Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№8, Август 2019

ПОВЕСТКА ДНЯ

Идрис РАБАДАНОВ
Вода и мир

 

На страницах нашего журнала неоднократно поднимались проблемы водопользования и сохранения водных ресурсов как главного национального богатства России. Например, недавняя статья нашего постоянного эксперта Сергея Луценко «Байкал: пляски на берегу» (№ 5, 2019) вызвала большой резонанс. Другой постоянный автор, Идрис Рабаданов, неоднократно выступал в журнале по проблемам Каспия. Сегодня он размышляет о трагической судьбе Аральского моря. В советское время этот некогда огромный водоём пал жертвой варварского использования воды Амударьи и Сырдарьи на орошение хлопковых полей. Есть ли шанс на спасение Арала? Вот что пишет И. Рабаданов: «Сегодня идея переброски воды с севера России в Центральную Азию снова рассматривается как мощный инструмент восстановления геополитического влияния России в регионе, укрепляющий экономические связи между государствами».

Недавно зампредседателя Комитета Государственной Думы по международным делам Алексей Чепа провёл круглый стол «О проекте повышения эффективности систем водопользования КНР и приграничных территорий РФ и Республики Казахстан». Внимание законодателей к проблеме только подчёркивает её важность.

«Вода — это жизнь. Она является главнейшим условием выживания человека на земле и сохранения его достоинства, а также основой жизнестойкости обществ и окружающей природной среды. В отличие от других природных ресурсов воду нельзя заменить ничем: единственная замена воде — это вода».

Так звучит тезис недавно опубликованного отчёта Глобальной группы высокого уровня по вопросам воды и мира. Эта группа создана в ноябре 2015 года в Женеве с участием пятнадцати стран, в основном испытывающих дефицит водных ресурсов. Россия в группу не входит. Одна из главных целей Глобальной группы звучит так: «Способствовать использованию воды как ключевого фактора в построении мирных условий существования».

Современный мир характеризуется неустойчивостью, сменой балансов и непрекращающимся изменением системы международных отношений. После трагического распада Советского Союза в центр внимания различных внешних сил попала Центральная Азия. Регион оказался на пересечении интересов как региональных, так и глобальных игроков. Долгое время Центральная Азия находилась на задворках мировой политики в силу большого количества естественных внешних преград.

А сегодня в регионе накопилось множество проблем. Из основных — территориальные разногласия. Ещё — отсутствие устойчивого экономического роста, неравномерное распределение водных ресурсов. По многим причинам обострились экологические проблемы, которые влияют на весь регион. Наконец, активизация перетока радикальных террористических групп в Центральную Азию в связи с разгромом незаконных вооружённых формирований на Ближнем Востоке. Из основных политических факторов — прошедшая недавно смена власти в Республике Казахстан. В связи с этим в России и в мире возрастает интерес к Центральной Азии, поскольку она начинает всё больше влиять на политическую и экономическую ситуацию на азиатском континенте.

Никогда ещё в истории человечества мир не был настолько взаимосвязан и взаимозависим, как в наши дни. В то же время пропасть между осознанием глобальных задач и фактическим уровнем глобального сотрудничества сегодня глубока как никогда. Одним из важнейших факторов будущего является вода. Кроме того, проблемы водных ресурсов приобретают всё большее значение в условиях вооружённых конфликтов нашего времени — тенденция, которая служит драматическим напоминанием о непреложной связи между водой, безопасностью и миром.

Сегодня в мире около двух миллиардов людей лишены доступа к безопасной питьевой воде. Большинство из них живёт в уязвимых регионах, зачастую разрываемых конфликтами. В условиях современных вооружённых столкновений водные ресурсы и сооружения всё чаще становятся мишенями нападения или сами используются как средства ведения войны. Дефицит воды особо остро ощущается на фоне быстрого демографического роста в условиях воздействия климатических изменений антропогенного характера.

***

Примером нерационального, поистине безответственного отношения к воде является Аральское море. Этот бессточный солёный водоём в Средней Азии, имеющий характерные морские и озёрные черты, расположен в Туранской низменности, на границе Узбекистана и Казахстана. Арал образовался в результате активного таяния горных ледников Памира и Тянь-Шаня. Именно они давали обильный приток воды в озёрную котловину. Относительно недавно Аральское море входило в число крупнейших внутренних водоёмов планеты. По размерам Арал уступал Каспийскому морю, озеру Верхнее, расположенному в Канаде и африканскому озеру Виктория. Приаралье было процветающей и биологически богатой средой.

В 1849 году была организована первая научная экспедиция по описанию Аральского моря, проведена общая рекогносцировка Арала, сделан промер глубин, произведена полная съёмка острова Барсакельмес, открыта и изучена группа других островов. Учёные провели астрономические и метеорологические наблюдения, опись ледовой обстановки в зимнее время, собрали образцы полезных ископаемых. По итогам экспедиции уже в 1850 году Гидрографический департамент Морского министерства издал первую Морскую карту Арала. Дальнейшие исследования проходили уже на фоне присоединения к России среднеазиатских государств.

В 1930-е годы началось масштабное строительство каналов в Центральной Азии. В начале 1960-х процесс ещё больше активизировался. В результате хозяйственной деятельности Аральское море стало резко мелеть. Одной из основных причин обмеления стало возрастающее потребление воды из рек, питающих Арал. На берегах Амударьи и Сырдарьи вставали новые и новые хлопководческие совхозы. Площадь орошаемых земель быстро увеличилась с 4,5 до 7 миллионов гектаров. Однако вода, распределяемая по полям дедовским способом, с помощью кетменя, использовалась крайне неэффективно, большая часть её просто испарялась.

Начиная с 1961 года уровень Аральского моря стал понижаться с возрастающей скоростью — от 20 до 90 см в год. Однако причины, которые мы указали выше, не были признаны решающими. По дополнительным исследованиям получалось, что изменение уровня Арала происходило на 15% за счёт климатических факторов, на 23% — за счёт потерь воды на орошение, на 62% — от фильтрационного ухода воды в земные недра. Советские власти долгое время замалчивали масштабную экологическую катастрофу, которая охватывала практически весь Центрально-Азиатский регион. Лишь только в годы перестройки начали прямо говорить о проблеме и искать возможные выходы из сложившейся ситуации.

***

С 1942 по 1992 год на территории аральского острова Возрождения работал секретный центр по испытанию биологического оружия. Здесь была биохимическая лаборатория, на которой в течение 50 лет проводились исследования бактериологического оружия, а также испытательный полигон, где подрывали снаряды и распыляли с самолётов патогенные штаммы. Работники центра проводили широкомасштабные испытания смертельно опасных искусственно созданных биологических агентов — сибирской язвы, чумы, туляремии, Ку-лихорадки, бруцеллёза, сапа, тифа. В северной части острова выстроили закрытый военный городок Кантубек, официально именовавшийся «Аральск-7» — компактный населённый пункт с клубом, школой, магазинами, почтой, столовой, научными лабораториями, казармами и электростанцией. В нём проживали сотрудники центра с семьями и военнослужащие.

Рядом располагался уникальный аэродром «Бархан», единственный в СССР имевший четыре взлётно-посадочные полосы, напоминающие своим расположением розу ветров. На острове всегда дул сильный ветер, порой меняющий направление. В зависимости от погоды самолёты садились на ту или иную полосу. После распада Советского Союза оружие массового поражения превратилось в малоактуальную в постсоветских реалиях сущность, и в 1992 году военно-биологическая лаборатория «Аральск-7», полигон и военный городок были закрыты. Население эвакуировали в течение нескольких недель, всю инфраструктуру и технику бросили, часть оборудования вывезли, а часть захоронили в районе острова. С того момента Кантубек превратился в город-призрак.

Надо ли говорить, какую опасность биоценозу и экологии прилегающих к Аралу территорий до сих пор несёт советское биологическое «наследие»!

***

В середине прошлого столетия Аральское море было четвёртым по площади озером мира, занимая около 68,9 тысяч квадратных километров, его длина составляла 426 километров, ширина — 284 километра, наибольшая глубина была зафиксирована на отметке 68 метров. В период с 1988 по 1989 год Аральское море разделилось на два изолированных водоёма — Большой Арал (Южный), питаемый водами Амударьи, и Малый Арал (Северный), куда впадала Сырдарья. Уже к 2000 году море потеряло три четверти объёма, а площадь поверхности сократилась более чем наполовину. Обнажилось и подверглось опустыниванию свыше 33 тысяч квадратных километров морского дна, береговая линия отступила на 100–150 километров, а минерализация воды возросла в 2,5 раза. Площадь моря к 2018 году составила приблизительно 8,2 тысячи квадратных километров. Напомним, ещё в 1950-х годах Арал занимал почти 70 тысяч «квадратов». Сегодня Аральское море — совокупность песчано-солончаковой равнины с несколькими относительно малыми озёрами. Вода в них чрезмерно солёная, а растительность вокруг — солончакового типа.

Сложившаяся ситуация сегодня не оставляет никого равнодушным. Стремительное исчезновение с карты мира Аральского моря можно считать одной из самых масштабных экологических катастроф современности. На месте бывшего водоёма раскинулась пустыня Аралкум, которая одним своим существованием несёт ряд крайне негативных последствий для комфортного проживания людей. Обстановка, сложившаяся в регионе, напрямую влияет на все виды безопасности в самом широком смысле этого понимания.

В бассейне бывшего Аральского моря в настоящее время находится пять государств: Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Лишь небольшая часть верховий рек, впадающих в Арал, приходится на Афганистан и Иран. Общее население пяти центральноазиатских стран составляет около 55 миллионов человек. В самом бассейне Аральского моря живёт 40 миллионов человек, из них более 4 миллионов проживает непосредственно в зоне экологического бедствия. Она охватывает значительную часть Узбекистана и южную часть Казахстана.

В 1990 году озвучено первое совместное заявление руководителей стран, где было отмечено, что острой проблемой региона является экологическая катастрофа Приаралья. Была создана межреспубликанская комиссия, учреждён фонд помощи населению. В 1993 году анонсировано создание Международного Фонда спасения Арала (МФСА), а в 1994 году принята первая «Программа бассейна Аральского моря». Основной задачей фонда было привлечение средств пяти государств Центральной Азии и международного сообщества доноров для финансирования программы. Разработка её велась при активном участии Всемирного Банка.

Основными направлениями программы стали: стабилизация состояния окружающей среды в бассейне Аральского моря; восстановление нарушенной экологии Приаралья; совершенствование методов управления водными и земельными ресурсами бассейна; создание управленческих структур всех уровней для планирования и реализации мероприятий программы. С учётом достигнутых во время реализации первой программы результатов разработаны вторая и третья программы бассейна Аральского моря. Они объединены в 47 проектных предложений и включают региональные проекты, финансируемые в основном международными донорами, проекты, финансируемые из национальных бюджетов, и проекты национального характера, в которые вкладываются организации и частные инвесторы из-за рубежа.

Главной целью программ является улучшение условий жизни народов региона путём применения принципов интегрированного управления водными ресурсами. Для этого разработаны механизмы их комплексного использования и охраны окружающей среды в Центральной Азии с учётом интересов всех стран региона.

***

Для спасения Северной части Аральского моря казахстанские власти разработали проект плотины. Она необходима для того, чтобы остановить отток вод из Малого Арала в Большой по оставшемуся между ними руслу. Её строительство проходило в несколько этапов и сопровождалось целым рядом неудач. В 1992 году была построена первоначальная песчаная дамба, которая не предусматривала системы водосброса. Спустя год вода поднялась и разрушила дамбу. В 1997 году завершилось строительство второй дамбы. Длина нового сооружения составляла 14 километров, а ширина — 30 метров. В конструкции был спроектирован водосброс.

После запуска дамбы Северный Арал начал постепенно наполняться водой, поступавшей из Сырдарьи. Это способствовало возобновлению, хоть и в ограниченных количествах, рыбного промысла. В 1998 году Международный фонд по спасению Арала выделил средства на укрепление дамбы железобетонными плитами. Однако весной 1999 года вода в Сырдарье сильно поднялась, и дамбу вновь размыло, на этот раз на солидном участке протяжённостью до 5 километров. Катастрофа была настолько значительной, что силами одного Казахстана решить проблему было невозможно. Главной причиной являлось отсутствие средств на возведение новой и максимально прочной конструкции, которая была бы способна выдержать серьёзные нагрузки.

На протяжении нескольких лет власти Казахстана изыскивали средства на строительство полноценной плотины. Перспектива восстановления Северного Арала была высока в тот момент, когда Южный Арал не оставлял каких-либо надежд на выздоровление. Правительство Казахстана разработало и запустило программу «Регулирование русла реки Сырдарьи и Северного Аральского моря» (РРССАМ), в рамках которой Всемирный банк выделил Казахстану более 60 миллионов долларов. Затраты самой республики составили около 22 миллионов долларов.

В 2005 году была сооружена Кокаральская плотина. Её название произошло от бывшего острова Кокарал, который ранее был полуостровом, а теперь, когда два моря больше не соединяются, стал просто участком суши. Высота этой плотины — четыре метра, длина — тринадцать километров. Важно подчеркнуть, что в её конструкции есть несколько водосбросов. Всего за год, прошедший после сооружения плотины, уровень Малого Арала поднялся на четыре метра. Спустя пять лет уровень воды повысился до отметки 42 метра над уровнем океана.

На втором этапе проекта РРССАМ предполагалось увеличить объём воды в Северном Арале с 27 до 59 кубических километров, а также увеличить высоту плотины. При достижении отметки уровня воды в 46 метров и выше море должно будет приблизиться вплотную к городу Аральску, бывшему порту и рыбоперерабатывающему центру, который после обмеления моря находился в десятках километров от воды.

В конце октября 2012 года Всемирный фонд дикой природы включил Малое Аральское море и дельту Сырдарьи, участок общей площадью 330 тысяч гектаров, в список водно-болотных угодий мирового значения, охраняемых международной Рамсарской конвенцией. И пусть этот международный документ направлен в основном на охрану мест обитания водоплавающих птиц, отрадно то, что он де-юре признает наличие на Арале жизни.

В результате своей деятельности Международный фонд спасения Арала стал мощным инструментом коллективного воздействия в Аральском регионе и внёс существенный вклад в решение социальных и экологических проблем бассейна Аральского моря и всего Приаралья. Способствовал развитию и укреплению межгосударственных отношений в регионе, бесконфликтному и цивилизованному решению водохозяйственных проблем между государствами бассейна Аральского моря как элемента региональной безопасности.

Благодаря этому фонду Аральскому региону оказана огромная помощь со стороны международного сообщества и международных финансовых институтов. Приняты в рамках фонда декларации и заявления глав государств Центральной Азии, решения по разработке международной конвенции по устойчивому развитию бассейна Аральского моря, комплекса программ экологической безопасности. Центральная Азия объявлена безъядерной зоной. Всё это заложило основу для решения сложных проблем оздоровления политической, водохозяйственной и экологической ситуации в Аральском регионе.

***

В числе глобальных вариантов спасения Арала рассматривались и до сих пор иногда рассматриваются идеи с поворотом сибирских рек на юг. Одним из первых авторов проекта поворота части стока Обь-Иртышского бассейна был выпускник Киевского университета Я. Г. Демченко, который в 1868 году подал своё предложение в Императорское русское географическое общество. Первоначальный вариант проекта он предложил в сочинении «О климате России», а в 1871 году издал книгу «О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилежащих стран. С картой берегов Каспийского и Аральского морей». Общественное мнение тогда квалифицировало эту идею как безумную.

В советское время проблема переброски части стока сибирских рек в бассейн Аральского моря снова привлекла активное внимание специалистов. Было составлено много различных схем, различающихся пунктами водозабора, объёмами и трассами переброски. Один из рассматриваемых проектов предполагал переброску 27–37 кубических километров воды из Оби и Иртыша по Тургайскому прогибу, соединяющему Западно-Сибирскую равнину с Северным Приаральем, в русло высыхающей реки Тургай. Далее вода проводилась через бассейн Сырдарьи, конечным пунктом маршрута становился Ургенч на Амударье. Предполагалось построить судоходный канал протяжённостью 2556 километров, шириной до 300 метров и глубиной 15 метров.

Главная техническая проблема состояла в том, что на пути канала стоял водораздел бассейнов Иртыша и Сырдарьи. Воду требовалось гнать не только против течения Оби, Иртыша и Тобола, но и гнать её в гору, поднимать на высоту 110 метров. Для этого предполагалось создать 8 перекачивающих станций вдоль маршрута канала. Для выемки 6,1 миллиарда кубических метров грунта собирались использовать подземные ядерные взрывы. А ещё нужно было уложить 14,8 миллионов кубических метров железобетона, смонтировать 256 тысяч тонн металлоконструкций и оборудования. На канале планировалось построить 6 железнодорожных и 18 автомобильных мостов.

В 1976 году выбран один из предлагаемых проектов передачи сибирской воды в Арало-Каспийскую низменность. Но в 1986 году начатые работы по его осуществлению были свёрнуты. В этом решении сыграли роль многочисленные публикации, авторы которых высказывались категорически против реализации проекта переброски. В статьях подчёркивалось, что фундаментальные знания о природной среде явно недостаточны для того, чтобы оценить долгосрочные экологические последствия предлагаемого проекта.

Экологи из группы Александра Яншина, занимавшего в начале 1980-х годов пост вице-президента Академии наук СССР, выступили в роли первой в стране независимой экологической экспертизы. Они указывали:

«Воду из Сибири придётся гнать снизу вверх, то есть против её естественного течения. На это потребуется такое количество электроэнергии, что вода, пришедшая в пустыню, станет поистине золотой. Канава шириной в 200 метров перекроет вековые пути миграции животных. Это приведёт к вымиранию северного оленя. Едва канал вступит в строй, как острая нехватка воды потрясёт житницу России Алтай, угольный Кузбасс, города-миллионники Новосибирск и Омск. Уменьшение стока пресной воды в Ледовитый океан повысит его солёность, значит, граница вечной мерзлоты передвинется на 50 километров южнее вглубь России. Во всех реках Сибири резко уменьшится количество рыбы, малым коренным народам Севера это наверняка грозит голодом. Болота Западной Сибири начнут высыхать, значит, на огромной территории заполыхают торфяные пожары, которые потушить будет практически невозможно. Под затопление угодят пойменные луга, уничтожится кормовая база для скота, животноводство как вид хозяйства в Сибири постепенно отомрёт. Земли, по которым пройдёт канава, со временем превратятся в заболоченную пустыню».

Положительными сторонами реализации проекта является то, что вода пойдёт на нужды Челябинской, Курганской и Оренбургской областей, а также Казахстана, Узбекистана и в дальнейшем, возможно, Туркменистана и Афганистана. По оценкам специалистов Комитета по водным ресурсам Министерства сельского хозяйства республики Казахстан, к 2020 году ожидается снижение располагаемых ресурсов поверхностных вод. Если в Афганистане прекратятся боевые действия и экономика начнёт восстанавливаться, то на свои нужды страна будет забирать воду из Амударьи. Тогда в Узбекистане запасы пресной воды уменьшатся в два раза. Нехватка воды будет явной проблемой растущего региона.

В аналитической записке «ООН — водные ресурсы» 2013 года под названием «Безопасность водоснабжения и Глобальная повестка дня в области водных ресурсов» говорится, что вода сама по себе является угрозой безопасности, а дефицит водоснабжения может создавать предпосылки для роста напряжённости и возникновения региональных конфликтов. Также отмечается, что надёжное водоснабжение способствует поддержанию мира и безопасности в регионах на долгосрочную перспективу.

***

Безусловно, недостаток воды оказывает негативное воздействие на международный мир и безопасность. Например, прямая конфронтация из-за воды и использования водных ресурсов выступает в качестве инструмента запугивания. Некоторые воздействия проявляются косвенно. Например, засуха в одной части мира может привести к росту цен на продовольствие и ухудшению социально-экономических условий в других регионах, таким образом обостряя напряжённость и вызывая конфликты. Также существует явная связь между дефицитом воды и насилием. В некоторых случаях недостаток воды является основным фактором, ведущим к вооружённым конфликтам.

В Сирии затяжная засуха и снижение уровня подземных вод в восточной части страны стали причиной значительного перемещения населения в городские районы западной части. Миграция спровоцировала социальные беспорядки, которые привели к вспышке вражды. В Йемене кризис с вооружённым конфликтом подогревался жесточайшим дефицитом воды. В суданском Дарфуре нехватка воды стала одной из главных причин вооружённого конфликта.

Многие бассейны трансграничных вод расположены в районах с напряжённой обстановкой между странами или в местах, где идут вооружённые конфликты как между государствами, так и внутри их самих. Хотя исторически водные ресурсы редко становились прямой причиной вооружённых конфликтов, но в будущем ситуация может измениться, так как численность населения растёт. Дефицит воды и напряжённая обстановка с её качеством могут перерасти в вооружённый конфликт и войну. В последние годы вода всё чаще используется неправительственными субъектами как средство ведения войны, например, в Дарфуре, Сомали, Ираке и Сирии. Высока вероятность того, что похожим регионом напряжения в будущем может стать и Центральная Азия.

Сегодня идея переброски воды с севера России в Центральную Азию снова рассматривается как мощный инструмент восстановления геополитического влияния России в регионе, укрепляющий экономические связи между государствами. В 2010 году на уровне президентов России и Казахстана поднимался вопрос о необходимости восстановления разрушенной системы мелиорации, созданной в советский период. Она впоследствии деградировала и была разрушена. Казахстанская сторона предложила вернуться к проекту переброски части стока сибирских рек в южные регионы России и Казахстана. Российское руководство выразило готовность к обсуждению возможных вариантов решения проблемных вопросов.

В пользу такого проекта эксперты отмечают возможность получения прибыли от продажи пресной воды, которой можно торговать, как нефтью или газом. Важнейшим результатом станет частичное спасение Аральского моря от полного пересыхания. В Интернете появилась информация, что некая китайская компания выиграла тендер на строительство сети водных каналов, которые перебросят часть вод из Иртыша, Оби, Тобола, Ишима в Казахстан.

Водное сотрудничество может и должно стать важным фактором в укреплении политической стабильности и мира. Прекрасным примером в области международного сотрудничества по спасению Арала является подписанная в августе 2018 года Конвенция о правовом статусе Каспия. Она закрепляет за пятью государствами исключительные и суверенные права на Каспийское море, ответственное освоение и использование его недр и других ресурсов надёжно гарантирует решение всех актуальных вопросов на принципах консенсуса и взаимного учёта интересов, обеспечивает по-настоящему мирный статус Каспийского моря, неприсутствие на Каспии вооружённых сил нерегиональных государств.

Вне всякого сомнения, проблема водных ресурсов — одна из важнейших проблем XXI века. Мир должен коренным образом переосмыслить глобальный подход к водным ресурсам.

В заключение хотелось бы привести слова инженера-гидролога и писателя Сергея Павловича Залыгина:

«Тысячи лет мы пользуемся такой единицей измерения, как рубль или же любая другая денежная единица. Но вот наступило время, когда универсальность её оказалась далеко не достаточной во многих сферах нашей деятельности, и прежде всего при оценке природопреобразующих проектов. Ведь подобные проекты вовлекают в орбиту своего воздействия такие природные тела и сферы, как живое вещество, атмосфера, поверхностные и подземные воды, почвы на огромных территориях, которые не могут быть оценены в денежных знаках. Следовательно, мы должны создать некую относительную шкалу ценностей природных условий и элементов по степени их «полезности» и, помимо денежного выражения, оценивать проекты ещё и по этой шкале».

РАБАДАНОВ Идрис Рабаданович,

офицер запаса, эксперт Комитета Государственной Думы по обороне

ПО ТЕМЕ

Из отчёта «Вопрос выживания» Глобальной группы

высокого уровня по вопросам воды и мира

Международная практика водоустройства и трансграничное водное сотрудничество самым прямым образом влияют на всех людей и имеют к тому же важное этическое измерение.

Следовательно, любые формы водопользования невозможны без максимального вовлечения всех профильных субъектов, действующих в этой чувствительной сфере. При этом необходимо тщательно изыскивать компромиссные решения, учитывающие интересы и потребности разных субъектов водопользования — таких как сельское хозяйство, производство электроэнергии, горнодобывающая промышленность, домашние хозяйства и другие. Хотя большинство решений в этой сфере принимаются на национальном уровне, всё же целесообразно извлекать полезные уроки из практики отдельных стран, а также изучать и обобщать накопленный ими передовой опыт и ставить его на службу всему человечеству.

При принятии решений на уровне трансграничного водного сотрудничества следует предусмотреть участие в этом процессе всех заинтересованных сторон. Особую важность в практике принятия решений в сфере водопользования приобретает обмен информацией в условиях прозрачности. Государства призываются к тому, чтобы разделять совместные платформы для поддержания необходимого диалога с участием всех заинтересованных сторон.

Для обеспечения эффективного функционирования таких платформ представляется необходимым систематически вкладываться в образование и масштабную информационно-просветительскую работу по вопросам воды на всех уровнях, включая столь требуемое усиление роли женщин. Имеющиеся лучшие практики важно изучать и применять как силами государственных институтов, так и всех заинтересованных субъектов. Глобальный договор ООН (UN Global Compact), охватывающий десятки тысяч частных компаний во всём мире, должен стать ключевым инструментом разработки соответствующего добровольного кодекса надлежащего поведения в сфере водопользования.

Группа предлагает создать «Глобальную обсерваторию воды и мира», которая будет являться международным гидродипломатическим органом, для продвижения и генерирования дипломатических усилий, направленных на использование воды как инструмента по достижению общего мира.

https://zoinet.org/wp-content/uploads/web.pdf


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru