включить в договор своё право на возврат кредита без согласия заёмщика. Согласно статье 16 Закона о защите прав потребителей такое условие договора ущемляет право потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами. Нередко подобные условия договора не согласовываются сторонами, поскольку уже включены банком в типовую форму. Включение в условия договора, заранее определённые банком в одностороннем порядке, права на совершение тех или иных действий, по существу лишает потребителя возможности участвовать в формировании договора, выразить своё волеизъявление и ухудшает его положение по сравнению с нормами действующего законодательства. Причём списание денежных средств со счёта клиента без его распоряжения и без решения суда по основаниям, не предусмотренным законом, противоречит законодательству о защите прав потребителей, ущемляет установленный законом объём прав потребителей.

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 № 4-П, гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечёт необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков. Как выполняется это Постановление, судить потребителю...

Недопустима ситуация, когда банк представляет разработанную им стандартную форму, где в том числе содержится следующая формулировка: «Я согласен на уступку прав (требований) банка по кредитному договору, иным заключенным со мной договорам третьим лицам (при нежелании уступки прав (требований) банка поставьте отметку в этом поле ___). Логика этого условия в том, что согласие на уступку прав (требований) банка по кредитному договору третьим лицам считается согласованным условием по умолчанию и приоритетным. В то же время для отказа от данного условия потребитель обязан выразить свою волю. То есть в первом случае потребитель реализует своё право путём пассивного поведения, согласием, а во втором случае — активным возражением. Ясно, что потребитель, чтобы изменить условия договора, предложенные ему банком, должен проявить активность и возразить против предложенного ему по умолчанию варианта кредитования.

Чем кончается переуступка прав кредитора третьему лицу, мы все хорошо знаем из многочисленных сюжетов телевидения о действиях «коллекторов». Здесь и издевательства, и покушение на личную собственность, и даже убийства. Причём тянется все это «право-неправо» уже много лет. Э. Набиуллина верно говорит, что подобную практику надо разбирать вместе с Генпрокуратурой. Теперь осталось дождаться, пока наши финансовые руководители от слов перейдут к делу.

МИНЭНЕРГО ТОРГУЕТ ВОЗДУХОМ

Минэнерго в последнее время настаивает на введении оплаты неиспользуемого потребителями резерва электросетевой мощности. В министерстве не берут во внимание тот факт, что это увеличит затраты на электроэнергию котельных и водоканалов и придётся либо заложить их в тарифы ЖКХ, либо сокращать ремонты. По различным оценкам, наиболее сильно изменения ударят по водоканалам, у которых на электроэнергию идет 25% затрат. Рост различных тарифов ЖКХ может составить 3–5%.

Таким образом, министерство энергетики собирается «продать» произведённую, но неиспользованную электросетевую мощность. Хотя введение такого механизма оплаты противоречит действующему законодательству. Выбор величины заявленной мощности зависит исключительно от потребителя электрической энергии, от его потребности в полном или частичном использовании своего электрооборудования, присоединённого к сетевой организации. С учётом использования потребителями указанных услуг мощности электрической сети, к которой они технологически присоединены, устанавливаются тарифы на услуги по передаче электрической энергии. При этом величина заявленной мощности является необходимым условием для определения стоимости услуг по передаче электроэнергии и участвует в определении тарифа, который подлежит государственному регулированию. Сетевая организация получает плату именно за обеспечение возможности использования потребителем заявленной мощности, так как затраты на обеспечение возможности использования именно этой мощности учитываются при определении тарифа.

Поэтому оплата услуг по передаче электрической энергии в части оплаты за содержание электрических сетей должна производиться за заявленную мощность потребления, указанную в договоре, без учёта неиспользуемого резерва мощности. В противном случае снабжающая организация неосновательно обогащается — см. ст. 1102 Гражданского кодекса РФ.

Ранее подобная практика со стороны энергоснабжающих организаций в части включения в заявленную мощность резерва мощности при оплате услуг пресекалась контролирующими органами с формулировкой о недопустимости нарушения законодательства Российской Федерации об электроэнергетике. Например, предписание ФСТ России от 27.10.2008 № 376-к. В данном случае происходит перекладывание бремени содержания сетей на население, а также включение расходов на содержание этих сетей в тарифы на электроэнергию будущих регулируемых периодов в качестве неучтённых убытков. Это тоже не соответствует нормам законодательства о тарифообразовании.

При проведении региональными тарифными комиссиями сравнительного анализа тарифов (утверждённых с учётом амортизационных отчислений и без их учёта) выявляется их необоснованное завышение. В частности, устанавливается тариф на энергоснабжение (воду, электроэнергию) с учётом амортизационных отчислений, что существенно его увеличивает.

То есть энергоснабжающая организация, злоупотребляя своими правами, преследуя цель необоснованного роста тарифов на услуги энергоснабжения, увеличивает тариф на суммы амортизационных отчислений в целом по регулируемым услугам, что, в свою очередь, подразумевает причинение вреда другим лицам (населению), что выражается в повторной оплате указанных расходов.

Региональные тарифные комиссии фокусируют ситуации, связанные с ограничением роста платы граждан за коммунальные услуги. Кроме того, в летние месяцы отсутствует плата за отопление, в связи с чем возрастает доля услуг холодного водоснабжения и водоотведения в совокупном платеже в среднем до 32%.

Следовательно, наиболее невыгодные условия, с точки зрения прироста платы граждан за коммунальные услуги, будут у следующих потребителей: проживающих в 12-этажных домах и оплачивающих услуги холодного водоснабжения, водоотведения, горячего водоснабжения, электроснабжения. Проживающих в домах с водонагревателями и многоточечным водоразбором, оплачивающих услуги холодного водоснабжения, водоотведения, электроснабжения, газоснабжения.

Под порядком ценообразования следует понимать формирование, и/или расчёт, и/или установления, и/или применение цен (тарифов) на продукцию, товары либо услуги, исходя из нормативных правовых актов, регламентирующих порядок ценообразования в отдельных отраслях экономической деятельности, а также сложившейся судебной практики. Это аксиома, закреплённая в Разъяснениях Президиума ФАС России от 29.08.2017 № 10 «О применении антимонопольными органами антимонопольного законодательства в целях выявления и пресечения нарушений порядка ценообразования».

Объектом административного правонарушения являются отношения, складывающиеся в предпринимательской деятельности по поводу продажи (поставки) отдельной продукции или товаров, оказания отдельных видов услуг, цены (тарифы) на которые подлежат государственному регулированию. Государственное регулирование цен (тарифов) осуществляется в сферах экономики, имеющих важное социальное значение. Это электроэнергетика, газ, нефть, железнодорожный транспорт, аэропорты и транспортные терминалы, услуги связи, лекарственные препараты, алкогольная и табачная продукция, медицинские изделия, перевозка пассажиров транспортом общего пользования.

Энергоснабжающей организации для реконструкции основных средств необходима реализация инвестиционной программы, чтобы обеспечить доступность энергоснабжения для абонентов, снизить негативное воздействие на объекты. Таким образом, при утверждении долгосрочных тарифов наличие инвестиционной программы является обязательным условием, поскольку подтверждает расходы, понесённые в результате её реализации. И только в таком случае указанные расходы в виде амортизационных отчислений могут быть включены в тариф.

ТАМ КОПЕЙКА, ЗДЕСЬ ПЯТАЧОК...

На практике энергоснабжающие организации нарушают соблюдение баланса экономических интересов регулируемых организаций и интересов потребителей услуг, утяжеляя единовременно себестоимость регулируемых услуг для потребителей. При проведении региональными тарифными комиссиями сравнительного анализа тарифов (утверждённых с учётом амортизационных отчислений и без их учёта) выявляется их необоснованное завышение. В частности, устанавливается тариф на энергоснабжение (воду, электроэнергию) с учётом амортизационных отчислений, что существенно его увеличивает.

Таким образом, подтверждается факт отнесения на конечных потребителей бремени двойной оплаты расходов, что, в свою очередь, нарушает основной принцип государственной политики в сфере энергоснабжения как баланс соблюдения интересов потребителей и поставщиков.

Характерная особенность работы энергоснабжающих организаций: включение в тарифы различных необоснованных сборов. В частности, в Карачаево-Черкесии поставщик электроэнергии включал в тариф стоимость сбора платежей. Это повышало тариф для населения более чем на 10 копеек за киловатт. Антимонопольная служба заключила, что подобные действия компании являются незаконными и искусственно завышают тарифы на электроэнергию. Таково решение Карачаево-Черкесского УФАС России от 28.04.2012 № 707-1/15.

Интересная ситуация возникла в Калужской области. В экспертном заключении региональной тарифной комиссии (министерство конкурентной политики Калужской области) не были отражены результаты анализа фактически понесённых расходов в сопоставлении с фактически полученной выручкой. Не показано сопоставление с плановыми показателями, учтёнными регулирующим органом ранее при утверждении сбытовых надбавок для энергоснабжающей организации. Также установлено, что министерство из состава сбытовой надбавки энергоснабжающей организации исключило доходы, полученные от размещения временно свободных средств на депозитах. А такие доходы составили 34 671 039 рубля. ФАС России 06.04.2018 возбудила дело об административном правонарушении и проведении административного расследования.

В Свердловской области администрация городского округа злоупотребила правом на издание ненормативных актов при выборе единой теплоснабжающей организации, что свидетельствует о сговоре с целью устранения иных компаний с регионального рынка продажи тепловой энергии. Более того, региональная энергетическая комиссия Свердловской области способствовала устранению конкурентов путём утверждения экономически необоснованных тарифов, которые не компенсируют затраты на производство и передачу тепловой энергии и являются убыточными для компании (Определение Верховного Суда РФ от 15.05.2018 № 309-КГ18-4755).

В соответствии с действующим законодательством негативные последствия неправильного определения размера заявленной мощности (или неправильного определения платы за неиспользуемую мощность или превышение) не может брать на себя потребитель электрической энергии. При этом сетевая компания не вправе ограничивать потребителя в выборе величины заявленной мощности за исключением случаев, когда надлежащая передача заявленного потребителем объёма мощности не может быть обеспечена сетевой организацией по условиям технологического присоединения.

Потребитель не должен платить за ошибки энергетической компании, за коррупционные схемы, поскольку это будет противоречить принципу соблюдения баланса экономических интересов поставщиков и потребителей энергии и обеспечение экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и сбыт энергии.

Понятно, что все хотят заработать. Но не надо в этом случае перегибать палку. Если, например, водитель грузовика, который перевозит только диван, потребует с его хозяина платы за не использованный объём кузова, то такого водителя в лучшем случае куда-нибудь пошлют и откажутся иметь с ним дело. А намного ли отличаются от подобной практики требования Минэнерго о введении оплаты неиспользуемого потребителями резерва электросетевой мощности? Почему об этом никто не хочет задуматься? Выбор заявленной мощности, повторю, зависит исключительно от потребителя энергии. У него приоритет в этом вопросе, что вытекает из самого термина «заявленная».

Если же мы пойдём на поводу у Минэнерго, то не за горами резкое увеличение тарифов в жилищно-коммунальной сфере — ведь всё сегодня держится на электричестве. Таким образом, «продавая воздух», энергетики готовят недовольство властью. Люди не будут разбирать, кто способствует росту тарифов. Так желание насильно продать не отпущенную электроэнергию способствует росту социальной напряженности.

ЛУЦЕНКО Сергей Иванович, аналитик


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru