Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№7, Июль 2020

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Игорь Шумейко
История войны. Война историй.

 

Снос памятника маршалу Коневу в Праге и разразившийся потом дипломатический скандал ещё раз показали, с какой настойчивостью в бывшей гитлеровской Европе переписывают историю Второй мировой войны. А ведь Чехословакия – жертва Мюнхена, жертва предательства коллективного Запада... То есть жертва Гитлера. Публицист-историк Игорь ШУМЕЙКО думает так: «Не имей чехословаки английских гарантий вообще, решись на сопротивление, они, разумеется, выстояли бы. А немецким генералам с их заговором не надо было бы ждать 1944 года. Дух сопротивления чехов был сломлен от осознания фатальной несправедливости: словно черепаху уговорили променять прочный панцирь на гарантийные бумажки, а потом и бумажки отобрали». И вот, пережив германскую оккупацию, чехи увидели в памятнике советскому маршалу символ другой оккупации... Что, ностальгия по Гитлеру?

От автора:

Президиум Сибирского Отделения РАН организовал масштабную научно-историческую конференцию «Великая Отечественная Война. Наука и Победа». Член Президиума и организатор конференции академик РАН Н. А. Колчанов (научный руководитель Института цитологии и генетики Сибирского отделения РАН) в числе других пригласил меня выступить в мае 2020 года с докладом. Одна из главных моих «пандемических потерь» в связи с карантином: командировка Новосибирск была отменена, конференция перенесена на другое время и в Интернет-пространство.

Благодаря содействию В. П. Литовкина я в своей карантинной «удалёнке» записал и отправил доклад: с 23 апреля он выложен на сайте конференции. Обращаясь к столь ученой публике, я свой давний тезис о неизбежном существовании Приложения (Протокола) к Польско-Германскому Пакту 1934 года сформулировал в виде теоремы, с «доказательством от обратного». Актуальность вопроса подтвердилась: 20 июня в статье Президента РФ В.В. Путина «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим» было сказано: «Мы также не знаем, были ли какие-либо секретные «протоколы» и приложения к соглашениям ряда стран с нацистами. Остается лишь «верить на слово». В частности, до сих пор не рассекречены материалы о тайных англо-германских переговорах. Поэтому призываем все государства активизировать процесс открытия своих архивов, публикацию ранее неизвестных документов предвоенного и военного периодов. Так, как это делает Россия в последние годы».

Глава государства и должен быть предельно сдержан. Я же могу заявить следующее. В 1938 году Гитлер и Польша поделили Чехословакию, полякам достался крупный промышленный Тешинский округ…

После окончания войны много лет не было споров о виновниках мировой бойни. Весь корпус исторических, политических исследований, увенчанный вердиктами Нюрнбергского процесса, хранил никем не оспариваемые выводы о виновных: персоны, организации, государства. И вдруг файл «Виновники Второй мировой» начинают править. ПАСЕ уравняла вину Германии и СССР на основании подписания пакта Молотова — Риббентропа.

Президент России возразил: первым такой пакт заключила Польша в 1934 году. СССР договорился с Германией о ненападении через пять лет. Оппоненты из ПАСЕ заявляют: у вас был секретный протокол, по которому Сталин с Гитлером поделили Польшу. А у Польши секретных протоколов с Гитлером не было. «Причём вы сами это признали!». Да, Верховный Совет СССР, в числе славных своих дел извинился за советско-германский пакт-протокол.

Но давайте представим предполагаемый раздел любой страны двумя другими. Гуляют две армии, встречаются: «О, вы уже здесь?». Вежливо приподнимают каски и конфедератки: «Тогда мы повернём сюда, а вы, если не возражаете — туда». Это при работающих танковых моторах, расчехлённых орудиях. Бред? Конечно же, соглашение Германии с Польшей о разделе 1938 года было. Иное, как говорят учёные, противоречит фундаментальным законам международных отношений. Ведь с немцами поляки в Чехии не сталкивались, но чешских полицейских убивали и ранили около сотни. Цепочка приказов по занятию населённых пунктов от командиров батальонов и далее наверх неизбежно приведёт к решениям правительств Польши и Германии. Иначе 2 х 2 уже не 4.

Разве поляки согласовывали с Лигой Наций движение своих войск? Разделительный пунктир был прочерчен, согласован, значит, был германско-польский секретный протокол, как бы он ни назывался! Историки, юристы, дипломаты России должны запросить Германию и Польшу предоставить германско-польский протокол 1938 года. Или ответить, какие документы определяли линии разграничения польских и германских интересов, движения их войск в Чехословакии.

Это давняя мировая практика, не вошедшая лишь в наш обиход. Конгресс США, британские, французские и т. д. депутаты обсуждают, спорят, выдают запросы, резолюции. Например, по армяно-турецкому конфликту 1915 года, по присоединению Балтийских республик, по любым вопросам.

Моделирую диалог:

— А что же вы раньше, все 75 лет, не запрашивали?

— А раньше нас никто к фашистам не приравнивал!

Если вдуматься, нас польско-германские пакты и протоколы касаются ближе, чем даже «План Барбаросса»! Поясню. Нас заставляют согласиться с математическим равенством: у России пакт с Германией, у коллективного Запада — Мюнхенский сговор, значит общий счёт 1:1. Но это не футбольный матч. «Наш» пакт был не только через год после Мюнхена, но и «через вечность». Опять как в математике: «точка разрыва» графика функции. Точка настоящего рождения гитлеровской Германии: Мюнхен.

Запись в дневнике гитлеровского заместителя Рудольфа Гесса летом 1938 года: «Люди в городе перестают пользоваться германским приветствием, выбрасывать вперёд руку, возвращаются к старым формам». Да, историки это зафиксировали: берлинские граждане перестали отдавать нацистское приветствие, потому что власть Гитлера летом 1938 года считали законченной. Командир 3-го берлинского военного округа Эрвин фон Вицлебен открыто репетировал захват рейхсканцелярии. Даже СС заняли выжидательную позицию. В 1944 году фельдмаршала Вицлебена казнили как участника заговора 20 июля. Нюрнбергский процесс подтвердил: свержение Гитлера «Чёрной капеллой» во главе с тоже потом казнёнными фельдмаршалами Беком и Браухичем было назначено на сентябрь 1938 года. Обычная практика: недавно армия вместе с Гитлером свергла штурмовиков Рема («Ночь длинных ножей»). Теперь армия собиралась свергать Гитлера. За что? Во избежание чего? По мнению генералов, Германии грозило неизбежное поражение при попытке захвата Чехословакии!

Начальник штаба Верховного главнокомандования фельдмаршал Кейтель показал в Нюрнберге: «Мы были необычайно рады, что дело не дошло до военной операции, поскольку всегда считали, что у нас нет средств для штурма пограничных сооружений Чехословакии. С чисто военной точки зрения наша атака разбилась бы, как волна о волнолом пограничных укреплений в Судетах».

Только феноменальный успех «Мюнхена» спас Гитлера, позволил ему, образно говоря, показать язык занудам-генералам. И те терпели до гомерических провалов Сталинграда и Курска. Лишь в 1944 году генералы вернутся к планам 1938-го.

***

Знаменитый январь 1933-го — это штамп, с которым мне приходится бороться в статьях, книгах, на конференциях и в телепередачах. Однажды я даже умышленно «подставился», переспросив: что ж там случилось в январе 1933 года? Усмешки. Камера перешла на оппонентов: не знать такое? Кого пригласили на передачу! В январе 1933 года Гитлер стал канцлером Германии! Тогда я кратко бросил: «Четвёртым за год!». Не сразу и поняли, о чём речь. Камера вернулась, я повторил: Гитлер стал четвёртым канцлером в течение года. Были Брюнинг, фон Папен, Шлейхер, и лишь потом — Гитлер. Разве эта власть перекроила мир? Нет, только Мюнхен дал Гитлеру запас власти, которого ему хватило до апреля 1945 года.

С Мюнхеном Гитлер кроме власти получил и настоящую военную промышленность. Уинстон Черчилль: «Из-за падения Чехословакии... в руки противника попали заводы «Шкода» — второй по значению арсенал Европы, который с августа 1938-го по сентябрь 1939-го выпустил почти столько же продукции, что все английские заводы за тот период».

«Шкода» — не все. Кроме неё — заводы «ЧКД-Прага», чей танк TNHP-S в тридцатые годы успешно экспортировался в Швецию, Швейцарию, Румынию, Иран. Мировой лидер по экспорту военной техники.

А в это время немецкие танки…

Снова из «Истории Второй мировой» Черчилля:

«Триумфальное вступление в Вену было мечтой австрийского ефрейтора. В ночь на субботу 12 марта нацисты намеревались устроить факельное шествие в честь героя-победителя. Несмотря на отличную погоду, большая часть танков вышла из строя. Дорога от Линца до Вены оказалась забита остановившимися машинами. Гитлер пришёл в бешенство. Бронемашины, тяжёлые моторизованные орудия были погружены на железнодорожные платформы и только потому успели к церемонии. Фюрер был разъярён, генералы не остались в долгу, напомнили о нежелании прислушаться к предупреждению: Германия не готова к большому конфликту».

Это 12 марта 1938 года. А 30 сентября был подписан «Мюнхен». Всех серьёзных людей я спрошу: можно за 6 месяцев исправить положение — не просто в танковых моторизованных частях — в военной промышленности, КБ? Разработать, испытать, изготовить, поставить другие танки? После Мюнхена в Чехословакию разве пошли не те танки, которые глохли на дороге к Вене?

Чехию окружают горы. Те самые Судеты. Сочетание укреплений с горным рельефом даёт мультиплицирующий эффект, несравнимый с линиями Мажино или Зигфрида. По численности армия Чехословакии была вполне сравнима с германской. Чехи были неуязвимы, и это знали немецкие генералы. Со дня образования Чехословакии в Судетах шли работы по фортификации. Их возглавил командующий Пражским военным округом генерал Сергей Николаевич Войцеховский. Свидетельство чешского дипломата Яромира Смутного: 30 сентября 1938 года на историческом совещании у президента, где решали, сдаваться немцам или драться, за сопротивление высказались только начальник канцелярии президента Прокоп Дртина и генерал Войцеховский.

Создавая в Версале новые государства, подвели мину: декларировали права меньшинств, право наций на самоопределение. Как пользоваться такими правами, гениально сформулировал лидер судетских немцев Конрад Генлейн: «Мы должны всегда требовать ровно столько, чтобы наши требования невозможно было удовлетворить».

Был франко-чешско-советский договор. Наши учебники истории обрывались на фразе: без французской военной помощи Чехия отказалась и от советской. Тут надо признать: военная помощь СССР на стратегических весах 1938 года действительно значила меньше, чем французская, по причине отсутствия общей границы СССР с Германией и Чехословакией. Польша категорически запретила пропуск советских войск через свою территорию, вплоть до угрозы войны. Польша и Румыния запретили даже пролёт в Чехословакию советской авиации.

17 сентября 1938 года чешский министр иностранных дел Крофта признал: «СССР делает для Чехословакии больше, чем можно требовать по договору». Но чехословакам Европа объяснила: упорствуя из-за Судет, вы противопоставите себя не только Германии, а европейскому общественному мнению. При этом англичане без запинки заявляют, что вольны давать чехам гарантии и забирать их обратно. «У Англии нет постоянных союзников, есть постоянные интересы».

И в Мюнхене они говорят чехам: «Права нацменьшинств святы! Отдайте Судеты, и в новых границах вы получите новые гарантии». Однако британский военный министр Хор-Белиша признаёт, что у них «нет возможностей и желания эти гарантии чем-то подкрепить».

Не имей чехословаки английских гарантий вообще, решись на сопротивление, они, разумеется, выстояли бы. А немецким генералам с их заговором не надо было бы ждать 1944 года. Дух сопротивления чехов был сломлен от осознания фатальной несправедливости: словно черепаху уговорили променять прочный панцирь на гарантийные бумажки, а потом и бумажки отобрали.

Так что запрос России по поводу польско-германского протокола, вкупе с действиями Англии и Франции, уничтожившими Чехословакию и спасшими Гитлера, был бы отнюдь не праздной пикировкой. А ещё и вполне конкретным расследованием: откуда именно летом 1941 года на СССР свалились танковые армады?

Вот несколько моментов из официальной истории завода «Шкода». После свидетельств уникального качества их танков (помним, экспорт на весь мир) идёт следующее. До 1939 года заводом «Шкода» было выпущено 295 танков. К несчастью, после оккупации Чехословакии её танки были включены в состав немецко-фашистских частей и участвовали в захвате Польши, Франции, в войне против Советского Союза. Последний танк чешского производства был уничтожен 10 декабря 1941 года при освобождении подмосковного города Клин.

Гениальный фрагмент! Корпоративный праздник: 10 декабря. День окончания ответственности за танки…

Да, старый запас танков, 295 штук, сделанных ещё для чешской армии и доставшихся немцам целёхонькими, «в смазке», закончился 10 декабря 1941 года. Обычная практика, реальность войны. С 1939 года «Шкода» становится ядром немецкой промышленной группы Reichswerke Hermann Göring и всю войну выпускает немецкий танк Pz.Kpfw.135. Тут уже счёт на тысячи! А также внедорожники, газогенераторные грузовики, тяжёлые гусеничные тягачи. Это вопросы не к чехам, потому что главный офис был в Германии?

Другой гигант «ЧКД-Прага» вошёл в немецкий концерн ВММ, где производили лучший среди лёгких и средних танков вермахта Pz.Kpfw.38. Это чешский танк TNHP-S, упомянутый мировой лидер продаж. А ещё самоходное орудие «Мардер» и лучшую противотанковую самоходку той войны «Хертцер».

«Чешская семилетка» работы на Гитлера была успешно выполнена. Но тысячи пражских танков до сих пор в военных справочниках идут как немецкая продукция. Как бывший преподаватель истории, зная запас внимания современных студентов и удобный им «формат», в книге «Вторая мировая. Перезагрузка» я ввёл главу: «История Второй мировой войны в 50 SMS-ках». Довёл некоторые положения до формата лозунга. Вот примеры.

«До советских танков 1968 года в Праге были чешские танки в Минске, Смоленске, Киеве, Сталинграде, под Москвой, Ленинградом».

Между третьим и четвёртым изданием той книги получил отклик историка Валентина Николаева, собиравшего «окопную правду».

— Вы всё про танки и танки! А какой был самый проклинаемый в нашей пехоте самолёт? «Юнкерс»? Нет. Бомбардировки, свист бомб — выигрышнее в кино, а реально больший урон наносила артиллерия. Разведчик-корректировщик огня «Фокке-Вульф-189» («рама») страшил. Его появление означало неминуемый и высокоточный артобстрел. Высотный, чрезвычайно манёвренный, практически не сбиваемый, ненавистный самолёт. А производился тот «Фокке-Вульф-189» на заводах «Верк-3» во французском Бордо и на заводе «Аэро» в Праге».

Опять речь про «Город мастеров»! Вот в каком смысле я ввожу тезис: «Гитлер — кризисный управляющий ЗАО «Европа». Это борьба с недомыслием, штампами сознания. В советских «Историях Второй мировой войны» в обязательной, дежурной главе: «Движения Сопротивления в Европе» — пример: «Забастовка французских шахтёров 1943 года».

Понимаю, откуда взялось. Нашего бойца в мёрзлых окопах надо было приободрить: «Европа с тобой! Сопротивление!». Но машинально это повторялось нескольким поколениям. Без осознания, что «Забастовка» — слово из мирного лексикона, как «домашние тапочки». Мирная форма диалога с работодателями. Довожу эту мысль далее. «Забастовка» может стать средством только на исправно работающей шахте, заводе.

Даже жгущие машины под Парижем юноши-арапчата, за которыми гонялся Саркози, и «жёлтые жилеты» Макрона — неизмеримо высокий градус Сопротивления, «почти Сталинград», в сравнении с благостным Парижем-1943.

А в смс-ках:

«Это в Бухенвальде звенели кандалы. На фирмах «Объединённой Европы-1» звенели и монеты». «В Данию, Норвегию, Чехию, Францию шли не только приказы, но и заказы».

Индексация «Объединённая Европа-1 (Берлинская)», «Объединённая Европа-2 (Брюссельская)» — гротеск. Однако это и привлечение внимания к сходству деталей. Сербские партизаны воевали с 1-й, Берлинской Европой. Хорватия, Босния-Герцеговина, албанцы дали Европе десяток дивизий. И 2-я, Брюссельская Европа, выбирая с НАТО, кого бомбить в Югославии, должно быть, мстила сербам. Вы с Гитлером воевали, а мы сотрудничали. Мы не фанатики, бережём свою материальную культуру. Кто-то другой должен жертвовать жизнями, недвижимостью, освобождая нас.

Так же пролегла «линия фронта» на Украине: в «Европе-1» фашисты Галичины воевали против Восточной Украины (где партизаны, Краснодон), а ныне «ЦЭ-европейцы-2», при поддержке оттуда же свергают Януковича и воюют с Донбассом.

Ожидаю возражение. Движение Сопротивления в Европе — не только та «забастовка французских шахтёров 1943 года». Да, справка об участии в Движении Сопротивления висит на стене в каждой европейской столице, но самое значительное Сопротивление было в Германии! Геринг в Нюрнберге оценил урон только от «Красной Капеллы» — равно потере десяти дивизий. А была и «Чёрная Капелла» генералов.

Кратко: на счетах войны благородные герои Сопротивления — это из микромира, а работавшие на Гитлера государства — из макро.

Пакт Молотова: манёвр в борьбе с врагом, созданным Мюнхеном.

Завершаю ещё одной смс-кой из своей книжки:

«Сначала столицу ПАСЕ Страсбург, Прагу, Варшаву надо освободить, чтоб туда смогли вернуться бежавшие умники, которые расскажут, КАК правильно надо было их освобождать».


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru