Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№2, Февраль 2021

ЭКСПЕРТИЗА

Сергей ЛУЦЕНКО
Банк России строит планы

 

Роль Центрального банка РФ определена в п. 109 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: «деятельность Центрального банка Российской Федерации как участника стратегического планирования осуществляется в целях обеспечения национальных интересов и реализации стратегических национальных приоритетов».

Центральный банк России обладает особым конституционно-правовым статусом. Этот статус установлен статьёй 75 Конституции Российской Федерации, определяющей его исключительное право на осуществление денежной эмиссии (часть 1) и основную функцию — защиту и обеспечение устойчивости рубля (часть 2), которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти. То есть в указанной статье прямо закреплена независимость Банка России от органов государственной власти.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда, Банк России — это орган государственной власти Российской Федерации. Определённые выше конституционные полномочия по правовой природе относятся к функциям государственной власти, и реализация их предполагает применение мер государственного принуждения.

Одна из важных функций Банка России — защита национальной валюты, в том числе её покупательной способности и курса по отношению к иностранным валютам. Тем самым предполагается усиление регулятивных функций Банка, в том числе при осуществлении валютных операций, связанных с движением капитала. А также упорядочение правового регулирования отношений, касающихся текущих валютных операций. Всё это обусловлено обязанностью государства охранять сбережения граждан, а также их собственность, приобретённую законным путём.

В противном случае экономическое благополучие граждан подрывается бездействием со стороны финансового мегарегулятора, в нашем случае — Банка России. Поскольку именно от устойчивости национальной валюты, в том числе её покупательной способности, зависит не только благосостояние граждан, но и государственный суверенитет.

В последние годы политика Банка России основана исключительно на правилах установления целевого значения инфляции — инфляционного таргетирования. Предполагается, что рынки сами смогут позаботиться о себе, а поэтому государство (правительство) не должно вмешиваться в деятельность рынков. Более того, государство должно сосредоточить своё внимание исключительно на защите мелких инвесторов. При этом такой инвестор должен следовать принципу «caveat emptor» (самостоятельно проявлять бдительность). Отсюда возникают различные негативные тенденции.

Таким образом, сосредоточившись только на таргетировании, Банк России упустил другие направления своей деятельности, прописанные в Конституции и в Стратегии национальной безопасности. Воспользовавшись такой позицией мегарегулятора, кредитные учреждения страны начали формировать свои правила игры, выходя из зоны государственного контроля. Действующее законодательство позволяет принимать управленческие решения на основании профессионального суждения. Пошла целая волна таких решений относить те или иные категории ссуд в разряд безнадёжных, используя управленческую дискрецию. Фактически открыта легальная лазейка по уводу средств.

Еще одно «почти законное» средство получения денег — алеаторные сделки, то есть такие сделки, когда банки и контрагенты заключают договоры с высокой степенью риска. А эти риски зависят от обстоятельств, не известных сторонам при заключении сделки. Однако в этих сделках нет фактического движения собственных активов, а потому они носят спекулятивный характер.

Сложившаяся ситуация позволяет говорить о том, что необходимо ужесточать законодательство в отношении банков, в частности, требования к собственному капиталу и к переоценке активов в соответствии с их текущими рыночными ценами. Надо однозначно определить спекулятивные сделки без движения активов как алеаторные. Их кредитные учреждения могут совершать только с использованием собственного капитала.

Наконец, есть потребность вменить Банку России функции мониторинга предприятий реального сектора. Целью такого мониторинга является оценка состояния и ожидаемых изменений в реальном секторе экономики, что позволит на основе повышения репрезентативности выборки предприятий разработать обобщающие индикаторы и ориентиры денежно-кредитной политики.

Сегодня в стране отсутствует внятная стратегия финансовой политики, ориентированная на модернизацию и диверсификацию, формирование инновационной экономики. Лишь несколько крупных банков создали систему аналитических и консалтинговых подразделений. Они тесно работают с «подведомственными предприятиями», выступая их инвесторами и играя важную роль в выработке тактических управленческих решений. Они имеют собственную стратегию наращивания капитала.

***

Существует необходимость внедрения бухгалтерского учёта в кредитных учреждениях, предусматривающих переоценку активов в соответствии с их текущими рыночными ценами. Банки должны показывать стоимость своих активов, в том числе и ценных бумаг, ежедневно, что приведёт к прозрачности их балансов. Технически это сделать несложно — на дворе цифровизация. Активы должны переоцениваться по цене, по которой они могут быть проданы на открытом рынке в этот день. А если их цена падает, то банки должны увеличить капитал, чтобы покрыть дефицит, даже если в их планы не входит продажа активов в ближайшее время. Это будет дисциплинировать кредитные учреждения.

Ещё одним способом нивелирования финансовых аппетитов кредитных учреждений является введение федеральным законодателем ограничений на вложения.

Банки совершают определённые операции на рынке (в частности, спекулятивного характера), предметом которых являются валютные, ценные бумаги, производные ценные бумаги (деривативы). Причём зачастую формально соблюдают требования к нормативам, установленные Банком России. Выигрыш (премия) в отношении таких сделок зависит лишь от случая — курса валюты либо цены золота на соответствующий день (дата спот) в соответствии с практикой, установившейся на соответствующем валютно-финансовом рынке.

По такому же принципу случайности стороны предусматривают и прекращение взаимных обязательств, что не противоречит общей правовой природе сделки — пари. Грубо говоря, чем мутнее вода, тем толще караси... И в этой обоюдно выгодной рыбалке банки применяют определённые схемы ухода от уплаты налога: налогоплательщик подводит сделки по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок под сделки типа пари. А в этом случае не нужно платить налог на прибыль.

Эти игры влекут риски, вытекающие из сделок с ценными бумагами — они нередко превышают нетто-стоимость активов кредитного учреждения. Что делает банк, когда проигрывает в сделках-пари? Правильно, обращается за помощью к государству. Эту порочную практику беспроигрышной игры за счёт государства давно пора прекратить.

Размер рисковых сделок с производными финансовыми инструментами не должен превышать, допустим, 10 процентов от активов банка (опыт других стран). Ограничения в отношении совершения сделок с деривативами можно разработать на законодательном уровне. Запретить банкам, в том числе инвестиционным, заниматься любыми торговыми операциями за собственный счёт. Им нельзя разрешать действовать как хеджевые фонды и фонды прямых инвестиций. Они должны ограничиться выполнением своей прямой миссии: привлечением капитала и андеррайтингом (оценкой рисков) ценных бумаг.

Отдельно о страховых компаниях. Им тоже не нужно разрешать расширение набора финансовых услуг за пределы, установленные для данной категории. Страховые компании не могут проводить собственные торговые операции, а коммерческий, инвестиционный банк или хеджевый фонд не может заниматься страхованием. Это позволит устранить опасные партнёрские связи между банковскими холдингами, а также снимет конфликты интересов, возникающих в тех случаях, когда различные подразделения одной компании преследуют часто противоположные цели.

Наконец, получить доступ к страхованию депозитов и воспользоваться правительственной помощью могут только коммерческие банки. Все остальные должны надеяться только на собственные силы.

***

Есть Методология основных принципов эффективного банковского надзора Базельского комитета по банковскому надзору. Там сформулирован Принцип 21 (Дополнительных критериев), согласно которому органы банковского надзора должны быть убеждены, что каждый банк ведёт адекватную учётно-отчётную документацию. То есть в соответствии с последовательной учётной политикой и практикой, которые позволяют надзорному органу получать достоверное и справедливое представление о финансовом положении банка и рентабельности его деятельности. В этом случае банк регулярно публикует финансовые отчёты, объективно отражающие его состояние. Одним из дополнительных критериев является нормативное обеспечение надзорным органом аудита таких направлений деятельности банка, как операции с производными финансовыми инструментами.

То есть инструменты надзора давно разработаны и применяются во всех «цивилизованных» странах. Конечной целью надзора Банка России применительно к кредитным учреждениям является недопущение реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков.

Меры финансового мегарегулятора применительно к банкам должны быть направлены на качественную организацию системы их внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма. Особое значение имеет установление бенефициарных владельцев участников финансовой операции. В противном случае кредитные учреждения могут проводить «сомнительные» операции клиентов по выводу денежных средств за рубеж, в том числе по сделкам с ценными бумагами. Кроме того, такое кредитное учреждение будет ориентировано на обслуживание клиентов, проводящих по своим счетам «сомнительные» транзитные операции, нарушая права и законные интересы граждан, общества и государства.

***

Отдельно необходимо обратить внимание на роль Банка России в решении проблемы финансовой грамотности населения. Анализ тенденций, складывающихся с учётом этой проблемы на рынке ценных бумаг, а также направлений использования своих сбережений иллюстрирует крайне низкую финансовую грамотность россиян. Сегодня 80% работающих граждан доверили свои пенсионные сбережения государственным компаниям. Традиционно сбережения хранятся в ПАО «Сбербанк России». Для населения стало нормой, когда инфляция обесценивает сбережения, так как распространённые формы депозитов предлагают доходность ниже уровня инфляции. И здесь чрезмерная либеральная политика Банка России, как результат перекосов в его деятельности, приводит к различным ухищрениям со стороны кредитных учреждений и выводу капитала.

Приведём пример.

Риск недостатка ликвидности заключается в потенциальной неспособности банка выполнить свои обязательства по выплатам держателям долговых ценных бумаг — облигаций при наступлении сроков их исполнения. Банк инвестирует в кредитный портфель, не получивший рейтинг, что впоследствии может вызвать больший риск ликвидности, чем соответствует рейтингу активов или классу инвестиций. Помимо этого, залоги обычно не котируются на организованных биржевых площадках, однако ими торгуют банки и другие институциональные инвесторы. В результате возникает несоответствие между основной суммой активов банка и суммой, которую банк обязуется выплатить держателям долговых бумаг. Проще говоря, держатель ценной бумаги остаётся «при своих». И то — в лучшем случае.

Финансовая грамотность — это знания и навыки управления финансовыми инструментами, способность принимать обоснованные решения по использованию финансовых средств для обеспечения личного благосостояния и финансовой безопасности. Проблема недостаточной финансовой грамотности населения в последние годы стала актуальной как в России, так и в целом ряде развитых и развивающихся стран. Особенной остроты она достигла в условиях глобального финансового кризиса, с повышением долговой нагрузки домохозяйств, недостаточностью сбережений и неумением населения предпринять рациональные шаги по защите своих сбережений и улучшению финансового положения.

При этом для России характерно быстрое построение сложной финансовой системы, которая приводит к появлению на рынке разнообразных и не всегда простых для понимания финансовых продуктов и услуг. Это ставит перед населением задачи, к решению которых оно в большинстве своём не готово.

Если не решить проблему финансовой грамотности населения, то будет наблюдаться отставание роста благосостояния граждан, замедление роста экономики, недостаточное развитие финансового сектора и нарастание финансовых потерь населением в связи с нерациональными решениями при управлении личными бюджетами.

В международной практике финансовая грамотность определяется как способность физических лиц понимать финансовые риски и принимать эффективные решения с целью улучшить собственное финансовое благосостояние и обеспечить защиту своих интересов. Финансовая грамотность тесно связана с уровнем финансового образования.

Наряду с профессиональными стандартами и этикой финансовых институтов, контролем со стороны регуляторов финансового рынка, доступностью финансовых услуг и обеспечением защиты прав потребителей финансовое просвещение граждан было признано неотъемлемой частью устойчивого и справедливого финансового рынка. Финансовая грамотность особенно важна в условиях глобальных финансово-экономических кризисов, когда в связи активизацией недобросовестных участников финансового рынка существенно возрастают риски для потребителей финансовых услуг.

В октябре 2011 года Комиссия Комитета по финансовым рынкам ОЭСР при содействии других международных организаций разработала Принципы высокого уровня по защите прав потребителей финансовых услуг.

Принципы высокого уровня по защите прав потребителей финансовых услуг включают правовую, регулирующую и надзорную системы, определяют роль надзорных органов, постулируют принцип равного и справедливого отношения к потребителю. Среди прочего — защиту потребительских активов от мошенничества и неправомерного использования, конфиденциальность данных, рассмотрение жалоб и возмещение вреда.

В соответствии со «Стратегией повышения финансовой доступности в Российской Федерации на период 2018–2020 годов» Банк России разворачивает работу по совершенствованию системы подготовки тьюторов по финансовой грамотности, повышению квалификации учителей всех уровней образования и разработку стандартов образовательных программ в соответствии с рекомендациями Министерства образования и науки Российской Федерации. Планируется разработать программы, учитывающие потребности каждой из целевых групп — пожилых людей, малоимущих, сельских жителей, субъектов малого и среднего бизнеса. Банк России собирается провести исследование с целью определения мотивационных факторов, стимулов и барьеров, способных позитивно или негативно повлиять на стремление населения повышать собственный уровень финансовой грамотности.

Всё это хорошо. Один вопрос: когда? Стратегия 2018–2020 годов завершена, а Банк России по-прежнему строит планы. Будем ещё одну Стратегию сочинять?

ЛУЦЕНКО Сергей Иванович,

аналитик Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru