Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№7, Июль 2019

АКТУАЛЬНО

Вероника КРАШЕНИННИКОВА
Бойтесь данайцев!

 

Одним из самых заметных событий года для Европы стали выборы в Европейский парламент, стартовавшие 23 мая и проходившие четыре дня. От 28 стран ЕС избран 751 депутат, парламент представляет более 512 миллионов европейцев. Это делает выборы-2019 крупнейшими транснациональными выборами в истории мира. Эксперты отмечают, что в нынешнем Европарламенте серьёзно усилились позиции либералов, «зелёных» и правых. Некоторые наши СМИ выразили надежды, что «поправевший» Европарламент поставит вопрос об отмене антироссийских санкций хотя бы в пику «старым» традиционным партиям, которые задавали тон в парламенте и эти санкции поддерживали. Есть ли почва для таких надежд? Политолог и публицист Вероника КРАШЕНИННИКОВА удивительно точно ответила на этот вопрос год назад, когда правые партии лишь набирали политический вес в своих странах. Её статья «Россия в сети крайне правых» тогда очень подробно вскрыла подоплёку появления этих партий и их «ориентацию» на Россию. Недавно, уже после выборов, в «Литературной газете» В. Крашенинникова вновь обосновала своё видение правого движения в Европе. Вот почему мы сочли возможным (и необходимым) вернуться к публикации годичной давности — качественные и точные прогнозы не стареют.

РОССИЯ В СЕТИ КРАЙНЕ ПРАВЫХ

Победа сторонников Брекзита на референдуме подняла волну восторга в некоторых российских кругах. Британские либералы наконец расплатятся за свои козни против России — теперь бал правят консерваторы Москвы и Лондона! Ещё больший восторг вызвала победа Дональда Трампа на президентских выборах в США. «Наш» Трамп сейчас покажет кузькину мать всем Клинтонам, Обамам и другим демократам в ассортименте — несите шампанское!

Череду побед «антисистемных» сил продолжили евроскептики в Евросоюзе. В четырёх государствах за последний год они пришли третьими на парламентских выборах, дыша в спину традиционным правящим партиям. Австрийская партия свободы в октябре 2017 года вошла в правящую коалицию; её лидер Кристиан Штрахе получил должность вице-канцлера и министра спорта. «Альтернатива для Германии» по итогам долгих коалиционных маневров стала главной оппозицией в бундестаге. В Италии в марте 2018 года «Лига Севера» также вошла в правительство; её лидер Маттео Сальвини занял пост заместителя премьер-министра и министра внутренних дел, получив под контроль практически весь силовой аппарат государства. Во Франции «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен хоть и потерпел поражение, но получил восемь мест в Национальном собрании и по-прежнему держит заметное место во французской политике.

Их сторонникам в России вроде бы действительно есть чему радоваться. Евроскептики и «консерваторы» с удовольствием ездят в Москву и даже в непризнанный Крым, требуют снятия санкций с России, выступают лояльными наблюдателями на российских выборах, регулярно комментируют события российским телеканалам в пользу России. Они расшатывают Евросоюз изнутри, разрушают единство брюссельского монолита и предлагают себя в качестве лоббистов России в Европарламенте. Австрийская партия свободы и итальянская «Лига Севера» даже подписали соглашения о сотрудничестве с «Единой Россией», а молодёжная часть «Альтернативы для Германии» взаимодействует с «Молодой гвардией» ЕР. Ключевые члены «Национального фронта» даже заявились на празднование Дня Победы в Москву в 2018 году.

Однако почему в своих странах эти партии вызывают столь резкое отторжение у большинства людей? Что знают о евроскептиках и о правых популистах жители Европы, чего не знаем мы? И какие риски для России несёт сотрудничество с этими силами?

С самого начала своего правления «антисистемные» англосаксы принялись обманывать российские ожидания. Победители Брекзита под руководством Терезы Мэй обвинили Россию в целой серии «преступлений» и наложили длинную череду «наказаний». Президент Трамп, со своей стороны, начал с того, что назначил на ключевые силовые и финансовые посты самые агрессивные кадры. В результате администрация российского фаворита Трампа пробила все потолки по числу и наглости антироссийских решений. Тот факт, что Трамп делает это в рамках внутренней борьбы или в доказательство отсутствия связей с Россией, утешает мало — результат тот же.

Конечно, на политических персонах американского истеблишмента клейма поставить негде. Вся послевоенная история США — нескончаемая череда войн, которые они начинали в инициативном порядке в погоне за сверхприбылями, конца которой нет и не будет. Конечно, гигантские проблемы есть и у Евросоюза: он перестал служить людям и превратился в ту самую «бюрократическую мертвечину», о российской версии которой говорил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию в феврале 2018 года. Конечно, правящие партии в Европе засиделись во власти и часто — как французские, германские, итальянские социал-демократы — дискредитировали себя в глазах своих граждан, предав идеалы справедливости и социального государства ради пребывания во власти. И это значит, что Евросоюз требует глубоких системных реформ, но не сноса до основания.

Что предлагают евроскептики и популисты? Кто они на самом деле?

ПРЕДЪЯВИТЕ ВАШИ ЦЕННОСТИ

Первым решением нового главы МВД Италии Маттео Сальвини, лидера «Лиги Севера», стал запрет на приём корабля с беженцами. Вторым решением в вопросах миграции стала перепись всех цыган с планом выселить не имеющих итальянского гражданства. Сальвини обосновывает меры против цыган необходимостью противодействовать «беспорядкам и беззаконности», а также — не поверите! — стремлением помочь семьям и детям преодолеть «дискриминацию и ущемление достоинства». «Итальянцы превыше всего!» — лозунг «Лиги».

Бывший премьер-министр Италии Паоло Джентилони оценил деятельность Сальвини так: «Вчера беженцы, сегодня цыгане, завтра будут стрелять по всем». Тем более что в истории Италии уже был такой период.

Всех правых популистов объединяет идеология ненависти по отношению к беженцам, мигрантам и мусульманам, расизм и шовинизм, стремление к насилию, желание разрушить действующий политический строй и вымести из власти центристские партии. Антисемитизм, как во все времена у ультраправых, тоже процветает, но не может быть выражен публично в силу строгости европейских законов — хотя этих деятелей регулярно «прорывает». Корни партий часто уходят в национальные структуры, союзные Третьему рейху, — правительство Виши и дивизию СС «Шарлемань» в случае «Национального фронта», в австрийскую часть НСДАП в случае Австрийской партии свободы. В Германии и Италии денацификация была проведена лишь частично — фашисты в Европе после войны не раз пригодились Вашингтону в борьбе против левых сил, профсоюзов, да и для терактов под чужим флагом (см. Операция «Гладио»).

Приехавшие на 9 Мая в Москву члены «Национального фронта» что явились отмечать — день скорби? Ведь участники ближайшего круга Марин Ле Пен по-прежнему любят праздновать день рождения Гитлера, которого между собой именуют «дядюшкой», используют нацистскую символику и приветствия. Эти и другие «традиции», а также тёмные дела и опасные связи «Национального фронта» описывают в своей книге-расследовании «Марин обо всем в курсе» («Marine est au courant de tout…») французские журналисты Марин Тюрки и Матиас Десталь.

Сегодня самая выгодная тема для европейских ультраправых — беженцы и мигранты. Если бы их не было, их нужно было бы придумать. Беженцы для ультраправых уже не проблема, они — возможность войти во власть. Как всегда в истории, ультраправым нужно «назначить» виновных, чтобы на них тренировать ненависть и наращивать мускулы насилия.

Критика за приём мигрантов — это главный «лом» в руках крайне правых против центристских правительств, хотя в той же Германии острота проблемы давно снизилась. Если на пике прибытия беженцев в 2015 году МВД Германии зарегистрировало 890 тысяч прошений мигрантов, то в 2016-м их было уже на две трети меньше — 280 тысяч, а в 2017 году меньше ещё на треть, 186 тысяч. Большинство — от граждан Сирии, а также Афганистана, Ирака, Ирана, Эритреи и Албании. Но даже в 2016 году, когда критика не была столь сильной, как сегодня, германское правительство удовлетворило только 57% прошений сирийцев, бежавших от войны, лишь пятую часть прошений афганцев, а пакистанцев — всего 2%. Для самого населённого государства Евросоюза (население Германии — 83 млн человек) с сильнейшей экономикой всё это достаточно скромные цифры.

ХСС, более консервативная баварская часть правящей коалиции ХДС/ХСС, настаивал на потолке в 200 тысяч беженцев ещё в январе этого года. Но теперь лидер ХСС, глава МВД Германии Хорст Зеехофер требует урезать цифры — осенью выборы, нужно показать правому баварскому электорату борьбу с Берлином и Брюсселем.

Поддержать баварских консерваторов решил и канцлер Австрии Себастьян Курц — поверх головы своей коллеги Ангелы Меркель он провёл встречу с премьер-министром Баварии Маркусом Зедером. А 13 июня Курц предложил Германии и Италии сформировать «ось желающих» бороться с нелегальной миграцией.

Значит ли это, что в Европе выстраивается австро-германо-итальянская ось — как в старые времена? Что сегодняшние дни — эквивалент начала 1930-х годов? Никому не известный ефрейтор начинал свой путь в фюреры именно в Австрии. А Италия была первой европейской страной, где фашизм официально утвердил свою власть в 1922 году.

Нужно сказать, что тема мигрантов для ультраправых не новая. Ещё в начале 1990-х немецкие неонацисты громили — и убивали — турецких гастарбайтеров, строивших германское «экономическое чудо». По официальным данным, в 1991 году было зафиксировано 1483 случая насилия по расовым причинам — в десять раз больше суммарного показателя обеих Германий годом ранее. Всю Германию потрясло убийство 23 мая 1993 года в Золингене: местные наци под крик «Хайль Гитлер!» подожгли дом турецкой семьи, которая жила в Германии уже двадцать три года, — три девочки и их мать сгорели в огне.

И вот что еще примечательно. При всей антииммигрантской истерии никто из европейских ультраправых партий не выступает против истинной причины прибытия мигрантов — американских и натовских войн на Ближнем Востоке и севере Африки. Дело в том, что они на самом деле не против Америки и не против НАТО. Они за более агрессивную Америку — Америку Трампа, которая должна разрушить своих центристов. Агрессия и насилие — главный инструмент решения проблем для ультраправых во все времена во всех странах, и степень насилия будет повышаться по мере привыкания людей к новым методам правления.

ВМЕСТЕ С ТРАМПОМ — ПРОТИВ ЕДИНОЙ ЕВРОПЫ?

В начале июня новый американский посол в Германии, назначенец Трампа Ричард Гренел, открытым текстом заявил о поддержке антиевропейских сил: «Я совершенно точно хочу вдохновить консерваторов по всей Европе». Об этом Гренел говорил в интервью британской версии ультраправого портала Breibart News. Его создатель, идеолог и организатор «альтернативных правых» в Америке Стивен Бэннон после изгнания из Белого дома обосновался в Италии и ездит по Европе, помогая местным ультраправым.

«Пусть они называют вас расистами. Путь они называют вас ксенофобами. Пусть они называют вас нативистами. Носите это как знак почёта», — вдохновлял Бэннон членов «Национального фронта» на съезде партии в Лилле 10 марта этого года. «Нативисты», а также «идентитаристы» — это современные вариации определения народов по давнему нацистскому принципу «кровь и почва», с последующим изгнанием всех, кто «не той крови» и не родился на «этой почве».

Евроскептики и «консерваторы» вместе с Трампом хотят разрушить «систему» и «осушить болото». Администрация Трампа работает на раскол Европы — сильная Европа Вашингтону не нужна: гигантскую общую экономику и неподъёмную бюрократическую машину даже Америка не может сдвинуть с места. А расчленить и затем по отдельности растоптать основных европейцев — отличный план борьбы с конкурентами в стиле Трампа.

Но что они хотят построить взамен? «Европу наций» — как в 1930-е годы? Европу националистических государств с бесконечными территориальными и торговыми претензиями друг к другу? Европу, которая начала две мировые войны и втянула в них Россию, понёсшую в этих войнах самые тяжёлые потери?

ПОСЛЕДСТВИЯ — В ЕВРОПЕ И В РОССИИ

В России такие подробности мало кто знает. Но в европейских странах истинные «ценности» и устремления ультраправых ни для кого не секрет. Подавляющее большинство европейцев категорически отвергают их. Более 60% французов заявляют, что никогда не проголосуют за «Национальный фронт». Поэтому, когда Марин Ле Пен говорит что-то позитивное про Россию, о такой «России» — дружественной Марин Ле Пен — большинство французов слышать не хотят. Весь негатив, накопленный поколениями Ле Пенов, переносится на нашу страну.

Российские контакты с европейскими ультраправыми устанавливались под предлогом «показать, что Россия не в изоляции» и потому что «другие не хотят с нами общаться». Однако очевидно, что ассоциация с ультраправыми изолирует ещё больше, ставит огромное пятно на репутации страны, и мы лишаемся многих реальных и потенциальных сторонников. Теперь в ходу аргумент: «это уже не маргинальные силы, они во власти». Да, ультраправые берут власть в Европе, но это причина не для радости, а для беспокойства. И не для помощи им, а для противодействия. Президент Путин никогда не говорил, что Россия должна работать с носителями идеологии ненависти и насилия.

Европейские ультраправые от общения с Россией получают одни дивиденды. Они легитимизируются не только на национальной, но разом и на международной арене. Сказать несколько слов в поддержку России им ничего не стоит — за это они получают бесплатную рекламу в российских СМИ и публичное признание. А некоторые, как «Национальный фронт», — и многомиллионное кредитование, которое даже не придётся возвращать в силу банкротства выдавшего его банка.

Нужно ли говорить, что националистические настроения и любые устремления ультраправого толка для многонациональной, поликонфессиональной страны — прямой путь к распаду? И этот путь ещё более короткий, чем «либеральный» альянс с Западом, который взахлёб критикуют «консерваторы» и записные ура-патриоты. Европейские ультраправые противостоят своим либералам лишь тактически. На самом деле они решают те же проблемы капитала — только более радикальными способами. Ультраправые в Европе — это самые проамериканские и пронатовские силы, готовые использовать в своей политике самые радикальные средства.

А каково мусульманам в России слышать похвальное освещение «Альтернативы для Германии» с государственных каналов? Той самой, в чьей программе записано, что «ислам не является частью Германии»? Большая часть изречений этих партий в отношении мусульман подпадает в России под статью 282 Уголовного кодекса — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» или статью 280 — «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». В России найдётся достаточно сил, которые захотят разыграть антиисламскую карту «как в Европе». В то время как Владимир Путин в январе этого года говорил: «Ислам — часть российского культурного кода», а «мусульмане — важная часть российского многонационального народа».

ЛОЖНЫЙ ВЫБОР

Мир — это не палка о двух концах. Кроме «либералов» и «консерваторов» в нём достаточно других политических путей. Загонять себя в ситуацию ложного выбора нет никакой необходимости.

При всех своих — очень серьёзных — проблемах мейнстримные партии в Европе не исчезнут. Работать с ними сложно, но России этой работы не избежать. Да, Германия в форме Веймарской республики не была дружественной Советской России, но Третий рейх показал уже совсем другой уровень враждебности.

Работа России с европейскими партиями власти приносит результаты. На Петербургском экономическом форуме президент Франции Эммануэль Макрон даже вступил в соревнование по объёму инвестиций с канцлером Меркель, которая посетила президента Путина неделей ранее. Осознание невыгодности и ущербности политики санкций приходит ко всё более широким политическим кругам в Европе. В обществах настрой на конструктивные отношения преобладает.

Россия — пример самого успешного государства в мире, где христиане и мусульмане веками жили и развивались вместе. Это опыт, который европейским государствам было бы полезно у нас заимствовать. Европейцам стоит поучиться у нас и принятию беженцев. Когда на Украине весной 2014 года начались военные действия против жителей Донбасса, Россия за несколько месяцев приняла более полутора миллионов вынужденных мигрантов. Органы исполнительной власти нашли способы координировать действия, законодатели адаптировали законы, в принятии беженцев участвовали практически все российские регионы. Более того, регионы сами приглашали к себе людей тех профессий, которых им не хватало.

Наконец, у России есть и ценности, и о них сегодня говорится очень много. Многонациональная страна, наследница великой победы над фашизмом, где День Победы — главный объединяющий праздник, где на марш «Бессмертного полка» выходят более десяти миллионов человек, — такая страна не может плести альянсы с современными наследниками разгромленного рейха и пропагандистами ненависти.

ПРОФИЛИ ПАРТИЙ

«Национальный фронт»

Партия «Национальный фронт» основана в 1972 году по инициативе неофашистской организации «Новый порядок» (Ordre Nouveau) как легальная витрина для участия в выборах.

Президентом партии с момента её основания и до 2011 года оставался Жан-Мари Ле Пен. Участник французских войн против независимости Индокитая и Алжира, Ле Пен в 1956 году стал депутатом Национального собрания Франции. Вице-президентом «Национального фронта» стал Франсуа Бриньо, ранее член коллаборационистской партии «Национальное народное объединение» и милиции правительства Виши, чем гордился и полвека спустя. Другой вице-президент, Роже Оландр, ранее состоял в Вооружённой секретной армии (OAS) и основал Фронт за французский Алжир, воевавший против независимости Алжира. OAS организовала и покушения на президента де Голля. Казначеем партии стал Пьер Буске, «роттенфюрер» дивизии французских добровольцев СС «Шарлемань». Другие члены руководства «Нацфронта» имели аналогичное происхождение.

Экскурс в мировоззрение Ле Пена дал в 1992 году его соратник и советчик Леон Дегрелль — фольксфюрер Бельгии во время Второй мировой войны, командир 28-й добровольческой дивизии СС «Валлония», которого Гитлер считал почти своим сыном. На вопрос, что Ле Пен думает про Гитлера, Дегрелль, смеясь, отвечал: «Вы меня заставляете говорить страшные вещи. Я думаю, что он им сильно восхищается».

В 1980-е и вплоть до последних лет Ле Пен, несмотря на судебные преследования и штрафы, настойчиво повторял, что газовые камеры нацистов — это «просто эпизод в истории Второй мировой войны», делал антисемитские и антиисламские заявления.

Это не мешало партии занимать позиции атлантизма и либерального капитализма. Однако падение Берлинской стены в 1989 году открыло путь в лагерь национализма — против «мондиализма». С разгромом социализма в СССР «Национальный фронт» увидел для себя обширный политический «рынок» в России и воспользовался безвременьем 1990-х, чтобы завязать отношения с российским ультраправым флангом.

С устойчивой репутацией расиста и демагога Ле Пен набирал голоса на обещаниях выслать нелегальных иммигрантов, выйти из Шенгенских соглашений, провести референдум о введении смертной казни и отмене евро, а также пользовался ростом протестных настроений и недовольством электората сменяющими друг друга республиканцами и социалистами.

На президентских выборах 1995 года Ле Пен набирает уже 15% голосов (четвёртое место). В 2002 году на выборах президента Ле Пен сенсационно вышел во второй тур, опередив менее чем на 1% социалиста Лионеля Жоспена. Во втором туре все партии сплотились за Жака Ширака против Ле Пена, и Ширак победил с гигантским отрывом — 82,2% против 17,8%.

В 2011 году партию возглавила дочь Жан-Мари Ле Пена Марин с главной целью — «дедемонизировать» «Национальный фронт», избавив его от ультраправой ксенофобской репутации его членов. В её ближайшем окружении, на постах казначея и помощников, остаются друзья молодости Фредерик Шатийон, ранее — лидер молодёжной неофашистской группировки «Союз обороны» (GUD) и Аксель Лусто, участник GUD. Вышеупомянутый Роже Оландр говорит о них: «Я, конечно, правый и, может, даже ультраправый, но я никогда не был гитлеровцем. Эти ребята точно правее нас». Лусто в 1992 году встречался с Дегреллем со словами: «Мой генерал, для меня это очень высокая честь».

На президентских выборах 2012 года Марин Ле Пен пришла третьей, набрав почти 18% голосов. На выборах в Европейский парламент 2014 года «Национальный фронт» неожиданно пришёл первым с почти 25% голосов (24 места), шокировав и Францию, и всю Европу. На президентских выборах в мае 2017 года Ле Пен вышла во второй тур и набрала почти 33,9% голосов — против 66,1% у Эммануэля Макрона, но на парламентских выборах в июне партия показала более слабый результат (13,2% в первом туре, 8,75% — во втором) и получила восемь мест в Национальном собрании.

Продолжая чистку репутации, Марин Ле Пен выступила с инициативой переименовать партию, и с 1 июня 2018 года «Национальный фронт» сменил название на «Национальное объединение». Однако новое название почти повторяет название коллаборационистской партии времён режима Виши «Национальное народное объединение».

Восходящая звезда партии — племянница Марин Ле Пен Марион Марешаль Ле Пен. Марион имеет репутацию более «консервативной», чем тётка, заявляет себя «политической наследницей Жан-Мари Ле Пена», которого считает «визионером».

«Альтернатива для Германии»

«Альтернатива для Германии» (АдГ) была основана в апреле 2013 года евроскептиками из академических кругов в протест против помощи Греции, Кипру и другим более слабым экономикам зоны евро, в стиле «хватит кормить!».

На выборах в бундестаг в 2013 году АдГ набрала 4,7% и не преодолела пятипроцентный барьер. На выборах в Европарламент в мае 2014 года партия получила семь мест. В последующие годы члены АдГ вошли в 14 из 16 ландтагов — парламентов земель.

Партия включает в себя разные силы: евроскептиков, консерваторов, правых популистов, националистов, исламофобов, расистов, ксенофобов, антисемитов и другие праворадикальные элементы. АдГ успешно практикует демагогию, предлагая простые решения сложных проблем — которые решениями не являются.

Антииммигрантская, антиисламская повестка служит главной темой. В программе, принятой в апреле 2016 года, утверждается: «Ислам не является частью Германии». АдГ создает и эксплуатирует страх «исламизации», неуверенность людей перед будущим и неким «упадком». Обвиняя мигрантов в «столкновении цивилизаций», АдГ своими действиями готовит такое столкновение: число актов насилия против беженцев в 2015 году увеличилось в пять раз в сравнении с 2014-м. Электоральным резервом АдГ служит антииммигрантское движение PEGIDA (Patriotische Europäer gegen die Islamisierung des Abendlandes, «Патриотические европейцы против исламизации Запада»), основатель которого Лутц Бахман изображал себя в образе Гитлера.

Протестному электорату АдГ представляет себя «жертвой» СМИ и «системы», обвиняет канцлера Меркель в «предательстве немецкого народа» и позиционируется в качестве «партии обновления».

В 2015 году внутрипартийная борьба привела к резкому крену вправо: сопредседатель партии Фрауке Петри сделала ставку на националистическую и антиисламскую риторику; Петри, в частности, предлагала применять оружие против беженцев, пересекающих границу.

Однако в апреле 2017 года она была вынуждена уйти с поста, потеряв во внутренней борьбе ещё более правую группировку во главе со своим заместителем Александером Гауландом. Так, с момента основания центр партии смещался в националистическую, праворадикальную сторону, в борьбу за «этническую чистоту» германской нации. Представителей умеренных взглядов радикальное крыло оттесняет на задний план.

На выборах в бундестаг в 2017 году АдГ набрала 12,6% и стала главной оппозиционной партией, получив право выступать сразу после правящих консервативных партий ХДС/ХСС и социал-демократов СДПГ.

Лидерами фракции АдГ в бундестаге стали 76-летний Александер Гауланд и до тех пор малоизвестная 38-летняя Алис Вайдель. Гауланд — лидер национал-консервативного националистического крыла партии, известен высказываниями на грани судебного преследования за неофашизм. В сентябре 2017 года Гауланд заявил, что гордится «достижениями вермахта» в обеих мировых войнах. На съезде молодёжной организации АдГ 2 июня 2018 года Гауланд говорил: «Гитлер и национал-социалисты — лишь пятнышко птичьего помёта на более чем тысячелетней успешной истории Германии».

Председатель «Молодой альтернативы» Дамиан Лор и делегаты съезда спели и первую строфу немецкого гимна «Deutschland, Deutschland, über alles…» («Германия, Германия, превыше всего»), которую до тех пор пели только нацисты. За что получили выговор даже от правления АдГ.

Сопредседатель партии Алис Вайдель призвана «уравновесить» Гауланда: открытая лесбиянка, Вайдель живёт с гражданской женой, воспитывает её детей и построила карьеру в американском банке Goldman Sachs — символе «глобализма».

В мае 2018 года АдГ насчитывала 30 тысяч членов, мужчины составляют 85%.

Так германский политолог Хайо Функе объясняет принцип правого популизма: «Мы нападаем на тех, кого считаем козлами отпущения: ислам, мигранты. Раньше это были евреи, сегодня — беженцы, и это чревато безудержным хаосом».

«Лига Севера»

«Лига Севера» создана в 1991 году как федерация регионалистских партий нескольких северных областей Италии. Логотип партии включает в себя зелёное «альпийское солнце», дохристианский языческий символ региона.

Бессменным лидером «Лиги Севера» до 2012 года был Умберто Босси, чья «Лига Ломбардия», боровшаяся за автономию региона с 1984 года, стала ядром партии. Условные тюремные сроки и обвинения в коррупции, растрате партийных средств в личных целях и прочем не мешают Босси оставаться почётным президентом «Лиги Севера» до сих пор.

Основа идеологии «Лиги Севера» — расизм в отношении жителей юга Италии и вытекающий из этого сепаратизм («хватит кормить!»). Партия утверждала, что юг Италии «колонизировал» северные области Италии и «эксплуатирует» их.

Впоследствии расизм распространился на иммигрантов и беженцев, и старый лозунг «Север прежде всего!» был замещён актуальным «Итальянцы прежде всего!». Отношение партии к иностранцам диктуют ксенофобия и шовинизм. Неприятие Евросоюза, так называемый евроскептицизм, диктуется националистическими убеждениями, а часто и антисемитизмом: ЕС — «гнездо коммунистических банкиров и масонов». Внутри Лиги широко распространены конспирологические взгляды.

На парламентских выборах 2008 года «Лига Севера» получила около 8% голосов, на выборах 2013-го — около 4%. На выборах в Европарламент 2014 года партия набрала 6,2% голосов.

В декабре 2013 года национальным секретарём партии стал Маттео Сальвини. С 2014 года «Лига Севера» предпринимала последовательные усилия по сбору вокруг себя крайне правых сил, а параллельно — по расширению электоральной базы за счёт правоцентристов и дезориентированных левых.

В мае 2015 года Сальвини заявил о создании политического блока «Суверенитет» (Sovranità) вместе с вице-президентом неонацистской организации Casa Pound Симоне ди Стефано. Casa Pound («Дом Паунда») основана в 2003 году и названа по имени американского поэта Эзры Паунда, поклонника итальянского фашизма, который считал Третий рейх «естественным цивилизатором России».

Построение широкого альянса с ультраправыми в партии обеспечивает, в частности, евродепутат «Лиги Севера» Марио Боргезио. Ранее активист нескольких неонацистских организаций, Боргезио поддерживает связь в том числе с лидерами запрещённых террористических группировок, действовавших в рамках операции ЦРУ «Гладио». В 2000-е годы Боргезио активно работал с итальянской неонацистской партией Forza Nuova Роберто Фиоре, который также посещал Россию и предлагал свои лоббистские усилия в Европарламенте.

«Лига Севера» имеет установленные связи с калабрийской мафией. Деньги Лиги были обнаружены в торговле оружием и операциях по отмыванию средств. «Лига Севера» имеет в Италии гораздо больше противников, чем сторонников. Каждый их митинг собирает многочисленную контрдемонстрацию. Мэр Неаполя не пускал Сальвини в город. В декабре 2015 года посольство Израиля в Италии отказало Сальвини в визе за его политику в отношении иммигрантов и связи с неонацистскими организациями.

В преддверии парламентских выборов марта 2018 года, пытаясь уйти от регионального сепаратистского статуса, партия изменила название на «Лигу». На выборах «Лига» набрала более 17% голосов и вошла в коалицию с движением «Пять звёзд», состоящим из противоречивых сил. В коалиционном правительстве Сальвини занял пост заместителя премьер-министра и министра внутренних дел, получив под контроль практически весь силовой аппарат государства. Одним из первых его решений стал отказ в прибежище кораблю с 629 спасёнными в море беженцами. За приём судна выступили мэры Неаполя, Палермо, Мессины, Реджо-ди-Калабрия. Новый глава МВД обещает депортировать сотни тысяч мигрантов.

Австрийская партия свободы

Австрийская партия свободы (АПС) учреждена в 1956 году на основе партии «Союз независимых», созданной сразу после войны австрийскими членами НСДАП в рамках так называемого третьего лагеря (термин «третий лагерь», «третий путь» используется, чтобы избежать термина «фашизм» — «не капитализм» и «не социализм»).

Первым главой партии на учредительном съезде был избран Антон Райнталлер, бывший член НСДАП, бригаденфюрер СС, министр сельского хозяйства Нижней Австрии при нацистском режиме. Практически весь управленческий аппарат партии состоял из отставных офицеров вермахта и СС, как и электорат. В своей инаугурационной речи Райнталлер заявил: «Национальная идея, по сути, ничего не означает, кроме признания своей принадлежности к немецкому народу».

Второй глава партии, избранный в 1958 году, Фридрих Петер, добровольно вступил в войска СС в 1938 году, принимал участие в боях на Восточном фронте, служил в айнзатцгруппе, которая занималась расстрелами «неполноценных народов» в течение лета 1941 года, и дослужился до оберштурмфюрера СС.

В 1986 году партию возглавил национал-радикал Йорг Хайдер. Его родители с 1930-х годов состояли в нелегальной нацистской организации, в период аншлюса перешли в НСДАП. Хайдер никогда не отказывался от своих нацистских корней, считал себя немцем и отрицал самостоятельное существование австрийской нации. Хайдер вернул партии прежнюю программу, главными принципами которой оставались политика против иммигрантов и противодействие европейской интеграции — это две устойчивые темы крайне правых в Европе и США, вне зависимости от наличия беженцев в Европе и кризисов в Брюсселе. Хайдер требовал освободить австрийскую нацию от коллективной вины за нацистские преступления, что закрепило за ним репутацию «адвоката нацизма». Будучи губернатором региона Каринтия, Хайдер выступал против языковых прав словенского меньшинства, вплоть до сегрегации в школах.

На парламентских выборах в октябре 1999 года АПС неожиданно набрала 27% голосов, заняв второе место. Высокий результат обеспечили популистские обещания борьбы с безработицей и реформы социальной сферы, обвинения оппонентов в «безразличном и несправедливом отношении к австрийцам». Результат поверг Европу в шок, и Австрии был объявлен общеевропейский бойкот; Израиль отозвал своего посла из Вены. Через три месяца после выборов, в феврале 2000-го, Хайдер официально ушёл в отставку с поста лидера АПС, чтобы нейтрализовать критику партии, но неформально остался её руководителем.

На парламентских выборах 2002 года результат АПС упал почти втрое, до 10%. С 2005 года партию возглавляет ученик и последователь Хайдера Хайнц-Кристиан Штрахе 1969 года рождения, в молодости — член ультраправой организации «Вандалия». Введение программы АПС озаглавлено традиционным немецким утверждением «Австрия превыше всего!». В июне 2015 года АПС вошла в состав фракции «Европа наций и свобод» в Европейском парламенте, объединившей ультраправые партии.

На президентских выборах в мае 2016 года кандидат от АПС Норберт Хофер получил во втором круге голосования 46,2% голосов и проиграл лишь 4% независимому кандидату Александру Ван дер Беллену (50,4%). АПС обжаловала результаты выборов, и в декабре в ходе нового голосования Ван дер Беллен повысил свой результат, набрав 53,7% голосов.

В октябре 2017 года на досрочных выборах в парламент АПС получила 26% голосов, заняв третье место, и вошла в коалицию с консервативной Народной партией: Штрахе получил должность вице-канцлера и министра спорта в кабинете канцлера Себастьяна Курца.

«Эксперт» № 28 (1082), 7 июля 2018 г.

ЛОВУШКА ОТ «ДРУЗЕЙ»

Как и ожидалось, европейские крайне правые партии заметно усилили своё присутствие в Европейском парламенте. У некоторых в России большие ожидания в их отношении. Так с кем же нам придётся иметь дело?

Лидер крайне правого фронта в Европе вице-премьер Италии Маттео Сальвини раньше делал селфи на Красной площади в футболке с Путиным и клял санкции против России. Но, попав во власть, он целый год с лишним исправно голосовал за эти санкции. Государственный пост не добавил лоска — Сальвини по-прежнему выглядит и ведёт себя, как второсортный бандит. Его главный лозунг — «Италия прежде всего!». Дональд Трамп уже показал, что значит такой курс: удушение всех непокорных набором политических и экономических санкций. Включая тех, кто вопреки давлению США строит «Северный поток-2», в частности, официальные власти Германии.

На предвыборном митинге в Милане и Маттео Сальвини, и Марин Ле Пен в качестве образца своей политики указывали на президента Шарля де Голля. Какая дикая ложь! Папаша Ле Пен создавал партию «Национальный фронт» вместе с коллаборационистами правительства Виши, против которых де Голль воевал, и вместе с легионерами дивизии СС «Шарлемань», которых мы били под Москвой. Он был также тесно связан с членами Организации секретной армии, которая провела два покушения на президента де Голля.

А 13 мая Марин Ле Пен ещё нагляднее показала свои «ценности». Она прибыла в Эстонию для участия в сборе крайне правых партий Эстонии, Финляндии и Дании. Принимающая сторона — местная Консервативная народная партия (EKRE). Её председатель Март Хельме гордится своим отцом: тот воевал в Эстонском легионе Ваффен-СС, и его рассказы о войне на Восточном фронте сделали из него настоящего эстонского патриота, говорит новоявленный партнёр Марин Ле Пен. Его сын, вице-председатель партии Мартин Хельме, как и отец, считает, что Эстония должна быть очищена от всех других национальностей.

Австрийские «друзья России» — Партия свободы — во власти более полутора лет, и они тоже прилежно голосовали за санкции. Партия была создана ещё в 1956 году, и первым её лидером стал бригаденфюрер СС Антон Райнталлер. Вторым был доброволец войск СС Фридрих Петер, дослужившийся на Восточном фронте до оберштурмфюрера СС. Хайнц-Кристиан Штрахе, лидер партии с 2005 года, становление прошёл в неонацистских организациях. Введение к партийной программе он озаглавил в известном духе: «Австрия превыше всего!».

И это политическое отребье регулярно приглашается наблюдателями на наши выборы. Неужели нам нужны европейские проходимцы и неонацисты, чтобы они лишний раз подтвердили, что Крым — наш, что президент России — легитимен? И как воспринимать после этого Крым и Президента России нормальным людям за рубежом? Ведь они, в отличие от российской аудитории, прекрасно знают мерзкую сущность этих «наблюдателей».

Отдельным российским деятелям от политики и пропаганды придётся сделать экзистенциальный выбор. Важны ли те ценности, про которые они так много говорят россиянам, включая единственный объединяющий праздник 9 Мая, День Победы над фашизмом? Или выгоднее войти в союз с духовными наследниками тех, кого наши деды разгромили в 1945 году? Кто ваши друзья — и кто вы?

Чтобы облегчить выбор, обратим внимание на очевидный факт. Ультраправые лгут, как дышат. Всё, что эти фальшивые «друзья России» наобещали, — безобразная ложь. Не попадайте в их ловушку. Ваши иллюзии слишком дорого стоят нашей стране.

«Литературная газета», № 21 (6692), 29 мая 2019 г.

ЛИШЬ КОМПРОМЕТИРУЮТ РОССИЮ

Ультраправая немецкая партия «Альтернатива для Германии» продолжает ввязываться в международные скандалы: её представители Штефан Койтер и Штефан Котрен незаконно посетили оккупированные территории Азербайджана.

«Вестник Кавказа» побеседовал с гендиректором Института внешнеполитических исследований и инициатив, советником гендиректора МИА «Россия сегодня», членом Общественной палаты РФ Вероникой Крашенинниковой о взглядах АдГ и проблемах, которые создаёт внешнеполитическая активность её членов.

— По вашей оценке, каковы связи взглядов АдГ на национальный вопрос с идеологией нацистского и неонацистского движений?

— В «Альтернативе для Германии» собрались разные люди, однако, согласно данным руководства самой партии, около 40% АдГ составляют так называемое «Крыло» и его сторонники. «Крыло» занимает крайне правые, неонацистские, реваншистские позиции. Они считают свою позицию патриотичной, но их патриотизм заключается в том, чтобы пересмотреть итоги Второй мировой войны и «вернуть себе восточные территории».

Каковы источники существования партии со столь одиозными неонацистскими взглядами?

— Вопросы о финансировании партии возникали неоднократно. Руководство отказывается раскрывать источники, было уже несколько скандалов, когда деньги приходили от неизвестных, непрозрачных организаций из Швейцарии, и руководство партии не могло дать объяснений по этому поводу.

Чем мотивируется внешнеполитический курс АдГ на посещение конфликтных зон? На днях депутаты от этой партии ездили на оккупированные территории Азербайджана, а ранее были наблюдателями на выборах на Донбассе и в Крыму.

— Подобные поездки оказывают исключительно деструктивное влияние. Чаще всего туда приезжают люди, которые не разбираются во внешней политике и в исторических вопросах. Совершенно непонятно, какой объективный интерес может быть у Германии в том, чтобы осуществлять визиты своих представителей в Карабах. Когда в Крым наблюдателем ездил депутат от АдГ Маркус Фронмайер, слова этого ультраправого экстремиста в поддержку Крыма и России лишь компрометировали российские миротворческие усилия на Донбассе.

Как относятся в АдГ к России?

— В историческом контексте они рассматривают Россию как государство и народ, нанёсшие им крупнейшее поражение, которое они отказываются принимать. Восприятие сегодняшней России у членов «Альтернативы для Германии» совершенно не соответствующее реальности, преломлённое в националистическом ключе: наша страна представляется им как государство традиционалистов, близкое к Средневековью, где женщины сидят дома и не работают, где отсутствуют мигранты, а народ представляет собой некую однородную «белую расу». Поэтому, когда они в чём-то поддерживают Россию, они представляют себе, так сказать, Россию генерала-предателя Власова, что действует только во вред российско-германским отношениям.

Как в таком случае следует относиться к активности АдГ на российском направлении?

— Хотя за эту партию могут голосовать те, кто не согласен с официальной политикой властей и выступает за действительно позитивное отношение к России, нельзя забывать, что руководство АдГ, её идеологи оперируют ошибочными, искажёнными представлениями о нашей стране и нашем народе. Контакты с ними лишь компрометируют российскую внешнюю политику.

Для того чтобы желать позитивных, конструктивных отношений с Россией, не нужно быть частью АдГ — сегодня даже канцлер Германии Ангела Меркель проводит очень энергичную политику по продвижению строительства газопровода «Северный поток-2» вопреки давлению США. За отмену санкций против России выступают сейчас практически все силы в Германии, а также обширные деловые круги и практически 80% населения Германии. Нам не нужны усилия АдГ для того, чтобы работать над снятием санкций.

«Вестник Кавказа», 3 июня 2019 г.

КРАШЕНИННИКОВА Вероника Юрьевна,

Член Высшего совета партии «Единая Россия», член Общественной палаты РФ, Заместитель Председателя Комитета общественной поддержки жителям Юго-Востока Украины при Совете Федерации, Советник МИА «Россия сегодня», Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru