Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№10, Октябрь 2020

ДИСКУССИЯ

Игорь ШУМЕЙКО
Культ карго

 

«БАШНИ ИЗ СЛОНОВОЙ КОСТИ»

И ВЫШКИ СОТОВОЙ СВЯЗИ

Новость с родины Исаака Ньютона, Дарвина, Александра Флеминга и обоих Бэконов: британцы жгут вышки сети 5G. Безупречная логика связала место первой вспышки коронавируса, Китай, со страной, продвигающей 5G. Китай! Эта же логика подсказала наиболее взвешенную, разумную программу действий: «Жги их, проклятые»! Выбор орудия казни — костёр — также говорит о направлении вектора интеллектуальных изменений.

Похоже, четверть века (примерно) работы «британских учёных», развлекавших своей меметичностью весь мир, даром не прошла. Но подобные тренды различимы не только в стране первой академии наук, Лондонского Королевского общества!

По-моему, вполне глобальная тенденция привела к нынешним британским аутодафе. Корень — в действиях, мерах, покрываемых общим лозунгом: «Актуализация науки».

Помните в период поздней перестройки критику науки: «не служащей потребностям общества»? Сегодня время от времени всплывает в информационном поле ещё один мем — «реформа РАН». Три года назад эту реформу признали провальной. Недавно в РАН отказались согласовать дорожную карту реорганизации научных фондов. А так хорошо всё начиналось: «Наука даст бóльшую отдачу, если будет ориентирована на потребности общества!». Логика железная: «Для кого ж Наука, как не для Общества?». Тут сомнения выглядят ересью и юродством. И у нас, и на Западе политкорректность, демократизация образования-науки считают смешным древний мем «Учёные в башнях из слоновой кости». Эти башни пока оставлены поэтам.

Но ориентируя Науку на потребности, забывают, что сами эти потребности давно — объект манипуляций. Во многом они формируются рекламой. «Реклама — двигатель Науки». И мощный слоган: «Сто миллионов, купивших эту фигню, не могут ошибаться!».

Здесь, мне кажется, исток движения, вылившегося в мем «Британские учёные». Щекотка мозга, привлечение эмоций Потребителя, например, всякими «быстрорастворимыми Армагеддонами». Важнейшая потребность общества, особенно пресыщенного. А из видов производства наиболее актуальным становится Производство Сенсаций.

Эти свои подозрения я пытался выверить в беседах со многими учёными. Недавно опубликованная моя беседа с академиком Г. С. Голицыным при всей пространности вместила лишь краткий «вброс» темы. Георгий Сергеевич обратил внимание на такие темы: «Была ли какая-нибудь потребность в электроэнергии до открытия электричества»? «Как вообще может выглядеть «Заказ Общества на открытие того, чего (пока) нет»? Не напоминает ли это зачин сказок: «принеси то, не знаю что»? В сказке «Про Федота-стрельца» социальный заказ царя именно так и звучал. И ещё: цель науки — удовлетворение потребностей общества или поиск истины?

Истина, сама идея истинности — высокая степень абстракции, вошла в первобытное сознание сначала не в форме ли «Религиозной Истины»?

Создание первых университетов Церковью — неоспоримый факт. Да, долог путь от королевского духовника, каноника Робера де Сорбона, основавшего знаменитый университет, до Фредерика Жолио-Кюри, выпускника Сорбонны. Хотя в наше время о том, что де Сорбон «служил» духовником Людовика IX Святого, не упоминали. Больше тогда твердили о «мракобесах, делавших науку прислужницей религии». Словно наука была самостоятельной, «из хозяйственных нужд» выросшей лошадкой, и её мракобес мог оседлать, а мог и не... Например, атеиста Мечникова им оседлать не удалось!

Главная сложность в том, что, дав первотолчок науке, поиску истины, религия запустила и процесс, со временем «откусывающий» у неё, религии, изрядные куски мировоззренческого пирога. И может, не случайно символом средневековых учёных, присвоенным потом и розенкрейцерами, стал пеликан, по древней легенде, кормящий птенцов своим телом. На эмблемах иногда встречается «символ науки» — контур наклонённой реторты. Его происхождение, если раскопать, идёт от графической стилизации, от клюва кормящего пеликана…

В примитивном пределе той «откусывающей» тенденции лежал и популярный аргумент лекторов, колесивших по нашим клубам: «Наука сделала ракету, Гагарин полетел в космос, Бога там нет!». Работа на авторитет науки, «сделавшей ракету»? Наоборот! Вовсе не рисуя идиллию отношений религии и науки, отметим сложность, диалектику их отношений, итоговую плодотворность спора. А «конфискация», изъятие науки из этой тысячелетней пары, впряжение в обслуживание Потребностей гасит давний импульс развития, ставит к конвейеру Производства сенсаций. Отсюда «британские учёные» и «аутодафе вышек 5G».

КУЛЬТУРА И КАМЕННЫЙ САМОЛЁТ

Впрочем, смаковать сей свежий карикатурный пример — значит тоже эксплуатировать сенсационность. Важнее сказать о другом, тихом и невзрачном следствии. Стреножив науку, у неё отобрали не только цель, заменив Заказом, но и громадную сферу — Образование. Раньше студента и (опосредованно) школьника готовил Учёный. Теперь — бюрократ из Минобразования и Обрнадзора, ЕГЭ, готовящий специалиста по профессии «разгадыватель кроссвордов», и «Болонская система», готовящая «болонок». Вот случайный, но вполне точный образ итога эволюции, вырабатывающей Потребителя, максимально зависимого от хозяина (Рынка).

Процесс «образования», сведённого к безумию отчётностей, напоминает известный культ карго. Дикарь видел в небе самолёт, и, потрясённый, высекал из камня его внешнее подобие — для молитв и жертвоприношений. Дикарь-бюрократ старательно «высекает» подобие вуза, школы, и только громадная, тысячелетняя инерция системы не позволяет заместить её окончательно.

Эйнштейн, запальчиво провозглашающий, что «Братья Карамазовы» дали ему больше, чем Гаусс, — факт известный. Поделюсь фактом менее «раскрученным». Учёный секретарь РАН, наш «главный по термодинамике» академик Александр Леонтьев, герой моей давней статьи, вспоминал, как давным-давно он переезжал в новосибирский Академгородок. Как он, ещё «не поселившийся», с чемоданом шёл по парку, примыкающему к коттеджам, домам, где теперь ему предстояло жить. Весь в тяжёлых сомнениях: переезд из Москвы практически «на целину»!

И вдруг слышит из какого-то окна пение под гитару. Здесь играют и поют! Леонтьев почти сразу увидел конец тяжёлых сомнений. Здесь можно жить, работать, творить!

Знаменитые «физики-лирики» 1960-х — это не о конфликте, а о связи, взаимообусловленности. А нисходящий тренд эволюции: «британские физики и… хохмачи»! Ещё раз повторю, не только «британские». Из современного моря их выбрал Интернет. А сегодня поджигатели 5G-вышек утвердили, «ратифицировали» сей выбор.

Вообще, наши учёные щедро подарили меня своим вниманием, временем, беседами на самые «отвлечённые темы». Не припомню никого, кто из них не интересовался бы литературой, музыкой, духовной жизнью. И сейчас я пытаюсь передать общее ощущение тех бесед, найти «общий знаменатель», или, в терминах бывшего эвээмщика, «общую шину».

Наука и Образование тысячелетиями развивались в общем лоне Культуры, а слово «культ», сидящее в корне последней, говорит об определённой самоценности, заботливой «культивируемости».

Команда «Ну-ка, служи!» адресуема именно к «болонским» болонкам: стать на задние лапы и тявкнуть. Как раз серьёзные, не комнатные собаки такой команды не знают. Об этом довелось мне беседовать в нашей «собачьей Сорбонне», подмосковном Княжеве, с главным кинологом России Дмитрием Дындой. Ещё раз: служивые собаки не знают команды «Служи»!

Наверняка слышали версию, уводящую уже в дебри конспирологии: науку и образование специально выхолащивают, чтобы формировать миллиарды покорных Потребителей. Но подкрепляет такую версию хор преподавателей вузов, сегодня задавленных прессом отчётности. Безумный танец бумаг, справок, размножающийся «клеточным делением».

Из этого «хора стенающего» выделю опубликованную в начале года в «НГ» статью члена-корреспондента РАН социолога Жана Тощенко «К чему ведёт нескончаемая оптимизация образования». Вспомню и открытое письмо новоназначенному министру науки и высшего образования «о совершенно жутком бумаготворческом рабстве» доктора философских наук, профессора Валентина Бажанова, тоже опубликованное в «НГ». Подтверждая связь Науки и Образования, В. А. Бажанов пишет:

«В последние семь-восемь лет основные усилия преподавателей тратятся на написание для ОПОП («основная профессиональная образовательная программа») учебных программ (УП), рабочих программ дисциплин (РПД), методических рекомендаций по организации самостоятельной работы обучающихся (СРО). В указанных документах информация в значительной мере дублируется, что лишает смысла такую работу и снижает их и без того мизерную ценность. Добавьте к этому бесконечное их переделывание по новым формам не только ввиду ввода новых стандартов (3, 3+, 3++), но и стремления усовершенствовать эти формы так, чтобы пройти так называемую аккредитацию вуза».

Но за валом бумаг, за новыми и новыми «компетенциями» зачастую не видно ЦЕЛИ, к которой должно идти образование. В. А. Бажанов точно пишет: «Во многих университетах даже на юридических факультетах давно нет такого предмета, как логика (хорош юрист без логики!). Полностью доверены неспециалистам и собственным силам выпускающих кафедр этика, эстетика и религиоведение. Стоило бы прекратить замену методологии методикой, следование новомодным изобретениям и вернуться к преподаванию фундаментальных гуманитарных дисциплин (той же логики), которые нацелены на формирование общекультурной личности, гражданина, да и способности грамотно выражать свои мысли»?

Не в бровь, а в глаз...

КОМПЕТЕНЦИЯ КАК СПОСОБНОСТЬ УПРАВЛЯТЬ ВРЕМЕНЕМ

Надо признаться в собственной причастности к теме. В 2000-е я преподавал в двух университетах, а в 1990–1992 годах был начальником внешнеэкономического отдела Министерства образования РСФСР. Заместитель нового министра по экономике, Евгений Фёдорович Сабуров, был моим дипломным руководителем. Когда-то звал в аспирантуру. Я тогда хоть и вёл научную работу на паре кафедр, и диплом имел «красный», но всё ж предпочёл более перспективное (казалось!) Министерство внешней торговли СССР.

Летом 1990 года Сабуров вспомнил обо мне и пригласил в Министерство образования с заданием: закрыть унаследованный конфликт. Бельгийская фирма поставила на Московскую выставку учебное оборудование примерно на 120 000 долларов. Его наша сторона обещала оплатить. Не оплатила: «У нас 1990 год на дворе!». Бельгийский чиновник грозил и слал факсы: «Я вчера уволил русского переводчика!». Надо понимать, что теперь с нами разговор только через международный арбитраж. А русский язык уже не нужен. Сабуров нашёл какого-то лесопромышленника, внёсшего примерно треть нужной суммы. С гарантией оплаты, припрятанной до случая, через неделю после назначения я уже брёл по «тихому бельгийскому» (штамп) городу Генк (не путать с Гентом).

Русского переводчика Ван Эрум, хозяин фирмы, действительно уволил, но по-английски говорил старательно и, к моему счастью, медленно… Из внешторговской практики я знал, что для участников таких статусных выставок возвращать товар домой — неудача, почти дурной тон. Надо продать на месте, с любым дисконтом... В общем, сошлись на трети стартовой цены и букете обещаний будущего сотрудничества. Лесопромышленник, как стало потом понятно, оказался весьма кстати.

Потом приглашавший меня Сабуров ушёл. Взлетел! Он стал автором Экономической программы правительства. И «Программа Сабурова» премьеру Силаеву понравилась больше, чем «500 дней» Явлинского. Далее Евгений Фёдорович был министром экономики, вице-премьером, премьер-министром (недолгое время между Силаевым и Гайдаром).

Мне заняться после Бельгии было особо нечем, и, пока Сабуров писал свою Программу, я писал роман.

Рабочим помещением моим на Чистых прудах был «Мемориальный кабинет Луначарского». Старинная мебель, светильники из черепаховых панцирей — подарок китайского пролетариата... Секретарша замминистра, сидевшего рядом, постучав, спрашивала: «Вот из Омска учителя приехали. Можно, зайдут, глянут?».

Непричастный к собственно образованию, я всё же близко наблюдал многих работников министерства. В 1992 году зарплата почти обнулялась инфляцией. Некоторые коллеги приглядывались к бизнесу, какой-то работе, с образованием никак не связанной. Но, приглядевшись до кружения голов, решали «пересидеть это вымораживание тараканов» в Минобразовании. Не надо думать, что я теперь представляю их как «венец отрицательного отбора бюрократии». Это были обычные люди, которые пытались выжить в необычное время. С тех пор много воды утекло, иных уж нет, а те далече...

И в министерстве — давно новая генерация чиновников. У меня есть знакомые и «по другую сторону»: преподаватели, реальные жертвы идиотизма всевозможных «обрразоров», бесконечно и безнаказанно тасующих стандарты, УП, РПД, ФОСы. Внутри современного коллективного образовательского монстра сидит придуманный новой чиновной когортой основной кирпич, единица измерения — «компетенция». Подсчитывая эти компетенции, бюрократы решают: идёт процесс образования или нет?

Конечно, можно ворчать: раньше Королёвых, Ландау, Алфёровых готовили без «компетенций». Или просто зачитать пример: «компетенция — это способность управлять своим временем, выстраивать и реализовывать траектории саморазвития на основе принципов образования в течение всей жизни».

Опять возвращаюсь к профессору Бажанову: «Неопределённые по смыслу «компетенции» никогда никем не используются в учебном процессе. Работа по их беспрерывному вылизыванию отнимает колоссальное количество времени и нервов всех, от ассистентов до профессоров. Преподаватели не успевают готовиться к занятиям, заниматься наукой, ибо постоянно занимаются переделкой и отчитываются за свою работу в процессе частых аудитов».

Вспомнив культ карго (дикаря в джунглях, высекающего из камня «самолёт»), я и имел в виду бюрократа, высекающего подобие вуза. Та «компетенция с траекториями саморазвития в течение всей жизни» под здравым, незашоренным взглядом — просто набор слов, которые можно заменить хоть на: «тра-ла тра-ла-ла-ла, и мой сурок со мною»! Но когда из УП, РПД, ФОСов, помноженных на миллион, выстроены пирамиды — идиотизм отдельной бумажки менее различим.

Ещё раз процитирую статью профессора Валентина Бажанова. Обращаясь к министру, он пишет: «Преподаватели вузов были бы вам, Валерий Николаевич, искренне признательны за освобождение их от бессмысленной работы по бесконечному написанию и переписыванию УП, РПД и ФОСов. Качество образования возросло бы, если вернуться к фундаментальным гуманитарным дисциплинам вместо изысков в виде «основ проектного управления», которое вводят даже первоклассникам».

ШУМЕЙКО Игорь Николаевич,

писатель, историк


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru