Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№11, Ноябрь 2019

АКЦЕНТ

Георгий САВИЦКИЙ
Украинское общество: путь в никуда

 

И только мертвые видели конец войне…

Платон

По сообщению Донецкого агентства новостей, 29 августа диверсионная группа украинского националистического полка «Азов» навязала бой защитникам Донецкой Народной Республики на позициях под Горловкой. В ходе боестолкновения один защитник ДНР погиб, ещё трое взяты в плен. У погибшего националисты «Азова» отрезали ухо, один из пленных подвергся пыткам. С пулевыми и колото-резаными ранами его доставили в военный госпиталь на подконтрольной Украине территории в городе Часов Яр. Всё это — итог первых 100 дней президентства нового главы Украины Владимира Зеленского.

ЛЮДИ И ИДЕИ

Публицисты и эксперты неоднократно описывали разруху в экономике и промышленности, которая поразила Украину за пять лет войны и президентства Петра Порошенко. Но мало кто задумывается о социальных процессах, которые протекают внутри украинского государства.

Ведь мотор всех великих свершений и страшнейших преступлений перед человечеством — люди. Они формируют общественное мнение и, в конечном итоге, социокультурную и историческую парадигму. В украинском обществе эти процессы столь же сложны, сколь и деструктивны. За пять лет правления радикального националистического режима сформировано новое украинское общество со своими приоритетами и фобиями.

В своё время в Великобритании появилась идея «бремени белого человека», несущего цивилизацию в отдалённые уголки империи, над которой не заходит солнце. Это позволило оправдывать жестокие методы насаждения «цивилизации». Идея оказалась настолько жизнеспособной, что её с некоторыми вариациями подхватили и Соединённые Штаты Америки.

Идея Русского мира базируется на актуальных социокультурных и научных достижениях, вбирая в себя и классическую русскую литературу, и победу над фашизмом, и прорыв в космос. Эти идеи при всей непохожести имеют одну важную роднящую черту: они глобальны. Они объединяют людей вокруг глобальной цели, меняя характер развития цивилизации.

В украинском обществе сейчас торжествует идея, всё многообразие которой формулируется двумя словами: «националистическая истерия». Сформированная на волне украинского национализма и неонацизма, использующая соответствующую символику и атрибутику в виде факельных шествий, свастик и прочего, эта деструктивная «идея» поддержана государством. Как и любое проявление национализма и нацизма, подобная «идея» способствует не объединению, а наоборот — расколу общества. Ненависть, дискриминация, ущемление прав и свобод, «расчеловечивание» населения почти что трети территории Украины является нормой жизни для всех остальных украинцев. Нужно понимать, что всё население страны в той или иной мере вовлечено в общую для всех «националистическую истерию». Редкие здравомыслящие представители украинского общества только подчёркивают общую тенденцию и практически не влияют на катастрофическую ситуацию в целом.

Стоит отметить те социальные процессы, которые привели к власти пятого президента Украины Петра Порошенко. Можно констатировать на примере и Украины и других похожих режимов, что националистические идеи падают на благодатную почву на фоне разочарованности общества политическим курсом прежней власти. Такая ситуация возникла в Веймарской Республике так называемого периода «Интербеллума» — между Первой и Второй мировыми войнами. Такая же ситуация возникла и на Украине зимой 2013–2014 годов: разочарование украинского общества, которое катилось по наклонной почти три десятилетия со времён распада СССР в 1991 году.

Разочарование в «элите», отсутствие ясных перспектив развития и общий упадок экономики Украины, с одной стороны, привели к росту традиционных для центральных регионов страны консервативных тенденций. Ориентирование более развитого юга, в особенности юго-востока Украины, на рынок соседней Российской Федерации поддерживало объективно пророссийские настроения, традиции, общий культурно-исторический контекст.

В западных областях Украины, наоборот, — свои герои и свои кумиры. Пусть морально-этические оценки таких «героев», как Степан Бандера или Роман Шухевич, и являются весьма спорными, но в контексте культурного развития жители Западной Украины считают такую трактовку допустимой. Огромная проблема украинской власти и заключалась в том, что за все годы независимости не проводилась политика социального диалога между условно Западом, Центром и Востоком страны. В итоге именно различия в восприятии исторической парадигмы и в воспитании различных социальных групп и привели к размежеванию украинского общества и возможности гражданской войны.

«Националистическая истерия», когда «разом нас богато — нас нэ подолаты» («вместе нас много — нас не одолеть»), но при этом конечные политические и социальные цели революции или переворота в целом остаются непонятными широким слоям населения, и приводит к тому, что перспектив развития у страны просто нет. Конкретная цель трансформации общества заменяется абстрактной «верой в светлое будущее». Все мы уже проходили это менее тридцати лет назад. «Националистическая истерия» хорошо срабатывает, когда надо мобилизовать силы на коротком временном отрезке. Но потом в обществе неизбежно наступает апатия, поскольку конкретных позитивных перемен от расплывчатых лозунгов, прямо скажем, немного.

Агрессия, помноженная на апатию

Пять лет гражданской войны, «остаточного» (то есть окончательного, как выражался пятый президент Украины Пётр Порошенко) разграбления страны, её экономики и промышленности, упадок, а то и утрата ключевых современных технологий, таких, например, как самолётостроение, самым негативным образом сказались на украинском обществе в целом.

Задекларированная новой украинской властью «борьба с коррупцией и с олигархами» привела к ещё большей коррупции и укреплению олигархата на Украине. Причём самым значимым олигархом выступал сам пятый президент страны — Пётр Порошенко. Именно фирмы, принадлежащие ему через подставных лиц, фигурировали в громких скандалах в государственном концерне «Укроборонпром».

Порошенко использовал вооружённый конфликт на Донбассе для извлечения личной выгоды. Наиболее эффективным предприятием стал киевский завод «Кузня на Рыбальском», бывшая «Ленинская Кузня», перешедшая Порошенко через подставных лиц. Предприятие выпускало и продолжает выпускать различные виды вооружений: от бронекатеров «Гюрза» до бронетранспортеров «Варан» и 40-миллиметровых автоматических гранатомётов под боеприпасы стандарта НАТО. Откровенно сомнительная морально-этическая и боевая ценность данных образцов вооружений не мешает Порошенко получать с них прибыли в миллионы долларов в стране с фактически разрушенной экономикой.

Если пятый президент Украины не чурался откровенно наживаться на кровавом бизнесе, то и вся верхушка украинской власти делала то же самое. Что, естественно, не прибавило власти популярности в народе. Именно поэтому победа на недавних президентских выборах шоумена и комика студии «Квартал-95» Владимира Зеленского и его партии «Слуга народа» явилась ярким и выразительным социальным маркером.

Украинское общество настолько не доверяет профессиональным политикам, что голосует не за кого-то из кандидатов, а традиционно — против. Результаты подобных выборов можно наблюдать уже почти три десятилетия «незалежности». А сейчас эти деструктивные тенденции обострились из-за целого ряда негативных, но вполне объективных факторов.

Наиболее значимым и самым мощным разрушительным фактором в украинском обществе выступает пятилетний гражданский конфликт. Его последствия сказываются не только на Донбассе, где не утихают боестолкновения между украинскими силовиками и защитниками самопровозглашённых Республик — ДНР и ЛНР. Культ войны, агрессия и жестокость пропитали всё украинское общество. Для людей, привыкших к традиционному крестьянскому укладу жизни, война явилась настоящим шоком. Украинское общество сразу же разделилось на три категории. Власти получают выгоды от инициированного ими же вооружённого конфликта. А силовики и ультранационалистические парамилитарные подразделения, такие как «Правый сектор», «Азов» или «Айдар» (запрещены на территории ДНР, ЛНР и РФ), проводят прямую силовую агрессию и используют тактику террора и запугивания по отношению к третьей категории населения — той, которая, собственно, и кормит остальные две.

В таком откровенно примитивном состоянии общество, которое и так привержено преимущественно патриархальным традициям, в принципе обречено на медленную деградацию.

Особую категорию составляют так называемые «ветераны АТО» — сборище маргиналов, которые полагают, что участие в карательной операции на Донбассе освобождает великовозрастных «патриотов» от любых социальных обязательств. «Ветераны АТО» дерут глотки на митингах за «процветание Украины», но при этом почему-то не спешат идти работать на украинские заводы или в шахты.

При этом государство откровенно заискивает и перед «ветеранами АТО», и перед террористами из «Правого сектора», «Украинской добровольческой армии» и прочими ультранационалистическими объединениями. Выпустив джинна украинского национализма из старых карпатских схронов, украинская власть теперь сама боится абсолютно неуправляемой «околопатриотической тусовки».

Открытая демонстрация агрессии стала визитной карточкой всех без исключения маргинальных групп «борцов за свободу Украины». Когда не хватает грубой силы, наглости, горящих факелов и националистических лозунгов — в ход идут более весомые аргументы в виде огнестрельного оружия и взрывчатки. При этом украинская полиция, доведённая реформами главы МВД Украины Арсена Авакова до абсолютно нефункционального состояния, не может противостоять крайне агрессивному и криминализированному сообществу «ветеранов АТО» и прочих маргиналов. На вмешательство Нацгвардии Украины тоже надежды нет, поскольку НГУ является «придворным войском», которое, скорее, охраняет представителей украинской власти от обозлённого народа. К тому же нужно учитывать и тот факт, что всё больше и больше взрослого населения по всей Украине проходят через конфликт на Донбассе, соответственно, вернувшись оттуда, жители страны получают навыки обращения с оружием и — что самое страшное — готовность его применять для разрешения конфликта. Таким образом, ещё более нарастает социальная напряженность.

«Ветеран АТО» как кривое зеркало действительности

В центре Киева 18 сентября этого года мужчина, обвязанный флагом Украины, заблокировал автомобилем метромост с угрозами взорвать его. Неизвестный сделал несколько выстрелов, предположительно, из карабина, и сбил полицейский квадрокоптер. В задержании злоумышленника было задействовано около 300 полицейских и национальных гвардейцев, несколько единиц бронетехники и снайперы.

Стало известно, что злоумышленник — Алексей Белько, уроженец Республики Крым, старший сержант 8-го отдельного полка специального назначения, в/ч А0553. Это воинское подразделение ВСУ с самого начала вело активные боевые действия против самопровозглашенных Республик Донбасса. По состоянию на 2 марта 2018 года 8-й отдельный полк специального назначения в ходе агрессии на Донбассе потерял погибшими 14 человек.

Алексей Белько был недавно уволен из подразделения, по его словам на допросе, «по статье». Более того, опять же — с его слов, Белько в момент совершения противоправных действий находился под воздействием наркотических веществ. При себе он имел две единицы зарегистрированного оружия: помповый дробовик «Хатсан» и самозарядный карабин Симонова. Примечательно, что ранее военнослужащий спецназа имел две судимости: за распространение наркотиков и за кражу. Более того, у него ранее изымали около килограмма взрывчатки, но тогда он никакого наказания не понёс.

Примечательной стала реакция власти на откровенно уголовное преступление, совершённое Алексеем Белько. Ранее предварительно было озвучено, что злоумышленнику за его правонарушение грозит пожизненное заключение. Но министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что готов взять на поруки рецидивиста, угрожавшего произвести взрыв в центре Киева. Да к тому же имевшего все возможности осуществить задуманное. Деяние Белько переквалифицировали с угрозы теракта на… хулиганство и лишь угрозу минирования — с минимальными санкциями по данным статьям УК Украины! Алексея Белько освободили из-под стражи под залог в 10 000 долларов.

В связи с этим правовым прецедентом возникает сразу целый ряд вопросов. Во-первых, как производится отбор в полк спецназначения Вооружённых сил Украины, если туда попадает дважды судимый наркоман-рецидивист с психическими отклонениями? Во-вторых, какие боевые задачи на Донбассе такой «борец за Украину» мог выполнять в рамках «антитеррористической операции»? В-третьих, какие военнослужащие находятся в «простых» линейных подразделениях ВСУ, если в спецназе, элитной части, служит психопат с криминальным прошлым? Каким образом, имея такой «выдающийся послужной список», он получил разрешение на огнестрельное оружие? Наконец, что будет дальше с освобождённым под залог и на поруки самого министра внутренних дел «борцом за Украину»? У него хотя бы оружие отберут?

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ

Повышенное внимание к социальным предпосылкам и последствиям вооружённой агрессии украинской власти против Донбасса для автора статьи имеет не только академическое, но и сугубо личное значение. Дело в том, что с некоторых пор моя жена Катерина Булах внесена в базу сайта «Миротворец» — того самого, используя данные которого неизвестные убили известного киевского писателя Олеся Бузину. Этот сайт содержит личную информацию о тех, кто не разделяет официальную позицию украинской власти и украинских националистов по поводу пяти лет гражданской войны в стране. Я тоже внесён в базу «Миротворца».

Моя жена внесена в базу данных «Миротворца» как «антиукраинский пропагандист, пророссийский сепаратист и сторонник Русского мира». При этом ничего не сказано о том, что она — украинский детский писатель, лауреат литературных премий «Золотий лелека-2010» и «Книга Донбасу-2011» за книгу «День кота».

Так в кривом зеркале современного украинского государства и украинского общества наркоман-рецидивист, угрожающий взрывом в центре Киева, является «украинским патриотом», а женщина — украинский детский писатель — «антиукраинским пропагандистом».

Украина уже пожинает горькие плоды неверного социально-политического выбора, сделанного зимой 2013–2014 годов. По злой иронии судьбы в наибольшей мере негативные перемены в стране ударили по западным областям: Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Закарпатской, Черновецкой. И до войны эти территории не имели развитой инфраструктуры, а о промышленности, в особенности по сравнению с тем же Юго-Востоком Украины и всей территорией от Харькова до Одессы, и говорить не приходится. С началом массовых беспорядков в Киеве зимой 2013–2014 годов, а потом — и вооружённой агрессии Украины на Донбассе, именно выходцы из Западной Украины составляли основную массу «национально сознательных» («свідомих»), которые и противопоставляли себя русскоязычному большинству в восточных, южных и центральных регионах Украины. Именно героизация на Западной Украине руководителей ОУН-УПА Степана Бандеры, Романа Шухевича и прочих коллаборантов, сотрудничавших с гитлеровцами, явилась движущей силой, которая переросла в идеологию ненависти к русскоязычным гражданам Украины и в ненависть к России и к гуманитарной концепции Русского мира в частности.

При этом основные объекты социальной инфраструктуры: школы, больницы, детские сады, а также промышленные предприятия, дороги, мосты, гидротехнические сооружения на Западной Украине построены ещё во времена СССР. Более того, некоторые школы строились в пятидесятых — шестидесятых годах прошлого века. Естественно, на ремонт советского наследия на Западной Украине практически у всех властей в Киеве «не хватало грошей». Последствия с началом вооружённой агрессии на Донбассе именно для Западной Украины не заставили себя ждать.

Сейчас территория Прикарпатья, Карпат и Закарпатья по отношению к киевской власти и центральным регионам страны видится, как обратная сторона Луны. В XXI веке в центре Европы, в отдельно взятой стране фактор географической удаленности при катастрофическом упадке транспортной инфраструктуры стал одним из основных факторов. Притом, что маршрут от Киева до Львова составляет, в среднем, всего лишь около 600 километров. Добавим к этому сложные горно-геологические условия и крайнюю изношенность гидротехнических сооружений ещё советского периода на горных карпатских реках, и мы получим крайне неутешительную картину. Наводнения весной и осенью, уничтожение сельскохозяйственных угодий, имущественный ущерб, повреждение жилого фонда и важных инфраструктурных объектов без возможности быстрого ремонта и возмещения убытков пострадавшим жителям превращают жизнь на Западной Украине в выживание.

Если прибавить к этому практически повальную безработицу в связи с упадком промышленного потенциала западных регионов страны, то вырисовывается совсем уж мрачная картина. Сейчас у трудоспособного населения Западной Украины фактически три выхода. Первый — идти служить в армию, которая участвует в агрессии против Донбасса. Второй путь — трудовая эмиграция в Польшу, Венгрию и другие страны Европы или же — в Российскую Федерацию. И третий путь — незаконные заработки по подпольной добыче янтаря или вырубке лесов на продажу в Евросоюз.

Наиболее серьёзная ситуация сложилась в Закарпатье. Социальный и экономический коллапс, географическая удалённость от центра страны, крайне плачевное состояние транспортной инфраструктуры, а также наличие высоколиквидного продукта — янтаря, и политические амбиции соседней Венгрии, которая осуществляет гуманитарную экспансию, могут привести к выходу этого региона из-под юрисдикции центральной киевской власти. Однако ситуация в Закарпатье столь сложна и неоднозначна, что её следует вынести отдельной темой за рамки этой статьи.

А что же дальше?

Мягко говоря, весьма сомнительная морально-этическая оценка методов и целей войны на Юго-Востоке Украины переводит социальный конфликт между военными и гражданскими в иную плоскость, давая последним серьёзный повод для размышлений: сегодня Донбасс, а завтра кто окажется «сепаратистом и террористом»? К тому же следует отметить, что сопротивление, в том числе и вооружённое, киевскому режиму оказывают не только люди, живущие на территории самопровозглашённых Республик — ДНР и ЛНР.

Степень вовлечённости населения Украины в конфликт, по сути являющийся гражданской войной, исключительно высока. На стороне самопровозглашённых Республик Донбасса — ДНР и ЛНР, воюют выходцы из Днепропетровска (ныне — Днепр), Львова, Киева, Полтавы. Не говоря уже об Одессе, Харькове, части Донецкой и Луганской областей, подконтрольных киевской власти. То есть нельзя сказать однозначно, что «Восток страны восстал против Запада» или наоборот. Соответственно, и уровень социального конфликта, который раздирает не только само украинское общество, но и его «элементарные ячейки» — семьи, является весьма значительным. А деструктивные процессы внутри социума — почти необратимыми.

Без внешней гуманитарной помощи украинское общество обречено на деградацию при сохранении прежней человеконенавистнической идеологии украинского национализма. Дело даже и не в демографической составляющей, хотя по сравнению с 2018 годом население Украины сократилось почти на четверть миллиона человек. Просто само общество утратит как вертикальные, так и горизонтальные связи внутри себя.

Это приведёт к тому, что в XXI веке в центре Европы в отдельно взятом государстве произойдёт настолько катастрофическое расслоение общества, что оно превратится в разрозненные социальные группы, до некоторой степени в племена, которые будут руководствоваться личными мотивами в условиях, когда основным императивом станет не развитие, а выживание. Украинские власти и олигархат, что по сути одно и то же, все силы направят на сохранение своего господствующего положения. А украинский народ будет находиться в состоянии острой конфронтации с властью — вплоть до вооружённого сопротивления. Всё это будет усугубляться нежеланием сторон вести приемлемый социальный диалог. Любой компромисс, любая уступка одной стороны по отношению к другой будет расцениваться как поражение, что мы сейчас и наблюдаем на примере вооружённой агрессии украинской власти на Донбассе.

Возможен сценарий «замораживания» конфликта в вялотекущей фазе, и он даже выгоден киевской власти и олигархату. Однако стремительное истощение ресурсов внутри Украины, отсутствие действенных механизмов государственного регулирования и управления страной будут лишь усугублять деструктивные тенденции. Никакая финансовая помощь США или Европы при повальной украинской коррупции, неэффективных системах государственного управления и отсутствии желания власти вести конструктивный социальный диалог со своим же народом, обнищании, высоком уровне смертности населения и высоком темпе трудовой миграции не спасёт украинское общество от повальной деградации. Следующий этап — вымирание, и он уже начался.

Донецк

САВИЦКИЙ Георгий,

писатель, публицист


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru