Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№6, Июнь 2019

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Вячеслав СУХНЕВ
Пролив Измены

 

ДОЛГО ЗАПРЯГАЛИ...

После Цусимы Япония выдохлась. Она была похожа на бегуна, который выиграл несколько этапов состязания, но бежать до конца дистанции у него не хватало сил. Японцы добились преимущества на море, однако победы на суше стоили огромных потерь — они вдвое превышали российские. Из 450-тысячной армии только в Маньчжурии Япония потеряла 86 тысяч. Резервы для пополнения японцы исчерпали, и после потерь под Сандепу и Мукденом вообще не могли наступать.

На войну ушло почти два миллиарда иен, или 70 процентов валового национального продукта. Сегодня такой показатель можно соотнести примерно с 300 триллионами иен. Для сравнения: весь годовой бюджет Японии на 2019 год составляет чуть больше 100 триллионов иен. Финансирование военных расходов шло за счёт государственных облигаций и внешних займов. Поэтому госдолг в долях от ВНП вырос с довоенных 23% до 71%. Продлись война ещё пару месяцев (даже не лет!), и Страна восходящего солнца вышла бы из неё банкротом. Так аукнулась японцам стратегия «блицкрига». Термина этого они, скорей всего, не знали, но пытались покончить с Россией с наскока, от обеда до ужина, как их предшественники в лице Бонапарта и последователи в лице Гитлера.

Зато русские, подтверждая слова Бисмарка, что они медленно запрягают, но быстро ездят, неуклонно увеличивали ресурсы. Летом 1905 года в Маньчжурии было сосредоточено более 500 тысяч русских солдат против 300 тысяч японских. На Сыпингайских высотах появилась эшелонированная оборона, в нашу армию пришли гаубичные батареи, с начала войны в 10 раз увеличилось количество пулемётов. По Транссибу ходило 12 пар поездов, а не 3, как в начале войны. Новая военная доктрина Куропаткина, учитывая улучшившееся снабжение войск, диктовала максимальное изматывание противника в непрерывных позиционных боях.

Наша армия могла бороться дальше, как об этом вполне справедливо писали потом российские военачальники и историки. Причём бороться не только на суше, но и на море. Одной из причин разгрома русских в Цусимском проливе называлось превосходство новых японских кораблей над старыми русскими «галошами». Это зловредный миф, потому что японские и русские суда в большинстве своём создавались на западных верфях, иногда на одних и тех же, и в техническом отношении мало отличались. Эскадре Рожественского просто не повезло, и говорить по этому поводу нужно отдельно.

Летом 1904 года отряд русских крейсеров четыре раза выходил из Владивостока в Корейский пролив и топил японские суда. Особенно болезненной для японцев была потеря 2 июня двух больших транспортов — «Хитати Мару» и «Садо Мару», перевозивших в Корею войска и гаубицы. На дно ушло более тысячи человек и осадная артиллерия, с помощью которой хотели уничтожить форты Порт-Артура. Крейсеры «Россия», «Рюрик» и «Громобой» возвращались из походов в Корейский пролив без потерь. Их действия стали головной болью для морского министерства Японии. После каждой атаки русских крейсеров оно выступало с заявлениями, оправдывая потери то погодой, то варварскими методами ведения войны противником...

Революция 1905 года вынудила «царизм» воевать на два фронта, но он смог нейтрализовать «пятую колонну». Волонтёров авантюриста Судзиловского-Русселя, собиравшихся высадиться в Приморье с японских пароходов, отогнали от наших берегов. А когда революционеры захватили Транссиб в ожидании высадки «армии» Судзиловского, то на магистраль от Харбина двинулись части генерала Ренненкампфа, а навстречу вышел отряд генерала Меллер-Закомельского.

Андрей Соколов пишет: «Агитаторов, неизвестно как проникших в его поезд, Меллер-Закомельский приказал выбросить на полном ходу. Без суда и следствия был расстрелян машинист, отказавшийся вести поезд Меллер-Закомельского и призывавший солдат к неповиновению. Та же участь постигла телеграфиста, который не пропускал телеграмм, имевших государственное значение». Меллер-Закомельский доложил императору: «Моё появление на Забайкальской дороге сразу подняло престиж власти и подорвало значение стачечного комитета. Продвигаясь по Забайкальской дороге к Чите, я попутно производил аресты виновных в сопротивлении властям. Главные виновники, телеграфисты и члены стачечного комитета, взятые с оружием в руках, после точного выяснения их виновности и собственного признания, были мной расстреляны».

Возвращаюсь к главной мысли: Россия была готова воевать дальше, а Япония — нет. И это подтверждает тот факт, что японцы первыми начали судорожно искать мира с Россией. Уже через полгода после февральской атаки на Порт-Артур японцы решили предложить России мир. Японский министр иностранных дел, будучи совершенно уверенным, что русские с радостью ухватятся за возможность закончить войну, сформулировал список из 12 условий заключения мира. Это уплата Россией контрибуции, свобода японских действий в Корее, вывод русских войск из Маньчжурии, передача японцам части КВЖД от Харбина до Порт-Артура и всего Сахалина. И «мелочи» вроде права ловли рыбы в водах России, плавания по Амуру и превращения Николаевска, Хабаровска и Благовещенска в открытые для японцев порты.

К удивлению японцев, русское правительство просто не ответило на эти заманчивые предложения. После такого «неожиданного реприманда» японцы полгода искали посредников, способных повлиять на российскую позицию. Контакты на уровне дипломатов и разведчиков во Франции и Британии не смягчили неуступчивость России. Нашему агенту в Лондоне прямым текстом было запрещено общаться с японцами. Даже обращение к русскому правительству президента США Теодора Рузвельта в январе 1905 года осталось практически без ответа.

Реплика в сторону. Сегодня Япония опять рассчитывает на поддержку Соединённых Штатов при заключении мирного договора с Россией. Об этом заявил один из помощников нынешнего японского премьера Абэ в начале 2019 года. Что ж они без няньки на свидание не ходят?

Но вернёмся в 1905 год. После цусимской катастрофы Рузвельт снова обратился к российскому правительству с предложением посредничать в организации мирных переговоров с Японией. Теперь в Санкт-Петербурге за американское предложение ухватились «уставшие от войны», в том числе Сергей Витте, к тому времени — председатель правительства. Он давно нашёптывал императору, что война проиграна и «тягостность условий мира будет пропорциональна длительности военных действий». Как потом выяснилось, это был совершенно близорукий анализ ситуации.

СКУДНЫЕ ПЛОДЫ ПОБЕДЫ

Под американским патронатом в Портсмуте (штат Нью-Гемпшир) 22 августа 1905 года начались переговоры о мире русской и японской делегаций. Они шли ровно две недели и могли бы продолжаться дольше, но глава русской делегации, Сергей Юльевич Витте, «уставший от войны», теперь «устал от мира». Есть большая литература о переговорах. Многие авторы считают, что русские провели хороший дипломатический прорыв, но на мой непросвещённый взгляд, Россия могла не принимать никаких японских условий. Надо было констатировать прекращение состояния войны и предложить вернуться на предвоенные позиции. Что бы в том случае сделала Япония? Ничего. Ну, хлопнула бы дверью в Портсмуте... Ведь воевать дальше она не могла. Впрочем, как говорил Пушкин, «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Конечно, в России были недовольны тем, что Японию не стали дожимать, но при этом либеральная «пятая колонна» отправила японскому императору поздравительные телеграммы. И её даже не стали бить... Хотя, наверное, могли бы.

На мирной конференции Япония выдвинула следующие требования. Признание свободы её действий в Корее. Вывод российских войск из Маньчжурии. Передача Ляодунского полуострова и Южно-Маньчжурской железной дороги. Уплата Россией контрибуции в 1,2 миллиарда иен. Выдача интернированных судов. Присоединение Сахалина. Ограничение российских морских сил на Дальнем Востоке. Предоставление Японии права рыболовства вдоль российского побережья.

Самые горячие дебаты шли по двум вопросам: контрибуция и Сахалин. Витте отказался вообще разговаривать о контрибуции. В этом его поддержал Рузвельт. Не стала русская делегация обсуждать и сахалинскую проблему. На совещании у японского императора 27 августа было решено отказаться от Сахалина. Однако на следующий день японцы узнали, что американский президент советовал в телеграмме русскому царю отдать Сахалин, и Николай обещал в крайнем случае уступить половину острова. Так что японцы сняли эту сахалинскую половину буквально с царского языка.

В ходе затяжных переговоров русские добились следующего. Россия признавала Корею сферой японских интересов (а Корея и раньше там была). Войска из Маньчжурии Россия обещала вывести (но только вместе с японскими). Аренду Порт-Артура и Ляодуня Россия уступала «победителю» вместе с южной частью КВЖД. И это была самая существенная уступка России по мирному договору. Она согласилась отдать южную часть Сахалина в японское владение, как это было недавно. Японцы могли ловить рыбу в русских водах. Всё. Никакой контрибуции, никакого ограничения действий нашего флота, никаких интернированных судов. Победившая Япония не смогла реализовать большинство основных требований, в том числе возмещение убытков от войны, но согласилась, тем не менее, на мир. Всё это ещё раз говорит, до какой степени она была истощена противостоянием с Россией.

5 сентября 1905 года Сергей Витте подписал Портсмутский договор, за что получил от благодарного царя титул графа, а от неблагодарной русской общественности прозвище «Полусахалинский». Токио раструбил на весь свет о победе, следуя старой японской поговорке: «Каждая женщина кажется красивой в темноте, издалека и под зонтиком». На деле, «помимо выплаты долговых обязательств по государственным облигациям, которых накопилось огромное количество, после окончания русско-японской войны возникла сильнейшая необходимость в новых государственных расходах».

Узнав цену мирному договору и восприняв его как настоящее унижение, 5 сентября народ страны-победительницы устроил выступления, ставшие прологом к «Эре народного насилия», череде протестов и кровавых бунтов, продолжавшейся почти тринадцать лет. Вечером 5 сентября у токийского парка Хибия собралось около 30 тысяч человек с антиправительственными «кричалками». Они возмущались тем, что несколько лет жестокой экономии, ограничения гражданских прав, невероятного напряжения всех сил принесли жалкие политические и экономические результаты и огромные людские потери. Столько крови, и всё ради жалкого клочка пустынного Сахалина и аренды развалин Порт-Артура? Полиция попыталась разогнать демонстрантов, но в ответ начались массовые беспорядки. Погибло два десятка человек, ранено было около тысячи. Разъярённая толпа растеклась от парка Хибия по улицам и разгромила более половины полицейских участков Токио. Беспорядки в столице продолжались четыре месяца и в начале января 1906 года просто смели кабинет премьера Кацура Таро.

***

В первом военном столкновении с Японией российскому правящему классу не хватило ни терпения, ни дальновидности, ни политической воли, чтобы «дожать» до конца противника, выходящего на мировую арену как самостоятельный центр силы. На результате войны сказались откровенные происки Британии, выступавшей союзником и спонсором Японии, а также закулисная игра Соединённых Штатов, не желавших укрепления России в Тихом океане. Президент Теодор Рузвельт в 1906 году стал лауреатом Нобелевской премии мира. Он полагал, что благодарные за посредничество японцы не будут возражать, если США начнут экономическую экспансию в Китае. На словах японцы не возражали. Но исподтишка начали строить благодетелю разнообразные козни, в буквальном смысле выдавливая американский капитал из Маньчжурии и Кореи, куда он устремился сразу же после заключения мира между Россией и Японией.

СОЮЗ ВРАГОВ

В Санкт-Петербурге 17 июля 1907 года Россия и Япония подписали Общеполитическую конвенцию (Соглашение Извольский — Мотоно), подтвердившую территориальное размежевание по Портсмутскому мирному договору. Зачем нужно было меньше чем через два года после мирной конференции вновь, «бегом», возвращаться к договору? Что за этот короткий срок изменилось?

Как ни странно, резко изменилось отношение к России в Европе, а это отразилось на её положении в Азии. Британия, союзница Японии в русско-японской войне, и Франция, ссужавшая японцев деньгами, теперь нуждались в России как инструменте противодействия интересам Германии. Элиты Европы понимали, что столкновение с Германией в ближайшее время неизбежно, а российские ресурсы могут помочь в большой войне. Так оно, кстати, и произошло. Но активно действовать на политическом и военном фронте в Европе Россия могла, лишь обеспечив прочный тыл на Дальнем Востоке. Англия и Франция, понимая российские обеспокоенности, начали выкручивать руки уже Японии. Франция, например, отказала ей в предоставлении нового займа. Сначала подпишите русско-японское соглашение, подтверждающее территориальное размежевание!

Япония испытывала в эти годы тяжелейшее финансовое положение, вызванное, в первую очередь, «победоносной» русско-японской войной. Но Японию не пришлось долго уговаривать не только в силу этих обстоятельств. Ещё с визита «чёрных кораблей» коммодора Мэтью Перри и подписания первого японско-американского договора о мореплавании в 1854 году, японцы чувствовали себя ущемлёнными в отношениях с Америкой — практически все договоры с США были неравноправными, в ущерб Японии. Соединённые Штаты после 1905 года не хотели даже минимального восстановления русского влияния на Дальнем Востоке, и потому поддержали японцев, своих вассалов, надеясь стравить их в новом столкновении с Россией. Однако вассалитет японцам надоел. Они уже показали зубы, уже сделали заявку на пребывание своей страны в клубе великих держав... Поэтому, преодолев сопротивление американцев, японцы подписали конвенцию с Россией 1907 года.

До подписания соглашения в США надеялись, что напряжённость в отношениях России и Японии продолжится, и это остановит русское продвижение на Дальнем Востоке. Монополии США рассчитывали эксплуатировать богатства Китая, Кореи и российского Северо-Востока, угрожая России японским «цепным псом».

Но когда Соглашение Извольского — Мотоно было подписано, Япония сочла, что у неё развязаны руки. Теперь она не собиралась идти в фарватере американской дальневосточной политики и предоставлять американцам режим наибольшего благоприятствования в Маньчжурии. Более того, начала активно мешать на «своих» территориях Дальнего Востока деятельности иностранных компаний, в основном американских. Можно представить негодование президента Рузвельта, лауреата Нобелевской премии мира за Портсмутский договор...

На первый взгляд, Соглашение 1907 года — документ, место которому в архиве сразу после подписания. Это всего две небольшие статьи. Признавая нерушимыми все положения Портсмутского договора, в первой статье каждая из договаривающихся сторон обязывалась «уважать существующую территориальную целостность другой и все права, вытекающие для той и другой стороны из действующих трактатов между ними и Китаем». Во второй статье высокие договаривающиеся стороны признавали «независимость и целость территории Китайской империи и принцип общего равноправия (opportunite egale) по отношению к торговле и промышленности всех наций в этой империи».

И всё. Стоило ли городить огород? Российское «общество» было крайне разочаровано Соглашением, а японские радикалы потребовали отозвать посла Мотоно Итиро из России. Общественность не знала, что в соглашении были ещё четыре секретные статьи и дополнение.

Вот начало первой секретной статьи: «Принимая во внимание естественное тяготение интересов, политической и экономической деятельности в Маньчжурии и желая избегнуть всякие осложнения, которые могли бы возникнуть из соревнования, Япония обязывается не искать за свой счёт или в пользу японских или иных подданных никакой железнодорожной или телеграфной концессии в Маньчжурии к северу от линии, установленной дополнительной статьёй к настоящей конвенции». А вот начало второй статьи: «Россия, признавая отношения политической солидарности между Японией и Кореей, вытекающие из конвенций и соглашений, ныне имеющих силу между ними, копии коих были сообщены российскому правительству японским правительством, обязывается не вмешиваться и не чинить препятствий дальнейшему развитию этих отношений».

В дополнительной статье Россия и Япония обозначили границу между Северной и Южной Маньчжурией как водораздел между сферами своих интересов. И эта граница оставалась неизменной почти сорок лет! В «Истории Японии» по этому поводу сообщается: «Россия уменьшила угрозу своим дальневосточным районам и развязала себе руки на западе, а Япония получила возможность разыгрывать «русскую карту» в своём противодействии американской экспансии». Именно в эти годы на тихоокеанском побережье нашей державы стремительно развивался порт Владивосток, и в случае нового противостояния с Японией его развитие ставилось под большой вопрос.

По соглашению 1907 года японцы получили возможность действовать в Корее по их усмотрению. Этой возможностью они воспользовались сполна — корейцы до сих пор вздрагивают при одном упоминании о Японии. Этот ужас пришёл на корейскую землю не в годы Второй мировой войны, как обычно считается, а гораздо раньше. С этого очень конкретного соглашения, а не с сомнительной победы Японии в русско-японской войне, мне кажется, начинается путь Страны восходящего солнца в великие державы. Кровавый и мерзкий, надо заметить, путь, где на первых шагах японский милитаризм и национализм поддержала под ручки именно Россия. Ну, что поделать — историю нельзя перетворить, можно только переписать.

АРИСАКИ ИЗ НАГАСАКИ

Соглашение между русскими и японцами 1907 года обострило отношения США с Японией. И с этого времени, чем больше лезли американцы в Маньчжурию, тем больше укреплялись русско-японские связи в отпоре этому проникновению.

«Побеждённая» Россия расширяла свои позиции — строила Амурскую железную дорогу от Хабаровска до Нерчинска, чтобы соединить все части Транссиба, договаривалась с китайцами о совместной эксплуатации Маньчжурской железной дороги. В апреле 1909 года Москва и Пекин подписали соглашение о порядке управления в полосе отчуждения КВЖД, где располагались русские посёлки с мастерскими, конторами связи и отделениями банков. Это соглашение опротестовали США и примкнувшие к ним Англия, Германия и Австро-Венгрия. Они усмотрели в соглашении нарушение прав, предоставленных их подданным, в частности, права экстерриториальности. Хотя на деле эти державы просто договорились мешать русским в маньчжурских проектах, и это у них хорошо получилось. Соглашение между Россией и Китаем не вступило в силу, однако многие положения о порядке управления в полосе отчуждения КВЖД на практике всё равно действовали.

Американцы полностью потеряли возможность проникновения в экономику Дальнего Востока. Во-первых, этому дружно мешали японцы и русские, во-вторых, китайцы перестали воспринимать США в качестве деловых партнёров. Это стало для Америки неприятной неожиданностью, буквально пощёчиной. А ведь ещё в 1899 году госсекретарь США Дж. Хэй призывал государства, имеющие интересы на китайском рынке, договориться о принципе «открытых дверей» в тех сферах влияния в Китае, где эти государства закрепились. По существу, речь шла о том, чтобы такие страны не препятствовали проникновению в контролируемые ими регионы американских компаний. И вот Япония с Россией, а за ними и некоторые европейские державы проигнорировали призыв США.

6 ноября 1909 года очередной госсекретарь Филандер Ч. Нокс обратился к России, Японии и поддерживающим их Франции и Англии с «меморандумом Нокса». Он предлагал «коммерческую нейтрализацию» железных дорог в Маньчжурии. Их должен был выкупить Китай, а затем они переходили к международному синдикату с преимущественной долей участия американского капитала. Понятно, что Россия и Япония такое «заманчивое» предложение тут же отвергли.

Опять реплика в сторону. Года идут, а Штаты не стареют... Вчера — желание погреть руки на рельсах и шпалах в Китае, сегодня — на сжиженном газе в Европе. Да хоть на навозе! Лишь бы на чужом.

В ответ на американскую инициативу Россия и Япония 21 июня 1910 года заключили Соглашение в развитие принципов Соглашения 1907 года. В новом документе также содержались открытая и секретная части. Стороны обязались оказывать «дружественное содействие» в эксплуатации железных дорог в Маньчжурии и поддерживать политический статус-кво в этой части Китая. Напомню, что южная часть КВЖД отошла к Японии, но без русских специалистов, как видим, наши «соседи» обойтись не могли. В секретной части Соглашения Россия и Япония обязывались не нарушать «специальных интересов» и консультироваться о совместных мерах их защиты в Маньчжурии.

Соглашение фактически подтверждало прежнее согласие России на японскую аннексию Кореи. 22 августа 1910 года был подписан Договор о присоединении Страны утренней свежести к Стране восходящего солнца. Первым генерал-губернатором Кореи стал Тэраути Масатакэ. С его лёгкой руки в Корее было открыто несколько тысяч школ. Помимо прочих наук здесь весьма активно изучались японский язык и японская литература. Далеко глядел будущий японский премьер-министр Тэраути...

Тем временем в Китае дело шло к революции. В начале XX века национальная буржуазия протестовала против иностранного засилья в экономике страны. Читай: Японии и России. Революционные организации, совершенно разные по методам пропаганды и борьбы с режимом, сходились в двух целях революции: свержение ненавистной маньчжурской династии и установление буржуазной республики. В Сычуани в сентябре 1911 года началось «восстание акционеров». Его подтолкнуло решение властей о национализации строящихся железных дорог и фактической передаче их под контроль иностранных владельцев. Опять читай: России и Японии.

В противодействии императрице Цы Си сложились интересы многих игроков. Прежде всего, армии и генерала Юань Шикая, мечтающего о верховной власти. Региональное чиновничество тоже активно выступало против маньчжурской династии. Ненавидели императрицу либералы-конституционалисты, а их поддерживал князь-регент Айсиньгёро Цзайфэн. Радикалы и националисты тоже раздували «ветер перемен». Прямо как в России в 1917 году. Даже свой «Ленин» нашёлся — эмигрант Сунь Ятсен, который в конце 1911 года приехал из США и несколько месяцев исполнял обязанности президента новорождённой республики.

15 ноября 1908 года императрица скончалась. Незадолго до смерти она распорядилась казнить Юань Шикая, но тот успел сбежать. Началась полоса революционных выступлений. Они сотрясали страну четыре года, и в конце 1911 года империя пала. Малолетний наследник престола Пу И отправился в ссылку, откуда потом его извлекут японцы и посадят в кресло императора нового маньчжурского государства Маньчжоу-Го.

Обширный регион Внешняя Монголия объявил об автономии. Более того, в Урге (теперь Улан-Батор) прошёл съезд монгольских феодалов, просивших поддержки Российской империи в образовании независимого монгольского государства. Россия отказалась помогать революционерам. Это потом с успехом сделают советские товарищи. А Япония под революционный шумок решила включить в сферу своего влияния Внутреннюю Монголию, которую вполне можно будет потом присоединить к Внешней. Это создавало серьёзное напряжение в Китае и примыкающих государствах. Естественно, такой ход грозил уже российским интересам.

Для урегулирования отношений в новых условиях в Санкт-Петербурге 28 июня 1912 года министр иностранных дел Сергей Дмитриевич Сазонов (который потом примет от германского посла ноту об объявлении войны) и всё тот же японский посол Мотоно Итиро подписали секретную Конвенцию о демаркационной линии в Маньчжурии и границах Внутренней и Внешней Монголии. Внутренняя Монголия была условно разделена на восточную (японская сфера влияния) и западную (сфера влияния России). В Конвенции подтверждались обязательства двух стран не нарушать «специальных интересов» друг друга в их сферах влияния.

В разгар Первой мировой войны Сазонов и Мотоно подписали в Петрограде 20 июня 1916 года Договор, который фактически устанавливал русско-японский союз, хотя Россия с Японией и так официально выступали на стороне Антанты. Стороны договорились об общих мерах защиты своих интересов на Дальнем Востоке. В секретной части Договора речь шла о таком же общем противодействии «третьей стороне», которая «могла установить политическое господство в Китае». Здесь русские и японцы, конечно же, имели в виду Соединённые Штаты, потому что представить себе в то время в качестве такой «третьей стороны» Великобританию или изнемогающую в войне Германию было трудно.

На этих примерах хорошо видно, как предельно цинично, или, как сегодня сказали бы, прагматично, подходили японцы к защите национальных интересов. Десять лет назад насмерть бились с русскими, а теперь стали с ними чуть ли не братьями по оружию. Когда-то японцам были нужны голландцы и американцы для «выхода в свет» после долгой самоизоляции. Они кланялись и улыбались, перенимая опыт и технологии. Но где оказались голландцы для Японии уже в конце XIX века? Понятное дело, в Голландии. Теперь пришла очередь американцев. В начале ХХ века японцы только мешали их бизнесу на Дальнем Востоке, а через двадцать с лишним лет атаковали в Пёрл-Харборе американский тихоокеанский флот.

***

Едва началась Первая мировая, Япония начала получать с вселенской бойни крупные дивиденды. «Кому война, кому мать родна». 18 января 1915 года японцы выдвинули ультиматум правительству Китая — так называемое «21 требование». Речь шла о дополнительных военных базах, а также об экономических и политических преимуществах, вплоть до назначения японских советников в китайские вооружённые силы.

Япония нагло попирала прежние договорённости с Россией, и не в интересах нашей страны было такое усиление восточного «соседа». Однако Япония могла не обращать внимания на нахмуренные русские брови, потому что снабжала Россию оружием и боеприпасами, и от этого снабжения во многом зависела боеспособность нашей армии. Поэтому японцы почти открытым текстом заявили русским: закройте глаза на наше усиление в Китае — и получите оружие. Вот такой выверт истории: не имеющая сырьевой базы страна превратилась в оружейную кузницу Востока. И помогли в этом корейские уголь, железная руда и русский лес.

А что, у России не было своих возможностей вооружаться? Наверняка были, но это опять же тема для другого разговора. Едва вступив в Первую мировую, в российском Генштабе осознали: солдатам просто не хватает оружия. Ставка верховного главнокомандующего сообщала в Петроград летом 1915 года: «Положение с винтовками становится критическим, совершенно невозможно укомплектовать части ввиду полного отсутствия винтовок в запасе армии и прибытия маршевых рот невооружёнными». На Северо-Западном фронте, отражавшем немецкое наступление, из 57 пехотных дивизий 21 дивизия, по сути, оказалась безоружной.

25 мая 1915 года китайский президент Юань Шикай, не в последнюю очередь под русским давлением, подписал кабальный договор с Японией. В тот же день стало известно, что из Нагасаки, промышленной столицы страны и крупнейшего порта, начинается отгрузка в Россию винтовок «Тип 30» Арисака. Это было оружие, хорошо зарекомендовавшее себя ещё в русско-японской войне. Зимой 1916 года 6-я и 12-я русские армии были целиком переведены на японскую винтовку. К февралю 1917 года Россия закупила почти 820 тысяч таких винтовок, а к ним почти 800 миллионов патронов. Этого хватало, например, чтобы вооружить 50 дивизий.

В желании сделать приятное главное — не перестараться. Премьер-министр Окума Сигэнобу, вроде умный человек, основатель университета, предложил русскому послу: Япония готова взять на себя охрану российских дальневосточных владений, чтобы доблестная русская армия целиком сосредоточилась на западном фронте. Такой сторож в дальневосточном русском курятнике — японский Лис. Наш посол Николай Андреевич Малевский-Малевич даже не стал сообщать о «деловом» предложении по начальству. Произнёс несколько недамских выражений и устроил скандал японскому премьеру.

Винтовка из Нагасаки славно повоевала в Гражданскую. Ирония судьбы — красные партизаны на Дальнем Востоке били из «арисак» японских интервентов. На многих фотоснимках эпохи Гражданской войны запечатлена эта винтовка — почти в человеческий рост, с широким и длинным штыком, похожим на меч. В СССР оказались такие запасы японских винтовок и патронов, что ими в годы Великой Отечественной войны вооружали части Красной Армии, народное ополчение Москвы, Киева, Смоленской области и партизанские отряды Крыма.

…И ПРИМКНУВШАЯ К НИМ ЯПОНИЯ

«Величайшее творение русского созидательного гения». Так назвал Транссибирскую магистраль Иван Иннокентьевич Серебренников, кадет и министр продовольствия в Омском правительстве. Он оставил прекрасную книгу мемуаров «Великий отход: Рассеяние по Азии белых русских армий, 1919–1923». Это о Гражданской войне в Сибири, о Колчаке, чехословаках, белых и красных, о русских беженцах в Маньчжурии и японцах.

Транссиб в истории Гражданской войны стал символом — трагическим в первую очередь. Магистраль была каналом, по которому разливались революция и контрреволюция, ненависть и нетерпимость, оружие и продовольствие, интервенты и беженцы, золото и уголь. Транссиб стал дорогой исхода из России «белочехов». А этот исход многие исследователи считают началом Гражданской войны в России.

Первые части чехов и словаков появились на фронте ещё в конце 1914 года. Осенью 1915 года из бывших военнопленных и перебежчиков был сформирован полк, развёрнутый через год в бригаду. Летом 1917 года в Галицийском наступлении бригада прорвала фронт под Зборовом и взяла в плен свыше 3 тысяч немцев и австрийцев. Чехословацкий национальный совет в Париже мечтал о самостоятельной Чехословакии и национальной армии, а потому поддерживал все действия российского руководства в формировании чехословацких вооружённых сил. Будущий президент Томаш Масарик целый год провёл в России, налаживая связи с русскими. А Ян Сыровы, герой Зборовского прорыва, будущий генерал и премьер-министр Чехословакии, пока в звании капитана собирал земляков в чехословацкий корпус.

Корпус был полностью лоялен Временному правительству. После захвата в России власти большевиками французское правительство поспешило заявить о создании автономной чехословацкой армии во Франции. Поэтому с начала 1918 года чехословацкий корпус в России был подчинён французскому командованию. И коли большевики отказались воевать с Германией, заключив с ней «похабный» мир, то Антанта решила быстрее вытащить в Европу боеспособную армию чехов и словаков, в которой к весне 1918 года насчитывалось почти 50 тысяч человек.

Большевикам, кстати, это было на руку — помогало убрать из страны, возбуждённой войной и революцией, чужое вооружённое формирование. 26 марта 1918 года Иосиф Сталин, полномочный представитель Совета народных комиссаров, прибыл в Пензу, где подписал с командованием чехословаков соглашение об отправке корпуса во Владивосток. Потом страны Антанты должны были переправить его в Европу — на фронт. Чехословакам, которые должны были передвигаться «как группа свободных граждан», большевики оставляли «известное количество оружия для своей самозащиты от покушений со стороны контрреволюционеров».

Так бы и уехали из России славянские братья — тихо, мирно, без бузы, если бы в дело не вмешались... Правильно, японцы.

Ещё немного предыстории.

В декабре 1917 года Великобритания, США, Франция и союзные им страны, в том числе Япония, на специальной конференции решили разграничить зоны интересов на территории бывшей Российской империи. Проще говоря, поделить. Не пропадать же добру, тем более страна «предала общие интересы», выйдя из войны с Германией.

Основные силы интервентов прибыли на русский Север летом 1918 года. Американцы высадились во Владивостоке 15 августа. А японцы и тут всех обскакали. Уже 5 апреля 1918 года во Владивосток вошли японские «соседи» для защиты своих граждан. Накануне в городе были убиты двое служащих японской торговой компании. Кто и почему их убил — никто не разбирался. Но предлог для вторжения появился. Слабая советская власть в городе, что называется, утёрлась.

Договор Сазонова — Мотоно подписывался на 5 лет, то есть срок его действия заканчивался в 1921 году. По этому договору экспедиционных сил Японии в Приморье не предусматривалось ни при каких коврижках. Тем не менее уже 12 января 1918 года крейсер «Ивами» появился на рейде Владивостока для «защиты интересов и жизни проживающих на российской земле японских подданных». А 5 апреля в город вошли две первые роты японцев. Забегая вперёд, скажу, что 29 июня областную земскую управу, которую контролировал городской Совет Владивостока, попросту разогнали те самые «чехи», для помощи в эвакуации которым и предназначались по плану Антанты японские экспедиционные силы.

Узнав о высадке японцев, большевики решили, что пребывание вооружённых чехословаков в России становится опасно. Две силы, ориентированные на Антанту, могут создать большие проблемы в Сибири и Приморье. Поэтому 9 апреля Сталин отослал в Красноярск разъяснение, дезавуирующее пензенское соглашение.

А тут ещё по дороге случился инцидент: немец-военнопленный нечаянно убил словака. «Чехи» устроили самосуд, не пустив в эшелон русских следователей. Тогда Л. Д. Троцкий 23 мая отдал приказ № 377, обязав все Советы немедленно разоружить чехословаков. Тех, кто не хотел сдавать оружие, Троцкий приказывал расстреливать на месте. От попыток разоружения чехословаки отбились. И корпус, растянувшийся по Транссибу от Волги до Тихого океана, выступил против Советской власти. С большим, надо полагать, удовольствием «чехов» стали склонять в союзники все кому не лень — от самарской «учредилки» до колчаковского правительства.

Чехословаки помогли, кстати сказать, полковнику В.О. Каппелю захватить 7 августа 1918 года Казань, где хранился золотой запас Российской империи. Его в начале Первой мировой эвакуировали сюда из Петрограда и Москвы. Одного только золота каппелевцы взяли свыше 500 тонн, которое повезли в 40 вагонах в Омск. Перевозку контролировали чехословаки.

«Чехи» воевали в России два с половиной года, потеряв в боях с Советской властью четверть корпуса. 2 сентября 1920 года из Владивостока вышел последний транспорт с чехословаками. Поражение Колчака зимой 1919–1920 года заставило Антанту отказаться от планов раздела России. Вдоволь позверствовав в Приморье, американцы вскоре после падения Колчака собрались эвакуировать своё воинство. Японским союзникам объяснили, что поскольку чехословацкий корпус вот-вот отправится домой, американцам, которые его якобы прикрывали, в России делать нечего. В апреле 1920 года войска США, Великобритании и Франции покинули Владивосток. А японцы оставались на нашей земле до октября 1922 года, прикрываясь, что характерно, декларацией о неучастии японской армии в Гражданской войне в России.

ПО ДОЛИНАМ И ПО ВЗГОРЬЯМ...

В начале августа 1918 года японцы высадили десант на Амуре и захватили Николаевск, а в середине августа перебросили во Владивосток пехотную дивизию. Поддержанные силами атамана Семёнова, они пошли на Читу и заняли её 6 сентября. А 12 сентября установили полный контроль над Амурской железной дорогой. К октябрю 1918 года в России воевало свыше 70 тысяч японцев — в два раза больше, чем всех интервентов из стран Антанты. По некоторым источникам, к концу «пребывания в России» контингент военнослужащих Страны восходящего солнца составлял около 100 тысяч человек.

Японцы оккупировали Приморье, Приамурье и Забайкалье, практически весь русский Дальний Восток, граничащий с Китаем и Маньчжурией. Несмотря на заявленный нейтральный статус, они воевали с партизанами, уничтожали мирное население. Выгребали «под гребёнку» богатства Дальнего Востока. Скупали землю и предприятия, захватывали лучшие рыболовные участки, пилили лес, вывозили к себе на острова металл и минералы. Много шуму на долгие годы наделал захват японцами «золота Колчака» при посредничестве атамана Семёнова.

К сожалению, на Дальнем Востоке красные и белые схлестнулись в таком ожесточении, что некоторые детали противостояния остались в нашей истории как образчики зверства. Сергея Лазо, командующего партизанскими отрядами Приморья, белые сожгли. Комсомольского активиста Виталия Баневура замучили и вырезали сердце. И это только самые вопиющие, а потому запомнившиеся факты.

Не оставались в долгу и красные. Осенью 1918 года Николаевск-на-Амуре заняли японцы. К началу 1920 года их здесь было около 800 человек — половину составляли солдаты гарнизона. Японцев якобы пригласили городские чиновники под предлогом охраны золотодобычи и подписали по этому поводу специальный документ. Находилось в городе и несколько сот белых. Кроме того, здесь обитали небольшие китайские и корейские колонии — ещё около сотни человек.

21 января под городом появился партизанский отряд Якова Тряпицына числом до трёх тысяч штыков. Красные начали артиллерийский обстрел города. После почти месяца боёв начальник японского гарнизона майор Исикава вдруг вспомнил о своём нейтралитете и заключил с партизанами перемирие, впустив их в город. Партизаны Тряпицына сначала арестовали тех, кто подписал бумагу с приглашением японцев, потом не успевших сбежать белых. Тряпицын опасался, что к японцам может подойти подкрепление и потребовал от Исикавы разоружить весь гарнизон. Японцы обещали подумать над предложением, но ночью открыли огонь по партизанскому штабу, применив боевые ракеты. Восток — дело тонкое... Полгорода сгорело. Партизаны, потерявшие полтысячи бойцов, обозлённые вероломством нейтральных японцев, сначала перебили гарнизон во главе с майором Исикавой, потом вырезали арестованных белых, а под конец просто уничтожили остатки города вместе с обитателями.

«Николаевский инцидент» стал поводом для оккупации японцами «в наказание» северной части Сахалина, которую они вернули только в 1925 году. Советская власть, победившая на большей части России, вынуждена была терпеть наглых «соседей» и делать примиряющие шаги. В 1920 году большевики предложили создать на Дальнем Востоке буферное государство, и японцы согласились. 6 апреля 1920 года появилась Дальневосточная республика (ДВР) с территорией от Байкала до Тихоокеанского побережья. Едва японцы покинули Приморье, 13 ноября 1922 года в ДРВ признали советскую власть и провозгласили республику частью РСФСР.

Продолжение следует

СУХНЕВ Вячеслав Юрьевич,

ведущий редактор журнала «Стратегия России»,
член Союза писателей России

Литература

Бадак Н. А., Войнич И. Е. и др. Всемирная история. Канун Первой мировой войны. — М.: АСТ; Минск: Харвест, 2001.

Зиланов В. К., Кошкин А. А., Латышев И. А., Плотников А. Ю., Сенченко И. А. Русские Курилы: история и современность // Сборник документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы.М., 1995.

История Японии / Под ред. А. Е. Жукова. — М.: Институт востоковедения РАН, 1998. Т. 1. С древнейших времён до 1968.

Керсновский А. А. История русской армии. Т.3. — М.: Голос, 1999.

Клитин А. Посредничество США при заключении Портсмутского мирного договора 1905 года. — История США. 02.12.2010. https://ushistory.ru/

Куропаткин А. Н. Записки о русско-японской войне. — М.: Вече, 2015.

Окамото С. Японская олигархия в Русско-японской войне. — М.: Центрполиграф, 2003.

Салдугеев Д. В. Чехословацкий легион в России // Вестник Челябинского госуниверситета. — 2005. № 2.

Серебренников И. И. Гражданская война в России: великий отход. — М.: АСТ, 2003.

Соколов А. Майдан 1905 года. — Столетие. 17.04.2019.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru