Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№8, Август 2020

Олег ФИЛИМОНОВ
Книгоиздание: тридцать лет спустя

 

Начиная с апреля, в СМИ был опубликован целый ряд материалов, посвящённых 30-летию Ассоциации книгоиздателей России (АСКИ). Это хроника важных событий в жизни организации, приветствия партнёров, коллег из ближнего и дальнего зарубежья — Италии и Канады, Сербии и Греции, Ирана и Китая, Эстонии, Азербайджана. А ещё — письма региональных издателей-членов, оценки и признания, документы и фотохроника. И хотя многие мероприятия из-за пандемии пришлось отменить или перенести, незаурядности события это не отменило.

Бывают, конечно, юбилеи-парады. Но данный случай — другой. Ведь юбилей общественной организации — повод не только для похвал, но и для размышлений: остаётся ли она дееспособной, актуальны ли её задачи. Вот и цель этой статьи — поразмыслить о содержании и контексте деятельности Ассоциации как общественного инструмента. Немало же мы знаем звучных имён общественных организаций, которые фактически превратились в декорации.

А какой сегодня может быть роль общественной структуры? Каким влиянием на события она может обладать? Подчеркну, наша Ассоциация независима в своей политике, её возможности и бюджет в основном зависят только от членских взносов и энергичности Правления, субсидии на проведение мероприятий нечасты. Что ж, может быть, так проверяется жизнеспособность?

Итак, тридцать лет назад, в 1990 году, была учреждена первая общественная издательская ассоциация в нашей стране — АСКИ. Характерно, что никакого распоряжения свыше по созданию такой организации не было, она возникла не вследствие давно продуманного и согласованного плана, но явилась плодом самодеятельной инициативы самих издателей, поэтому сразу стала популярной. В первые же месяцы в неё вступило более ста издательств и далее её популярность только росла. И каждый следующий этап жизни подтверждал самостоятельность (суждений и действий) Ассоциации, её демократичность.

Думаю, круглая дата общественной организации — тем более в три десятка лет — объективна. Она становится доказательством жизненности, проявлением востребованной консолидации профессионалов, желаемой системности, необходимости единой политики, симптомом идущей интеграции.

И нынешняя жизнь Ассоциации книгоиздателей России (отнюдь не номинальное существование, а именно насыщенная событиями жизнь) говорит о её надобности, реальной функции — интегратора интересов разных издательств, разных издательских историй и стилей в одну большую разнообразную российскую книжную культуру; координатора совместных дел и усилий по сохранению профессионального уровня отечественных издателей.

***

Собственно, так было с самого начала.

1990-й год — начало распада существовавшей издательско-книготорговой системы и структуры управления. Совсем не случайно именно в этом году группа ведущих советских издателей выступила с инициативой создания Ассоциации, то есть фактически — сохранения рамок издательского сообщества, преемственности профессионализма, управленческих начал в отрасли.

Первоначально она была Ассоциацией советских издателей, и входили в неё издательства практически всех советских республик (кроме Грузии и Прибалтики). Если говорить об экономике, все издательства были государственными, имели утверждаемый министерством план, бюджет, а потому — не очень оперативными в учёте потребностей читающей публики, то есть не очень гибкими во взаимоотношениях с книжным рынком. Но в культурном плане книга была бесспорным общественным фетишем, потому качественное издание классики — всегда в дефиците. Обанкротиться издательства того времени не могли, но и выходить на большую прибыль тоже не получалось. Масштаб и профиль работы каждого издательства был изначально определён. Но уже в 1990 году появился хозрасчёт и первые малые кооперативные издательские структуры, которые сами выбирали себе тематику, уже могли учитывать конъюнктуру. Но главный (и непривычный) момент этого периода: серьёзные разногласия в руководстве страны повлияли на ослабление руководства отраслью, появление хозяйственных трудностей.

В такой ситуации самостоятельность издательств в учреждении собственной независимой Ассоциации, по сути дела, профсоюза издателей — это объективно необходимый, дальновидный и полезный шаг, позволивший «не провиснуть» системе управления. Ведь надо прямо сказать, пришедшие к управлению отраслью в первой половине 1990-х годов кадры не отличались, к сожалению, высокой компетентностью. Да и решительного влияния на хозяйственную, организационную и экономическую ситуацию не имели. Немногие оставшиеся в руководстве отрасли советские кадры принципиально поправить дело уже не могли за неимением реальных рычагов воздействия.

Ассоциация смогла консолидировать ведущие издательства — почти полторы сотни за первые же полгода работы. Следом довольно быстро подтягивались новые, в том числе появившиеся частные издатели. В 1993 году Ассоциация преобразовалась в Ассоциацию книгоиздателей России. А принятый в 1990 году Устав АСКИ, основные принципы её деятельности остаются, по существу, неизменными до сих пор. Главные документы АСКИ размещены на сайте Ассоциации, и, познакомившись с ними, можно убедиться, что сформулированные ранее задачи не утратили актуальности. Главное — сохранение уровня профессионализма. Это обеспечение своих членов профессиональной целевой информацией, создание своеобразной информационной среды для всех, особенно для новых издателей. Это регулярные юридические консультации, вообще — профессиональный консалтинг, включая вопросы редакционной подготовки, издательских нормативов. Это обобщение профессионального опыта, популяризация лучших издательских проектов, посредничество в поиске деловых партнёров, координация совместных действий (например, организация и ежегодное проведение книжных фестивалей, праздников в региональных центрах). Наконец, координация действий издательского актива для необходимого лоббирования интересов издательств, особенно малых и средних.

В конце 1990-х годов усилия АСКИ совместно с Союзом журналистов России принесли вполне конкретный результат — освобождение издательств от НДС. Пусть всего на пятилетний период, но то были очень нелёгкие для издательской деятельности годы, и для многих издателей эта льгота стала гарантией выживания. Практически всё первое десятилетие своей жизни Ассоциация консолидировала издательское сообщество, обеспечивая более плавное вхождение в работу отрасли вновь появляющихся издательств, обобщала опыт, концентрировала новую информацию, тем более что к концу 1990-х годов произошла смена поколения издателей, сильно изменилась структура отрасли. Добавлю, кстати, что и в нынешних обстоятельствах вынужденной изоляции издательств и паралича книжной торговли АСКИ вырабатывала предложения и, наряду с другими организациями, участвовала в возможном ослаблении кризисных тягот.

Вместе со всеми своими членами АСКИ прожила переходный период от одной формы экономики к другой, от одного способа организации книгоиздания и распространения к другому, прошла через дефолт 1998 года, через банкротства банков, через другие кризисы и потери.

***

Конечно, задачи уточняются, вслед за изменением социальных и экономических условий меняется и тактика деятельности Ассоциации.

Разумеется, в отрасли есть свои лидеры, крупные издательства. Но подавляющее большинство российских издательств — малые и средние. Именно они и поддерживают разнообразие и полноту книжной культуры, создают её контекст. Сегодня они, их возможности и интересы и находятся в центре внимания АСКИ. Собственно, несколько самых крупных, самодостаточных издательств в 2001 году вышли из АСКИ, образовав Российский книжный союз (РКС). Поэтому наша сегодняшняя забота — поддержка малого и среднего издательского бизнеса, его инициативности и грамотности. Характерно, что в АСКИ на протяжении многих лет остаётся постоянным число членов — более 230. Это примерно половина профессиональных издательств страны. К слову, среди них и отнюдь не малые московские издательства с давнишней историей и объёмными планами — «Молодая гвардия», «Наука», «Рипол» и другие. В 2005–2020 годах естественным образом акцентировалось внимание Ассоциации к среднему и малому книжному бизнесу.

Поэтому наши сегодняшние приоритеты — сохранение дееспособности, профессионализма как можно более широкого числа издательств, их включённость в общероссийский издательский процесс. Эти приоритеты диктуют нам формы нашей ежегодной деятельности — проведение научно-практических конференций, регулярных межрегиональных семинаров повышения квалификации издательских кадров, традиционного профессионального конкурса «Лучшие книги года». Наверное, это самый крупный и популярный конкурс российских издателей — в среднем на него поступает 700–800 новых книг от 130–150 издательств из 45–50 регионов страны. Участвуют, между прочим, в этом конкурсе не только члены АСКИ, не только все крупнейшие московские и петербургские издательства.

Нас интересуют возможности развития и поддержки малых издательств Москвы и Петербурга. Среди них великолепные издательства в различных тематических направлениях. Укрепились, став совершенно незаменимыми в плане тематического ассортимента, заполнения важных тематических ниш, издательства «Политическая энциклопедия» (РОССПЭН) и «Весь мир», обеспечивающие достаточный спектр политической и исторической литературы, книг по международным отношениям, документальной литературы, мемуаров. Есть сегодня великолепные гуманитарные издательства «Дмитрий Буланин», «Росток», «Алетейя», «Минувшее», «Русская книга», «Белый город» со своеобразным историко-культурным ассортиментом, есть уникальное «Вита Нова» с его раритетными изданиями художественной литературы. Превосходную номенклатуру детских изданий дают «Мозаика-Синтез», «Пешком в историю», «Настя и Никита». Работает незаменимое в нашем сообществе Издательство Сретенского монастыря. Названы, конечно, далеко не все достойные малые московские и петербургские издательства.

Особое значение в нашей работе имеют отношения с региональными издательствами. В российских регионах выпускается ежегодно в среднем треть всех названий книг и около 12% совокупного тиража. То, что АСКИ частенько ассоциируют с регионами — во многом объективно. Мы пытаемся аккумулировать информацию о состоянии регионального книгоиздания, вряд ли кто-то ещё реально может и стремится представить интересы регионального издателя. Наше Правление, вся организация в целом этим гордится. Мы видим, какова роль лучших издателей в развитии культуры своих регионов, какие неодинаковые пути у этих издателей, какие разные стили. Как развиваются издательства национальных республик России и как лучшие из них по качеству своей продукции уже мало в чём уступают центральным издательствам. Мы с готовностью помогаем им в разных аспектах.

Сегодня в нашем сообществе достаточно много региональных издательств, не просто успешно работающих, но обладающих высоким — и не случайно высоким — качеством своих изданий. Разница с центральными издательскими холдингами порой только в количественных показателях: кто больше выпустил, у кого тиражней продукция. Но это зависит от финансовых возможностей и наличия торговых каналов. Того и другого у региональных издателей — в разы меньше. Но мы, безусловно, можем гордиться лучшими региональными издательствами и надеемся, что АСКИ смогла позитивно повлиять на развитие целого ряда новых издательств или оказать им поддержку. Это «Возрождение Тобольска» (Тобольск), «Медиарост» (Рыбинск), «О-краткое» (Киров), «Центр духовного возрождения Чернозёмного края» (Воронеж), «Роща» (Иваново), «Кварц» и «Деком» (Нижний Новгород), «Снег» (Пятигорск), «Живём» (Калининград), «Древности Севера» (Вологда), «Орлик» (Орёл), «Альбатрос» (Севастополь), «Новая книга» (Петропавловск-Камчатский), Оренбургское книжное издательство.

Заслуги в удачах этих издательств — конечно, в предприимчивости и таланте их руководителей. Принципиально важно появление и несомненные успехи издательств национальных республик — Татарское книжное издательство (Казань), «Китап» и «Инеш» (Уфа), «Бичик» (Якутск), «Издательство М. и В. Котляровых» (Нальчик), «ИД Дагестан» и «Эпоха» (Махачкала), Чувашское книжное издательство (Чебоксары), «Удмуртия» (Ижевск), «Периодика» (Петрозаводск).

Названы только издательства, исполняющие ведущие, незаменимые роли, неоднократно становившиеся лауреатами конкурсов. Есть и другие, калибром поменьше, но ценные элементы общей издательской картины России — Мордовское книжное издательство (Саранск), «Матрица» (Салехард), «Рубеж» (Владивосток), «Издательство С. Верхова» (Московская область), «Н. Орiанда» (Симферополь), «Традиция» (Краснодар), «Ир» (Владикавказ), «Лоция» (Архангельск), ИД «Астрахань», «Учитель» (Волгоград) и др.

Региональному издателю изначально очень трудно перейти границы своей республики, края, области, хотя их продукция по своему качеству имеет все основания для этого. Сдерживающие факторы: неразвитость региональной независимой книжной торговли — трудно поверить, но есть регионы, где нет автономных книжных магазинов; нерешённость проблемы логистики региональных изданий, возможности сделать заказы на них, нет единого информационного источника региональных книжных новинок. Я говорю не об отдельных издателях, а обо всей «остальной» России.

Интернет-торговля могла бы хоть отчасти решить эту проблему, но пока региональному издателю трудновато попасть в ассортимент интернет-магазина и по своей организационно-технической готовности, и по коммерческим (ценовым) разногласиям; региональные издания, как правило, малотиражны, а потому недёшевы — делать значительную скидку сетевым магазинам со стороны региональных малых издательств чаще всего нереально.

Теоретически возможным и, думаем, эффективным путём было бы создание издательско-книготорговых межрегиональных центров, за которыми стояли бы пулы издательств, работающих в соседних регионах. Такая проба происходит сейчас усилиями наших членов на Северном Кавказе, где планируется суммировать ассортименты издательств Чечни, Кабардино-Балкарии, Дагестана, Северной Осетии. По мере возможностей будем поддерживать этот проект. Сейчас обсуждаем такой вариант применительно к другим региональным центрам.

Наконец, мы поддерживаем направление развития региональных книжных ярмарок или фестивалей, которые хотя и не могут заменить стационарную книжную торговлю полностью, но всё-таки являются импульсом её развития и шагом навстречу читательской аудитории. Уже несколько лет АСКИ — соорганизатор ежегодных книжных ярмарок в Рязани, Махачкале. Намерены поддержать новые книжные фестивали в Ростове-на-Дону и Архангельске, некоторых других городах, где организаторы заинтересованы в нашем участии и представлении регионального книгоиздания в широком варианте.

Представлен в нашей общественной организации и целый отряд учебных и научных (университетских) издательств. Причём, не только Москвы и Петербурга, но и Новосибирска, Красноярска, Владивостока, Волгограда, Тюмени, Екатеринбурга, Саранска. Вузовские издательства — вообще своеобразная отраслевая группа, на которую мало внимания обращает руководство не только издательской отрасли, но и образовательной сферы. А жаль! Поскольку мы обобщаем информацию о деятельности и этих издательств, можем обоснованно судить о громадном творческом и научном потенциале издателей этой категории, о превосходных изданиях университетов, частенько выходящих за пределы прикладных интересов своих вузов, становящихся блестящими образцами издательской продукции, которые могли бы быть востребованными у значительно более широкой аудитории.

В этом сегменте издательской практики и нам, и нашим университетским членам остро необходимы понимание и поддержка со стороны как ректоратов, так и министерства образования и науки (в котором, что характерно, нет подразделения, курирующего книгоиздание). Оглядываясь на то, какую роль играют издатели известных университетов за рубежом, каким авторитетом и самостоятельностью пользуются, мы бы считали полезным привлечь к деятельности этой категории издательств внимание и других органов власти (в том числе представительных). Думаю, дискуссия по этому вопросу осветила бы особую роль этих издательских структур и потенциальную выгоду для вузовских издателей и самих вузов и на внутреннем книжном и образовательном рынке, и в плане международных контактов.

Полагаю, в работе на рынке авторских прав, в том числе международном, наши издатели вполне конкурентоспособны. Поэтому в наших планах — организация коллективных стендов университетских издательств хотя бы на одной-двух ведущих международных книжных ярмарках, которые могли бы убедительно продемонстрировать высокий уровень нашего вузовского книгоиздания и найти выгодных зарубежных партнёров. Конечно, требуется соучастие самих университетов.

Всем нашим членам предоставляется публичная трибуна, наш сайт и страницы профильных СМИ, объективности которых доверяют, — для обмена мнениями, анонсов и презентаций проектов. А ещё здесь юридическая поддержка, специальная информация, всё, что составляет профессиональную среду, необходимую для развития и повышения своего профессионального уровня.

***

Всё это — повседневная практика нашей Ассоциации.

Но разве не государственный орган управления отраслью должен исполнять эти функции?

Должен был бы. Но, прямо сказать, чаще всего он не располагает ни нужным для этого квалифицированным и авторитетным аппаратом, ни инструментами влияния на развитие нужной тенденции. А это — аналитический центр, экспертные группы изучения мнений и запросов профессионального сообщества и аудитории, обратная связь с издательскими структурами. И чем меньше волевых импульсов со стороны государственного органа управления, тем выше себестоимость общественной организации, представляющей на демократической основе широкие круги профессионального сообщества, концентрирующей информацию о положении подавляющего большинства издателей — средних и малых, в том числе региональных, то есть тех, кто и составляет самобытность книжной культуры России.

В чём смысл коллективного договора издателей, каковым, по сути, является акт вступления в АСКИ? И одновременно — в чём существо работы её Правления и исполнительной дирекции?

Определение главных и актуальных вопросов профессиональной практики, выработка своей идеологии, методики работы с членами, другими партнёрскими организациями, определение постоянного круга необходимых полезных действий и их форм. Это конференции, семинары, фестивали, профессиональный конкурс, пропаганда книги, расширение деловых связей и круга активных участников, вовлечение аудитории, необходимые диалоги с местной властью. То есть выработка своих традиций, без которых была бы немыслима любая биография, и этики — безо всего этого не дожить было бы до юбилея.

Любая общественная организация, и АСКИ в том числе, пытается вовлекать в свои дела разных издателей, расширять круг «пользователей» опытом, наработками, получать таким образом на массовых мероприятиях и региональных встречах вотум доверия на представление издательских интересов. В этом плане общественная организация (если она не элитарная, а демократическая) вполне может заместить — или как минимум подкрепить — в целом ряде функций профильный государственный орган. Это — объективная ситуация, ибо без обобщения опыта, необходимого уровня коммуникации (и обратной связи), без обязательных аналитики и прогнозирования — безо всего этого периодических отраслевых тупиков не избежать.

Замечу как бы в сноске: сейчас в государственном плане лучше всего положением владеет Российская книжная палата (РКП). Хорошо структурированная статистика РКП, ведущаяся с 1918 года, — основа идеологических и организационных действий и построений. А если учесть, что РКП владеет громадной исторической информацией и методическим опытом, обладает квалифицированным персоналом, то надо признать Палату подлинным отраслевым центром, информационными запасами которой могут пользоваться и не отраслевые организации. Конечно, добавил бы и Российскую государственную библиотеку — естественного партнёра наиболее развитых и перспективных издателей. РГБ как методический и организационный центр библиотечного сообщества в состоянии обеспечить решение вопросов более тесного и эффективного сотрудничества издательств и библиотечной сети.

Могут ли на одном отраслевом пространстве существовать несколько общественных организаций? Не лишняя ли это конкуренция, дублирование? Нет, всем общественным объединениям находится место в сегодняшнем процессе. У других общественных организаций книжной сферы — свои истории, свои резоны и свои успехи. Они нередко представляют разный круг участников. Главное — гармония действий и единство цели. Вряд ли будет гармония, когда одна организация пытается по мере возможностей поддержать издательский актив, а другая занимается пиаром отдельных издательских холдингов и частных инициатив. А в остальных случаях организации могут взаимно дополнять друг друга: одна обеспечивает взаимосвязи с регионами, другая занимается политическим лоббированием — всё в итоге идёт на пользу общему делу. У кого какие рычаги позитивного воздействия на ситуацию имеются — тот пусть их и использует.

Для любой общественной организации серьёзным вопросом является оптимизация управления. Конечно, общественной структуре нужна государственная поддержка. Но и профильному государственному органу требуется поддержка общественных структур как гарантия верного курса. Думаю, в нашем же случае, в принципе, требуется ещё укрепление статуса государственной отраслевой управленческой структуры до уровня министерства или переподчинение издательской отрасли министерству культуры, что, несомненно, полезно для выстраивания естественных отношений с библиотечной сетью страны. Пока же издательская сфера находится в ведомстве министерства связи и массовых коммуникаций, а массовые библиотеки — в подчинении министерства культуры.

***

Ещё одна задача: больше внимания надо уделить продвижению интересов наших издателей на международном рынке. Мы стараемся по мере возможностей разнообразить контакты наших членов с зарубежными коллегами. У АСКИ много постоянных партнёров, национальных издательских ассоциаций. С наиболее постоянными из них нас связывают двусторонние рамочные соглашения или договоры о сотрудничестве — с Грецией, Китаем, Канадой, Сербией, Италией, Испанией, Ираном и другими. Это создаёт дополнительные возможности работы на международном рынке авторских прав, стимулирует наших издателей, даёт нам возможность практических предложений и рекомендаций книжных новинок малых и средних издательств, в том числе, разумеется, региональных.

Международная деятельность АСКИ предусматривает партнёрскую работу с русскоязычными издателями ближнего и дальнего зарубежья. Между прочим, девять лет назад по нашей инициативе был создан Консультативный Совет издателей СНГ. Теперь руководители ведущих издательств, национальных ассоциаций имеют возможность периодически встречаться «за круглым столом» для обсуждения многих общих проблем, координировать некоторые свои действия. За это время мы встречались в Москве (дважды), Минске (дважды), Киеве, Львове, Махачкале, Баку. Проблем в отношениях очень много, но и потребностей — тоже.

Тридцатилетие Ассоциации книгоиздателей России (АСКИ) пришлось на пик эпидемии и связанного с ним карантина.

Мы не знаем сегодня, каковы будут последствия ограничительных мер, как они повлияют на изменение издательского ландшафта. А такое возможно, к сожалению. Об этом нам и сообщали наши региональные члены, да и московские и петербургские малые издательства тоже. Сокращение продаж, поступления средств от выручки может остановить деятельность и без того малорентабельных издательств — кого временно, а кого и навсегда.

Выходом, действительно, было бы расширение каналов интернет-торговли, мало используемой в провинции. Но быстро включиться в электронные продажи малые издательства вряд ли смогут, о чём я уже сказал. Выживаемость будет зависеть и от поддержки местных властей, льгот по аренде, целевых заказов, которые серьёзно поддерживали экономику региональных издателей. А на федеральном уровне — надежды на льготный период по налогам, по обещанному изменению кредитной политики банков. Об этом от имени 93 издательств, в том числе 49 региональных, мы говорили в открытом письме руководству Роспечати. Ряд мер уже объявлен.

Желательно, чтобы этими принятыми мерами и ближайшим периодом времени режим благоприятствования не кончился. Требуется изменение отношения к книжному делу внутри государственного механизма и в рамках государственной идеологии, признание особой, культурообразующей роли книги в духовной жизни общества — с принятием (уточнением) подтверждающих законодательных действий. Уверены, что от здоровья региональных издательств и книгораспространения (магазинов, библиотек) будет зависеть здоровье всего отечественного книгоиздания. Хотелось бы, чтобы основательная, тяжёлая и столь же неожиданная встряска всего издательского организма страны повлияла на полномасштабное восстановление издательского рынка, который должен стать единым, представлять ассортимент всех — в том числе малых и региональных — издательств, на создание единой читательской аудитории и, таким образом, на единство всей издательской культуры.

Возвращаюсь к поставленному в начале вопросу: в чем сегодня смысл общественной организации? Что это — дань традиции или путь совместного совершенствования?

На наш взгляд, сегодня общественная организация — это сумма выявленных мнений профессионалов, принципиальных предложений, перманентная возможность широкого критического обсуждения самых важных вопросов, определение уровня общего развития, предохранитель от келейного решения существенных вопросов. Полагаю, что поддержка развития общественной организации — один из элементов современной стратегии России.

Ведь в подтексте — осознанное желание консолидации, в принципе присущее общественной организации.

Сегодня показателем дееспособности такой структуры, её перспективности является достаточная степень самоорганизации, выстраивание стратегии деятельности и возможностей повышения эффективности и деловых результатов для своих членов.

ФИЛИМОНОВ Олег Васильевич,

вице-президент Ассоциации книгоиздателей России (АСКИ)


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru