Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

 

 

№2, Февраль 2021

КОНТЕКСТ

Олег ХАРЕБИН
Россия геосимволическая

 

Существует понимание России как геополитического субъекта. Напомню заметку в энциклопедии: «Геополитический субъект — государство или блок государств, осуществляющие деятельность, направленную на изменение геополитического пространства для обретения формальной или неформальной власти в различных географических и социальных пространствах».

Тут всё понятно. А что если попытаться рассмотреть Россию как субъект геосимволический? Геосимволизм, кстати, автор этих строк уже начал разрабатывать в статье «Русская перезагрузка» («Стратегия России», № 3, 2020).

Вообще, геосимволизм мало рассматривается в политологических исследованиях, поскольку исследователей настораживает, как мне кажется, сам термин «символ». Слишком много сугубо индивидуального, вроде бы неосязаемого видится в символе. Трактовать его можно по-разному — в зависимости от кругозора и культуры исследователя. Хотя есть и устоявшаяся символика — та же геральдика, но многим символизм, да ещё геопространственный, кажется заумным и не особо почитаемым широкими массами феноменом вроде астрологии. Медведь, матрёшка, балалайка — это понятно. А геосимволизм...

АЛГОРИТМЫ СУДЕБ

Но приступим к нашему исследованию. Вспоминаю для обозначения предмета разговора цитату из моей работы: «Если фронтально изображение скульптуры Родины-матери наложить на карту России, то увидим следующую картину. За спиной скульптуры — Север, самый проторённый и безопасный уклон части нашего либидо. Фронтальная часть тела полностью открыта Югу. Меч поднят и направлен в сторону Юга (мы уже в Сирии) и Юго-Востока. От западного направления она (Родина-мать) полностью отвернулась. Да и зачем нам полузависимая от США, не имеющая собственной достойной военной составляющей Западная Европа? Что она нам может предложить? Ценности ЛГБТ? Даром не надо. Неподалёку от статуи Родины-матери, у подножия кургана находится Храм Всех Святых. Ключевое слово: Всех».

Здесь дóлжно подчеркнуть два момента. Во-первых, термин «либидо» используется здесь не в узком аналитико-сексуальном понимании Фрейда, а в общем, совокупном духовно-энергетическом контексте аналитической психологии Карла Густава Юнга.

Во-вторых, уклон и сила нашего либидо на Юг возросли с появлением нашей миротворческой группировки (и пограничных групп ФСБ РФ) в Армении и Азербайджане в ноябре 2020 года в результате захвата Азербайджаном при значительной поддержке Турции части территории непризнанной Карабахской республики.

А начиналось с цветной революции в Ереване, когда на руках «протестующих» в правительство внесли «премьера улицы» Пашиняна. Цветная революция (де-факто — переворот) почти всегда приносит военный конфликт. Вспомним, как Грузия потеряла части территории в 2008-м, а Украина — в 2014 году. Армению этот закон цветной революции тоже не обошёл стороной. Можно прикрываться формальными сентенциями: мол, Карабах — это не Армения, но мы-то понимаем цену таких отговорок.

Вот типичный алгоритм судеб бывших советских народов, поверивших в тезис Остапа Бендера: «заграница нам поможет». Саакашвили, Порошенко, Зеленский, а теперь и Пашинян. Не помогла заграница. Наоборот, судя по результатам такой помощи, опустила «ниже плинтуса».

Сейчас бессмысленно разбираться, кто на кого напал… Важно, что все революции, как выясняется, были искусственно раздуты и спонсированы Западом для постановки властных элит на откровенно русофобские, антироссийские рельсы. Позлить, пощипать русского Медведя, заблокировать пути нашего либидо. Пусть... Ведь такие искусственные, совершенно неорганичные блокировки и запруды держат русских в постоянном тонусе. В конечном итоге, играют нам на руку. Расширяются зоны нашего политического влияния. Появляются новые-старые территории вроде Крыма. Или дружественные, пусть и непризнанные, республики ДНР, ЛНР, Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия. Накапливается военный опыт, проходят испытания новые образцы вооружений, обкатываются новые тактические и стратегические элементы управления войсками.

«Цветные революционеры» пытаются дискредитировать Россию, как страну-символ. В ход идёт весь ассортимент оружия гибридных войн — от лицемерных «аналитических» статей с сочувствием народу России за то, что страной так долго управляет Путин, тоже ставший символом, до откровенно лживых постов о поедании христианских младенцев.

«Собака лает, ветер носит». За любым таким информационным вбросом — продажные птенцы гнезда Сороса и прочих западных НКО. Поливая грязью нашу страну за деньги, они тем самым оптом и в розницу торгуют суверенитетом своих незавершённых государств. Отсюда, от беспомощности и продажности — комплекс неполноценности. Его-то «цветные» и пытаются прикрывать то на страницах исторических мифов, то с помощью различного рода военных авантюр.

А Россия со своим народом со времён Александра Невского есть восточная охранительница («сторожевое государство» по Н. Ф. Фёдорову) христианской цивилизации от кочевых и иных варваров.

ЭВОЛЮЦИЯ ЦВЕТА

«Цветные» путчисты и бунтовщики используют якобы миролюбивую символику — розы, тюльпаны, цветы померанца. Символика цветов испокон веков используется в жизни почти всех народов. Она означала и означает переход в энантиодромию, по К. Г. Юнгу. А это — «предрасположенность всех поляризованных феноменов или явлений переходить в собственную противоположность». То есть переход из небытия в бытие (рождение ребёнка), переход из жизни в потустороннее состояние (смерть). Переход от индивидуального существования в парное, брачное, из эволюционного состояния — в революционное. Цветы на ложе любви, цветы на гроб... В том числе — и на гроб государства.

Красные банты на лацканах февральской буржуазии, красные звёзды на шапках конармейцев Будённого, красные флаги в залах нюрнбергских съездов... Цвет один — а символика разная. Идейное наполнение разное.

Так активируется массовое коллективное бессознательное, которое при помощи подготовленных ораторов-демагогов берёт власть над взбудораженной толпой. Человек не сам по себе, а есть то, «чем его начинят» (Козьма Прутков), подобно колбасе. Лукашенко не занимался идеологической работой, поскольку призывы любить Родину и не слезать с трактора к идеологемам можно отнести только условно. За него в Белоруссии поработали западные и прозападные НКО. «Свято место пусто не бывает». И надо ли потом удивляться непрерывности и длительности протестов на улицах Минска? Тоже, кстати, идущих под цветными символами — бело-красно-белыми флагами.

Аксиоматично, что подавляющее большинство любого народа — простые граждане, обыватели, не имеющие сознательного личного отношения к так называемой объективной реальности. Они пользуются готовыми коллективными нормами («измами»), зачастую абстрактными, не учитывающими психологию отдельной личности. Однако в теперешнюю эпоху всеохваченности всех и вся Интернетом эти нормы довольно легко дискредитируются и дискриминируются. Символами идей становятся заказные говорящие и виртуальные головы. Душа и сознание массового обывателя сегодня становятся полем информационно-пропагандисткой битвы политических партий и финансово-промышленных групп.

СИМВОЛ

Понятие символа в аналитической психологии К. Г. Юнга довольно сложно и отличается от русского общеупотребительного культурного контекста в качестве некоего простого указующего знака. «Семиотическое и символическое значение — две вещи совершенно разные», пишет К. Г. Юнг в работе «Психологические типы». И далее — очень любопытное наблюдение: «Крылатое колесо у железнодорожного служащего не есть символ железной дороги, а знак, указывающий на причастность к железнодорожной службе». Юнг делает такой вывод: понимание, которое истолковывает символическое выражение как наилучшую и потому ясную и характерную ныне непередаваемую формулу сравнительно неизвестного предмета, имеет символическую природу. Напомню, что «неизвестным предметом» для нас является Россия. А почему «неизвестным»? Мы же знаем свою историю, культуру, площадь территории, количество населения. Но каковы наша сущность и наше будущее? Какова наша всемирная миссия? Вот здесь всё туманно. Пока.

«Символ сохраняет жизненность только до тех пор, пока он чреват значением». Значение плюс жизненность — вот что важно в символе. И опять Юнг: «Жизненным же символ называется только тогда, когда он и для зрителя является наилучшим выражением чего-то лишь предугаданного, но ещё не познанного».

Предугаданного, но не познанного! Обычный, так называемый нормальный, человек не занимается разведкой будущего — она ему просто ни к чему. Он живёт объективным настоящим. Для пытливого ума символическая установка даёт возможность футуристической разведки. Или хотя бы её попытки.

Юнг считал символ ни рациональным, ни иррациональным. Почему? Потому, что на понимание и исследование символа работают все четыре функции восприятия объективной реальности. Это «ощущение — интуиция» (иррациональная парная противоположность), и «чувство — интеллект» (рациональная парная противоположность). Кстати, общий русский психотип швейцарский учёный полагал в значительной степени иррациональным — интуитивно-чувствительным.

Вместе с тем: «Живой символ должен схватывать то, что родственно широкой группе людей, чтобы он вообще мог воздействовать на неё». И далее: «Жизненный символ формулирует некий существенный, бессознательный фрагмент, и чем более распространён этот фрагмент, тем шире и воздействие символа, ибо он затрагивает в каждом родственную струну». И последнее: «Символ остаётся жизненным всегда только для экзотерической точки зрения». Расшифруем: экзотерика — философское учение, предназначенное для непосвящённых. Противоположно эзотерике — тайному учению. Главное: экзотерическое учение не имеет глубокого смысла и понятно всем.

ВЕРТИКАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Итак, экзотерический, то есть внешний, символ России есть её территория в политических и географических границах. Там, где Россия ограничивается естественными географическими факторами — морями и океанами — присутствует неизменность, почти незыблемость нашей тверди. А там, где существует политический новодел в виде постсоветских республик с молодой, и поэтому слабой государственной организацией, — постоянное турбулентное брожение, которое, надо прямо сказать, пока успешно использует в своих целях коллективный Запад. Он морально и финансово поддерживает «цветных революционеров», которым надо и реализовать собственный властный инстинкт, и прильнуть к финансовому источнику. В таком случае все средства хороши — отсюда русофобия как наиболее ходовой товар на геополитическом рынке.

Россия-матушка... Раскинулась на 10 000 км с востока на запад и на 4000 км с юга на север. Площадь — 17,1 млн кв. км. Очень много земли. Казалось бы, приходи и бери. Пробовали — не получается: ни у Наполеона, ни у Гитлера. А монголо-татарские завоеватели (не буду полемизировать об их бытии-небытии) растворились в нашей русско-православной среде. Кочевники-завоеватели в конечном итоге были покорены оседлым народом. А «раса и ландшафт едины» (О. Шпенглер, «Закат Европы»). У нас удивительная, уникальная особенность — самый развитый в мире инстинкт коллективного самосохранения. Во время нашествия извне, всеобщей беды мы принимаем «вертикальное положение» (Н. Ф. Фёдоров) и отбрасываем нечисть, проходя победным маршем то по Парижу, то по Берлину. А ведь в мирное время мы есть часть европейской цивилизации, хотя и особой, но «западного стиля», по Шпенглеру?

Вторжения к нам, как наполеоновское, так и гитлеровское, были со всем европейским рационализмом тщательно подготовлены. И превосходство врагов наблюдалось как в количестве вооружённых, так и в качестве вооружений. Для нашей победы над таким врагом требовалось экстремальное пробуждение всех душевных и духовных сил на самую, уже не мыслимую для Запада, высоту. Сродни божественной.

«Восстав, приняв вертикальное положение, обращаясь к Богу внутренне и внешне, человек или, точнее, сын человеческий делался храмом, жилищем Бога по преимуществу, орудием Его, Бога отцов, воли (Н. Ф. Фёдоров, «Философия всеобщего дела»).

Однако проходило каких-нибудь 30–40 лет, и мы опять начинали плестись в хвосте Запада. Почему? Есть ответ. Потому, что мы отбрасывали «Бога отцов», проявляя к предкам, мягко говоря, неуважение. Мы периодически и системно (в негативном смысле) лишали себя прошлой, базисной, сохраняющей традиции консервативной установки, начиная с реформ патриарха Никона середины XVII века, и заканчивая товарищем-господином (везде успел) Ельциным, глобалистом, декларировавшим абстрактные западные ценности. При этом значительная часть населения становилась социальными изгоями из-за насаждаемой свыше религиозной или классовой нетерпимости.

Мы периодически «стреляли себе в ногу», разрушая консервативную установку, сохраняющую традиции и так называемые пережитки, без которых невозможны ни длительная, на века и тысячелетия, культура, ни национальная идентичность.

ЭКЗОТЕРИЧЕСКИЙ ОБРАЗ-СИМВОЛ

А если «вертикальное положение» рассмотреть геосимволически, эзотерически? Попробуем мысленно поставить вертикально «раскинувшуюся», лежащую Россию на ноги, имея в виду географическую или политическую карту нашей страны. Получится фигура мужского вида в шапке-ушанке (или треухе) с отчётливыми «ногами» в виде «ступней» Камчатского полуострова и Приморского края. Причём «ноги» соединены пунктиром островов Курильской гряды. Наши «ноги» однонаправленно указывают путь на Китай. Но такой путь неспешен из-за Курильской связки, которую оспаривает Япония. И слава Богу — в спешке нет резона!

Китай — мягко стелющая торгово-экономическая империя с самой развитой в мире бюрократией. Единый гигантский коллективистский полуторамиллиардный суперорганизм, который быстро справился с коронавирусной пандемией 2020 года. Пока к нам Китай вроде бы дружелюбен. Но неизвестно, как себя поведёт этот суперорганизм через пару десятков лет. Всё течёт, всё меняется, всё переходит в свою противоположность, как говорил Лао Цзы...

Наша «голова» в шапке-ушанке с отвязанными, свободными «ушами» в виде Кольского полуострова и Северо-Кавказского региона держит, защищает Европу с Востока. Псевдоисламские террористы и неконтролируемые потоки беженцев здесь не пройдут. В благодарность от Запада за свою миссию «сторожевого государства» мы «получаем по шапке» в виде экономических и политических санкций.

«Уши» мощно омываются морями — Белым и Баренцевым, Чёрным и Каспийским. Поэтому мы чутки в отношении Севера и Юга — пока относительно свободны пути нашего либидо.

Что же получается? Мужской образ-символ в шапке-ушанке есть. Но как бы без рук. А нет ли здесь противоречий? Ведь «Россия» женского рода. Однако никаких противоречий нет. Россия гендерно дуальна, и в ней поровну живут мужчины и женщины. Поэтому на внешнем контуре мы просто обязаны вести себя по-мужски. Российские «руки» — наши Вооружённые Силы. Причём «левая рука» (северная) — Арктическая группировка войск, создание которой было реализовано указом Президента от 5 марта 2020 года. Там две мощнейшие военные базы, способные более года существовать в автономном режиме — «Северный трилистник» (Земля Франца Иосифа) и «Северный клевер» (о. Котельный, море Лаптевых).

«Правая рука» — группа российских войск в Сирии. Также с двумя мощными базами — Хмеймим и Тартус. Плюс «правая рука» нарастила мускулы через миротворческий контингент в Армении — Азербайджане. Именно благодаря таким рукам «Россия встала с колен». Отчётливо это проявилось после того как «цветной революционер» Саакашвили, будучи президентом Грузии (сейчас он кочевник), получил по заслугам в августе 2008 года за Южную Осетию.

Есть у нас и «передовые заслоны»: анклав Калининградская область и полуанклав Крым. Их миссия очевидна — наблюдение и контроль (согласно современной языковой моде, пресловутый «мониторинг») за странами НАТО. Здесь ещё важна политическая, социальная миссия Крыма. Он показывает украинцам «на материке», как можно жить достойно в действительно независимом государстве.

Реально же «принять вертикальное положение», встать на ноги, пока у нас не получается. Мешает нерешённость основного вопроса — демографического. В 2020 году с января по октябрь естественная убыль населения, по данным Роскомстата, составила 468 тысяч человек. Из них не более 5 процентов умерло от COVID-19.

Сказывается и отсутствие морально-этического базиса, нравственного императива, если хотите, идеологии. Какое общество мы строим? «Сторожевое» христианское государство с повышенной социальной ответственностью? Ведь можем решать проблемы военные, продовольственные, противоэпидемические! А социальные, нравственные — кто не даёт?

В американском штате Аляска ежегодный прирост населения составляет 36 процентов. Разве там климатические условия лучше, чем на полуострове Камчатка или в Приморском крае? Но деньги в ДВФО закачиваются немалые! А что если сместить финансовый акцент не «в целом на квартиру», а в сторону конкретных людей — коренных или потенциальных жителей? На Аляске есть фонд национального благосостояния, и начиная с 2008 года каждый коренной житель штата получает по 1000–3000 долларов в год. Можно стимулировать для переезда в Россию существующие за рубежом русские старообрядческие общины, хранящие допетровский русско-православный код. Какие-то подвижки на этом направлении были, несколько десятков семей старообрядцев переселились на Дальний Восток. И тишина. Программа переселения соотечественников явно пробуксовывает.

Именно такие хранители могли бы стать «закваской» для нового христианства в Сибири. Новый «ландшафт» О. Шпенглера рождает новые веры. Подобное уже было в Северной Америке, когда после массового заселения американских территорий общинами протестантских изгоев из Европы образовались новые конфессии и общины (мормоны, адвентисты и др.).

Напомню, что речь идёт не о том, какая вера, «хорошая» или «плохая». Речь идёт о решении демографического вопроса, который синхронно возник с введением в законодательство Пенсионной реформы в 2018 году. То есть всем трудящимся людям сверху, де-юре, объявили пессимистический социальный сценарий, причём в фазе завершения жизни как таковой. Подобный сценарий допустим, скажем, для европейской России — климат мягче, зарплаты больше, чем в Сибири. Но за Уральскими горами... Нет уверенности, что «могущество России будет прирастать» (по Ломоносову) «пессимистическими сценариями» в решении демографических проблем.

ВЕРА

Вопрос религиозный, вопрос веры есть главный вопрос любого народа. От него зависит жизнь буквально во всём. Шпенглер в «Закате Европы» провидел рождение новой «русско-сибирской» культуры. А ведь культура рождается только из традиции, из веры. Но то, что выдаёт «на гора» сейчас наша творческая элитка, в основном служит целям коммерциализации развлечения, распилу бюджетных средств. Качественных духовных и душевных продуктов нет или почти нет.

Тем не менее процесс рождения «русско-сибирской» культуры пошёл в аккурат с появлением на свет божий творческих продуктов — литературы и фильмов — Василия Макаровича Шукшина (1929–1974). Его некоторые современные российские литераторы (Вячеслав Пьецух, например) считают «последним русским гениальным писателем». А может он — первый гениальный писатель «русско-сибирской» культуры? И за ним последуют другие? На севере Туруханского района в посёлке Бахта, например, обосновался москвич Михаил Тарковский, внук поэта Арсения Тарковского и племянник всемирно известного режиссёра Андрея Тарковского. Зачем? Чтобы быть при рождении новой культуры, самому создавать творческие продукты. Тарковский пишет книги и снимает документальные фильмы.

Разведку будущего России путём художественного символизма реализовал в «Братьях Карамазовых» Фёдор Михайлович Достоевский. Образы и характеры братьев Карамазовых — Дмитрия, Ивана, Алёши — суть пути-дороги, по которым дóлжно пройти России. Путь Дмитрия (царско-православный) пройден. Путь Ивана (социализм и глобализм девяностых) также почти завершён. Остался путь Алёши. Путь нового, «русско-сибирского» детского непосредственного христианства.

«— Теперь я скажу, что бог — есть, имя ему — Жизнь».

В. М. Шукшин, рассказ «Верую».

***

Рождается новая, «русско-сибирская» душа. Возникают сибирские культурные феномены: якутское самодеятельное кино, красноярский литературный альманах, новые народные творческие личности. Знаю одну семью из бывших крестьян в одном из районных центров Красноярского края. Четыре брата. Двое пишут стихи, третий — песни, которые исполняет под гитару. Сейчас он в Москве и пока широкой публике не известен. Бог ему в помощь!

Красноярск

ХАРЕБИН Олег Сергеевич,

публицист


 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru