Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№2, Февраль 2021

ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ

Борис КУРКИН
Подавляющее меньшинство

 

В эти зимние дни исполняется 100 лет со дня разгона Учредительного собрания России. Оно должно было открыться 5 января 1918 года и определить дальнейшие пути развития страны. Собрание пришлось на канун Богоявления, или Крещения — на Крещенский сочельник. Обе столицы проголосовали за делегатов Собрания — большевиков и кадетов. Вся остальная Россия — за эсеров. Большевистские бонзы оказались не на шутку перепуганы.

Вот справка. За эсеров проголосовало 39,5% избирателей, за большевиков — 22,5%. В состав Учредительного собрания (свыше 760 депутатов) вошли 428 эсеров и 180 большевиков. Остальные — в небольших количествах — меньшевики, украинские социал-демократы, кадеты и др.

Ленин предлагал жесточайшим образом защищать доставшуюся власть. О том, как удержать её после захвата, он говорил ещё до переворота. Смысл сказанного был прост и ясен: отнять у людей всё и распределять по своему усмотрению. Когда член Учредительного Собрания, будущее светило мировой науки П. А. Сорокин будет читать лекции студентам Петроградского университета о социальном устройстве Древнего Египта при Птолемеях, Спарты и Римской империи в III–IV веках нашей эры, аудитория будет разражаться смехом и возгласами: «Это же в точности как наш коммунистический режим».

А. И. Куприн, получивший благодаря Горькому аудиенцию у Ленина, вспоминал: «В сущности, этот человек, такой простой, вежливый и здоровый, гораздо страшнее Нерона, Тиберия, Иоанна Грозного. Те, при всём своём душевном уродстве, были всё-таки людьми, доступными капризам дня и колебаниям характера. Этот же — нечто вроде камня, вроде утёса, который оторвался от горного кряжа и стремительно катится вниз, уничтожая всё на своём пути. И при том — подумайте! — камень, в силу какого-то волшебства, мыслящий! Нет у него ни чувства, ни желаний, ни инстинктов. Одна острая, сухая, непобедимая мысль: падая — уничтожаю».

Разгон «учредилки» был предрешён изначально. Это был день сшибки безбожной демократии с безбожной диктатурой, бой вождей — любителей индивидуального террора с вождями террора массового.

Утро началось с расстрела большевиками мирной демонстрации в Питере и Москве. Убитых никто толком не считал, хотя отрывочные сведения сохранились. Враньём и цинизмом отметились Ф. Ф. Раскольников и В. Д. Бонч-Бруевич. Первый сказал, что войска стреляли в воздух, второй — что жертв было немного и рабочих среди них не было. Словно люди иных сословий и званий были существами второго или даже третьего сорта — недочеловеками, которых не жалко.

Большевичка Н. Шавеко в своей книжке-агитке, изданной в 1928 году, так и писала: «Жертв было немного: самая большая цифра, указанная в № 4 «Известий Союза защиты» — 20 человек убитых и около 100 раненых. Мифическая народная стихия, к которой взывали эсеры, не вышла из берегов ради сомнительных учредиловских благ, и учредиловская авантюра потерпела полное поражение» 1.

Историк Н. Рубинштейн говорит о «нескольких демонстрантах», убитых в Питере, и «9 убитых и 30 раненых» в Москве2. Эти же цифры он повторит и в своей книге 1931 года3.

Вообще-то расстрелы мирных демонстраций в поддержку Учредительного собрания начались ещё до 5 января. По сообщению газеты «Дело народа», 10 декабря 1917 года в Калуге большевиками была расстреляна из пулемётов демонстрация в поддержку УС. 40 человек были убиты и ранены4.

Говорить, что погибших было мало, могли лишь законченные циники. Но, как писал И. А. Бунин по поводу тех же самых большевиков, «в том-то и сатанинская сила их, что они сумели перешагнуть все пределы, все границы дозволенного, сделать всякое изумление, всякий возмущённый крик наивным, дурацким»5.

Горький сравнил 5 января 1918 года с 9 января 1905-го. Он и сам был в тот день легко ранен. Подобное сравнение звучало сильно. Сегодня нам даже трудно представить, каково было значение сказанного, ибо Кровавое воскресенье было символом тягчайшего, можно сказать, библейского преступления, смертного и не отмаливаемого греха. И теперь в таковом обвинялся не тысячекратно заклеймённый проклятьем царизм, а режим пролетарской диктатуры.

Пойти Ленину на такой шаг было нелегко — пугала неизвестность. Не давало никаких гарантий и введение в город верных, по видимости, частей — разбитных балтийских матросов и угрюмых латышских стрелков. Действовать предстояло в условиях полной неопределённости, а жизнь, как известно, коварна и непредсказуема. Тут или пан, или пропал. «Нужно — значит, возможно!» — так говорил вождь переворота Троцкий.

А что же победившее большинство, точнее, его эсеровская верхушка? На что рассчитывало оно, прекрасно зная, с кем имеет дело? «Знало ли что? Или в фатум ты верило?», — перефразируя слова поэта. Похоже, особого желания брать на себя бремя ответственности в условиях разверзавшейся по чужой милости катастрофы у эсеров не было. Была «установка» положиться на судьбу: что будет, то и будет. Авось народ поддержит, а то и взбунтуется, и власть падёт в руки сама. Бросать бомбы — одно, агитировать мужика — другое, но брать власть — это совершенно третье. Главное — не усердствовать. Но с таким настроением не побеждают, а погибают.

Пойти до конца — своего и чужого — мог лишь наделённый не считающейся ни с чем сатанинской волей к власти, цели которой заключались для посвящённых лишь в ней самой, а разговоры о народном счастье были пустым звоном для доверчивых профанов. Живший в народе и среди народа писатель И. Ф. Наживин — добрый знакомец графа Л. Толстого и «контрреволюционер», на глазах которого проходил избирательный марафон, называл эсеровских вождей «политическими импотентами». И куда девался их прежний кураж с бомбометанием?

***

Заседание открылось, вопреки всем обыкновениям, не утром, а в 16:00 — когда большевикам стало окончательно ясно, что мирные протесты сторонников УС подавлены. И всё же дело нельзя было считать окончательно выигранным. Простой разгон с последующим расстрелом эсеровского большинства был абсолютно неприемлем. Требовалось просто — без шума и пыли — прикрыть парламентскую говорильню, продемонстрировав городу и миру её полную никчёмность и контрреволюционность.

Таврический дворец напоминал в тот день осаждённую крепость: всюду солдаты и матросы, винтовки, пулемёты, гранаты и т. д. Это не «человеки с ружьями» находились среди «учредителей», а «учредители» — среди них. Взятые в плотное кольцо. Командовал парадом в тот день Павел Дыбенко, нарком по морским делам. Он был царём и богом в Питере. За ним стояла реальная военная сила — балтийские «братишки».

В качестве средства психологического давления на большинство с целью провокации на необдуманные и роковые шаги была использована галёрка — «вольные зрители». Отбором кандидатов и выдачей им пропусков ведал Моисей Урицкий (в день открытия УС уличные грабители сняли с него шубу).

О характере этого навербованного и отобранного спецконтингента остались красочные воспоминания. Одно из них принадлежит Николаю Огановскому, экономисту-аграрнику и делегату УС:

«Всё большевистское дно здесь налицо. Рабочие, вооружённые кронштадтцы, вооружённые солдаты различных полков с красными звёздами, а также вооружённые красногвардейцы. Вся эта пёстрая толпа шумит, грохочет, слоняясь из буфета в буфет.

Им нет дела ни до Учредительного собрания, ни до высшей политики, ни до борьбы партий. Они сюда пришли, ибо их обещали напоить, накормить, наградить щедрой рукой. И они, зевая и скучая, ждут обещанного развлечения, когда им позволено будет «разыграть» буржуазных предателей, народных избранников.

Я брожу среди них. Незаметный, законспирированный своей солдатской шинелью.

Прислушиваюсь к их разговору и положительно теряюсь. Не понимаю, где я нахожусь. В Таврическом ли дворце, на открытии Всероссийского Учредительного собрания, среди революционного народа, пришедшего послушать своих избранников, или же в уголовной тюрьме. Отборнейшая ругань, площадная и совершенно нецензурная, висит в воздухе. Добрая половина из гостей совершенно пьяна. Некоторых из них рвёт тут же в буфете. Растянувшись на мягких диванах, спят два матроса».

Заседание открывается со взывания к заклеймённому проклятьем — пения «Интернационала». Отклонить первое же и вполне «невинное» предложение большевиков, значит дать повод для скандала. Эсерам скандал не нужен. Не зная слов, подтягивают, повторяя слова за «профессионалами» хорового пения.

По традиции заседание открывает старейший по возрасту депутат. Им оказывается бывший «ходок в народ» С. П. Швецов. Слышны крики «Самозванец!». Будто не все собравшиеся в Таврическом самозванцы. К нему подскакивает Свердлов и пытается согнать старика с трибуны. Возникает лёгкая потасовка. Швецов едва успевает произнести «Объявляю заседание Учредительного собрания открытым!» и сходит с трибуны.

Дебют разыгран. Правда, играют сегодня отнюдь не в шахматы.

В одной из лож сидит Ленин. В Таврическом он не в качестве члена УС (это было бы унижением власти!), а в качестве председателя правительства, официально считающегося временным, хотя и народным. Он бледен. Нервы на пределе. В этот день у него украдут из кармана пальто браунинг. Зачем он брал с собой на заседание оружие? В кого собирался стрелять? Вора найдут — им окажется охранник — и тут же расстреляют в Таврическом саду, дабы не ходить далеко.

А пока сидящего в ложе и блестящего лысой головой правителя России изучает молодой эсер, химик и физиолог Борис Збарский. Через шесть лет он станет потрошить труп Ильича и готовить его к длительному (в идеале — вечному) хранению.

Долго и нудно выбирают («баллотируют») Председателя. Кандидат от большевиков и левых эсеров — «икона ревстиля», психически нездоровая Маруся Спиридонова — сходит с дистанции. Председателем, как и ожидалось, избирается В. М. Чернов. Он едва не стал премьером Временного правительства — власть естественным путём плыла к нему в руки. Но три месяца назад его карьеру испортили большевики.

И вновь свист, улюлюканье, гвалт, выкрики. Не хватает лишь стрельбы.

Машинистка из бюро Урицкого Е. П. Селюгина вспоминала в 1956 году: «Пока говорят наши, большевики, мы сидим тихо, а когда другие, мы по сигналу Гусева свистим, трещим и кричим, что он нам подскажет: «Сколько тебе Антанта заплатила?», или «Долой войну!», или ещё что. А то просто свистим и трещим... В перерывах нам Гусев давал каждому особое задание — нужно было помешать делегатам собраться на фракционные собрания. И вот я со своим бантиком на голове выплясываю перед каким-то высоким грузином и пристаю: «Что вы думаете о мире без аннексий и контрибуций?», «А вы не против восьмичасового рабочего дня?».

Эсеры сидят, как изваяния, демонстрируя феноменальную выдержку и дисциплину. Они готовы ко всему. Даже к расстрелу. Вновь слово очевидцу и участнику событий — на сей раз секретарю УС М. Вишняку: «Это была бесновавшаяся, потерявшая человеческий облик и разум толпа. Особо выделялись своим неистовством Крыленко, Луначарский, Степанов-Скворцов, Спиридонова, Камков. Видны открытые пасти, сжатые и потрясаемые кулаки, заложенные в рот для свиста пальцы. С хор усердно аккомпанируют. Весь левый сектор являл собою зрелище бесноватых, сорвавшихся с цепи».

Большевистское меньшинство делает следующий ход: оно покидает собрание после заявления, зачитанного Фёдором Раскольниковым, незадавшимся дипломатом, а в скором времени чиновником от цензуры — завистником и ненавистником Михаила Булгакова. Вслед за ними поспешат ретироваться и левые эсеры. Эсеровское большинство остаётся. Теперь оно предоставлено самому себе.

Игра переходит в эндшпиль. Но караул уже устал. Ленин приказывает подождать, когда «учредители» выдохнутся, закончат работу и разойдутся. Назавтра никто их в Таврический не пустит. Но «диктатор» Дыбенко решает продемонстрировать, кто в доме главный, и дерзит Ильичу: «Где гарантия, что завтра не полетят матросские головы?». Затем он отдаёт приказ матросу Железнякову разогнать собравшихся. Тот просит Ленина отдать письменный приказ тов. Дыбенке. Ленин отмахнётся. Он не захочет оставлять следов.

Железняков подходит к Чернову, кладёт ему руку на плечо и что-то говорит. Что именно — не слышно. Потом появится легенда: «Караул устал»! Чернов закрывает заседание и просит собравшихся явиться назавтра в 17:00 для продолжения работы Учредительного собрания. «Учредители» покидают зал. Двери за ними запираются.

Навсегда.

Через пару дней в Москве на Красной площади у Никольских ворот отслужили молебен в знак протеста против разгона «учредилки». Не поздновато ли спохватились?

А кто же праздновал свержение православного царя?

Пушкин?

***

Через полтора десятка лет Николай Бухарин вспоминал: «В ночь разгона Учредительного собрания Владимир Ильич позвал меня к себе. У меня в кармане пальто была бутылка хорошего вина, и мы (следовало перечисление) долго сидели за столом. Под утро Ильич попросил повторить что-то из рассказанного о разгоне Учредилки и вдруг рассмеялся. Смеялся он долго, повторял про себя слова рассказчика и всё смеялся, смеялся. Весело, заразительно, до слёз. Хохотал.

Мы не сразу поняли, что это истерика».

Через два месяца после разгона Максим Горький напишет жене: «Здесь, когда начальство ушло (то есть бежало в Москву. — Б. К.), все его ругают, и особенно крепко — рабочие, что вполне естественно, ибо никогда ещё и никто не обманывал так нагло рабочий класс, как обманул его Ленин. Плохо, брат! Так плохо, что опускаются руки и слепнут глаза».

Одни историки считают, что Гражданская война в России началась с мятежа Чехословацкого корпуса. Другие — и не без оснований — полагают, что сигнал к братоубийству дали те, кто разогнал «учредилку»...

***

Теперь о судьбах членов УС. И начнём с проигравших — кадетов и эсеров.

По декрету СНК были арестованы депутаты Учредительного собрания от Конституционно-демократической партии князь П. Д. Долгоруков и Ф. Ф. Кокошкин. А также бывшие министры Временного правительства В. А. Степанов и А. И. Шингарёв. 7 января 1918 года Ф. Ф. Кокошкин и А. И. Шингарёв были зверски убиты в Мариинской тюремной больнице пьяной толпой «победителей».

Были ещё члены УС от партии «Народной свободы» (в просторечии — «кадеты»).

Коновалов А. И. — крупный предприниматель, депутат Государственной Думы . Министр торговли и промышленности Временного правительства. Масон высоких градусов. 25 октября арестован и препровождён в Петропавловскую крепость. Находясь в заключении, был избран членом УС. 5 января 1918 года сидел в крепости. Освобождён в начале января 1918 года и уехал во Францию. Умер в Париже в 1949 году.

Кутлер Н. Н. — убеждённый либерал, противник самодержавия. Неоднократно арестовывался большевиками, первый раз — 29 декабря 1917 года. При аресте случайно был ранен. Освобождён 26 января 1918-го. Встречался с Ульяновым-Лениным. Введён в состав правления Госбанка РСФСР, работал также в Наркомфине. Один из организаторов денежной реформы 1922–1924 годов. Едва не стал членом коллегии Наркомфина. Против его назначения бурно протестовал Ф. Э. Дзержинский. Скончался в Москве в мае 1924 года. Важной частью церемонии его похорон стала киносъёмка — честь, которой удостаивались далеко не все высокопоставленные коммунисты.

Маклаков В. А. — адвокат, общественный деятель. Депутат Государственной Думы. Ярый противник самодержавия. Масон высоких градусов. Членом УС был избран, будучи во Франции. В декабре 1917 года тайно переправил в США часть архивов Охранного отделения. Надо полагать, знатный компромат на революционную шатию-братию. В апреле 1941 года арестован гестапо, пробыл пять месяцев в заключении. В 1945 году посетил советское посольство во Франции. Умер в 1957 году в Париже.

Милюков П. Н. в представлении не нуждается. Масон. В деятельности УС не участвовал, так как гостил в это время у генерала Алексеева на Дону. Искренне радовался победе советских войск под Сталинградом. Умер в Савойе в 1943 году.

Новгородцев П. И. — один из крупнейших русских теоретиков права. Уплыл из России на «философском пароходе» и умер в Праге, на три месяца пережив Ульянова-Ленина. Перед смертью публично каялся в своих и чужих либеральных грехах, а также в том, что стеснялся использовать в политическом лексиконе слово «русский».

Винавер М. М. — адвокат, член Государственной Думы. В 1919 году бежит из Москвы в Крым, где становится министром внешних сношений. Умер в 1926 году во Франции.

Астров Н. Н. — товарищ комиссара Временного правительства в Москве. Затем Московский городской голова. Один из главных советников генерала А. И. Деникина. Умер в Праге в 1934 году.

Родичев Ф. И. — горячий поклонник Герцена. В 1876 году отправился добровольцем на войну сербов и черногорцев против турок. Позднее вспоминал: «Летом 1876 года я поехал волонтёром за Дунай отыскивать свободу. Мне всё мерещились Лафайет или Костюшко. Я считал, что дело свободы славянской есть дело свободы русской». Депутат Государственной Думы. Думский цицерон. Автор мема «столыпинские галстуки». Комиссар Временного правительства по делам Финляндии. Противник её отделения от России. В 1919 году направлен командованием Добровольческой армии в Сербию, где агитировал за создание сербских легионов для участия в борьбе против большевиков. В 1920 году — представитель Добровольческой армии в Польше. Умер в Лозанне в 1933 году.

Трагично сложилась судьба Л. А. Велихова — публициста, депутата Государственной Думы, февралиста. Он остался в России, был профессором Педагогического института, преподавал на хозяйственных курсах и в совпартшколе. С 1921 года профессорствовал в Ростовском университете по кафедре политической экономии. Получил степень доктора философии. Осенью 1923 года был арестован. От почётной должности агента-осведомителя отказался. Вернулся к преподаванию. В 1937 году получил инвалидность 2-й группы и вышел на пенсию. В августе 1938 года был арестован. Обвинялся по 58-й статье в организации террористической группы. Допрашивал его В. С. Абакумов (тот самый). Приговорён к 8 годам лагерей. По имеющимся сведениям, умер в 1942 году в Березняковском лагере.

Трудно сказать, повезло или не повезло назначенному Временным правительством председателю комиссии по выборам в УС («Всевыборы») В. Д. Набокову (отцу писателя В. В. Набокова) — аристократу-фрондёру, гордецу и убеждённому противнику русской монархии.

Он, как и другой председатель комиссии (но уже от большевиков), Урицкий, тоже был избран в Петрограде в УС. Набоков счастливо избежит ареста, уедет в Крым, а оттуда — за границу. Как и Урицкого, его тоже застрелят. Это случится в 1922 году в Берлине. В пылу борьбы он попадётся под руку русскому монархисту, покушавшемуся на П. Н. Милюкова. По словам нападавшего, причиной покушения стала месть за сознательную клевету экс-приват-доцента на последнюю Государыню.

А теперь об эсерах и их «разгонщиках».

Чайковский Н. В. («Дедушка русской революции») — видный масон. Входил в руководство «Великой ложи Франции». Эмигрировал в 1919 году. Умер в 1926 году в Англии.

Брешко-Брешковская Е. К. («Бабушка русской революции») умерла в 1934 году в Чехословакии.

Пумпянский Н. П. — террорист, участник покушения на П. А. Столыпина. Помер своей смертью в 1932 году в Пекине.

Минор О. С. — юрист. Сын раввина. Был приговорён к 10 годам каторги. Член ЦК партии эсеров, редактор газеты «Труд». Едва не был убит во время заседания УС. С 1919 года в эмиграции. Возглавлял Политический Красный Крест. Умер в 1932 году в Париже.

Руднев П. П. — дворянин. Трижды арестовывался в царское время. С началом Великой войны ушёл на неё добровольцем. Служил врачом на госпитальном судне. Московский городской голова. После Октябрьского переворота созвал экстренное заседание Думы, на котором заявил, что Москва не будет подчиняться советам. Глава Комитета общественной безопасности по борьбе с большевиками. С 1919 года в эмиграции. Умер в 1940 году во Франции.

Шрейдер Г. И. — городской голова Петрограда. Возглавлял Комитет общественной безопасности, созданный для сопротивления большевистскому перевороту. Подвергся аресту за отказ распустить городскую думу. Бежал. В 1919 году выслан за границу по распоряжению командования Вооружённых сил Юга России. Умер в 1940 году в Париже.

Чернов В. М. — идеолог террора, автор воспоминаний «Русское в еврейском и еврейское в русском» и очерка «Мои дороги и тропинки к еврейству». Умер в 1942 году в США.

Авксентьев Н. Д. — видный масон. В 1918 году арестован и выслан за границу. Автор монографии «Сверхчеловек. Культурно-этический идеал Ницше» (1906). Умер в 1943 году в США.

Зензинов В. М. — купецкий сын. Из Германии туманной привёз учёности плоды. Орнитолог и этнограф. Автор книги о русских поморах «Старинные люди у Холодного океана». Боевик и смутьян, член ЦК партии эсеров. Во время советско-финской войны, пользуясь старыми связями с финнами, приехал в Финляндию, где ему организовали встречи с советскими военнопленными. По материалам собранных втайне от финского командования писем и разговоров с пленными опубликовал в 1944 году в Нью-Йорке книгу «Встречи с Россией. Письма в Красную армию 1939–1940 гг.». Умер в 1953 году в США.

Церетели И. Г. — министр почт и телеграфов Временного правительства. Сторонник независимой Грузии. В 1919 году её представитель на Парижской (Версальской) конференции. С 1921 года в эмиграции. Умер в 1959 году в США.

Вишняк М. В. — активный участник бунта в Москве в 1906 году. Секретарь УС. С 1919 года в эмиграции. Публицист. Автор ряда статей по истории и праву. В 1946–1958 — редактор русского отдела американского еженедельника «Тайм». Умер в 1976 году в США.

Сорокин П. А. своей работой по вопросу статистики разводов населения Петрограда разъярил Ильича. В 1922 году выслан за границу. В отличие от своих учёных коллег, уплывших на пароходе, уехал из России на поезде. Классик мировой социологической науки. Умер в 1968 году в почёте и славе в США.

Швецов С. П. — бесхитростный русский мужик (по натуре), дворянин по происхождению. Ходил в народ, был чернорабочим. В 1879 году приговорён судом к лишению всех прав состояния. Каторжный. В 1905 году — активный смутьян. По подавлении бунта — эмигрант. После разгона УС ушёл в науку. Тихо занимаясь географией, умер своею смертью в 1930 году в Ленинграде.

Фигнер В. Н. — профессиональный борец за народное дело, жертва царского режима, «подорвавшая своё здоровье в царских казематах». Дожила до 90 лет и умерла, оставаясь на свободе, в 1942 году. В 1933 году Совнарком увеличил ей пенсию. О себе она говорила: «Я часто думала, могла ли моя жизнь <…> кончиться чем-либо иным, кроме скамьи подсудимых? И каждый раз отвечала себе: нет!».

Никонов С. А. — потомственный дворянин. Сын царского адмирала. Подельник А. Ульянова. Участник подготовки покушения на императора Александра III, организатор «Боевой дружины эсеров», организатор и участник третьего покушения на адмирала Г. П. Чухнина. Его племянник Б. А. Никитенко казнён в 1907 году за попытку покушения на Николая II.

При советской власти неоднократно арестовывался, но по ходатайствам сестры Ленина А. Ульяновой-Елизаровой неизменно отпускался на волю. Спокойно пережил сезон 1937–1938 годов. Умер в 1942 году в блокадном Ленинграде.

Соколов Б. Ф. — врач-бактериолог. С 1916 года на фронте. Поручик. Врач-инфекционист. При гетмане П. П. Скоропадском — сотрудник Бактериологического института при университете Св. Владимира в Киеве. В 1918 году выехал во Францию. По возвращении в Россию вошёл в состав правительства Северной области. Был арестован большевиками. Выпущен за границу, жил в Чехословакии. Журналист, писатель, автор научных исследований по онкологии. В 1924 году защитил магистерскую диссертацию по протистологии в Праге. Умер в 1979 году в США.

Огановский Н. П. — автор воспоминаний и записок о работе УС. В 1931 году арестован и приговорён коллегией ОГПУ к пяти годам лишения свободы. В 1933 году выслан на оставшийся срок в Башкирию. В 1935-м, после окончания срока ссылки, остался жить в Уфе. По некоторым данным, расстрелян в 1938 году. Реабилитирован в 1989 году.

Гоц А. Р. — идеолог терроризма и убийца. Один из немногих членов эсеровского большинства в УС, кому не слишком повезло. В момент работы УС находился в розыске. Брать его прямо в Таврическом не решились (дабы не нарушать парламентский иммунитет). Бежал, невзирая на усиленную охрану дворца. В 1922 году пойман и приговорён к высшей мере наказания. Два года ожидал казни. В 1924 году расстрел был заменён на 5 лет тюрьмы. Через год сослан на три года на родину Ильича, в Симбирск, ставший к тому времени Ульяновском. В 1937 году вновь арестован, а в 1939-м приговорён к 25 годам лагерей. Умер в Краслаге в 1940 году.

Не повезло и террористу-боевику из банды Б. Савинкова Е. Е. Колосову — потомственному бунтарю и перманентному сидельцу. Участник вооружённого бунта в Москве в декабре 1905 года, два года отсидел в крепости. Бежал в Финляндию, оттуда перебрался во Францию, затем в Италию. В 1916 году вернулся в Россию и вновь был арестован. При советской власти арестовывался трижды, причём вместе с женой. Оба расстреляны в 1937 году.

Главным же выгодоприобретателем от всего случившегося станет Борис Ильич Збарский. На трупе Ильича он сделает блестящую карьеру: станет профессором, академиком медицинских наук, Героем Социалистического Труда, кавалером трёх орденов своего подопечного — Ленина, Лауреатом Сталинской премии.

Трупу он отдаст всю свою жизнь и станет его верным рабом, без которого не будет мыслить своего существования. Он будет холить и лелеять прах своего политического врага и невольного благодетеля вплоть до своего ареста, последовавшего в 1952 году. Предлог его звучал вполне абсурдистски — «недостаточное отражение в брошюре «Мавзолей Ленина» роли товарища Сталина в Великой Октябрьской социалистической революции». Любопытно, что брошюрка сия выходила в главном издательстве страны — Госполитиздате — по крайней мере дважды — в 1945 и 1946 годах. И никаких претензий к её содержанию вплоть до 1952 года не возникало. На волю Борис Ильич выйдет лишь после смерти другого вождя, потрошить труп которого ему уже не доведётся. На это дело поднимутся новые бойцы — его ученики.

Збарский умрёт в 1954 году — через тридцать лет после смерти своего клиента и работодателя.

Петлюра С. В. (тот самый) стоит в сём списке особняком. Исключён из Полтавской духовной семинарии. Главный редактор издававшегося в Москве журнала «Украинская жизнь». Позднее политические противники обвиняли его в русофильстве. Диктатор укродиректории. Масон. Великий мастер «Великой ложи Украины». Куратором украинских лож в 1913–1916 годах был А. Ф. Керенский. Состоял в одной ложе с гетманом П. П. Скоропадским и способствовал его первому побегу из Киева при наступлении красных. Убит в мае 1926 года в Париже приятелем Н. И. Махно поэтом С. И. Шварцбурдом. Есть веские основания полагать, что это была масонская казнь за ослушание и самодеятельность в «украинском вопросе». Похоронен на элитном кладбище Монпарнас в двух шагах от могилы обожаемого им Мопассана.

Что объединяет проигравших — кадетов и эсеров? Объединяет их то, что все они, за редкими исключениями, боролись за свободу своей страны и умерли в свободных странах.

***

А теперь о судьбах победителей — большевиков и левых эсеров.

Воронков М. И. — из крестьян. Окончил Рязанскую учительскую семинарию, Московский коммерческий институт. В 1915 году мобилизован, окончил школу прапорщиков. Работал в просвещении. В 1924-м вышел из РКП(б). Умер своей смертью в Москве в 1973 году.

Васильев М. М. — из мещан. Окончил ремесленное училище. В советское время работал в ВСНХ, в торгпредстве в Италии. Умер своей смертью в Москве в 1957 году.

Громашевский Л. В. окончил медицинский факультет Казанского университета. Врач. В царское время четырежды подвергался арестам. В советское время крупный эпидемиолог, Герой Социалистического Труда, академик АМН. Умер в Москве в 1980 году.

Натансон М. А. (л. с.-р.), вконец разочаровавшийся в большевизме, отпущен Ильичом на волю в Швейцарию, где и окончил в 1919 году свои дни в тяжких мучениях.

Урицкий М. С. застрелен в августе 1918 года.

Черепанов С. А. расстрелян «белочехами» через полгода после разгона УС.

Свердлов Я. М. в 1919 году забит по-библейски камнями рабочими г. Орла. По официальной версии, умер от «инфлюэнцы».

Шаумян С. Г. — бакинский комиссар. По официальной версии, «расстрелян англичанами и эсерами» в 1918 году. При эксгумации, последовавшей в январе 2009 года, останки его обнаружены не были.

Железняков А. Г. (анархист) пошёл на Одессу, а вышел к Херсону. И при царе, и при Временном правительстве неоднократно привлекался к судебной ответственности за пропаганду пораженчества и террористическую деятельность. Участвовал во взятии Зимнего дворца, аресте Временного правительства, помогал большевикам захватить власть в Москве в октябре-ноябре 1917 года. 6 июля 1918 года встал на сторону мятежников — противников Ленина и прочих «народных комиссаров». В результате выходит приказ об аресте «Железняка», и он объявляется вне закона. С помощью левых эсеров Железняков бежит от расстрела в тамбовские леса. Воюет с белыми на Юге России. Убит при не до конца выясненных обстоятельствах в 1919 году. Превращён в культовую фигуру советской пропагандой.

Фрунзе М. В. царским судом был приговорён к смертной казни. Умер на операционном столе в 1925 году. Врачебная ошибка не исключается.

Дыбенко П. Е. после января 1918 года неоднократно предавал большевиков, переходил к эсерам. Казни Дыбенко вместе с его сожительницей А. М. Коллонтай требовал Троцкий. Через 20 лет — в 1938 году — его требование было выполнено, хотя и не полностью. Как враг народа расстрелян был лишь Дыбенко.

Антонов-Овсеенко В. А. царским судом был приговорён к смертной казни. Активный участник октябрьского переворота. Тамбовский каратель. Консул в Испании. Расстрелян 1938 году как враг народа.

Аросев А. Я. — член ВРК Москвы во время Октябрьского переворота. По его приказу был произведён артобстрел Кремля. Дипломат, переводчик. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Бубнов А. С. расстрелян в 1938 году как враг народа.

Уншлихт И. С. — варшавский мещанин. Шесть раз арестовывался при старом режиме. Один из создателей и активистов советских карательных органов. Расстрелян как польский шпион и террорист в 1938 году. В 1956 году реабилитирован и восстановлен в партии.

Бухарин Н. И. расстрелян в 1938 году как враг народа. В 1917–1918 годах злоумышлял арестовать и убить тов. Ленина. В 1922 году в письме рейхсканцлеру Веймарской республики Й. Вирту Ильич называл Бухарина своим сыном.

Зиновьев Г. Е. расстрелян в 1936 году как враг народа.

Каменев Л. Б. расстрелян в 1936 году как враг народа.

Камков (Кац) Б. Д. (л. с.-р.) расстрелян в 1938 году как враг народа (вместе с женой).

Пятаков Г. Л. отметился зверствами в Крыму. На процессе заявил, что готов лично расстрелять свою жену-заговорщицу. Расстрелян в 1937 году как враг народа. Его родного брата — тоже члена УС, так и не попавшего на заседание 5 января, зверски убьют в Киеве некие самостийники.

Крыленко Н. В. (партийная кличка «Абрам») — прапорщик, с конца ноября 1917-го по начало марта 1918 года — верховный главнокомандующий русской армии, точнее, того, что от неё осталось. Такой взлёт даже не снился ни лейтенанту Бонапарту, ни поручику Тухачевскому. В дальнейшем — нарком юстиции. Пламенный сторонник репрессий. Доктор советских государственных и правовых наук. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Крестинский Н. Н. — видный дипломат и большевистский бонза. По всему поведению — барин. Однажды обвинит Ленина в антисемитизме. «Похож даже на русского. Был Первым секретарём ЦК. Довольно злостный такой. Мы не знали, куда его девать, пока не арестовали», — скажет о нём В. М. Молотов. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Иоффе А. А. — сын купца-миллионера. Крупный дипломат. Политический деятель. Наложил на себя руки в 1927 году. На его могиле Троцкий произнесёт очередную пламенную речь: «Такие акты, как самовольный уход из жизни, имеют в себе заразительную силу. Но пусть никто не смеет подражать этому старому борцу в его смерти — подражайте ему в его жизни!». Дочь от первого брака и вторая жена Иоффе отсидели в лагерях по 20 лет каждая. Сын расстрелян в 1937 году как враг народа.

Леплевский Г. М. — член Коллегии НКВД, заместитель Прокурора СССР. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Милютин В. П. — народный комиссар земледелия в первом Советском правительстве 1917 года. Член Центральной Контрольной Комиссии ВКП(б). Расстрелян в 1937 году как враг народа.

Игнатов Е. Н. — повар. Редчайший пример большевика — обладателя доброй человеческой профессии. И просто — профессии. Директор высших курсов советского строительства при Президиуме ВЦИК. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Нахимсон С. М. — из купцов. Зарублен шашками в Ярославле в гостинице «Бристоль» в 1918 году.

Невский В. И. (настоящее имя Ф. И. Кривобоков) — историк. В 1924–1935 годах — директор Румянцевской библиотеки, ставшей уже «Ленинской» (ныне — ФГБУ РГБ). Признан виновным в том, что «с 1929 года он являлся активным участником антисоветской террористической организации правых, а в 1933-м создал террористическую группу». Расстрелян в 1937 году как враг народа.

Булатов Д. А. — из крестьян. Окончил сельскую школу. Рабочий-обойщик. 1-й секретарь Омского обкома ВКП(б). Делегат четырёх партсъездов. Расстрелян в 1941 году в тылу как враг народа.

Васильев М. И. (Южин) — из рабочих. Окончил физико-математический факультет Московского университета. Заместитель председателя Верховного суда СССР. Расстрелян в 1937 году как враг народа.

Васильченко С. Ф. — из крестьян, сын железнодорожного рабочего. Образование низшее. Слесарь. Ссыльный. Беглый. Член Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Расстрелян в 1937 году как враг народа.

Мостовенко П. Н. — из дворян. Ссыльный. По донесению полиции, «неисправим по поведению. Очень грубый и дерзкий, злой пропагандист и опасный революционер». Дипломат, ректор МВТУ им. Баумана. Расстрелян в 1939 году как враг народа.

Каминский Г. Н. — сын купца. Студент-медик. Недоучка. Нарком здравоохранения СССР. 17.02.1937 подписал фальсифицированное врачебное заключение о том, что Г. К. Орджоникидзе скончался от паралича сердца. На июньском 1937 года Пленуме ЦК обратился к тов. Сталину со словами: «НКВД продолжает арестовывать честных людей», на что тов. Сталин ответил: «Они враги народа, а вы птица того же полёта». Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Киселёв А. С. — сын мастерового. Заместитель наркома РКИ (Рабоче-крестьянской инспекции) СССР. Расстрелян в 1937 году как враг народа.

Окулов А. И. — сын разорившегося, промышлявшего золотом купца. В 1926–1927 годах член правления «Главзолота». С начала 1930-х годов — персональный пенсионер. В конце 1936 года, будучи уже на пенсии, исключён из ВКП(б), а в декабре 1937-го приговорён к 10 годам лагерей. Умер в Амурлаге в 1939 году.

Оппоков Г. И. (А. Ломов) — из дворян. «Левый коммунист». Заместитель председателя ВСНХ, заместитель председателя Госплана СССР. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Оболенский В. В. (партийная кличка «Н. Осинский») — заместитель Председателя Госплана СССР. Арестован вместе с сыном по подозрению в подготовке профашистского путча в Москве в интересах Германии, Польши и Японии с целью государственного переворота, смены общественного строя и территориального расчленения СССР. Расстрелян в 1938 году как враг народа. Его сын Валериан расстрелян годом раньше.

Рыков А. И. — первый (по счёту) предсовнаркома после Ленина. С учётом ограниченной трудоспособности последнего правил дольше предшественника (1934–1930). Его именем — «Рыковкой» — звалась в народе первая советская водка. Лечился от алкоголизма в Германии. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Раскольников Ф. Ф. (Ильин) — невозвращенец с 1938 года. Сошёл с ума и выбросился из окна психиатрической клиники г. Ниццы в 1939 году.

Рязанов Д. Б. (Гольдендах) — ровесник Ильича. По его заданию вывез из Германии в голодном 1921 году купленные за русское золото манускрипты Маркса/Энгельса, которые тотчас же были упрятаны в Спецхран. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Сапронов В. Т. — маляр. Один из немногих большевиков, у кого была настоящая профессия. С 1925 года — член коллегии Главконцесскома. С идеями. Ленину разонравится ленинский коммунизм, а тов. Сапронову — сталинский социализм. Сложившийся в СССР в 1930-е годы экономический уклад он определял как «своеобразный уродливый госкапитализм». Автор работы «Агония мелкобуржуазной диктатуры». «Называть такое хозяйство социалистическим, — писал Сапронов, — значит делать преступление перед рабочим классом и дискредитировать идеи коммунизма». Расстрелян в 1937 году как враг народа.

Склянский Э. М. — фельдшер. Правая рука Троцкого по части военных дел. Утонул в августе 1925 года в озере Лонглейк, что в штате Нью-Йорк. Не исключено, что без посторонней помощи.

Смирнов А. П. — Генеральный секретарь Крестьянского интернационала, «Крестинтерна». Был и такой. Секретарь ЦК ВКП(б), член Оргбюро ЦК ВКП(б). Расстрелян 1938 году как враг народа.

Стуков И. Н. — сын священника, недоучка. Шесть лет провёл в царских тюрьмах. Перманентный оппозиционер. Расстрелян в 1936 году как враг народа.

Сокольников Г. Я. (Бриллиант) дослужился до наркома финансов. По официальной версии, убит в мае 1939 года заключёнными в политизоляторе.

Евдокимов Е. Г. — при царе — несовершеннолетний преступник. С началом Великой войны скрывался от призыва. Организатор и активный исполнитель красного террора и всех прочих большевистских преступлений: массовых расстрелов в Крыму, расказачивания, раскулачивания, фабрикации Шахтинского дела и «санаций» (в кавычках и без) 1936–1938 годов. Член особой тройки НКВД СССР. Член ЦК ВКП (б), депутат Верховного Совета СССР. Расстрелян в 1940 году как враг народа. В 1956 году посмертно реабилитирован и восстановлен в партии.

Туров (Гинзбург) В.З. — агент Иностранного отдела ОГПУ. Убит неизвестными при перевозке крупной партии денег в 1927 году.

Цвиллинг С. М. — сын еврея-парикмахера. В 1905 году ограбил аптеку своего родственника и застрелил его. Был приговорён к смертной казни, которую заменили на пять лет тюрьмы. Устанавливал советскую власть в Челябинске и Оренбуржье. По некоторым данным, его красноармейский отряд занимался грабежами и возил с собой гарем. Ликвидирован оренбургскими казаками в 1918 году. Монумент члену УС Цвиллингу С. М. установлен в Челябинске на улице Цвиллинга. До 1993 года его имя носил Челябинский академический театр драмы.

Чудновский Г. И. — сын адвоката (присяжного поверенного). Участник штурма Зимнего, как пишет о нём «Википедия». По одной из версий, застрелился, будучи окружён отрядом гетмана Скоропадского в 1918 году.

Охтин А. Я. (настоящая фамилия Юров) в 1906 году приговорён судом к смертной казни за участие в вооружённом бунте в Латвии. Приговор в исполнение приведён не был. С 1921 года на дипломатической службе. Начальник Главного таможенного управления Наркомата внешней торговли СССР. Расстрелян в 1938 году как враг народа.

Белобородов А. Г. в июле 1918 года подписал решение Уралоблсовета о расстреле царской семьи. Расстрелян в 1938 году как враг народа. Его жена расстреляна в том же году. В 1962-м посмертно восстановлен в КПСС.

Троцкий Л. Д. убит в 1940 году.

Яковлева В. Н. (зам. пред. ВЧК, её опасались даже коллеги) расстреляна в 1941 году как враг народа в Орловском централе при подходе немцев к г. Орлу.

Спиридонова М. А. («Маруся») — террористка (л. с.-р.). «Психическая». 6 июля 1918 года сердце её изменило вождю. Начиная с 1920 года неоднократно арестовывалась. Последний раз — в 1937 году. Расстреляна в 1941 году как враг народа в Орловском централе при подходе немцев к г. Орлу.

Лозовский С. А. — дипломат, публицист. Арестован в 1949 году, расстрелян в 1952 году как враг народа.

Ленин В. И. избран по списку от армии и флота Финляндии (Балтфлота) — «депутат Балтики». В списке от РСДРП шёл вторым номером. Первым был Дыбенко. В моменты проблесков сознания просил яду.

Хотя страна давно его отпела

На все свои стальные голоса,

Но мать-земля не принимает тело,

А душу отвергают небеса,

— скажет о нём Юрий Кузнецов, наш с вами современник.

Сталин И. В. убит своими верными соратниками в 1953 году. Дважды посмертно разоблачался собственной партией. Тихая реабилитация вождя, предпринятая в эпоху «застоя», была прервана новой волной разоблачений, последовавших во времена «перестройки».

Дзержинский Ф. Э. умер в 1926 году. Положенное по такому случаю вскрытие не производилось.

Глебов-Авилов Н. П. — первый народный комиссар почт и телеграфов в 1917 году. В мае 1918 года — комиссар Черноморского флота. Выполняя директивы со-члена по Учредительному собранию Ленина, отважно топил победоносный Черноморский флот в Новороссийске. Видный член Ленинградской оппозиции. В 1936 году арестован по обвинению в террористической деятельности. Дата расстрела точно неизвестна.

Масленников А. А. расстрелян в Омске в 1919 году.

Скворцов-Степанов И. И. отделался лёгким испугом. Партийный журналист и переводчик Маркса. Первый советский нарком финансов. Прослужил в этой должности 1 (один) день, так и не явившись в присутствие. Умер своей смертью (от тифа) в Москве в 1928 году.

Счастливо и непостижимым образом избежали насильственной смерти депутаты-большевички — жены Дыбенко и Крыленко — А. М. Коллонтай и Е. Ф. Розмирович. Обе умерли своей смертью в 1952 и 1953 годах. Коллонтай оставила дневники. Похоже, что писала она их в спешке и задним числом.

Повезло и отставленному из наркомов незадавшемуся литератору А. В. Луначарскому («Лупанарскому», как звали его товарищи по партии) — знатоку, ценителю и покровителю советского искусства варьете. Умер в 1933 году по дороге в Испанию.

Губельман Е. М. («Ярославский») — главный безбожник, богохульник и кощунник СССР. Редактор журналов «Безбожник», «Безбожник у станка» и даже «Безбожный крокодил». Образование заочное (четыре класса гимназии). Больше нигде не учился. Сталинский академик и лауреат. Автор мема «вождь народов» (о тов. Сталине) и политической максимы «Борьба против религии — борьба за социализм». Критиковался вождём. Культуртрегер большевизма. Рьяно выступал за запрет церковной музыки, в том числе произведений Чайковского, Рахманинова, Моцарта, Баха, Генделя, которые считал «реакционными». Был глубоко уязвлён внезапным благоволением вождя народов к Русской православной церкви. Умер в тяжёлых мучениях без покаяния и причастия в Москве в 1943 году.

Бонч-Бруевич В. Д. — наперсник Ильича. Автор работ о сектантах, брошюры в защиту Бейлиса, а также бестселлеров «Ленин и дети» и «Наш Ильич». После смерти вождя отставлен от дел. Брошен на литературно-музейное дело. При советской власти не арестовывался. Был расстрелян его зять — Л. Авербах, дочь отсидит семь лет в лагерях. С 1945-го по самую смерть Бонч — директор Музея истории религии и атеизма АН СССР в Ленинграде. Забытый всеми, кроме пенсионного отдела, исчах в Москве в 1955 году.

Не дожив трёх недель до крушения советского государства, уйдёт в мир иной последний член УС — избранный по Могилёвскому округу большевик Лазарь Каганович.

***

Сутки спустя после разгона Учредительного собрания Ленин напишет:

«После живой, настоящей, советской работы среди рабочих и крестьян, которые заняты делом — рубкой леса и корчеванием пней помещичьей и капиталистической эксплуатации, вдруг пришлось перенестись в «чужой мир», к каким-то пришельцам с того света…

Точно история нечаянно или по ошибке повернула часы свои назад, и перед нами вместо января 1918 года на день оказался май или июнь 1917-го!

Это ужасно! Из среды живых людей попасть в общество трупов, дышать трупным запахом, слушать тех же самых мумий «социального», луиблановского фразёрства — Чернова и Церетели, это нечто нестерпимое».

Как в воду глядел!

Статью свою он не закончит. Напечатана же она будет в «Правде» за 21 января 1926 года — во вторую годовщину со дня смерти автора.

Да, трупная тематика была сквозной темой и навязчивой идеей Ильича.

Говорят, что «победителей не судят». Ещё как судят! Объединяет же их то, что они яростно и не щадя никого сражались за свои идеалы и погибли от своих идеалов. «Таковую бо честь беси приносят любящим их». Будем помнить это, реченное Авраамием Палицыным — героем борьбы со Смутой. Опасно быть при власти вместе с бесами. Первыми погибают самые близкие к ним.

Объединяет ли что-нибудь побеждённых и победителей?

Да. Все они отреклись от Веры, от Царя и — как неизбежное следствие — от Отечества. Все они были противники традиционной русской государственности.

В проигрыше оказались они все. Вернее, мы все.

После «бескровного» разгона Учредительного собрания начнётся кровавая усобица: левоэсеровский мятеж, расстрел царской семьи, покушение на Ленина, объявление красного террора. Начнётся Гражданская война, ответственность за которую идеологи — от первых советских до нынешних анти- и постсоветских — спишут на «белочехов».

КУРКИН Борис Александрович,

писатель, доктор юридических наук

Литература

1 Шавеко Н. Октябрьская революция и Учредительное собрание. — М.-Л.: Московский рабочий, 1928. — С. 178.

2 Рубинштейн Н. К истории Учредительного собрания в России // Историк-марксист. — № 10. — 1928. — С. 66.

3 Рубинштейн Н. К истории учредительного собрания. — М.-Л.: Государственное социально-экономическое издательство. — 1931. — С. 117–118.

4 Расстрел манифестации // Дело народа. № 234 от 16 декабря 1917 года. — С. 3.

5 Бунин И. А. Окаянные дни / Полное собрание сочинений в 13 т. Т. 6. — М.: Воскресенье. — 2006. — С. 363.


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru