Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№9, Сентябрь 2019

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Документы
Молчание Европы

 

Из выступления И. В. Сталина на XVIII съезде ВКП(б)

10 марта 1939 года

Или, например, взять Германию. Уступили ей Австрию, несмотря на наличие обязательства защищать её самостоятельность. Уступили Судетскую область, бросили на произвол судьбы Чехословакию, нарушив все и всякие обязательства, а потом стали крикливо лгать в печати о «слабости русской армии», о «разложении русской авиации», о «беспорядках» в Советском Союзе, толкая немцев дальше на восток, обещая им лёгкую добычу и приговаривая: вы только начните войну с большевиками, а дальше всё пойдёт хорошо. Нужно признать, что это тоже очень похоже на подталкивание, на поощрение агрессора.

Характерен шум, который подняла англо-французская и северо-американская пресса по поводу Советской Украины. Деятели этой прессы до хрипоты кричали, что немцы идут на Советскую Украину, что они имеют теперь в руках так называемую Карпатскую Украину, насчитывающую около 700 тысяч населения, что немцы не далее как весной этого года присоединят Советскую Украину, имеющую более 30 миллионов, к так называемой Карпатской Украине. Похоже на то, что этот подозрительный шум имел своей целью поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией без видимых на то оснований.

Конечно, вполне возможно, что в Германии имеются сумасшедшие, мечтающие присоединить слона, то есть Советскую Украину, к козявке, то есть к так называемой Карпатской Украине. И если действительно имеются там такие сумасброды, можно не сомневаться, что в нашей стране найдётся необходимое количество смирительных рубах для таких сумасшедших. <…>

Ещё более характерно, что некоторые политики и деятели прессы Европы и США, потеряв терпение в ожидании «похода на Советскую Украину», сами начинают разоблачать действительную подоплёку политики невмешательства. Они прямо говорят и пишут чёрным по белому, что немцы жестоко их «разочаровали», так как вместо того, чтобы двинуться дальше на восток, против Советского Союза, они, видите ли, повернули на запад и требуют себе колоний. Можно подумать, что немцам отдали районы Чехословакии как цену за обязательство начать войну с Советским Союзом, а немцы отказываются теперь платить по векселю, посылая их куда-то подальше».

Из обращения У. Черчилля по радио

к народу Соединённых Штатов Америки 8 августа 1939 года

Поздравляю вас с сезоном летних отпусков, леди и джентльмены, друзья мои по ту сторону Атлантического океана!

Как проводили мы летний отпуск двадцать пять лет назад? Да ведь это было как раз в те дни, когда германские войска врывались в Бельгию и растаптывали её народ на своём пути к Парижу. То были дни, когда прусский милитаризм, говоря его собственными словами, «прорубал себе путь через маленькую, слабую соседнюю страну», чей нейтралитет и независимость немцы клялись не только уважать, но и защищать.

Но, может быть, мы ошибаемся, может быть, нам изменяет память? Доктор Геббельс со своим аппаратом пропаганды по-своему излагает события, происходившие двадцать пять лет назад. Послушать их, так можно подумать, что это Бельгия вторглась в Германию. Жили себе эти мирные пруссаки, собирая свои урожаи, как вдруг злая Бельгия, по наущению Англии и евреев, напала на них. И, конечно же, она захватила бы Берлин, если бы на помощь не подоспел ефрейтор Адольф Гитлер, всё повернувший по-другому.

На этом басня не кончается. После четырёх лет войны на суше и на море, когда Германия вот-вот должна была одержать решительную победу, евреи снова набросились на немцев, но на этот раз уже с тыла. Вооружившись Четырнадцатью пунктами президента Вильсона, они, как гласит сказка, нанесли германским армиям удар в спину, вынудив их просить о перемирии, и, захватив врасплох, даже уговорили подписать бумагу, в которой сказано, будто сами немцы, а не бельгийцы, затеяли войну. Такова история, которой учат в этом царстве, где всё поставлено вверх дном.

А теперь опять пришла пора отпусков; где же мы теперь? Или, как часто говорят в Соединённых Штатах, — куда мы теперь отправимся? Тишина царит над всей Европой, нет — над всем миром, тишина, нарушаемая лишь глухими разрывами японских бомб, падающих на китайские города, на китайские университеты или вблизи британских и американских кораблей.

Но ведь Китай так далеко, о чём же беспокоиться? Китайцы борются за то, что основоположники американской конституции на своём великолепном языке определяют как «жизнь, свободу и право добиваться счастья». И дерутся китайцы, как видно, очень хорошо. Во всяком случае, пожелаем им удачи.

Но вернёмся к тому молчанию, которое, как я сказал, нависло над Европой. Что это за молчание? Увы, это молчание напряжённого ожидания. Во многих странах — это молчание страха. Вслушайтесь. Нет, вслушайтесь хорошенько. Мне кажется, я что-то слышу, — да, я слышу вполне явственно. А разве вы не слышите? Это — топот армий, ступающих по гравию плац-парадов, месящих грязь напитанных дождём полей, топот двух миллионов германских солдат и более миллиона итальянцев...

Нацисты говорят, что их окружают. Они сами окружили себя кольцом соседей, которым приходится всё время гадать, на кого обрушится следующий удар. Такое гадание — весьма утомительная игра. Все страны, в особенности маленькие, давно перестали находить эту игру занимательной. Можно ли удивляться после этого, что соседи Германии, как великие, так и малые, стали подумывать о том, чтобы прекратить игру, сказав нацистам просто, словами устава Лиги Наций: «Тот, кто нападает на одного, нападает на всех. Тот, кто нападает на слабейшего, убедится, что он напал на сильнейшего». Вот как мы проводим наши каникулы здесь, при плохой погоде, при облачном небе. Надеемся, что у вас там погода лучше.

Если герр Гитлер войны не затеет, то её не будет. Кроме него никто не станет затевать войну. Британия и Франция твёрдо решили не проливать крови иначе как для собственной защиты или в защиту своих союзников. Никому никогда и в голову не приходило нападать на Германию. Если Германия желает гарантий от нападения со стороны её соседей, то достаточно ей сказать одно слово, и мы дадим ей полнейшую гарантию в соответствии с принципами устава Лиги. Мы не раз заявляли, что не просим для себя в смысле безопасности ничего такого, чего мы не готовы были бы полностью разделить с германским народом. Вот почему, если война разразится, то не придётся сомневаться в том, на чью голову падёт кровавая вина. Так стоит теперь этот великий вопрос, и никто не знает, как он будет решён.

Поверьте мне, американские друзья, что, молясь о мире, британский и французский народы исходят не из постыдного страха перед муками или смертью. И если мы денно и нощно возносим молитвы о мире, то не потому, что сомневаемся в конечном исходе борьбы между нацистской Германией и цивилизованным миром. Выбор стоит лишь между миром и войной: миром с его широкими и светлыми надеждами, которые уже находятся в пределах достижимого, или же войной с её безмерной кровавой бойней и разрушением. Что бы ни произошло, мы должны стремиться построить в будущем такую систему человеческих взаимоотношений, которая положит конец этой затянувшейся чудовищной неопределённости, которая позволит трудовым и творческим силам всего мира продолжать свою работу и которая уже более не позволит, чтобы судьба человечества зависела от достоинств, капризов или злобы одного человека.

Из речи А. Гитлера перед главнокомандующими

в Оберзальцберге 22 августа 1939 года

Прежде всего будет разгромлена Польша. Цель — уничтожение живой силы, а не захват какой-то определённой географической линии. Если война даже разразится на Западе, мы прежде всего займёмся разгромом Польши.

Я дам пропагандистский повод для начала войны. Неважно, будет он правдоподобным или нет. Победителя потом не будут спрашивать, говорил ли он правду. Начиная и ведя войну, нужно иметь в виду, что не право, а победа имеет значение...

Для меня было совершенно ясно, что конфликт с Польшей неизбежно произойдёт рано или поздно. Я принял это решение ранней весной. Но я полагал, что я сначала нанесу удар на Западе, а только потом обращусь к Востоку...

Нам нечего бояться блокады: Восток будет снабжать нас зерном, скотом, углём, свинцом и цинком. Это будет большая война, которая потребует больших усилий. Я только боюсь, что в последнюю минуту какая-нибудь свинья предложит свои услуги для посредничества. Политическая подготовка уже проводится. Положено начало подрыву английской гегемонии. Теперь, после того как я провёл политическую подготовку, расчищен путь для солдат.

Директива № 1 на ведение войны

Берлин, 31 августа 1939 г.

Совершенно секретно.

Только для командования.

1. Теперь, когда исчерпаны все политические возможности урегулировать мирным путём положение на восточной границе, которое стало невыносимым для Германии, я решил добиться этого силой.

2. Нападение на Польшу должно быть проведено в соответствии с приготовлениями, сделанными по плану «Вейс», учитывая изменения, которые произошли в результате почти полностью завершённого стратегического сосредоточения развёртывания сухопутных войск.

Распределение задач и оперативная цель остаются без изменений.

День наступления — 1 сентября 1939 г.

Начало наступления — 4 час. 45 мин.

Это же время распространяется на операции против Гдыни и в Данцигской бухте и для захвата моста у Диршау.

3. На Западе ответственность за открытие боевых действий следует возложить исключительно на Англию и Францию. Незначительные нарушения наших границ следует вначале ликвидировать чисто местным порядком.

Строго соблюдать нейтралитет, гарантированный нами Голландии, Бельгии, Люксембургу и Швейцарии.

Германская сухопутная граница на западе не должна быть пересечена ни в одном пункте без моего специального разрешения. То же самое относится ко всем военно-морским операциям, а также к другим действиям на море, которые могут расцениваться как военные операции.

Военно-воздушные силы должны в своих действиях пока ограничиться противовоздушной обороной государственных границ от налётов авиации противника и стремиться по мере возможности не нарушать границ нейтральных стран при отражении налётов как отдельных самолётов, так и небольших авиационных подразделений. Если только, в случае налётов на территорию Германии крупных сил французской и английской авиации через нейтральные государства, станет невозможным обеспечить противовоздушную оборону на западе, последнюю разрешается организовать также и над территорией нейтральных стран.

Особую важность приобретает немедленное извещение верховного командования вооружённых сил о каждом нарушении границ нейтральных стран со стороны западных противников.

4. Если Англия и Франция начнут военные действия против Германии, то задача действующих на западе войск будет состоять в том, чтобы, максимально экономя силы, создать предпосылки для победоносного завершения операций против Польши. В соответствии с этими задачами необходимо нанести по возможности больший урон вооружённым силам противника и его военно-экономическому потенциалу. Приказ о начале наступления будет отдан мною.

Сухопутные силы удерживают Западный вал и готовятся к предотвращению его обхода с севера в случае вступления западных держав на территорию Бельгии и Голландии. Если французская армия вступит на территорию Люксембурга, разрешаю взрывать пограничные мосты.

Военно-морской флот ведёт борьбу с торговым флотом противника, главным образом с английским. Возможно, что в целях увеличения эффективности действий нашего флота придётся прибегнуть к объявлению опасных зон. Главному командованию военно-морских сил доложить, в каких морях и в каких размерах целесообразно объявить опасные зоны. Текст публичного заявления должен быть подготовлен совместно с министерством иностранных дел и представлен мне через верховное командование вооружённых сил для утверждения.

Необходимо принять меры по предотвращению вторжения противника в Балтийское море. Принятие решения о заминировании входов в Балтийское море возлагается на главнокомандующего военно-морскими силами.

Военно-воздушные силы имеют своей задачей в первую очередь воспрепятствовать действиям французской и английской авиации против германских сухопутных войск и жизненного пространства Германии.

В войне против Англии военно-воздушные силы должны быть использованы для воздействия на морские коммуникации Англии, для нанесения ударов по военно-промышленным объектам и уничтожения транспортов с войсками, отправляемых во Францию.

Необходимо использовать благоприятные возможности для нанесения эффективных ударов по скоплениям английских военно-морских сил, в особенности по линейным кораблям и авианосцам. Приказ о бомбардировке Лондона будет отдан мною.

Налёты на английскую метрополию должны быть подготовлены с таким расчётом, чтобы по возможности избежать незначительных успехов вследствие нанесения удара ограниченными силами.

Выступление У. Черчилля по радио

1 октября 1939 года

Польша снова подверглась вторжению тех самых двух великих держав, которые держали её в рабстве на протяжении 150 лет, но не могли подавить дух польского народа. Героическая оборона Варшавы показывает, что душа Польши бессмертна и что Польша снова появится, как утёс, который временно оказался захлёстнутым сильной волной, но всё же остаётся утёсом.

Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и сотрудники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть…

Я не могу предсказать, чего нам ждать от России. Россия — это загадка, завёрнутая в загадку, помещённую внутрь загадки, и всё же ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Чёрного моря или чтобы она оккупировала Балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru