Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№12, Декабрь 2019

КРУГ ЧТЕНИЯ

Михаил КРИНИЦЫН
Об истории — честно

 

Лев КРИШТАПОВИЧ. «Беларусь как русская святыня». М., Фонд «Русский мир», 2019. 200 с.

Сложные вопросы национального самосознания, традиций, смыслов современного развития поднимаются постоянно в сегодняшней литературе. Это понятно: после крушения колониальной системы в 1960-х годах возникло огромное количество новых государств, непредставимых даже в первой половине XX века. Другим фактором пробуждения идентификации этносов и наций стал развал биполярного мира в начале 1990-х годов, когда рухнула мировая система социализма, Варшавский блок и опора всей системы — Советский Союз.

Центробежные силы выбросили на обочину научно-технического и социального прогресса целые страны, новорождённые государства и национальные образования. Все знают, например, в какой тяжёлой социально-экономической ситуации оказались почти все бывшие республики Советского Союза, но говорить об этом прямо либеральное информационное сообщество не хочет. Это не принято громко обсуждать вслух, потому что пресловутая европейская толерантность, вершков которой нахваталось и российское общество, табуирует некоторые аспекты существования и сосуществования народов.

Средства массовой информации из противоположного стана, напротив, злоупотребляют мрачными картинками на просторах постсоветской периферии — безработица, массовый отъезд на заработки в другие страны, падение жизненного уровня, развал культуры и образования. И злорадные комментарии по поводу стремления новых государств в НАТО и Евросоюз: кому вы там нужны, нищеброды!

Добро бы только о европейской интеграции с весьма сомнительными выгодами (пример — вся Прибалтика) шла речь, но критике, порой ожесточённой, подвергаются и объединительные процессы в Европейско-Азиатском экономическом сообществе. Больше всего достаётся Союзному государству России и Беларуси — каждый мало-мальски либеральный автор не считает за большой труд лягнуть наши страны за слишком медленные темпы интеграции, за нежелание или неумение договариваться к обоюдной выгоде. Конечно же, хватает противников объединения — и с одной, и с другой стороны невидимой российско-белорусской границы.

«Противников единения белорусского и русского народов условно можно разделить на две группы, — пишет Лев Криштапович в предисловии. — Первая из них представляет собой «кликушествующую» публику из числа обиженных жизнью людишек, которые готовы говорить всякий вздор с единственной целью выпросить у своих западных хозяев очередную порцию грантов для своих якобы научных и политических исследований...

Другую группу противников Союзного государства составляет определённая часть нашей гуманитарной интеллигенции, которая в мгновение ока совершила умственное сальто-мортале. Свою «переоценку ценностей» эти интеллигенты обычно объясняют невозможностью говорить правду в эпоху «тоталитаризма», ссылаясь на некие новые исторические факты, которые, дескать, партократы скрывали от общественности».

Лев Криштапович — доктор философских наук. Много лет преподавал в самых престижных вузах Беларуси, работал в администрации президента Лукашенко. Поэтому хорошо знает, о чём говорит. Но это — замечание по ходу дела. Главное же в новой работе профессора Криштаповича — глубокое, по настоящему научное исследование феномена Белоруссии. Шаг за шагом, страница за страницей открываются самые разные факты из истории этой замечательной земли. Причём Криштапович с одинаковой научной увлечённостью рассматривает и создание Великого Княжества Литовского, и выступления крестьян, дающих отпор польским приспешникам Наполеона Бонапарта.

На большом массиве фактов и документов Лев Криштапович убедительно показывает, что русские и белорусы всегда были братскими народами — с тех пор, как пошло это разделение на два этноса. А до этого разделения они существовали в виде единокровного народа, говорившего на одном языке. Самое главное — эти народы имели и имеют общую историческую судьбу, одну общерусскую историю.

Именно цивилизационное единство русского и белорусского народов стало фактором победы в войне с Наполеоном, в битве с первым «Евросоюзом», когда на земли русских и белорусов пришли с огнём и мечом «цивилизованные» европейцы. Нелишне напомнить, что в центре Бородинского поля под командованием героя Отечественной войны Николая Николаевича Раевского отважно бились с «великой армией» французов ратники 3-й и 24-й пехотных дивизий, которые были сформированы из уроженцев Витебской и Минской губерний.

Казалось бы, какие разночтения могут быть при огромном количестве документов и воспоминаний современников? Однако и тут нашлись ревизоры, или, как называет их профессор Криштапович, переоценщики. В 2012 году в России и Беларуси широко отметили 200-летие победы в Отечественной войне. В наших государствах вышло много литературы, где не только вспоминались славные подвиги прадедов, но и пересматривалась суть войны с европейским сбродом. Некоторые белорусские «историки» поспешили объявить, что Отечественная была русско-французской войной, а польские военные соединения Понятовского и Радзивилла, воевавшие на стороне Наполеона, были формированиями белорусской шляхты. Ставя, таким образом, знак равенства между агрессорами и защитниками Отечества, ревизоры предлагали поставить им и общие памятники.

Отечественная война 1812 года была войной белорусов за свою культуру и за свою веру. «Проблема здесь ещё и в том, — пишет Лев Криштапович, — что наполеоновское нашествие для Беларуси представляло собой одновременно и польское нашествие с целью восстановления власти польского панства на белорусских землях». Очень точное замечание! Ведь белорусы после раздела Речи Посполитой только-только освободились от польского религиозного и национального угнетения. «С исторической точки зрения, присоединение Беларуси к России в конце XVIII века, несмотря на крепостническую политику царизма, следует считать прогрессивным событием, устранившим угрозу денационализации белорусского народа». Отечественная война 1812 года против наполеоновского нашествия была для белорусов одновременно и национально-освободительной войной против польской экспансии.

Далее Лев Криштапович убедительно показывает, что польская политика в отношении белорусов не изменилась за сто с лишним лет. Когда после Первой мировой войны часть западных земель Российской империи оказалась в Польше, белорусам снова пришлось бороться за свою самобытность, за свою веру и язык. Причём, подчёркивает профессор, русский язык был родным для белорусов и в досоветский период. Поэтому ни о какой «русификации» белорусского народа хоть в XIX, хоть в XX веке и речи быть не может. А вот полонизация начиналась немедленно, едва Кресы Всходни попадали под лапу польского орла.

В секретной записке полесского воеводы В. Костек-Бернацкого министру внутренних дел Польши в январе 1937 года говорилось, что «не может быть и речи о том, чтобы в течение ближайших 10 лет учителем на Полесье был белорус или даже местный полешук. Учитель-полешук православного вероисповедания чаще всего русифицирует местное население вместо активной учительской деятельности для пользы Польши». А в аналогичной секретной записке белостокского воеводы Г. Осташевского от 23 июня 1939 года говорится: «Сознательный белорусский элемент придерживается прорусской ориентации. В первом ряду стоят здесь древние русские симпатии. Мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру».

Одолеть не получилось. Освободительный поход Красной Армии осенью 1939 года вернул белорусов в родную общерусскую семью. Верность нашему единству они доказали массовым героическим сопротивлением ещё одному «Евросоюзу», на этот раз — гитлеровскому.

Исторические даты начала Второй мировой войны и воссоединения Западной Беларуси с БССР в современной Польше и на Западе, замечает Л. Криштапович, обыкновенно встречают очередными приступами русофобии. Так называемые «правозащитники», «национально-сознательные» историки и публицисты России и Беларуси в своих писаниях всячески обеляют недальновидную политику польского правительства в 1939 году и всю вину за разгром Польши сваливают на руководство СССР. Это не простительное незнание, а устойчивая позиция как нынешних властей в Польше, так и их адептов в России и Беларуси. «Обусловлена эта позиция, — подчёркивает профессор Криштапович, — шляхетской ненавистью к России, укоренённой в ментальных структурах польской элиты и её раболепием перед западной бюрократией и олигархией».

Фальсификаторы истории пытаются заменить Великую Отечественную войну Второй мировой. При таких условиях победителем над фашизмом становятся Соединённые Штаты, а все участники войны уравниваются — французские маки и французские эсэсовцы, украинские партизаны и бандеровцы, латышские красноармейцы и латышские полицаи. Для чего это делается? Чтобы обелить коллаборационистов, а вместе с ними — режимы европейских стран, сотрудничавших с Гитлером.

Вторая системная фальсификация, по мнению Льва Криштаповича, заключается в том, что Великая Отечественная война изображается как нечто очень удалённое во времени. Это было так давно, что уже давно пора забыть. Отсюда — презрительные писания о параде Победы и шествиях «Бессмертного полка».

Размышляя о фальсификаторах истории, профессор Криштапович с горечью замечает: «В эпоху массового «производства» интеллигенции, в том числе и учёных (такое явление характерно сегодня для всех стран), значительная её часть никакого отношения к науке не имеет, хотя и называется научной. Причина этому — подмена научного исследования резонёрством».

Именно резонёры сегодня выступают против Союзного государства. Смысл возражений прост: слабая Беларусь будет в таком союзе превращена в колонию России, окажется на задворках. С такой «логикой» резонёры забывают, что в составе СССР Белоруссия была одним из самых развитых государств мира с высокотехнологичной промышленностью и передовым сельским хозяйством. Почему в Союзном государстве она должна занять маргинальное место? Непонятно. Тут в доказательствах «учёные» не сильны.

***

Завершить заметки о книге хочется таким наблюдением профессора Криштаповича: «Белорус, как и великоросс, и украинец, по своей теоретической и практической жизни является русским человеком, а Белоруссия, как Россия и Украина, составляет часть единой общерусской цивилизации. Только следуя общерусским путём, может плодотворно развиваться белорусская нация и белорусская государственность».

Михаил КРИНИЦЫН


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru