Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№2, Февраль 2021

АКТУАЛЬНО

Евгений КАНДЗЮБА
Лекарство от ядовитой лжи

 

Фальсификация — та же информация, только вывернутая наизнанку. Она, как и любая информация, должна иметь средства доставки до целевой аудитории. Самым распространённым методом такой доставки с давних пор является печатное слово. А в последние годы — Интернет. Новые способы передачи информации и являются рабочим инструментом для современных СМИ.

Череда цветных революций, которые прокатились в Грузии (2003 год), на Украине (2004 год), в Киргизии (2005 год) и т. д., имеют общие корни с переменами, произошедшими в связи с распадом СССР и изменениями на карте Восточной Европы конца 1980-х и начала 1990-х годов. Отличительной чертой цветных революций было то, что они стремительно завоёвывали позиции и быстро развивались. Так, например, «революция роз» в Грузии за полмесяца достигла своей цели. «Оранжевая революция» на Украине произошла за месяц. В ходе «тюльпановой революции» в Киргизии в течение пяти часов сместили президента.

Почему же цветные революции шли с такой лёгкостью?

После развала Советского Союза бывшие республики, став отдельными государствами, пошли по пути независимого развития. В сфере СМИ был проведён ряд реформ: структура социалистической партийной прессы СССР изжила себя, ей на смену пришла журналистика рыночного характера. За десять лет, последовавших за обретением независимости, в этих государствах сначала были созданы модели журналистики, обладающие своей местной спецификой.

Однако их общей чертой стала «независимость» журналистики. Так называемые «независимые» СМИ стран СНГ под лозунгами плюрализма общественного мнения и флагом демократии попали в абсолютно бесконтрольное положение в условиях, когда в основу государственности были заложены такие понятия, как «свобода», «демократия», «права человека», «законность», «рынок». В большом количестве стали появляться частные коммерческие СМИ. В условиях жёсткой конкуренции государственные издания начали сдавать свои позиции, а государство — терять контроль над общественным мнением.

Во время цветных революций в странах СНГ признание правительством понятия независимости СМИ превратилось в одну из главных идеологических установок. Оппозиционные высказывания не подвергались критике, были разрешены иностранные инвестиции в СМИ. В результате общественное мнение вышло из-под контроля.

Во всех странах Содружества оппозиционные партии действуют официально, имеют собственные телеканалы, газеты и сайты. Большинство этих СМИ получают большую поддержку от стран Запада, особенно от США. От официальных СМИ их отличает лучшая финансовая и информационная оснащённость. Эти СМИ отличаются масштабом и объёмом. Например, довольно влиятельным грузинским телеканалом был крупнейший частный телеканал «Рустави-2». Западные страны спонсировали Украинский спутниковый «Пятый телеканал» и оппозиционные газеты Киргизии.

Влияние этих СМИ на цветные революции проявилось самым наглядным образом.

Во-первых, в большом объёме они освещали состояние оппозиции. Агитировали за её ведущую политическую роль и тем оказывали всестороннее влияние на общественное мнение. В политической борьбе оппозиционные партии руководствовалась идеями «демократии» и «свободы». Своей целью они ставили создание справедливого общества и ликвидацию бедности. Задача же СМИ состояла в том, чтобы любыми способами сделать эти идеи привлекательными, создав соответствующий положительный образ для руководителей оппозиции. СМИ должны были сотворить в общественном мнении новый образ «спасателя», который должен был резко контрастировать с образом «продажных и беспомощных» руководителей правящих сил.

Поэтому, во-вторых, СМИ демонизировали руководителей, находящихся у власти, заостряли внимание аудитории на противоречиях в обществе. В оппозиционных средствах массовой информации существовали организации, целью которых было освещение коррупции в правительстве, несправедливости в обществе, отсталости экономики, низкого уровня жизни и т. д. Всё это работало на недовольство населения правительством. В феврале 2005 года перед выборами в парламент Киргизии в издании «MSN» были опубликованы фотографии апартаментов президента Акаева, что вызвало бурную реакцию в Киргизии и привело к недовольству президентом. Руководители оппозиционной партии бесплатно развозили и распространяли свои газеты по всей стране. После начала «революции» их ежедневный тираж достиг 200 тысяч экземпляров.

В-третьих, СМИ раздували сплетни и занимались подстрекательством.

Во всех цветных революциях оппозиционные СМИ в ключевой момент давали много сенсационных материалов и разоблачений. С середины ноября 2004 года на Украине стало проявляться массовое недовольство в обществе. В то время новости о вмешательстве вооружённых сил были восприняты наиболее болезненно. 25 ноября «Пятый телеканал» сообщил о том, что спецназ РФ высадился в Киеве. Распространение этого ложного сообщения привело к усилению антироссийских настроений и сильно понизило позиции украинского президента. Официальные лица правительства Украины сразу же опровергли это сообщение, указав на то, что «Пятый канал» вводит аудиторию в заблуждение. Однако это опровержение уже мало кто услышал.

В-четвёртых, под эгидой СМИ проводились «народные проверки». На выборах президента Украины в октябре 2004 года «Пятый телеканал» обвинил правительство в подтасовке результатов выборов и организовал так называемую «независимую народную проверку» результатов голосования. Телеканал первым объявил о победе оппозиционных сил, и это вызвало раздражение правительства. Оно сочло, что СМИ навязывало лживое восприятие информации аудиторией. В результате Государственная комиссия по общественному вещанию приняла решение аннулировать лицензию на вещание телеканала. «Пятый телеканал» сразу же сообщил об этом в эфире и объявил голодовку как форму протеста. Это послужило искрой для начала революции.

В-пятых, СМИ перехватывали руководящие функции. Во время проведения революции оппозиционные СМИ не только призывали народ выйти на улицу, но и сообщали точное время и место проведения демонстраций, предоставляли информацию для действия оппозиции в разных регионах страны.

«MSN» в Киргизии, с одной стороны, сообщал о «восстании» на юге страны, а с другой — агитировал за антиправительственные выступления по всей территории государства, сообщал о месте и времени проведения демонстраций. Таким образом, «MSN» внёс организационный вклад в «революцию тюльпанов» в Киргизии. 24 марта 2005 года произошёл переломный этап революции — толпы демонстрантов вступили в столицу. Следом за домом Правительства был занят телецентр. Вечером СМИ, захваченные оппозицией, сообщили, что президент покинул страну, а премьер сложил полномочия. За считанные часы оппозиция взяла ситуацию в стране под контроль. По словам международных наблюдателей, СМИ так писали о том, что президент Акаев покинул страну: «Прежнее правительство мгновенно лишилось политической и юридической силы», «воодушевив борцов оппозиции».

Ничто не ново под луной. История России даёт множество примеров того, как руководство страны боролось с оппозиционными изданиями.

В конце января 1918 года Совнарком принял Декрет «О революционном трибунале печати», который ознаменовал начало нового этапа борьбы с оппозиционными изданиями. Ведению нового трибунала подлежали «преступления и проступки против народа, совершённые путём использования печати». К таковым относились «всякие сообщения ложных или извращённых сведений о явлениях общественной жизни... а также нарушения узаконений о печати, изданных советской властью». Впервые после Октябрьской революции проводилось открытое судебное разбирательство деятельности газет и журналов при участии обвинения и защиты, с широким освещением в прессе: давались объявления о предстоящих заседаниях, публиковались отчёты о них, печатались постановления и опровержения, выражались общественные порицания виновным и т. д. Сама судебная процедура внешне напоминала демократические формы решения споров между прессой и властью. Впервые советская власть в борьбе с оппозиционной прессой стремилась привлечь общественное мнение на свою сторону. Революционные трибуналы печати были организованы в ряде крупных городов России и просуществовали до мая 1918 года.

Этот декрет можно назвать началом цензуры в СССР. Начался процесс контроля со стороны советских и партийных органов СССР над содержанием и распространением информации, к которой относилась печатная продукция, музыкальные и сценические произведения, произведения изобразительного искусства, кино- и фотоснимки, передачи радио, а впоследствии и ТВ. Разумеется, процесс сводился к обычному методу «кнута и пряника». «Кнутом» были прямые запреты публикации, цензорская корректура, отклонение рукописей, а «пряником» — самые разнообразные косвенные методы кадровой, издательской и гонорарной политики.

Технические средства для реализации процесса цензуры соответствовали среде распространения информации. И если с западной печатью проблем не было — её отфильтровывали на границе, то эфирное вещание приходилось банально глушить.

Глобальная сеть Интернет появилась летом 1990 года, и тогда же было установлено первое интернет-соединение СССР с Западом. Пользовались им западные журналисты, которые писали про Россию. Этот канал Комитет государственной безопасности СССР легко блокировал. Других технических средств по контролю за передачей информации через Интернет в СССР не было. А потом уже и не могло появиться — Союз развалился.

Интернет сегодня «живее всех живых». Он предлагает нам передавать информацию во всех её возможных видах. Внутренние проблемы 1990-х в Российской Федерации не позволяли увидеть надвигающуюся угрозу со стороны единого информационного пространства. Но эту опасность увидели в Китае, где Интернет появился 20 апреля 1994 года в Институте физики высоких энергий Китайской академии наук. А уже в 1998 году была начата разработка проекта «Золотой щит», который носит неофициальное название «Великий Китайский Файервол».

В 2003 году он начал свою работу. «Золотой щит» включает системы управления безопасностью, информирования о правонарушениях, контроля выхода и ввода, информационную систему мониторинга, управления трафиком и фактически пропускает через себя, фильтруя в соответствии с идеологией КПК, весь интернет-трафик, как внутренний, так и внешний.

Веб-сайты, базирующиеся на территории Китая, не могут ссылаться и публиковать новости, взятые из зарубежных новостных сайтов или СМИ, без специального одобрения. Они фильтруются по ключевым словам, связанным с государственной безопасностью, а также по чёрному списку адресов сайтов. Доступ к ряду иностранных сайтов с территории КНР ограничивается рамками проекта «Золотой щит».

Разумеется, блокируется всё, что может быть вредно для Китая.

Меньше чем за двадцать лет «Золотой щит» разросся до невиданных масштабов. Доступ заблокирован даже к международным проектам стоимостью в миллиарды долларов. Важным является то, что блокировка крупных источников информации создаёт в Китае определённый информационный вакуум по некоторым темам. Поэтому основную массу блок-листа составляют не крупные развлекательные порталы, а тысячи небольших сайтов, которые публикуют информацию по тибетскому вопросу, событиям на площади Тяньаньмэнь и т. п. Их начали блокировать сразу после введения в строй «Золотого щита», то есть задолго до первых блокировок «Твиттера» в 2009 году.

В июне 2017 года принят закон об интернет-безопасности КНР. Он регламентирует деятельность поставщиков сетевых продуктов и услуг по сбору, хранению и обработке данных. Главная цель закона — защита национального киберсуверенитета.

Китай, конечно можно обвинить в замалчивании информации, но разве он не в своём праве? Напрашивается вывод: если фальсификация и прочая лживая информация являются оружием противника, то разумнее всего против этого оружия разрабатывать средства защиты, что и показывает опыт Китая. Сегодня в «Золотом щите» работает более 30 000 сотрудников при цене проекта на момент запуска 800 млн долларов.

Борьба в информационной войне ведётся по всем фронтам, и после серии цветных революций руководители других стран СНГ разработали превентивные меры. В России был принят готовившийся долгое время новый закон о выборах, который ограничил право проверки подсчёта голосов иностранными наблюдателями и журналистами. Было также ограничено право создания коалиций оппозиционными партиями. Кроме того, было сделано предупреждение неправительственным организациям с иностранным капиталом, оппоненты отправлены в «политическую ссылку». Законодательным путём или путём покупки был усилен контроль над СМИ. Как видно, усиление контроля над СМИ стало мерой предотвращения цветной революции в России.

В Узбекистане было закрыто отделение фонда Сороса, а собравшимся в Ташкенте западным советникам был дан соответствующий сигнал. Правительство в Казахстане, Таджикистане, Туркменистане, Азербайджане и Белоруссии, где по планам западных государств должны были также произойти цветные революции, подавили оппозицию, укрепив свою власть. Объявленная западными СМИ вторая волна революций так и не пришла в назначенный срок.

В условиях продолжающейся информационной войны Россия работает над собственной информационной безопасностью. Государственная Дума уже приняла Федеральный закон от 01.05.2019 № 90-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», который вступил в силу 1 ноября 2019 года. Неофициально этот закон носит название «закон об изоляции Интернета», в соответствии с которым Роскомнадзор разработал проект приказа «Об утверждении правил маршрутизации сообщений электросвязи в случае осуществления централизованного управления сетью связи общего пользования».

Коротко этот документ можно пересказать так: запрещается пускать российский трафик за границу в случае получения соответствующего приказа. И пусть это ещё не «Великий Русский Файрвол», но шаг в нужном направлении сделан.

Таким образом, на фоне исторических фактов становится очевидным, что, невзирая на методы и технологии, информация была и остаётся тем оружием, от которого нужно иметь адекватную защиту. Разумеется, среда передачи информации определяет методы формирования защитных редутов. Если раньше было достаточно разгромить типографию, то сегодня, в век информационных технологий, этот метод борьбы с враждебной информацией уже невозможно себе представить, но при желании есть возможности для противостояния и в наш век. Однако, как и любая кампания, без стратегического плана это противостояние невозможно, а стратегия в информационном противостоянии кроется в идеологии — чья идеология сильнее, тот и победит. Очевидно, что одним из инструментов идеологии должна стать цензура, как бы ни пугали нас этим словом наши противники. Она становится сегодня лекарством от ядовитой лжи.

КАНДЗЮБА Евгений Владимирович,

заместитель председателя РОО «Московские суворовцы» по информационным технологиям


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru