Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№7, Июль 2019

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей ЛУЦЕНКО
Попытка импичмента

 

Двадцать лет назад, в апреле 1999 года, депутаты Государственной Думы инициировали процедуру импичмента президента России Бориса Ельцина. Ему вменялись в вину пять преступлений, содержащих признаки государственной измены. А именно: развал СССР, разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета в 1993 году, развязывание войны в Чечне, развал армии и геноцид российского народа.

13 мая 1999 года в Государственной Думе под председательством Г. Н. Селезнева прошло заседание № 259, на котором выступил руководитель Специальной комиссии В. Д. Филимонов. Вопрос об импичменте был поставлен на голосование. Ни по одному пункту обвинений комиссия Филимонова не набрала необходимых 300 голосов. За обвинение в развале СССР проголосовало 239 депутатов, за обвинение в событиях 1993 года — 263, за обвинение в развале армии — 241, за обвинение в войне в Чечне — 283, за обвинение в геноциде российского народа — 238. Но если бы нужное количество голосов было собрано, для запуска процедуры импичмента требовалось ещё и согласие Совета Федерации.

Сегодня, с высоты прошедших двадцати лет, интересно посмотреть — действительно ли президент Российской Федерации совершил пять тяжких преступлений против государства, которые ему вменяли депутаты? Или это было выплеском на поверхность обострения политической борьбы?

Рассмотрим правовые особенности прекращения существования СССР. В документе комиссии В. Д. Филимонова «Об оценке фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации в связи с подготовкой, заключением и реализацией им Беловежских соглашений», отмечается, что действия Б. Н. Ельцина по подписанию Беловежских соглашений содержат признаки государственной измены.

Несоблюдение установленного порядка прекращения существования СССР выразилось, прежде всего, в использовании ненадлежащих правовых средств фиксации такого процесса. Необходимо было денонсировать Договор об образовании Союза ССР 1922 года. Ни одна из союзных республик не соблюла установленного законом порядка выхода из состава Союза, к тому же органы государственной власти союзных республик, в том числе и РСФСР, проигнорировали волю народов Союза ССР, выраженную на всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года, где обсуждался вопрос о сохранении СССР. Как известно, за сохранение Союза высказалось 77,85 процента проголосовавших при явке свыше 80 процентов. То есть при любом раскладе за сохранение СССР высказалось подавляющее большинство граждан нашей великой страны.

Поэтому приходится констатировать допущенное высшими органами государственной власти РСФСР и других союзных республик превышение конституционных полномочий при принятии решения о ликвидации Союза, что ведёт к выводу о ничтожности этого решения.

Юридические акты, принятые в целях упразднения Союза, должны были строиться на правовых особенностях Договора об образовании Союза ССР 1922 года. Союзный договор 1922 года и соответствующие ему конституционные нормы никогда не предусматривали его денонсации, поскольку он был документом учредительного характера. В Договоре, а затем и в конституциях, предусматривалось только сохранение за каждой из союзных республик права свободного выхода из Союза. Но и эта процедура не предусматривала возможности прекращения существования СССР в том порядке, какой был реализован путём подписания Соглашения о создании СНГ 8 декабря 1991 года в Беловежье. Напомню, там было зафиксировано: Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование.

Договор об образовании СССР 1922 года, который Верховный Совет РСФСР «денонсировал» в декабре 1991 года, не существовал в качестве самостоятельного юридического документа. Он вошёл в Конституцию СССР 1924 года, а в 1936 году приняли новую Конституцию, с вступлением в силу которой прекратила действовать Конституция СССР 1924 года, включая и Договор об образовании СССР. Кроме того, постановлением ВС РСФСР от 12 декабря 1991 года был денонсирован международный договор Российской Федерации, который, в соответствии с кодифицированными Венской конвенцией 1969 года нормами о международных договорах, вообще не подлежал денонсации.

15 марта 1996 года Государственная Дума приняла Постановление № 157-II ГД «О юридической силе для Российской Федерации — России результатов референдума СССР 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза ССР». В нём отмечается, что должностные лица, подготовившие, подписавшие и ратифицировавшие решение о прекращении существования Союза ССР, грубо нарушили волеизъявление народов России о сохранении Союза ССР, выраженное на референдуме СССР 17 марта 1991 года. Кроме того, они нарушили и Декларацию о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, провозгласившую стремление народов России создать демократическое правовое государство в составе обновлённого Союза ССР. То есть акцент законодателей был смещён на волю большинства населения страны, выраженную на референдуме СССР 17 марта 1991 года.

Необходимо обратить внимание на то, что ни в одной из союзных республик не был соблюдён установленный законом порядок выхода из Союза ССР. А такое право имело строгую законодательную регламентацию. Детальным образом порядок выхода государства-участника из Союза был урегулирован Законом СССР от 03.04.1990 № 1409-1 «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».

В соответствии со статьёй 2 данного Закона решение о выходе союзной республики должно было приниматься свободным волеизъявлением народов союзной республики путём референдума (народного голосования) с последующим участием высших республиканских и союзных органов власти в урегулировании вытекающих из этого вопросов. А что произошло на деле?

Например, на Всеукраинский референдум 1 декабря 1991 года был вынесен следующий вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?». Перед гражданами не был поставлен вопрос о выходе Украинской ССР из Союза ССР. На голосование фактически было поставлено подтверждение Акта провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года, в тексте которого не содержалось заявления о выходе Украины из Союза ССР. Другими словами, несмотря на результаты референдума, подтвердившие поддержку Акта провозглашения независимости Украины, вопрос о выходе республики из состава Союза на референдуме решён не был.

Аналогично в других союзных республиках (в Грузии, Литве, Эстонии, Туркменистане и т. д.) проводились референдумы о восстановлении государственной независимости, но не о выходе из состава Союза ССР. Это доказывает наличие существенных юридических пороков в процессе принятия решения о прекращении существования Союза ССР и свидетельствует о ничтожности оснований принятого решения. Оно не влечёт никаких действительных правовых последствий.

То есть все последующие действия, основанные на результатах референдумов, не были основаны на юридически обязательном порядке выхода из Союза. Что, в свою очередь, исключало легитимность принятых в дальнейшем республиканскими органами власти действий. Напротив, в сложившейся ситуации республиканские органы власти не учли волю народов, направленную на сохранение Союза ССР.

Обратим внимание на три Постановления Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1990 года, и первое — «О сохранении Союза ССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик». Затем приняты Постановления «О названии Советского государства» и «О проведении референдума СССР по вопросу о Союзе Советских Социалистических Республик».

Указанные Постановления Съезда народных депутатов СССР задавали вектор дальнейшего конституционно-правового развития и поиска политического компромисса и не изменяли предписанный порядок свободного выхода республик из Союза. Тем не менее Постановления были фактически проигнорированы республиканскими органами власти. Неконституционность решения о прекращении существования Союза ССР путём подписания Соглашения о создании СНГ и принятия основанных на этом Соглашении правовых актов вытекает из факта противоречия действий должностных лиц волеизъявлению народа СССР, выраженному на референдуме 17 марта 1991 года.

Согласно официальным результатам всесоюзного референдума, в РСФСР за сохранение Союза проголосовали 71,3% принявших участие в голосовании, в Украинской ССР — 70,2%, в Белорусской ССР — 82,7%, в Узбекской ССР — 93,7%, Казахской ССР — 94,1%, Азербайджанской ССР — 93,3%, Киргизской ССР — 94,6%, Таджикской ССР — 96,2%, в Туркменской ССР — 97,9%. Из этого следует, помимо прочего, что граждане союзных республик выразили своё желание сохранить не только Союз ССР как федеративное государство, но и своё союзное гражданство с вытекающими из этого правами и обязанностями. Обратите внимание, как голосовали граждане республик Средней Азии! С советских времён сохранилось убеждение, что там голосуют, «как начальство прикажет». Однако это убеждение неприменимо в данной ситуации, так как именно «начальство», этнические элиты, больше всего хотели «свободы и суверенитета». А люди выступили против.

В соответствии со статьёй 29 Закона СССР от 27 декабря 1990 года № 1869-1 «О всенародном голосовании (референдуме) СССР» решение, принятое на таком референдуме, является окончательным, имеет обязательную силу на всей территории СССР и может быть отменено или изменено только путём другого референдума. Следовательно, указанное решение не могло быть преодолено любым иным способом, кроме как инициированием нового референдума по тому же вопросу. Как мы знаем, никакого подобного голосования не было.

Государственная Дума в своём Постановлении от 15 марта 1996 года № 157-II ГД «О юридической силе для Российской Федерации — России результатов референдума СССР 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза ССР» заключила: должностные лица РСФСР, подготовившие, подписавшие и ратифицировавшие решение о прекращении существования Союза ССР, грубо нарушили волеизъявление народов России, а также Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, провозгласившую стремление народов России создать демократическое правовое государство в составе обновлённого Союза ССР. Государственная Дума отметила, что Соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 года, не утверждённое Съездом народных депутатов РСФСР, высшим органом государственной власти РСФСР, не имело и не имеет юридической силы в части прекращения существования Союза ССР.

Повторимся: должностные лица РСФСР, подписавшие Соглашение о создании СНГ, действовали вопреки воле народа СССР. Таким образом, эти должностные лица, включая президента России, грубо превысили свои полномочия при подписании Беловежских соглашений. Они подписаны главами трёх союзных республик — РСФСР, Белорусской ССР, Украинской ССР — не только вопреки воле народа Союза ССР, но и с нарушением принципа равноправия союзных республик.

В заключении Специальной комиссии Государственной Думы под руководством В. Д. Филимонова отмечается, что действия президента РСФСР Б. Н. Ельцина по подписанию Беловежских соглашений содержат признаки преступления, предусмотренного статьёй 275 УК Российской Федерации (государственная измена). Он нарушил статьи 74–76 Конституции СССР 1977 года, Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», ещё множество статей (4, 5, 68, 70, 71, 76) Конституции РСФСР 1978 года и Закона РСФСР от 24 апреля 1991 года «О Президенте РСФСР». Б. Н. Ельцин совершил эти действия вопреки воле народов РСФСР о необходимости сохранения СССР.

Попытка импичмента провалилась, но это не значит, как мы убедились, что для него не было юридических и моральных оснований.

Анализ событий, предшествовавших заключению Беловежских соглашений, позволяет сделать вывод о том, что действия Б. Н. Ельцина имели осознанный, целенаправленный характер по организации заговора с целью захвата союзной власти. При подготовке к уничтожению СССР Б. Н. Ельцин издал ряд указов, выходящих за пределы его конституционных полномочий и направленных на неправомерное присвоение союзной власти, в том числе Указы о переподчинении союзных органов республиканским, о передаче всех видов правительственной связи СССР в ведение КГБ РСФСР, а также банков, почты, телеграфа СССР в ведение РСФСР.

Таким образом, есть основания утверждать, что будучи Президентом РСФСР, Б. Н. Ельцин совершил действия, содержащие признаки тяжкого преступления, предусмотренного статьёй 64 УК РСФСР. Они заключаются в измене Родине путём подготовки и организации заговора с целью неконституционного захвата союзной власти, упразднения действовавших союзных институтов власти, противоправного изменения конституционного статуса РСФСР.

Тем не менее Комиссия В. Д. Филимонова воздержалась от правовой оценки действий участников Беловежских соглашений. Она лишь отметила, что действия Б. Н. Ельцина по подписанию Соглашения о создании СНГ совершались вместе с президентом Украины и председателем Верховного Совета Республики Беларусь — Л. М. Кравчуком и С. С. Шушкевичем. Это и привело к изменению государственного строя СССР.

С учётом вывода Специальной комиссии Государственной Думы о наличии в действиях Президента РСФСР Б. Н. Ельцина признаков государственной измены и учитывая схожие фактические обстоятельства участников Соглашения о создании СНГ, можно заключить, что каждый из них действовал с превышением своих конституционных полномочий и вопреки принципу равноправия союзных республик.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание юридически ничтожный характер действий высших должностных лиц Республики Беларусь, РСФСР и Украины, направленных на прекращение существования Союза ССР, представляется, что утрата по формальным основаниям гражданства Союза ССР лицами, признававшимися на момент совершения указанных действий гражданами Советского Союза, входит в противоречие с правом наций и народов на самоопределение. Соглашение о создании СНГ и его ратификация Верховным Советом РСФСР составляли грубое отступление от принципов и норм международного права, а также положений союзного и российского конституционного законодательства. В результате чего было нарушено право народов на самоопределение и право каждого не быть произвольно лишённым своего гражданства. Поэтому и действия участников «беловежских посиделок» должны квалифицироваться как юридически ничтожные и не порождающие никаких последствий для правовой судьбы Союза ССР.

Остальные четыре преступления, с которых мы начали разговор, можно подробно и не обосновывать. Они все — результат разрушительного решения о ликвидации СССР. Остаётся вспомнить, как бежали русские из республик Средней Азии и Закавказья, как их третируют сегодня в странах Балтии, как «стыдились» российские офицеры выходить на улицу в форме, как приходили похоронки из Чечни в «мирное время»...

Сложно что-либо предпринять сегодня. Мы живём в другой стране и по другим законам. Неизменным остаётся закон памяти, по которому каждому воздаётся в истории — рано или поздно.

ЛУЦЕНКО Сергей Иванович, аналитик


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru