Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№1, Январь 2021

КРУГ ЧТЕНИЯ

Вячеслав НИКОНОВ
Возможность собраться с мыслями

 

Спасибо РИА «Россия сегодня» и «Новости» за возможность встретиться с читателями. Я не так давно презентовал здесь в присутствии большого количества журналистов книгу «Код цивилизации». Это было 18 марта 2020 года. Как выяснилось — последняя пресс-конференция и презентация такого рода. Я хотел ещё презентовать тогда книгу в Московском Государственном университете, но все мероприятия пришлось отменить — началась пандемия коронавируса.

К тому времени у меня в работе было несколько книг. И они выходили тогда, когда уже, к сожалению, не работали книжные магазины. Книги выходили к ярким датам и событиям нашей истории. В том числе — к 75-летию событий весны и лета 1945 года, к юбилею нашей Победы. И это не могла нарушить даже сорванная пандемией повестка года.

В апреле также отмечалось 150-летие Ленина, и это событие я готовился встретить своей книгой «Ленин. Человек, который изменил всё». Она вышла 22 апреля. Ленин действительно изменил всё — надо оценивать его деятельность по степени воздействия на мировые процессы, на историю нашей страны. Здесь Ленин был не превзойдён никем. Мы не можем вспомнить ни одного нашего соотечественника, который бы так, как Ленин, повлиял на ход событий мировой истории. Сталин был только его учеником и продолжателем дела. Ленин до сих пор не превзойдён по количеству и тиражу своих работ, которые изданы на рекордном количестве языков народов мира.

Ленин создал альтернативную модель общественного развития — коммунистическое движение. Все современные коммунистические партии, включая и правящие, во многом — плоды его творения. Имя Ленина носит до сих пор огромное количество улиц в нашей стране — близко даже никто не подошёл. Идеи Ленина разделяют миллионы людей и в нашей стране, и во всём мире.

С другой стороны, это человек, сломавший парадигму социального развития. Самое главное, что сделал Ленин и в чём он изменил всё — он отказался от основ, на которых зиждилось общество на протяжении даже не столетий, а тысячелетий до него.

Одним из таких главных столпов была частная собственность, на которой строилась общественная жизнь и вся цивилизация до Ленина. Он отменил частную собственность, и ничего ни у кого не осталось. Это был удивительный исторический эксперимент, когда у людей действительно не осталось ничего. У вас были дом, земля... Они теперь не ваши. У вас были деньги... Считайте, что их нет. Земля социализирована, и то, что растёт на ней, принадлежит не вам — необходимо кормить Красную Армию. Отсюда — продразвёрстка и продналог. В этом заключается причина того, что значительная часть российского общества восстала против большевиков. Люди были просто лишены всего, чем они ещё недавно обладали.

Второе, на чём базировалась цивилизация до Ленина, была религия. Он отказался от всех традиционных религий и традиционной морали, отвергая всё, чтобы было записано в десяти заповедях. Он создал свою религию — коммунизм. И тем самым тоже изменил буквально всё.

Если говорить о недостатках его деятельности, то надо вспомнить, что Ленин является рекордсменом по разрушительным последствиям. За шесть лет реального пребывания Ленина у власти экономика России сократилась в пять раз, промышленное производство — в десять раз. Такое падение трудно соотнести с чем-либо ещё. Не знаю, как измерить результаты татаро-монгольского нашествия на хозяйственную деятельность Северо-Западной Руси, но падения экономики в пять-десять раз не было ни в годы Первой, ни даже Второй мировой войны.

Книгу я постарался сделать максимально объективной, внимательно прочитав все пятьдесят пять томов сочинений Ленина, всё, что о нём написано людьми, которые с ним виделись. Так у меня складывалась биография человека, который изменил всё. Крупнейшая фигура, непревзойдённая по степени разрушительного воздействия на всё, что существовало до него. Но это ещё и создатель идеологии, на которой базировался Советский Союз. Она вывела нашу страну на лидирующие позиции в мире.

Так что Ленин, безусловно, фигура, всегда заслуживающая внимания. Когда книга о нём уже находилась в типографии, я работал над другой. Она потом получила название «Беспамятство. Кто начал Вторую мировую войну». Я хотел издать её ко дню Победы, потому что перед 75-летием у нас и за рубежом — особенно за рубежом — началась жесточайшая дискуссия о том, кто начал Вторую мировую войну. Договорились до того, что Советский Союз виноват в этом кровопролитии, что Гитлер и Сталин на равных несут ответственность за войну.

Книга «Беспамятство» отличается от всех книг о Второй мировой войне. Как правило, они начинаются 1939 годом. А моя книга заканчивается сентябрём 1939 года. И действительно, почему все полагают, что Вторая мировая началась 1 сентября 1939 года? Что произошло такого, что заставило считать войну мировой? Германия напала на Польшу. И что? Германии объявили войну за это нападение Франция и Великобритания, при этом фактически в войну не вступив. Ход мыслей был, вполне очевидно, таким: а кому ещё называть войну мировой, как не великим державам — Франции и Англии! Хотя к этому времени в войне не участвовали ни Советский Союз, ни Соединённые Штаты Америки, ни многие страны остального мира.

Я считаю, что Вторая мировая война началась гораздо раньше, и вообще не в Европе. Она началась в Азии — с нападения Японии на Китай в 1931 году, когда на севере этой страны под эгидой японцев было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го. К тому времени, как началась война в Европе, Япония захватила территорию в четыре раза большую, чем Польша. К 1 сентября 1939 года потери китайцев в войне с Японией превысили десять миллионов человек. И это не считалось мировой войной, хотя война шла жесточайшая, с привлечением ресурсов, действительно, всего мира.

Полтора миллиона человек к тому времени погибло в Испании, где на стороне режима Франко выступали немецкие и итальянские военные формирования, а на стороне законного республиканского правительства был Советский Союз. Италия напала на Эфиопию, уничтожив полмиллиона жителей этой страны. Никто их тогда не считал.

В том, что Вторая мировая датируется 1 сентября 1939 года, есть своего рода расизм. Кроме того, эту дату «удобно» пристегнуть к утверждениям о виновности Советского Союза в разжигании войны. Ведь в это время был подписан пакт о ненападении между Советским Союзом и Германией. Поскольку война произошла сразу «после», то это значит — «по причине». Хотя по всем документам, и я это показываю в книге, Советский Союз был последним европейским государством, подписавшим с Германией пакт о ненападении. Все остальные успели «подсуетиться». И если бы не был подписан пакт о ненападении между Германией и СССР, такой пакт подписывался бы с Великобританией. И тогда война пришла бы на наши рубежи сразу после нападения немцев на Польшу. Мы для себя решали такой вопрос: где остановятся немецкие войска, когда нападут на Польшу? Мы хотели помочь Польше сдержать немецкое нашествие. Но нельзя помочь стране, которая не хочет, чтобы ей помогали, и проводит при этом активную антисоветскую политику.

Возвращаюсь к вопросу, который витал тогда в высоких кремлёвских коридорах. Где остановятся немецкие войска после нападения на Польшу? В Варшаве или в Минске? В Москве или в Свердловске? Надо было зафиксировать ту линию, на которой немцы остановятся, если нападут на Польшу. Потому что мы не были готовы воевать с Германией. А вот с 1939 по 1941 год нам удалось удвоить оборонное производство и создать первые предпосылки для великой Победы.

Советский Союз не был белым и пушистым, но он вёл себя в те годы намного достойнее, чем все западные страны. Достаточно вспомнить Версальскую конференцию. Там эти страны разделили мир между собой, а потом создали все условия, чтобы война началась. И сделали всё, чтобы направить гитлеровскую агрессию на Восток — против Советского Союза. Об этом — книга «Беспамятство».

Изначально книга «28 мгновений весны 1945-го» была моим интернет-проектом, посвящённым 75-летию Победы. Главный посыл проекта заключался в том, чтобы начиная с 12 апреля, день в день, давать историю того, что происходило в этот день тогда, 75 лет назад. Причём не в традиционном для нашей историографии плане, хотя действия советских войск тоже подробно показаны. Было интересно рассказать, что происходило в этот день во всех столицах держав — участниц войны. То есть какие события в этот день фиксировались в Берлине, Лондоне, Вашингтоне, как шли дипломатические переговоры. Конечно же, любопытно было взглянуть на переписку глав союзных держав, где они обсуждали, например, конференцию по созданию Организации Объединённых Наций.

Есть дни в истории человечества, когда она буквально спрессовывается, и в течение одного дня происходит столько событий, что в другое время их хватило бы на целый год, а то и на несколько лет. Так вот, каждый день в течение апреля и мая 1945 года вобрал в себя такое количество явлений, что они до сих пор играют колоссальную роль в жизни всей планеты, как ни один другой период в истории человечества.

Почему я начал с 12 апреля? Потому что это был день, который невероятно воздействовал на весь ход войны и ярко показал роль личности в истории. В этот день умер Франклин Делано Рузвельт, президент Соединённых Штатов Америки, один из архитекторов союзнических отношений в годы Второй мировой войны. Он был объединяющим звеном «Большой тройки» и хорошо видел перспективы мира после окончания войны. Он видел развитие международного сообщества в сотрудничестве, по его словам, «четырёх полицейских» — Соединённых Штатов, Советского Союза, Великобритании и Китая. Эта идея легла в основу создания Организации Объединённых Наций и её Совета Безопасности.

Рузвельт представлял ту часть американской национальной элиты, которая была заинтересована в продолжении сотрудничества с Советским Союзом. Но он умер, президентом стал Трумэн, и первое же его послание Сталину было вовсе не благодарностью за поздравление в связи с избранием президентом. Он писал: «Мне не нравится Ваша позиция по польскому вопросу». Это была совершенно другая тональность в переписке со Сталиным, которая основывалась на знании Трумэном того факта, что Соединённые Штаты скоро испытают атомную бомбу. Причём об этом Трумэн узнал, когда он уже стал президентом. Сталин и Молотов были гораздо информированнее вице-президента Соединённых Штатов в перипетиях американской ядерной программы. В этом — один из парадоксов истории.

Это были дни, когда действительно спрессовывалась история, когда каждый день гибли десятки тысяч людей. Берлин ещё не был взят, а Гитлер не собирался капитулировать. И ведь он так и не капитулировал, ожидая какого-то невероятного события, подобного «Бранденбургскому чуду». Напомню: когда умерла императрица Елизавета Петровна, на российский престол вступил Пётр Третий, большой поклонник великого полководца Фридриха Второго. Пётр вернул Пруссии все, что завоевали русские. В Пруссии это назвали «чудом Бранденбургского дома». Вот и Гитлер, узнав о смерти Рузвельта, тоже решил, что новое чудо возможно, что «Большая тройка» развалится. Она действительно развалилась, но гораздо позже, когда гитлеровская Германия была окончательно добита. Тройка развалилась и потому, что сменилась администрация в Соединённых Штатах, и потому, что Черчилль занял отнюдь не союзническую позицию в отношении СССР.

В апреле и мае британский премьер думал не о том, как разгромить Германию, и не о том, как продолжать союзнические отношения с Советским Союзом. Уже в апреле он заговорил о «железном занавесе», а в мае с его подачи был разработан план «Немыслимое», который предусматривал войну против Советского Союза. Дата начала войны — 1 июля 1945 года, причём с помощью недобитых немецких войск в союзе с британскими и американскими вооружёнными силами. План «Немыслимое» предвосхитил всё, что произойдёт позже, и во многом в книге «28 мгновений весны 1945-го» есть ответ на вопрос — почему из Второй мировой войны человечество перешло в войну холодную.

Это книга о великом подвиге нашего народа, о великой Победе, которую, к сожалению, никто, кроме нас, не сможет ни оценить, ни понять, потому что ни у кого в истории просто не было такой Победы. Никто не может привести пример из своей истории, когда победа над грозным врагом достигалась такой ценой. Конечно, огромные жертвы во Второй мировой понесли и наши союзники. Огромные, но не сопоставимые с нашими. Американцы сейчас от коронавируса потеряли больше людей, чем на всех фронтах Второй мировой.

Нам надо защищать нашу Победу, которая была добыта огромной кровью и которая является предметом национальной славы и гордости. И не только России. В армии Победы воевали украинцы, белорусы, казахи, армяне, грузины, азербайджанцы, узбеки, евреи. Представители всех народов Советского Союза и многих стран антигитлеровской коалиции. И мы помним об этом, как помним и о том, что 80 процентов всех немецких дивизий было уничтожено войсками нашей страны.

Теперь о книге «Российская цивилизация». О Российской цивилизации я размышляю уже не первый год. В 2014 году вышла моя книга «Российская матрица». После этого вышел «Код цивилизации». В этих книгах я рассуждал о разных цивилизациях, цивилизационных отличиях, в том числе и об отличиях российской цивилизации.

Почему я решил сделать новую книгу? Поводом стали два события. Первое — это подготовка поправок в Конституцию Российской Федерации. Я был членом рабочей группы по подготовке поправок. Был автором поправок, связанных с исторической памятью, с нашей защитой этой памяти, с необходимостью уважать традиции. Работа в комиссии была хорошим поводом задуматься о том, что мы собой представляем. В очередной раз задуматься о нашей цивилизационной природе.

Второе событие. Владимир Владимирович Путин дважды, весной и летом 2020 года, обращался к теме российской цивилизации. В последний раз — во время открытия величественного мемориала Советскому солдату в Ржеве. Тогда он сказал о том, что российская цивилизация внесла огромный вклад в развитие всей мировой цивилизации.

На самом деле вопрос неоднозначный, с трудом воспринимаемый в нашей стране, потому что мы постоянно стремились оценить себя в категориях «Восток — Запад». Кто мы — Восток или Запад? Или мы — Евразия? Кто мы и куда должны идти? Ответ на такие вопросы, по-моему, достаточно очевиден. России не надо никуда ходить, она уже находится там, где нужно. На протяжении последнего тысячелетия мы находимся на месте России. Это великая держава и великая цивилизация, которую можно понять только на основе её самой.

Западная цивилизация давно определилась — в том числе ментально, территориально и культурно — ещё в Х веке. Граница западной цивилизации — это граница распространения католической церкви и франкской знати. Франкские короли и их потомки от браков с европейскими домами очертили границы западной цивилизации, которые сейчас практически совпадают с границами Европейского Союза и рубежами НАТО.

Когда кто-то сейчас говорит, как, например, на Украине, что они делают цивилизационный выбор, то это звучит по крайней мере странно. За всех нас цивилизационный выбор сделал Владимир, святой равноапостольный князь Киевский. Причём он отдал предпочтение православному христианству из Византии. Поэтому сегодня говорить, что нами когда-то был сделан неправильный цивилизационный выбор, просто бессмысленно. Хотя бы потому, что в тот момент, когда этот выбор делался, город Константинополь был столицей мира. Там жило более полумиллиона человек, и византийская культура, если и была сравнима тогда с другой, то только с великой китайской культурой. И она была на несколько порядков выше того, что наблюдалось в Европе. В ней тогда преобладало сельское население, а в городе Риме, центре католицизма, население не превышало 20 тысяч человек. И никто из них не задумывался, что представляют собой развалины на территории этого города.

Выбор между Константинополем и Римом, как заметил однажды академик Сергей Павлович Карпов, лучший наш специалист по медиевистике и многие годы декан исторического факультета МГУ, — это выбор сродни выбору между Парижем и Бантустаном сегодня. Вот почему наш выбор исторически безупречен — в пользу высокой культуры Византии, от которой мы получили письменный язык и Священное Писание.

Поэтому говорить, что выбор наш был неправильным, ни в коем случае нельзя. Мы не Восток, не Запад, мы — Россия. Мы самодостаточны и внесли значительный вклад в развитие мировой цивилизации, какой бы аспект ни взять. Химия — это Менделеев. Великая литература — это Толстой и Достоевский. Музыка — это Чайковский и Рахманинов. А музыка ХХ века — Прокофьев и Шостакович. Вспомним театр — Станиславский и Чехов. Радио — Попов, телевидение — Зворыкин, космос — Королёв, атомная энергетика — Курчатов. Лазеры — Прохоров, сотовая связь — Жорес Алфёров. А какие сферы науки и культуры ещё остаются без русских, российских имён?

Мы, к сожалению, не ценим своего прошлого и своего настоящего. В нас есть комплекс самоуничижения, от которого, безусловно, следует избавляться. Книга «Российская цивилизация» — о том, как избавляться от комплексов. Россия — суверенный центр силы, одна из немногих великих держав современного мира, которая способна влиять на ход мировых процессов. Мы лучше других знаем, как нам обустраивать свою жизнь. Делать это надо исключительно на основе собственной матрицы, с пониманием того, что наше общество может развиваться по собственной модели. Если бы эта модель была изначально неверной, Россия не стала бы после стольких потрясений самой большой страной мира, пятой экономикой, и с армией, которая, может быть, является и не первой в мире, но уж точно не второй.

Надо лучше себя знать, лучше понимать, не предаваться унынию даже в период пандемии, а продолжать жить и работать, в том числе писать книги. Если что-то и было полезного в пандемии, то это не дистанционное образование, противником которого я тоже являюсь, как преподаватель, а возможность больше времени отдать делу, собраться с мыслями.

Книге предрекают недолгий век в связи с появлением новых средств коммуникации. Но она пережила века и переживёт все трудные времена. В книгах значительно меньше мусора, чем в мировой Паутине. Поэтому читайте книги!

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

— Пишете ли вы новые книги? Есть ли они в процессе производства? Чего ждать в ближайшее время? Ведь карантин продолжается, а вы сказали, что это — время собраться с мыслями.

— Осенью закончился мой интернет-проект о Болдинской осени Пушкина. Он был частью другого проекта, связанного с юбилеем Нижнего Новгорода. А я — депутат Государственной Думы от этого славного города. В 2021 году этот важный центр науки, культуры, оборонной промышленности отмечает 800-летие. Я начал нетипично для наших краеведов: соединил Болдинскую осень, «наше всё» — Пушкина и нижегородскую землю, на которой он, как выясняется, творил больше, чем где бы то ни было. Пушкин провёл под Нижним Новгородом всего три осени, но за это время он написал столько, что это составляет добрую половину собрания его сочинений. Важнейшие строки были написаны в Болдино, включая «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Сейчас идёт утверждение обложки книги «Пушкин. Болдинские осени». А ещё на днях я утверждал обложку книги, которая выходит во Франции и называется «Молотов. Наше дело правое». Это французское издание моей биографии Вячеслава Михайловича Молотова.

— Что для вас самое главное в истории нашей страны?

— Для меня в истории нашей страны всё важно абсолютно. Вообще, нет ничего в истории России, что можно считать неважным. Другое дело, какие события интересуют меня профессионально, как историка. Это периоды крушения и периоды величия нашей страны. У нас было четыре крушения, когда страна дезинтегрировалась, становилась объектом мировой политики, резко падала в системе международных отношений. Вот эти периоды: монголо-татарское нашествие, Смута в начале XVII века, 1917 год и, наконец, 1991 год. Это моменты, когда наша страна была на грани разрушения. Что было причиной таких катастрофических ситуаций? Я прихожу к выводу, что главная причина всех наших бед — это не внешние силы, потому что Россию никто не мог завоевать. Главная причина — внутриэлитный раскол. Когда национальная элита консолидирована и добивается одной цели — мы совершенно непобедимы. А когда раздрай наверху — жди беды. Вот выводы из наблюдений за российскими крушениями. О периодах величия я пишу, когда речь заходит о войне. Для меня также важны темы космоса, создание военно-стратегического паритета с Соединёнными Штатами, наши отношения с Америкой. Эти темы я считаю важными для себя, как для историка.

— В связи с поднятой темой — не думаете ли вы написать о президентстве Трампа? Планируете ли вы представить анализ его правления в новой книге? Если можно, дайте оценку республиканской партии в период подготовки и проведения президентских выборов в США.

— Я думал писать книгу о Трампе и даже начал собирать материалы. Хотел писать сразу после книги о Ленине. Трамп — фигура любопытная. К тому же на Первом канале, где я соведущий программы «Большая игра», мы постоянно говорим о Трампе и Соединённых Штатах. Однако проблематика, связанная с 75-летием Победы, оказалась важнее Трампа, и я оставил книгу о нём недописанной. Не знаю, буду ли дорабатывать. Хотя этот человек — не отыгранная до конца фигура в американской политике. Ясно, что Дональд Трамп будет лидером республиканцев, если останется в живых в ближайшее время. То, что сегодня происходит в Америке, беспрецедентно. Такого раскола в политическом поле США не было со времён Гражданской войны, и он только усугубляется за счёт того, что одна сторона Америки просто не слушает другую. Причём раскол прошёл по тем линиям, где я в принципе не представляю возможности компромисса. Раскол идёт по линии религии, морали, однополых браков и так далее. Эта ситуация чревата для Америки серьёзным внутриполитическим кризисом, и Трамп здесь — играющая политическая фигура. Он будет стремиться стать президентом в 2024 году — если, опять же, доживёт.

— Вопрос вам как историку и как председателю Комитета Государственной Думы по образованию и науке: насколько оправдано обилие учебников по истории?

— Считаю, что сегодня обилия учебников по истории для школы не существует, хотя некоторое время назад, действительно, проблема такая была. В 1990-е годы, в начале 2000-х было намного больше учебников, чем сейчас. В последние годы специальная комиссия работала над историко-культурным стандартом, то есть стандартом в том числе и преподавания истории. Я был членом этой комиссии. Мы выработали, я считаю, очень взвешенный документ, который лёг в основу конкурса для учебников по отечественной истории. На основании этой концепции были представлены несколько линеек таких учебников. Были отобраны три учебника, каждый из которых написан профессиональными группами историков. Эти учебники полностью отвечают историко-культурному стандарту, хотя и отличаются некоторыми подходами. Было бы странно, если бы в XIX веке или в начале XX спрашивали: вы как будете историю изучать — по Ключевскому или по Соловьёву? Сегодня учитель сам может выбрать учебник, по которому будет готовиться к занятиям в школе. А ещё он может привлекать в подготовке к урокам любые открытые материалы. Я не думаю, что нужен один-единственный учебник. Такой учебник у нас уже был — Краткий курс истории ВКП(б). Не должно быть, конечно, антироссийских учебников истории России. А они, к сожалению, выходили и попадали в школьные классы. Большое количество учебников по истории нашей страны написано на гранты Сороса. Сегодня учебников хватает, но их можно и нужно делать лучше. Например, интегрировать в учебники по российской истории всеобщую историю. Эта мысль прозвучала на коллегии Министерства просвещения в начале 2020 года: надо больше увязывать историю нашей страны с мировой.

— Хотели бы вы, чтобы одна из ваших книг вошла в школьную программу? Если да, то какая?

— В школьной программе уже есть мой учебник истории для десятого класса. Там рассматривается период с 1914 по 2017 год. Последнее издание вышло совсем недавно. А для внеклассного чтения я советую для старшеклассников «Российскую цивилизацию». Тем более, что она вышла в издательстве «Просвещение».

Выражаю огромную признательность издательствам «Эксмо» и «Просвещение», выпустившим мои книги. Спасибо за кропотливую, очень профессиональную и качественную работу!


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru