Официальный сайт журнала "Стратегия России". Издание Фонда "Единство во имя России".

 

Главная страница

Содержание

Архив

Контакты

Поиск

 

     

 

№7, Июль 2004

СОДЕРЖАНИЕ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

Александр Хлопонин. Региональная составляющая.

ПОВЕСТКА ДНЯ: ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Татьяна Чубарова. Недуги здравоохранения

МНЕНИЯ

Лев Якобсон

Наталия Григорьева

Руслан Хальфин

Александр Рубинштейн

Леонид Рошаль

ГЛАВНАЯ ТЕМА: ВЫБОР ВЫБОРОВ

Владимир Лысенко. Лицом к лицу.

Алексей Салмин. Выбор выборов.

МНЕНИЯ

Игорь Бунин

Сергей Марков

Михаил Горшков

Андраник Мигранян

Виктор Кувалдин

ИДЕИ ДЛЯ РОССИИ

Игорь Чубайс. Как укрепить единство страны.

ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Вячеслав Андреев. Чужой среди своих.

Иван Ильин. Аксиомы власти.

КАРТ-БЛАНШ

Александр Юрьев. Война без правил

ПРАКТИКУМ

Станислав Радкевич. Кому сидеть на мешке с шерстью?

КРУГ ЧТЕНИЯ

Станислав Кувалдин. Либо победа, либо холокост.

СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Главная тема июльского номера – возможные изменения в законодательстве о выборах в Государственную Думу в свете предложения Центральной избирательной комиссии обсудить желаемость перехода к выборам только по партийным спискам (пропорциональной системе). С интересом восприняв приглашение к обсуждению, журнал «Стратегия России» предоставляет свои страницы для одной из первых дискуссий на эту тему.

Казалось бы, все было окончательно решено  еще в 1993 году, когда в стране была введена смешанная – пропорционально-мажоритарная -  система. Как выяснилось, не окончательно, и прежде всего потому, что вопрос о характере избирательной модели был обойден принятой тогда же Конституцией Российской Федерации, что оставляло простор для дальнейшего политического творчества и законотворческой инициативы.

Как известно, никто еще не придумал идеальной избирательной системы, которая устраивала бы всех, таковой в природе не существует. И пропорциональные, и мажоритарные системы имеют свои плюсы и свои минусы.

Система выборов по одномандатным округам создает достаточно устойчивые и компактные партийные системы (или даже двухпартийные). Нет ни одной страны, где бы была двухпартийная система и не было бы чисто мажоритарных выборов. Причем,  это система из примерно равных по силе политических партий, которые имеют устойчивую обратную связь с избирателями, поскольку депутаты представляют территориальные округа и тем самым обеспечивают более адекватное представительство региональных интересов. Кроме того, мажоритарная система поощряет партии, стремящиеся апеллировать либо ко всему обществу, либо к его большинству, что также приветствуется сторонниками крупных общенациональных политических партий.

В то же время известны и минусы «мажоритарки». Главный – оказываются непредставленными интересы значительных меньшинств, а иногда и большинства избирателей. Теоретически возможна победа партии, набравшей по всей стране, скажем, лишь 20 процентов голосов, но при этом получающей все сто процентов мест в парламенте. Именно стремление обеспечить лучшую представительность власти заставило искать новую систему выборов, и результатом этих поисков  стала система пропорциональная.

Она устраняет известные недостатки мажоритарной, прежде всего, - недостаточную представительность парламента. В принципе, пропорциональные системы обеспечивают и больший демократизм избирательной системы. Причем, эти представительность и демократизм оказываются тем выше, чем ниже процентный барьер, требуемый от партии для прохождения в парламент. Эта система также приветствуется теми, кто считает, что подсчет голосов на выборах должен быть максимально простым. «Пропорционалка» оптимальна и для политических партий, поскольку они становятся монополистами на предвыборном поле, и никакой беспартийный депутат попасть в парламент не может.

В то же время, и пропорциональная система не лишена недостатков. Прежде всего, она мультиплицирует партии, и их количество оказывается тем больше, чем ниже процентная планка, установленная для прохождения в парламент. И чем ниже эта планка, тем больше партий, которые участвуют в избирательном процессе, превращая его порой в фарс. В Израиле как-то раз попробовали провести выборы по пропорциональной системе с однопроцентным барьером, и в них приняло участие сто политических партий, каждая из которых надеялась, что она-то свой 1 процент голосов получит. Мы тоже знаем, сколько политических партий участвуют в избирательном процессе в России, надеясь получить пять процентов. Пропорциональная система поощряет мелкие партии, апеллирующие к групповым или региональным интересам: для победы не обязательно иметь поддержку большинства населения, достаточно и пяти процентов плюс один голос. И эта система дает более слабую обратную связь законодателя с избирателем, а региональные интересы оказываются недопредставленными.

Действующая система выборов в Государственную Думу соединяет в себе и мажоритарную, и пропорциональную системы в стремлении слить их достоинства и избежать недостатков. Нельзя сказать, что это получилось. Нынешняя система, по-моему, соединяет недостатки мажоритарной и пропорциональной систем не в меньшей степени, чем она объединяет их достоинства.

И вот теперь со стороны ЦИК прозвучали слова о возможности проведения выборов в Думу исключительно по партспискам, что вызвало уже массу противоречивых оценок. К судьбам российской демократии эти оценки отношения не имеют: с точки зрения демократизма избирательного процесса ничего принципиально не изменится. Оценки, на мой взгляд, отражают интересы тех или иных сил.

Очевидно, что система пропорциональных выборов будет приемлема политическим партиям, особенно тем, которые не имеют депутатов от одномандатных округов. Поэтому неудивительна  поддержка изменениям со стороны таких партий, как ЛДПР или «Яблоко». Известный альтруизм проявляет только «Единая Россия», поскольку, если бы на выборах 2003 года применялась чисто пропорциональная система, «Единая Россия» не получила бы большинства в 2/3 голосов. И в будущем для того, чтобы обеспечивать себе такое большинство «Единой России» предстоит завоевывать гораздо больше голосов, чем на выборах в декабре 2003 года.

Понятно, что эту систему поддерживает Центральная избирательная комиссия. Ей не надо будет осуществлять подсчет голосов в большом количестве мажоритарных округов.

Объяснимо, почему не в восторге от предлагаемых изменений в избирательном законодательстве региональные лидеры, чьи интересы при пропорциональной системе пострадают. И абсолютно понятно, почему не поддерживают новации в избирательном законодательстве политические консультанты: резко сократится количество избирательных кампаний в стране, что негативно отразится на рынке политтехнологических услуг.

Представленная на страницах журнала дискуссия – маленький, но довольно адекватный срез той полемики о характере избирательной системы, которая идет в политических и интеллектуальных кругах. А истина родится в споре.

 

Вячеслав Никонов

 

 

 

  © Copyright, 2004. Журнал "Стратегия России". | Сделать сайт в deeple.ru