Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№7, Июль 2019

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Александр БОБЫЛЁВ
Россия начиналась на Кавказе?

 

ДВА ВЗГЛЯДА НА ДРЕВНЕЙШУЮ ИСТОРИЮ

В. О. Ключевский в «Курсе русской истории» даёт нам два подхода к древнейшей истории Отечества. Один из них принадлежал члену российской Академии наук XVIII века, учёному немцу Шлёцеру. «Вот основные черты Шлёцерова взгляда, которого держались Карамзин, Погодин, Соловьёв, — отмечает В. О. Ключевский. — До половины IX века, то есть до прихода варягов, на обширном пространстве нашей равнины, от Новгорода до Киева по Днепру направо и налево, всё было дико и пусто, покрыто мраком: жили здесь люди, но без правления, подобно зверям и птицам, наполнявшим их леса. В эту обширную пустыню, заселённую бедными, разбросанно жившими дикарями, славянами и финнами, начатки гражданственности впервые были занесены пришельцами из Скандинавии — варягами около первой половины IX века».

Другой взгляд, по наблюдениям выдающегося историка, сводился к тому, что за несколько веков до Рождества Христова славянские племена уже составляли союзы, строили города и в эпоху призвания князей начали объединяться в общерусский союз. «Следуя этому взгляду, — подчёркивает В. О. Ключевский, — мы должны начинать нашу историю задолго до РХ, едва ли не со времён Геродота. Во всяком случае, за много веков до призвания князей, ибо уже до их прихода у восточных славян успел установиться довольно сложный и выработанный общественный строй, отлившийся в твёрдые политические формы».

Итак, сегодня мы пожинаем плоды первой информационной войны на поле Истории России. Она разразилась ещё в XVIII веке и была успешно выиграна приглашёнными в Россию немецкими учёными Миллером, Шлёцером и др. Сергей Платонов (1860–1933), сформировавшийся как историк под властью немецкой теории, сообщает в «Полном курсе лекций по русской истории»: «Историческая наука родилась у нас позже Петра, и научная обработка исторического материала началась вместе с появлением у нас учёных немцев; тогда стало выясняться мало-помалу и значение рукописного материала для нашей Истории».

Засилье иностранцев в Российской академии наук привело к тому, что и сама Российская история была «написана» по политическому заказу, которому пытались противостоять великие русские учёные Татищев, Ломоносов, Соловьёв. Тот же Платонов рассказывает, как Татищев, «собирая материалы, нашёл и первый оценил «Русскую Правду» и «Царский Судебник». Эти памятники, как и самая «История Российская» Татищева, изданы были уже после его смерти Миллером». Известно, что после смерти Татищева весь архив его черновиков по древней Истории России бесследно пропал! Сам Татищев с горечью замечал: «Книги о деяниях Скифов нам неизвестны, ибо многие от воды и огня погибли, христианами и магометанами истреблены, а оставалось весьма мало или ещё у Индиан и Персиан хранятся, но неизвестны».

Справедливости ради заметим, что Платонов субъективен, утверждая, что «историческая наука родилась у нас позже Петра» от немцев. Широко известен серьёзный труд Андрея Иванович Лызлова, жившего в середине XVII века. Он вёл начало древнейшей России от Скифии и написал «Скифскую историю», где использовал широкий круг русских и иностранных источников: летописи, хронографы, разрядные книги, исторические труды, польско-литовские хроники, сочинения латино-итальянских и других авторов.

К сожалению, фактически с 1917 года исследование отечественной древнейшей Истории было окончательно «задвинуто на пыльную полку» вплоть до наших времён. Бесспорным является тот факт, что власть имущие и новоявленные «советские историки» имели бесконтрольный доступ к любым историческим документам, лежащим в российских архивах, существенно ограничивая доступ к ним любого неугодного им исследователя. Можно лишь догадываться, сколько таких документов было спрятано или уничтожено, а потому официальную древнюю Историю России, «написанную» с приходом к власти большевиков, ненавидевших монархию, царизм и религию, мы должны рассматривать лишь с одной стороны: «А был ли смысл так называемой «советской исторической науке» изучать древнейшее родословие князей и наследие царской власти до Рюрика? И если поиски однозначно ведут к Священному Писанию и документально зафиксированному в летописях расселению народов после Великого Потопа, то стоит ли начинать эти исследования?» Ответ очевиден — «НЕТ!».

А ведь взгляды многих современных российских историков сформированы марксизмом-ленинизмом. Он признавал развитие человеческого общества, по словам В. Ленина, как «единый, закономерный во всей своей громадной разносторонности и противоречивости процесс», где главным творцом Истории выступают исключительно народные массы. Официальная наука отвергала роль народных пастырей и харизматических личностей, ведущих за собою племена и народы.

Таким образом, подобные воззрения ставят на первое место инстинктивное начало человека, рассматривая его как звероподобное существо, лишённое собственной разумной воли. Хотя даже современная история России и бывших республик СССР свидетельствует об обратном. Ведь каждый из нас является свидетелем перестроечной и постперестроечной истории великого социалистического государства, когда история вершилась личностями, а не желаниями народных масс. Этот же устаревший взгляд мы наблюдаем и в современной исторической науке, изучающей древние времена, когда учёные мужи рассуждают лишь о том, как некое «стадо человечества» переместилось ввиду голода или жажды наживы на земли, занятые другим «человеческим стадом». В этом случае вся История человечества рассматривается лишь с точки зрения эволюции. Так современная наука оказалась в замкнутом круге временных и исторических рамок, которые нам очертили последователи Дарвина, начавшие в XIX веке переформатирование всей известной до того момента Истории человечества. Неудивительно, что в наше время это «прокрустово ложе» дарвинистской Истории превратилось в настоящую тюрьму, в которой современному исследователю душно и тесно.

Теперь уже всем очевидно, что современная историческая наука не даёт нам ответов на насущные вопросы. Потому возникают «новые хронологии» и псевдоисторики. Очевидными также становятся попытки возвращения современной науки, насчитывающей каких-то 150 лет, к фундаментальным принципам, которых учёные древности держались несколько тысячелетий.

Сегодня уже остро ощущается запрос народа на свежий взгляд на свою историю, не замутнённый политикой и репрессивной машиной. Однако если взглянуть на развитие дореволюционной исторической науки, то мы найдём также ряд малоизвестных и уже забытых исследователей, в числе которых особо отмечу крупнейшего русского историка Дмитрия Ивановича Иловайского (1832–1920). В исследовании «О мнимом призвании варягов» (1871) он убедительно показал несостоятельность норманнской теории и сделал вывод, что «иностранный элемент» не оказывал существенного влияния на процесс развития Древней Руси. В 1876–1905 годах Иловайский выпускает «Историю России» (тт. 1–5), в которой, следуя исторической концепции Н. М. Карамзина, даёт общий обзор истории России с древнейших времён до царствования Алексея Михайловича. Подобно Карамзину, Иловайский считал, что «история народа — это история развития его государственности, которая прежде всего воплощается в его царях и вождях».

Однако самым известным и достойным продолжателем дела Татищева стал М. В. Ломоносов (1711–1765), написавший «Краткий Российский летописец с родословием». И не удивительно, что после загадочной смерти Ломоносова бесследно пропал весь его архив по Русской Истории точно так же, как и черновики Татищева. М. В. Ломоносов с хронологической точностью перечисляет известных ему правителей-государей Руси и России, начиная от Рюрика. Он изложил свои взгляды на древность и величие Славян и Чуди, указав на славянское происхождение варягов, о чём свидетельствуют и современные открытия ДНК-генеалогии. В этом труде и ряде других исследований, основываясь на свидетельствах античных историков, Ломоносов доказал, что славянские народы имели значительное влияние в древних странах Европы: Македонии, Истрии, Далмации и Фракии ещё задолго до Рождества Христова, и они даже «весьма много» способствовали разрушению Рима. Неоднократно критикуя труды историков-иностранцев, Ломоносов доказал предвзятость и ложь в их трудах, опровергая устоявшееся мнение ряда иностранных историков об отсталости древнерусского народа. Наш великий учёный-энциклопедист заявил, что у Русской Истории украли как минимум 1500 лет до «прихода» норманнов, с которых, согласно официальной точке зрения, ведётся отсчёт начала государственности России, то есть с призвания Рюрика. Это уж никак не вязалось, да и сейчас не вяжется с традиционной исторической «картинкой», которую нам так усердно навязывают ещё со школьной скамьи.

Тогда на что же нам следует опереться в изучении Истории России? Н. М. Карамзин в предисловии к «Истории государства Российского» писал: «Есть три рода Истории: первая — современная, например Фукидидова, где очевидный свидетель говорит о происшествиях; вторая, как Тацитова, основывается на свежих словесных преданиях в близкое к описываемым действиям время; третья извлекается только из памятников, как наша до самого XVIII века». Вот и я на место «Истории мнений» поставил бы «Историю события и факта», запечатлённую в письменных памятниках — хрониках и летописях, отброшенных в своё время советскими историками и постсоветскими учёными.

ТАКОЙ РАЗНЫЙ АРТЫНОВ

Я рассматривал датировки «Келейного летописца» Дмитрия Ростовского, а также выписки русского образованного крестьянина Александра Артынова. Он имел достаточно средств и загорелся единственной целью своей жизни: узнать всю ветхозаветную Историю нашего народа по родословной правящих князей России — от Иафета, младшего сына допотопного патриарха Ноя. Колоссальное количество выписок из исторических документов он сделал, разыскивая их не только в государственных архивах, но и в частных собраниях правящей элиты царской России.

Весь этот труд, названный им «Родословная славяно-русского народа, его царей, старейшин и князей от прародителя Ноя до великого князя Рюрика и князей Ростовских» под номером Р-235, датированная 1888 годом, находится ныне в Государственном музее-заповеднике Ростовского кремля.

В нашей историографии Александр Яковлевич Артынов стоит особняком. Одни историки много и охотно на него ссылаются, другие считают его сведения «недостоверными, фольклорными и даже выдуманными самим автором». Ростовские краеведы М. Б. и Б. М. Сударушкины считают (и, полагаю, небезосновательно), что критические нападки на Артынова вызваны тем, что его труды противоречат признанной норманнской теории происхождения древнерусского государства.

В 2009 году увидела свет работа Юрия Яхонтова «Летопись славян-россов с древнейших времён до Рюрика». Разбирая почти триста источников, Яхонтов доказывает, что за три тысячи лет до Рюрика уже существовало самоназвание древних славян — россы, никто их со скандинавских ледников на Русскую равнину не приводил. Среди прочих источников Ю. А. Яхонтов пользуется рукописью Артынова и доказывает достоверность сведений ярославского крестьянина. Эта достоверность подтверждена «таблицей соответствия» исторических источников, материалов по археологии, антропологии, лингвистике, топонимике и этнографии. Показатель согласованности экспертных оценок (р = 0,945), является убедительным доказательством статуса работы А. Я. Артынова как надёжного исторического источника.

Интересно и то, что «Родословная Славяно-Русского народа» Артынова полностью укладывается во временные рамки «Келейного летописца» святителя Дмитрия Ростовского, впервые опубликовавшего систему исчисления времён т. н. Русских Хронографов, выверенную самим святителем по летописям и Библиям разных народов. Александр Македонский собрал большую библиотеку летописей и хроник всех завоёванных им народов. По его указу были выделены по шесть толковников на каждое из двенадцати «колен израилевых». Всего 72 толковника. Они и составили всеобщую историю мира и человечества со всеми выверенными на тот момент (IV век до н. э.) датами и событиями. Именно датировку этих 72 толковников, принятую русскими хронографами, и опубликовал в «Келейном летописце» Дмитрий Ростовский.

Замечу, что действующие лица и события русской древности полностью согласуются, по Ю. Яхонтову, не только с соответствующими событиями мировой истории, но и с известными археологическими фактами расселения народов России в далёкой древности.

ЦАРЕВИЧ РОСС В СКИФСКОМ ГРАДЕ

Предоставим слово летописным сказаниям и русским хронографам.

«Царевич Росс-Вандал. До Рождества Христова 1793 лето. Царевич Росс-Вандал — сын царя Рагуила, внук Вамы, правнук Вениамина — младшего сына праотца Иакова. Был с самых юных лет храбрый витязь, счастливый полководец и непопятный ратоборец. Он пронёс оружие своё до берегов Евксинского понта, на берегу которого построил три города и назвал их так: один — Иберией, другой — Колхидой, а третий — Пафлагонией. И населил их охотниками из дружины, ходившей с ним. Он был страшен своею храбростью всем окрестным царям, живущим вблизи Евксинского понта. Не менее того гремела о нём слава по всему восточному прибрежью Средиземного моря. Даже столица Палестины — Иерусалим — была покорна ему. Отселе в одно время ходил он в Скифский град Вифсану к царю оного Риссону... Там увидел он великую красавицу — дочь царя Риссона по имени Полимния, и пленился её красотой. Стал просить он у отца её, царя Риссона, Полимнию себе в супружество. Царь Риссон готов был согласиться, но только при одном условии: молодые должны остаться жить в его царстве. Царь Рагуил, отец царевича Росса, в этом сыну своему не воспрепятствовал. Итак, царевич Росс стал супругом Скифской царевны Полимнии, поселившись вместе с ней в городе Вифсане».

Согласно таблице датировок Яхонтова, начинающейся с патриарха Ноя, отмеченного под номером 1, и его младшего сына Иафета, стоящего под номером 3, упомянутый царь Риссон стоит в «Родословной царей» под номером 103. Это столетие, обозначенное как «Четвертои тысячи шестое сто летъ» (4600 год) от сотворения мира. Дата сотворения мира, согласно Русским Хронографам, соответствует 5508 году до н.э. Следовательно, описываемое столетие укладывается во временной период 1900–1800 годов до н. э. Итак, если царь Риссон родился в указанном столетии, то это уже достаточно близко ко времени женитьбы Росса-Вандала на дочери Риссона в год «до Рождества Христова 1793 лето».

Упомянутая столица Скифо-Сарматского царства — град Вифсан находилась не на территории современной России, а на ближнем Востоке, достаточно близко от Иерусалима и ранее называлась просто «Скифский град». О первой столице скифов Яхонтов в своём труде указывал: «Около этого времени (после Великого Потопа и до Вавилонского Столпотворения) царь-пастырь Торгам ушёл с родом своим в полуденныя (южные) страны и там, переходя с места на место, и близ Средиземного моря основал крепкий город, и наложил на него имя «Скифский град»…

Значительно позже «Скифский град» вошёл в древнюю Историю под именем «Скифополь». Ныне это — израильский город Бейт-Шеан, отстоящий от Иерусалима на 123 км, что полностью соответствует замечанию Ветхого Завета: «Поднявшись оттуда, они устремились на город Скифов, отстоящий от Иерусалима на шестьсот стадий». Напомню, что 1 стадий ассиро-халдейско-персидской системы равен 230,4 м, соответственно, 600 стадий равны 138 км. Город Вифсан важен нам тем, что стал главенствующим городом из трёх первых городов Скифо-Сарматского царства (Вифсан, Иерусалим и Дамаск), так как из двух последних скифо-сарматы были вытеснены переселившимися сюда хамитами из племени Ханаана.

Царевич Росс-Вандал стал родоначальником нового народа, образованного из племён евреев, скифов и сарматов, а затем этот народ стал носить имя россо-вандалов, о чём напрямую свидетельствуют летописные сказания: «И остался Росс-Вандал... жить у царя Риссона в столице царства его Вифсаиде, где и был родоначальником многочисленного потомства, которое соединилось с потомством царя Велиуда — сына Риссонова и стало быть обоих родоначальников многочисленно и носило на себе имя народа Россо-Вандалов».

Замечу, что имя «Росс» с еврейского переводится как «глава». Но здесь важен и главный «момент истины»: царевич Росс-Вандал стал не только соправителем царей Риссона и Велиуда, но, согласно своему новому статусу, также и верховным священником в Скифо-Сарматском царстве. Самоназвание наших пращуров россо-вандалы имеет под собою древний обычай принимать имя правящего князя.

УЙТИ, ЧТОБЫ ОСТАТЬСЯ

Далее по событийной шкале происходит Исход Евреев под предводительством Моисея. Запылали огнём войн города и царства язычников. Евреи, чувствуя за спиной поддержку соседней Сарматской Скифии, стали одерживать одну победу за другой! После знаменитой победы над союзным войском пяти Ханаанских царей евреи завоевали всю южную сторону земли Ханаанской. Затем Иисус Навин поразил союзных князей севера Ханаана и огнём и мечом прошёлся по завоёванным землям. Указанный Димитрием Ростовским 3860 год от Сотворения мира начала войны евреев с язычниками соответствует 1648 году до н. э. Какие события происходят в это время в Скифо-Сарматском царстве, согласно записям Артынова?

Между скифо-сармато-росскими царями и соседними семитскими и хамитскими царями разгорелась «распря, междоусобица и крамола из-за тесноты места умножившихся народов». Когда евреи пришли из Египта в Землю обетованную, древняя Скифия не помогла языческим царствам. Потоком хлынули язычники на земли Скифии, спасаясь бегством от евреев. Правители древней Сарматской Скифии встали пред неразрешимой задачей: либо им следовало всех беглецов уничтожать, либо оставить их на своих землях, но тогда в течение малого времени они сами потеряли бы свою веру, обычаи и власть, растворившись в колоссальной массе семитских и хамитских язычников.

Из летописей мы узнаём решение этой проблемы: «По смерти царя Риссона воцарился его сын Велиуд, который имел у себя соправителя — князя Аллана, сына царевича Росса-Вандала, мудрого ему советника. По совету (князя Аллана) царь Велиуд уклонился от дальнейших ссор со своими соседними царями, живущими в Палестине, и ушёл оттоле со всеми племенами своими, со всем стяжанием их (богатством) и богами, чтимыми ими. Для этого собрались они прежде в великую народную массу и направили путь свой мимо Финикии Сириею в Армению — на место жительства прародителя своего — праведного Ноя, на берега Евксинского понта».

То есть россы решили уйти на север, подальше от семитов и хамитов. Уйти, чтобы остаться во времени и в истории. Древняя Сарматская Скифия все века своего существования, начиная с Вавилонского столпотворения, поддерживала постоянные переселения своих племён в северные земли Иафета, завещанные им при разделе мира патриархом Ноем. Одноплеменников из перенаселённой ближней Азии принимали с радостью на бескрайних и пока пустынных землях Европы, Сибири и Урала.

Российский историк В. Н. Татищев также сообщает об этом великом переселении наших пращуров в своём труде «История Российская»: «Диодор Сицилийский также чётко их различает, кн. 2, лист 127, пишет: «Скифами (которые в Азию нападение учинили) другие из преодолённых ими войною двух великих народов переведены, из которых один из Асирии в землю Пафлагонии и Понта поселены, другие же из Медии (Мидии) к Дону посажены, и сии последние Сауроматы именованы, которые чрез многие годы, размножась, великую часть Скифии покорили». Это Диодорово сказание хотя право в том, что в Пафлагонии и Колхиде — Славяне, а не иные обитали, но что из Ассирии — Славяне, то едва не ошибка ли вместо Сирии, как в гл. 33, 34 показано». Тем самым Татищев уточняет, что наши пращуры пришли не из Ассирии, а из Сирии, и оказывается удивительно прав!

Переселение скифо-сарматов на север, по кавказским предгорьям, произошло практически одновременно с началом заселения обетованных земель и образования новой страны — Еврейского царства Богодержавия: в 3860 году от СМ или в 1648 году до н. э. Ту же самую дату мы должны поставить началом образования нового Росского царства. Ведь наши пращуры ушли из древней Сарматской Скифии в царство Росское — землю Росса-Алана, в собственные земные пределы, чтобы обновлённый потомством Авраама народ Скифо-Сарматов стал Российским — «Главенствующим»! Закономерным стало самоназвание потомков и поданных царя Росса-Алана, соответственно, Роксоланами или Россами. Точно так же считал и Михаил Васильевич Ломоносов, ведя полемику с немецкими учёными, сочинившими для нас Российскую Историю: «Отвергает господин Миллер мнение учёных людей, которые Россиян и имя их производят от Роксолан, древнего народа, жившего между Днепром и Доном, а причины сего отвержения полагает, что-де небольшое сходство имени Россиян с именем Роксолан и сходство места не довольны к тому, чтобы утвердить происхождение имени и народа российского от Роксолан… На сие ответствую, что хотя сходство имени и места Роксолан с Россиянами довольно быть казалось уже многим славным европейским авторам и целым учёным собраниям, чтобы имя и род Россиян произвести от Роксолан, однако дабы господина Миллера и в строгих сих его требованиях удовольствовать, следующее предлагаю: Перемена имени Роксолане на Россияне весьма невелика и много меньше разницы имеет, нежели Киев и Кенугардия, которые господин Миллер за одно почитает… а слово Россолане не больше разнится от Россиане, как только окончанием по разности языков. С Роксоланами соединяются у Плиния Аланы в один народ сарматский. И Христофор Целларий примечает, что сие слово может быть составлено из двух — Россы и Аланы, о чём и Киевского Синопсиса автор упоминает, из чего видно, что был в древние времена между реками Днепром и Доном народ, называемый Россы».

Новосибирск

БОБЫЛЁВ Александр Юрьевич,

библиограф


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru