Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№10, Октябрь 2020

Виктор ГУЩИН
Раскол

 

Окончание. Начало в № 9, 2020.

В публикации прошлого месяца мы рассмотрели причины глубокого идеологического раскола среди населения Латвийской Республики в связи с празднованием 75-й годовщины Победы. Главный камень преткновения — отношение к вхождению Латвии в состав СССР в 1940 году. Тогда в странах Запада это не считалось аннексией со стороны СССР. Более того, напомню, британский посланник К. Орд сообщал в своё министерство иностранных дел 5 августа 1940 года: «Эта всецело политическая революция — и ничто иное — осуществлена со сравнительно небольшими издержками и жертвами, исключительно ограниченными первыми её днями». А вот после Второй мировой войны отношение наших «партнёров» к восстановлению советской власти в Прибалтике коренным образом изменилось…

О ПОЗИЦИИ США ПО ВОПРОСУ ПРИБАЛТИКИ В 1945–1991 ГОДАХ

У США, Великобритании и других стран Запада на протяжении всего периода после октября 1917 года сохранялось жёсткое неприятие коммунистической идеологии СССР. Это отношение не изменилось и после кратковременного сотрудничества США и Великобритании с СССР в рамках Антигитлеровской коалиции в период Второй мировой войны. Напротив, политическое усиление СССР после 1945 года стало важнейшей причиной развязывания Западом так называемой холодной войны.

В своём противостоянии с СССР администрация США активно использовала тезис об аннексии республик Прибалтики, вступив тем самым на путь ревизии сформированного по итогам Второй мировой войны в Европе международного права, одним из создателей которого были они сами.

В 1953 году Палата представителей Конгресса США приняла Резолюцию № 346, призывающую к специальному расследованию присоединения стран Балтии к СССР. 27 июля 1953 года был создан Специальный Балтийский комитет под председательством Чарльза Дж. Керстена. 30 ноября и 11 декабря 1953 года Специальный комитет провёл слушания, отчёт о результатах которых был представлен в феврале 1954 года. За время своей работы Специальный комитет взял интервью приблизительно у 100 свидетелей, включая Клесмана, бывшего эстонского правительственного чиновника; Чернюса, прежнего премьер-министра Литвы; Юозаса Бразайтиса и бывшего Президента Соединённых Штатов Герберта Гувера. Впоследствии Специальный Балтийский комитет был преобразован в Специальный комитет по коммунистической агрессии, который продолжал работать до 31 декабря 1954 года.

17 июля 1959 года, то есть в самый разгар антикоммунистической истерии в США, Конгресс Соединённых Штатов постановил ежегодно отмечать «неделю порабощённых наций». Чуть позже это решение стало законом P.L.86-90, обязавшим президентов из года в год подтверждать цель США освободить жертвы «империалистической политики России, приведшей с помощью прямой и косвенной агрессии, начиная с 1918 года, к созданию огромной империи, представляющей прямую угрозу безопасности Соединённых Штатов и всех народов мира» 18.

В отношениях СССР и США этот закон не раз провоцировал возникновение конфликтных ситуаций. Характерный пример: во время визита вице-президента Ричарда Никсона в СССР в 1959 году Никита Хрущёв обвинил его в том, что требование в федеральном законе США (закон P.L.86-90) расчленения СССР — государства, которому он наносит визит, вопиюще противоречит международному праву. В ответ Р. Никсон смущённо оправдывался и даже назвал это требование Конгресса «глупым»19.

Начиная с 1982 года поддержка США тезиса о якобы незаконном присоединении прибалтийских государств к СССР становится намного активнее. Это было связано с тайной деятельностью ЦРУ по поддержке сил, выступающих за радикальное экономическое и политическое ослабление СССР, вплоть до его территориального раздела. В соответствии с утверждённой президентом Рональдом Рейганом в 1982 году тайной директивой «NSDD-32» официальной целью США с этого времени становилось устранение советского влияния в Восточной Европе, а также в республиках Прибалтики. Речь шла о финансовой поддержке организаций и отдельных людей, которые выступали с антисоветских позиций. Президент Рейган обсуждал со своими советниками не только вопрос о поддержке польской «Солидарности», но и вопрос об устранении решений Ялтинской конференции, которая после Второй мировой войны определила сферы влияния СССР и США в Европе. «У Рейгана не было времени на обсуждение Ялтинской конференции, — говорил Ричард Пайпс. — Ему она представлялась несправедливой»20.

Давление США на СССР по вопросу Прибалтики ещё более усиливается, после того как объявленная М. С. Горбачёвым в середине восьмидесятых годов «перестройка» натолкнулась на серьёзные экономические трудности. Они привели к резкому всплеску межнациональной напряжённости, а затем и к росту сепаратистских настроений сначала в Литве, Латвии и Эстонии, а потом и в других республиках СССР. На этом этапе США прямо выдвигают требование «отпустить прибалтов»21.

О ПОДДЕРЖКЕ ПОЗИЦИИ США В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ

После 1945 года многие западноевропейские страны охотно поддерживали позицию США по вопросу перемен 1940 года в Латвии, Литве и Эстонии. Иными словами, курс на ревизию действующего международного права или практику использования двойных стандартов в отношениях с СССР. И в этом нет ничего удивительного. Западная Европа в это время не только развивалась по разработанному в США экономическому сценарию (план Маршалла), но и активно участвовала в идеологическом противостоянии стран Запада и СССР, то есть фактически находилась под политическим и идеологическим контролем со стороны США.

29 сентября 1960 года Консультативная ассамблея Совета Европы заслушала подробный доклад представителя Дании о судьбе прибалтийских стран. Тогда была принята резолюция № 189 «О ситуации в прибалтийских государствах в годовщину их принудительной инкорпорации Советским Союзом». Речь шла о незаконной инкорпорации территорий независимых государств без предоставления возможности народам выразить свою волю. Резолюция содержала констатацию того, что большая часть правительств стран свободного мира продолжает признавать de jure существование независимых прибалтийских государств, хотя на самом деле это не соответствовало действительности. В то время в состав Совета Европы входили 15 государств: Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Турция, Франция, Швеция22.

13 января 1983 года Европейский парламент при участии депутатов 10 государств принимает резолюцию, в которой осуждает оккупацию Советским Союзом прежде независимых и нейтральных прибалтийских государств, начавшуюся в 1940 году в результате заключения пакта Молотова — Риббентропа и якобы продолжавшуюся на момент принятия документа23.

28 января 1987 года Парламентская ассамблея Совета Европы приняла ещё одну резолюцию о положении прибалтов, в которой напомнила о том, что инкорпорация этих стран в состав СССР остаётся вопиющим нарушением права наций на самоопределение24.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ СБСЕ В ХЕЛЬСИНКИ В 1975 ГОДУ

Отметим здесь, что все вышеупомянутые резолюции носили политически-декларативный характер, выражали политические настроения определённой части политической элиты стран Запада в период холодной войны. В нормах международного права эти резолюции отражения не нашли. В отличие от Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки в 1975 году, в котором признавалась нерушимость сложившихся в послевоенный период границ между государствами в Европе.

Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе началось в Хельсинки 3 июля 1973 года, было продолжено в Женеве с 18 сентября 1973-го по 21 июля 1975 года и завершилось в Хельсинки 1 августа 1975 года. В Заключительном акте Совещания недвусмысленно прописан принцип нерушимости границ в послевоенной Европе. В этом документе, в частности, говорится:

« I . Суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету

Государства-участники будут уважать суверенное равенство и своеобразие друг друга, а также все права, присущие их суверенитету и охватываемые им, в число которых входит, в частности, право каждого государства на юридическое равенство, на территориальную целостность, на свободу и политическую независимость. Они будут также уважать право друг друга свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы, равно как и право устанавливать свои законы и административные правила. В рамках международного права все государства-участники имеют равные права и обязанности. Они будут уважать право друг друга определять и осуществлять по своему усмотрению их отношения с другими государствами согласно международному праву и в духе настоящей Декларации. Они считают, что их границы могут изменяться, в соответствии с международным правом, мирным путём и по договорённости. (…)

III . Нерушимость границ

Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы. Они будут, соответственно, воздерживаться также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника.

IV . Территориальная целостность государств

Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединённых Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой. Государства-участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной »25.

Исходя из текста Заключительного акта СБСЕ в Хельсинки, тезис об оккупации Латвии в 1940 году не имеет обоснования с точки зрения международного права, так как 33 государства Европы, США и Канада в 1975 году признали территориальную целостность СССР, или, иными словами, законный характер послевоенных границ СССР. С этим согласились и Святой Престол (Ватикан) и Португалия, которые в 1940 году воздержались от признания перемен в Прибалтике, а также США.

Президент США Джеральд Форд, подписывая Заключительный акт Совещания в Хельсинки, заявил, что «Соединённые Штаты Америки с удовольствием подписываются под этим документом потому, что мы подписываемся под каждым из этих принципов», то есть в 1975 году США без всяких оговорок признали территориальные границы государств в послевоенной Европе, включая границы СССР26.

Тезис в Заключительном акте о том, что «границы могут изменяться, в соответствии с международным правом, мирным путём и по договорённости», указывает на теоретическую возможность изменения в будущем границ любого европейского государства. Так и случилось в конце 1980-х — начале 1990-х годов в результате прекращения существования ГДР, ЧССР, Югославии и СССР и образования новых государств, включая Латвийское, Эстонское и Литовское государства.

ПРИБАЛТИЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ

В годы холодной войны деятельность радикальной части прибалтийской эмиграции активно поддерживалась странами Запада. В тех же США государство продолжало финансировать деятельность дипломатической миссии довоенной Латвии в Вашингтоне.

Радикальная часть западной прибалтийской эмиграции, тесно связанная с бывшими нацистскими коллаборационистами Латвии, Литвы и Эстонии, подвергла жёсткой критике принятый в Хельсинки в 1975 году Заключительный акт СБСЕ и продолжала настаивать на концепции оккупации республик Прибалтики в 1940 году.

Тезис об оккупации Латвии активно пропагандировало латышское эмигрантское радио в США и Англии, деятельность которого оплачивали американские и английские спецслужбы и работники которого официально считались сотрудниками этих спецслужб27. В Германии с антисоветских и русофобских позиций выступал бывший перконкрустовец и нацистский коллаборационист Адольф Шилде, известный также как весьма плодовитый историк. Вплоть до 1990 года А. Шилде являлся в Германии так называемым «представителем интересов Латвии»28.

ДИТРИХС АНДРЕЙС ЛЕБЕР

Особое место в пропаганде тезиса об «оккупации» Латвии принадлежит правоведу и бывшему военнослужащему диверсионно-разведывательного подразделения абвера «Бранденбург-800» в 1941–1945 годах Дитрихсу Андрейсу Леберу.

«Вопрос о «признании факта оккупации» Латвии продолжает будоражить широкие слои общественности. До сих пор нет единого мнения, как с правовой точки зрения оценивать то, что произошло в 1940 году», — отмечает Д. А. Лебер в книге «Latvijas atmodas prieksvesture (1940–1985)».

Он пишет, что образованное в июне 1940 года «новое правительство Августа Кирхенштейна иногда характеризуется как марионеточное, поскольку считается, что новое правительство было сформировано в результате угроз и поэтому не имело законной силы. Однако необходимо иметь в виду признаваемые в 1940 году нормы международного права. Практика того времени исходит из того, что «принуждение, применяемое в процессе заключения договоров, силу самих договоров не меняет. В научной литературе эта традиция характеризуется как «необходимое зло», так как в противном случае войны продолжались бы вечно.

Правительство Латвии, говорит Лебер, приняло советский ультиматум 16 июня 1940 года. Это произошло в форме письменного ответа министра иностранных дел, который посол Латвии в Москве Фрицис Коциньш передал министру иностранных дел СССР Вячеславу Молотову. Правительство Латвии советский ультиматум не рассматривало как нападение. Согласие правительства Латвии с требованиями, выдвинутыми в ультиматуме, юридически квалифицируется как соглашение с Советским Союзом. Правительство Ульманиса согласилось без протеста. Решение правительства являлось актом органа государственной власти Латвии.

Далее Д. А. Лебер неожиданно заявляет, «что в Латвии произошла вооружённая интервенция и оккупация в условиях мирного времени». И тут же признаёт: «Однако вооружённая интервенция не была вооружённой агрессией или вооружённым насилием, так как дополнительный контингент частей Красной Армии был введён на территорию Латвии с согласия правительства Латвии».

Правильно ли считать, что правительство Карлиса Ульманиса и сам Карлис Ульманис как президент государства легитимизировали оккупацию и аннексию Латвии? Вину за утрату независимости должен взять на себя вождь народа» 29 .

Таким образом, даже Д. А. Лебер, заявляя, что Латвия была оккупирована СССР, одновременно фактически признаёт, что, с точки зрения действовавшего на тот период времени международного права, термин «оккупация» фактически неприменим к тому, что произошло в Латвии летом 1940 года.

О ПРАВОВОЙ ПОЗИЦИИ СТРАН ЗАПАДА ДО 1991 ГОДА

В годы холодной войны «прибалтийский вопрос» рассматривался странами Запада как один из важнейших инструментов для борьбы с СССР, и соответствующих заявлений о недемократическом характере перемен 1940 года в Прибалтике было сделано немало. Однако несмотря на то, что «прибалтийский вопрос» вплоть до развала СССР оставался для советского руководства серьёзным раздражителем, страны Запада в своей политике по отношению к СССР никогда не исходили из того факта, что Латвийская, Эстонская и Литовская Республики якобы продолжают де-юре существовать. Нет ни одного договора, который страны Запада подписали с СССР, где действие этого договора не распространялось бы на республики Прибалтики по той причине, что они якобы продолжают сохранять статус субъектов международного права как довоенные независимые государства. Ни одно из государств — подписантов Заключительного акта Хельсинкского Совещания СБСЕ не отозвало свою подпись под этим документом, зафиксировавшим границы в Европе после Второй мировой войны.

Что же касается того факта, что отдельные зарубежные дипломатические представительства Латвийской Республики продолжили свою работу и после перемен 1940 года, правда, в гораздо меньшем объёме, то это относится, главным образом, к тем достаточно редким случаям, когда в период холодной войны их деятельность использовалась странами Запада для ведения борьбы с СССР. Говоря иначе, в основе этой ситуации лежали сугубо политические, а вовсе не правовые причины.

КРИЗИС МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА ПОСЛЕ 1991 ГОДА

Распад СССР в 1991 году спровоцировал затяжной кризис международного права. Не отзывая свои подписи под Заключительным актом Хельсинкского Совещания СБСЕ, ряд стран одновременно стал выступать с заявлениями о необходимости пересмотра послевоенных границ в Европе. В числе этих стран были и Латвия и Эстония.

Войска НАТО во главе с США, в нарушение Устава ООН, совершили в 1999 году военную агрессию против суверенного государства Югославии, а также против нескольких других стран.

Изменилась и риторика США по вопросу об оккупации Латвии Советским Союзом в 1940 году.

Президент Латвии Гунтис Ульманис в интервью газете «Диена», опубликованном 15 октября 1994 года, сетовал: «Во время своей беседы с Ричардом Холбруком, одним из заместителей Уоррена Кристофера, я сказал ему: если вы 50 лет не признавали инкорпорации стран Балтии, то почему сейчас вы не хотите достаточно громко и открыто согласиться с тем, что страны Балтии были оккупированы?.. Это узловой вопрос — 50 лет не признавали инкорпорации, а сейчас не хотят признавать, что была оккупация»30.

Но уже 8 мая 2005 года президент США Джордж Буш во время своего выступления в Риге заявил: «Соединённые Штаты отказывались признавать осуществлённую империей оккупацию. Флаги свободных Латвии, Эстонии и Литвы, запрещённые на родине, гордо развевались над дипломатическими миссиями в США»31.

Это заявление де-факто означало отказ США от своей подписи под Заключительным актом Хельсинкского Совещания СБСЕ, но официально пойти на такой шаг США всё же не решились. Иными словами, это заявление осталось лишь политической риторикой.

После 1991 года правящие элиты Литвы, Латвии и Эстонии решили (в числе других государств) добиться официального заявления на уровне ООН по вопросу признания факта оккупации Советским Союзом в 1940 году государств Балтии. Однако спустя три года было признано, что в ООН невозможно не только решить эту проблему, но даже обсудить её32.

Своё объяснение этой ситуации в октябре 2001 года предложил экс-премьер и экс-глава МИД ЛР, депутат 7-го Сейма Валдис Биркавс. На дискуссии, посвящённой десятилетию работы в Латвии Миссии ООН, В. Биркавс признался: «Мы поняли, что лучше не требовать в ООН признания факта оккупации. Дело в том, что среди членов ООН половина стран — сами бывшие оккупанты, а половина — бывшие оккупированные государства. И если будет голосование по вопросу Латвии, то, скорее всего, голоса разделятся поровну. Нейтральный же результат будет истолкован как отрицательный. Вот видите, скажут нам, ООН отказалась признать факт оккупации Латвии. Поэтому сегодня с таким вопросом нам выходить не стоит»33.

Таким образом, на уровне ООН факт оккупации Латвии Советским Союзом летом 1940 года не признан. Более того, власти Латвии и не планируют обращаться в ООН с просьбой признать факт этой самой оккупации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

После окончания Второй мировой войны страны Запада под руководством США использовали в отношениях с СССР политику двойных стандартов. На уровне международного права признавали международные договорённости с СССР и одновременно на политическом уровне постоянно выступали за их ревизию, то есть за отказ от их исполнения.

Невзирая на различные политические заявления и опираясь именно на нормы международного права, следует признать, что сегодня нет правовых оснований утверждать, что в июне 1940 года СССР оккупировал Латвийскую Республику. Военных действий между Латвийской Республикой и СССР в 1940 году не было. Формирования военной оккупационной администрации и контроля вооружённых сил СССР над территорией и/или населением Латвии в этот период также не было.

Международное сообщество не поддержало инициативу создания правительства Латвийской Республики в изгнании.

На уровне международного права факт оккупации Латвии Советским Союзом в 1940 году до настоящего времени не признан.

В свете сказанного следует признать, что Верховный Совет Латвийской ССР, приняв 4 мая 1990 года Декларацию о восстановлении государственной независимости Латвийской Республики, в тексте которой красной нитью проходит мысль об оккупации Латвии Советским Союзом в июне 1940 года, по сути, заявил об отказе признавать действующее на 4 мая 1990 года международное право в угоду пестуемой радикальной частью западной латышской эмиграции идеологии реваншизма. Значительная часть населения Латвии не поддерживала эту трактовку истории Латвии в мае 1990 года. Ещё более значительная часть, если не большинство, населения страны не поддерживает эту трактовку истории Латвии в наши дни. Таковы причины того идеологического раскола, который наблюдается сегодня в латвийском обществе.

Отсюда можно сделать следующие выводы.

1. Тезис об оккупации Латвии Советским Союзом в июне 1940 года получил распространение после начала гитлеровской оккупации Латвии и являлся важным элементом нацистской пропаганды.

2. В период после окончания Второй мировой войны тезис об оккупации Латвии, а также Литвы и Эстонии в 1940 году стал важным политическим инструментом в политико-идеологическом и экономическом противостоянии коллективного Запада и СССР. В этом противостоянии коллективный Запад активно использовал ту часть латышской (литовской, эстонской) эмиграции, которая до июня 1940 года являлась опорой местных недемократических режимов. После восстановления в Латвии, Литве и Эстонии Советской власти и после начала нацистской оккупации эти эмигранты выступали как нацистские коллаборационисты, то есть пособники Гитлера, а после освобождения Красной Армией республик Прибалтики от нацизма бежали на Запад.

3. Тезис об оккупации Латвии в период с 1940-го по 21 августа 1991 года не имеет обоснования в международном праве. После 1991 года Латвия отказалась требовать в ООН признания факта оккупации на международном уровне. Однако этот тезис, положенный в основу идеологии текста Декларации о восстановлении государственной независимости Латвийской Республики от 4 мая 1990 года, после обретения Латвией государственной независимости де-юре и де-факто стал основой идеологии всей правовой системы независимого Латвийского государства.

4. Выдающаяся роль в закреплении тезиса об оккупации Латвии Советским Союзом в 1940–1991 годах в общественном сознании населения Латвии, в первую очередь, в умах молодого поколения латышей, принадлежит именно выходцам из радикальной части западной латышской эмиграции. В их числе — бывший служащий диверсионно-разведывательного подразделения абвера «Бранденбург-800» Дитрихс Андрейс Лебер и два президента Латвийской Республики. Это Вайра Вике-Фрейберга (с 8 июля 1999-го по 7 июля 2007 года) и нынешний президент Эгилс Левитс (с 8 июля 2019 года). Левитс, напомним, был одним из главных идеологов текста Декларации о восстановлении государственной независимости Латвийской Республики от 4 мая 1990 года.

5. Тезис об оккупации Латвии является идеологической платформой для проведения властями Латвийской Республики политики обеления нацизма, которая включает в себя в том числе и признание равной ответственности СССР и нацистской Германии за развязывание Второй мировой войны. А также реализацию курса на политическую и историко-культурную реабилитацию истории формирования и боевой деятельности Латышского добровольческого легиона Ваффен СС при одновременном всяческом очернении и осуждении роли Красной Армии в освобождении Латвии от нацизма. Данный тезис служит также для политической элиты Латвии оправданием при формировании и реализации политики по насильственной ассимиляции национальных меньшинств.

6. Тезис об оккупации Латвии Советским Союзом в 1940 году и о необходимости пересмотра итогов Второй мировой войны поддерживает сегодня абсолютное меньшинство населения страны, при том, что под контролем этого меньшинства находятся сегодня политическая, экономическая, судебная и медийная ветви власти.

Рига

ГУЩИН Виктор Иванович,

кандидат исторических наук, директор Балтийского центра исторических и социально-политических исследований

Примечания:

18 Нарочницкая Н. А. За что и с кем мы воевали. — М.: Минувшее, 2005. — С. 61.

19 Там же. С. 62.

20 Швейцер Петер . Тайная стратегия развала СССР. — М.: Алгоритм, 2010. — С. 134.

21 Бешлосс М. Измена в Кремле: протоколы тайных соглашений Горбачёва с американцами / Майкл Бешлосс, Строуб Тэлботт. — М.: Алгоритм, 2011. — С. 117.

22 Resolution regarding the Baltic States adopted by the Consultative Assembly of the Council of Europe September 29, 1960. Source: from «International Reaction to the Occupation of the Baltic States by the USSR» by Legation of Latvia, Washington. http://www.letton.ch/lvx_eur1.htm

23 Source: 1982–1983 EUR.PARL.DOC (N°.7.908) 432-33 (9183) city dans «International Reaction to the Occupation of the Baltic States by the USSR» by Legation of Latvia, Washington. http://www.letton.ch/lvx_eur2.htm

24 Шац-Марьяш Рута . Калейдоскоп моей памяти. — Рига: Acis, 2003. — С. 299–300.

25 Conference on Security and Cooperation in Europe. Final Act. Helsinki, 1975. Published: http://www.osce.org/ru/mc/39505?download=true

26 Comment of the Department of Information and Press the Russian Foreign Ministry on the «non-recognition» entry of the Baltic republics of the USSR. Published: http://www.latvia.mid.ru/news/ru/050507.html

27 Федосеев Леонид . Опубликуем всех? — «Час», 27 октября 2006 года.

28 Кабанов Николай . Тайна архива Шилде. — «Вести сегодня», 20 декабря 2005 года.

29 Lebers D . A . Latvijas valsts bojaeja (1940.). — Sk. Latvijas Universitates zurnala «Latvijas vesture» fonds, Latvijas Zinatnu Akadēmijas Baltijas Strategisko petijumu centrs. Valdis Bluzma, Ojars Celle, Talavs Jundzis, Ditrihs Andrejs Lēbers, Egils Levits, Ļubova Zile. Latvijas valsts atjaunosana. 1986 — 1993. — Riga, 1998. — Lpp. 7–42.

30 «Диена», 15 октября 1994 года.

31 Из выступления президента США Дж. Буша в Риге 8 мая 2005 года. — «Телеграф», 9 мая 2005 года.

32 Jaroslaw Sozanski . International legal status of Lithuania, Latvia and Estonia in the years 1918–1994. — Riga, 1995. — P. 107.

33 Абик Элкин . 10 лет без права передышки. Почему Латвия не требует в ООН признания оккупации? — «Вести сегодня», 2001, 19 октября.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru